Дед Пихто

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дед Пихто (дед Пыхто́) — персонаж русского диалогического фразеологизма (присловия, ответной фразеореплики), постепенно проникающий в массовую культуру.

Происхождение и первоначальная семантика имени[править | править код]

Основная, наиболее свернутая форма данного диалогического фразеологизма выглядит так: «— Кто? — Дед Пихто!».

Филолог Галина Мандрикова отмечает, что функция фразеореплик-ответов на вопросительные слова заключается в отклонении вопросительной реплики как неуместной и часто употребляется при нежелании отвечать на поставленный вопрос. Кроме того, ответные фразеореплики зачастую служат для замены табуированной непристойной лексики, то есть выполняют функцию эвфемизмов[1].

Использование в художественной литературе[править | править код]

Однажды Марфа сказала:
— Приходил заказчик, работу дал.
— Кто? — сразу взволновавшись, спросил Степка.
— Ну кто — дедушка Пихто. Звонков. — Она посмотрела на мальчика и, погрозив пальцем, добавила: — Ты только одно помни, Степка, что я тебе в тот раз сказала.

Гроссман В. С. Степан Кольчугин. Часть 1. - М.: Гослитиздат, 1937. - 192 с.

«Оставив дверь в чулан открытою, Филька подошел поближе и, собравшись с духом, спросил:
— Ты кто?
— Дед пихто, — усмехнулся красный».

Авдеев В. Ф. У нас во дворе. - М.: Советский писатель, 1940. - С. 201.

Вторичное переосмысление и использование в современной культуре[править | править код]

Дед Пихто на иллюстрации в книге Г. Кияшко

В отличие от английского «старого дедушки Коля» за именем «Дед Пихто» (так же как и за другими именами собственными из фразеологизмов: Кудыкиной горой, Царём Горохом, гоняющим телят Макаром, Эниками-Бениками и т. п.) не стоит никакого более широкого контекста, «осколком» которого оно бы могло быть. Однако для современной культуры это не является препятствием, и она постепенно создаёт такой контекст для Деда Пихто. Важным фактором в этом процессе выступает то, что Дед Пихто по форме имени и ассоциации с новогодним деревом испытывает воздействие образа Деда Мороза.[источник не указан 1859 дней]

Образ Деда Пихто проникает в детскую литературу: в 1973 году В. М. Шугаев опубликовал сказку про деда Пыхто[2], а в 1998 — Галина Кияшко опубликовала книгу сказок для детей в стихах под названием «Дед Пихто» (укр. «Дід Піхто»)[3].

Дед Пихто выступает главным героем в рассказе «В гостях у Деда Пихто», написанном Андреем Алмазовым для подростков.

Во взрослой литературе он используется как символ «безымянности»: в 2000 году пермский писатель В. А. Киршин выпустил цикл прозы под таким же названием[4].

«Герой… Взрослый человек, вполне вменяемый, он не может ответить на простой вопрос: „Ты кто?“. Ну не знает он, кто он такой. И где его родина, не знает, потерял. И где заплутало его счастье… Он ищет… Он — „Дед Пихто“. Он закономерен и неизбежен в бедламе нашей сегодняшней жизни».

В качестве символа «исконности», «русскости» образ Деда Пихто использован в ироническом стихотворении Александра Соколова, соединяющем аллюзии на пушкинское «Там чудеса, там леший бродит…» и синтез нецензурного и неподцензурного[5]:

«Хороша страна Россия!
Здесь пасется конь в пальто.
Здесь родился, жил и умер
Знаменитый дед Пихто!»[6]

В романе Евгения Лукина «Катали мы ваше солнце» (1997), написанном в жанре иронической фантастики, в качестве персонажа выведен «старый дед Пихто Твердятич».

Особенно активно Дед Пихто проникает в новогоднюю массовую культуру — он частый персонаж новогодних детских утренников и праздничных спектаклей[7]. Изображается чаще всего как условно-«русский» проказливый старик с зелёной («пихтовой») бородой. Сближается с нечистой силой, прежде всего с Лешим, например в сценарии Ольги Бабаевой: «Дед Пихто — лесовик летний. Летом следит за порядком в сибирской тайге, зимой спит в своей норе»[8].

Подобные представления проникают и в учебно-познавательную литературу. Например, автор «образовательного» раздела детского издания «Классный журнал» совершенно серьёзно рассказывает детской аудитории:

«Северные народы верили, что в тайге живёт Дед Пихто. Лесной дух вроде нашего лешего. Он строго следит за порядком в своих владениях. Зимой протаптывает тропинки в глубоком снегу, чтобы легче было ходить за дровами. Заблудившимся охотникам помогает найти дорогу домой. Именно он научил людей строить тёплые юрты. Но Дед Пихто хорошо относится только к тем, кто бережёт природу. Тех же, кто ломает деревья, мусорит и устраивает пожары в лесу, ждёт суровое наказание».[9]

На сайте «Няня. Ру» автор статьи о загадках для детей сообщает аналогичные по своей фантастичности сведения уже взрослой аудитории:

«Лешего мы до сих пор называем тайным именем „дед Пихто“, опасаясь, как бы он чего дурного не натворил, а когда по грибы пойдем, в глухой лес не завел».[10]

Впрочем, эротическое происхождение образа иногда проступает и сегодня, например в сценке из выступления команды КВН «7-40» (ВГТУ):

«— Катя, я знаю — у тебя кто-то есть!
— Ах, он знает про Васю… А кто?
— Кто-кто, дед Пихто!
— Боже, он и про деда знает…»[11].

Примечания[править | править код]

  1. Голев Н. Д. Обыгрывание табуизмов в русском лингвистическом фольклоре. Игровое рифмование // «Злая лая матерная». Сб. ст. М., 2005. С. 324—327.
  2. Шугаев, В. М.. Дед Пыхто: Сказка для Алёны. — Иркутск.: Вост.-Сиб. кн. изд—во, 1973. — 139 с. — 100000 экз.
  3. Кияшко Галина. Дід Піхто, казка для дітей. 1998. 36 стор.
  4. Киршин В. А. Дед Пихто: Цикл прозы. Пермь: Пермская книга, 2000. 192 с.
  5. Гусейнов Г. Ч. Советские идеологемы в русском дискурсе 1990-х. М., 2003.
  6. Юмористические стихи
  7. Калужская М. В. Планета обезьян или Кинг-Конг жив! Сценарий.
  8. Бабаева О. Дед Пихто, ты кто? Новогоднее представление.
  9. Кто такой дед Пихто? // Классный журнал. (недоступная ссылка). Дата обращения 15 января 2010. Архивировано 30 апреля 2009 года.
  10. Ильичева А. Дед Пихто, или Сакральный смысл загадок.
  11. Мандрикова Г. М. Откуда? — От верблюда! (Или для чего нужны ответные фразеореплики) // Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме (Четвертые Жуковские чтения): Материалы Международ. науч. симпозиума. 4-6 мая 2009 г. Великий Новгород, 2009. С. 336.

Литература[править | править код]

  • Бондаренко В. Т. Дед Пихто в Караганде после дождичка в четверг (об ответных репликах в диалогической речи) // Грани слова. Сб. науч. ст. к 65-летию проф. В. М. Мокиенко / Отв. ред. М. Алексеенко. М., 2005. С. 30-33.
  • Бондаренко В. Т. О Деде Пихто и ещё кое-ком (фразеология и дискурс) // Проблемы семантики языковых единиц в контексте культуры (лингвистический и методологический аспекты). Международ. науч.-практ. конф. (17-19 марта 2006 г.). М., 2006.
  • Бондаренко В. Т. Ответные фразеореплики в русской диалогической речи // Русский язык в школе. 2004. № 6. С. 75-77.
  • Голев Н. Д. Обыгрывание табуизмов в русском лингвистическом фольклоре. Игровое рифмование // «Злая лая матерная». Сб. ст. / Под ред. Жельвис В. И.. М., 2005. С. 324—327.
  • Мандрикова Г. М., Наряднова Л. С. Кто такой Дед Пихто? (Ответные фразеореплики: проблема выделения и определения) // Фразеологические чтения памяти проф. В. А. Лебединской. Вып.4. Курган, 2008. С. 92-94.
  • Мандрикова Г. М. Откуда? — От верблюда! (Или для чего нужны ответные фразеореплики) // Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме (Четвёртые Жуковские чтения): Материалы Международ. науч. симпозиума. 4-6 мая 2009 г. / Отв. ред. В. И. Макаров. Великий Новгород, 2009. С. 333—336.

См. также[править | править код]