Жильберта Сван

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Жильберта Сван
фр. Gilberte Swann
Создатель Пруст, Марсель
Произведения В поисках утраченного времени
Пол женский

Жильберта Сван (фр. Gilberte Swann) ) — один из центральных персонажей цикла романов Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» (далее — «Поиски»), дочь Шарля Свана и Одетты, мадмуазель де Форшвиль, маркиза де Сен-Лу; первая любовь подростка-Рассказчика.

Жильберта Сван в «Поисках»[править | править код]

Жильберта «всего на три-четыре месяца моложе героя»[1]. Первое упоминание ее в «Поисках» связано с Берготом, о котором Сван как-то сказал юному Марселю, что тот друг его дочери; полусказочные представления Марселя о ее дружбе с великим писателем стали отправной точкой в формировании образа Жильберты в его сознании: «мадемуазель Сван – это некое высшее существо»[2]. Несколько лет спустя после их случайной детской встречи[3], Марсель знакомится с Жильбертой (ей 14—15 лет) во время прогулок на Елисейских полях, и вскоре они становятся друзьями[4]. Влюбившись в Жильберту, став постоянным гостем в доме ее родителей, но, в сущности, не понимая ее, Марсель после первой же ссоры и охлаждения к нему Жильберты решает больше с ней не встречаться[5]. Через несколько лет, в разговоре с тяжело больным Сваном у Германтов, Марсель обещал ему повидаться с Жильбертой и написать ей письмо. Но в тот же вечер он признается самому себе: «Я разлюбил Жильберту. Она была для меня как бы покойницей, которую долго оплакивали, потом забыли и которая, если б она воскресла, уже не сумела бы врасти в жизнь, потому что эта новая жизнь ей чужда»[6].

Еще при жизни Свана его дядя оставил Жильберте огромное наследство. После смерти отца и выхода матери замуж за ее многолетнего любовник барона де Форшвиля Жильберта становится его приемной дочерью, добавив к полученным миллионам дворянский титул и войдя в круг самых желанных невест высшего света. К этому времени относится эпизод случайной встречи Рассказчика с очень давно не виденной и потому неузнанной им Жильбертой — когда он принимает ее за одну из девушек-аристократок из высокосортного дома свиданий, заочно рекомендованных ему Робером Сен-Лу[7]. Недоразумение разрешается через день, когда Рассказчик посещает герцогиню Германтскую: «В гостиной я увидел белокурую девушку, о которой я думал целые сутки, — ведь это же именно о ней рассказывал мне Сен-Лу. Она попросила герцогиню “представить” меня ей. Когда я вошел, у меня создалось впечатление, что я хорошо ее знаю, но слова герцогини мгновенно рассеяли его: “А, вы уже познакомились с мадмуазель де Форшвиль?” Меня же никто и не думал представлять девушке с такой фамилией, которая, конечно, поразила бы меня, так как хранилась в моей памяти с тех пор, как я наслушался рассказов об увлечениях Одетты и ревности Свана… Я не был бы крайне удивлен, услышав фамилию Форшвиль (я задавал себе вопрос: уж не родственница ли она тому Форшвилю, о котором я столько слышал?), если бы белокурая девушка не сказала мне сразу, видимо, желая тактично предупредить вопросы, которые были бы ей неприятны: “А разве вы не помните, что хорошо меня знали раньше? Вы приходили к вашей подруге Жильберте. Я сразу поняла, что вы меня не узнаёте. А я вас сейчас же узнала”»[8].

Смерть Свана устранила для герцогини Германтской многолетнюю причину не принимать у себя его дочь, и вскоре 25-летняя мадемуазель «Сван, которая еще не звалась Форшвиль, обедала у Гепрмантов… она унаследовала от Свана изысканный такт и очаровательный ум, — герцог и герцогиня признали за ней эти качества и попросили ее почаще у них бывать… Жильберта называла Форшвиля отцом, очаровывала пожилых дам из высшего света благовоспитанностью и хорошими манерами». Рассказчик отмечает: «Она могла и хотела держаться в высшей степени непринужденно, заставила и меня признать себя и как-то раз заговорила при мне о своем родном отце. Но это был исключительный случай, и при ней никто больше не осмеливался упоминать о Сване»[9].

Вскоре Марсель узнает о женитьбе Жильберты и Робера де Сен-Лу. В первые месяцы брака она «была счастлива принимать у себя сливки общества… Но продолжалось это недолго, очень скоро все резко изменилось… Жильберта начала открыто выказывать презрение к тому, чего она так добивалась, заявляла, что все обитатели Сен-Жерменского предместья — идиоты, у которых невозможно бывать, и, перейдя от слов к делу, перестала к ним ездить»[10]. Марсель провел некоторое время в гостях у Жильберты в ее отцовском имении Тансонвиль под Комбре – именно это пребывание ретроспективно описывается в самом начале «Поисков»[11],[12]. В их финале, после завершения мировой войны и гибели на фронте Сен-Лу, вернувшийся в Париж после длительного отсутствия Рассказчик на приеме у принца Германтского с трудом узнает в толстой даме вдову Сен-Лу, принимая ее за мать[13]. Там же Жильберта представляет Марселю свою дочь — мадмуазель де Сен-Лу, «девушку лет шестнадцати»[14], в которой «сторона Свана соединилась со стороной Германтов»[15].

В шестой книге «Поисков» автор упоминает о том, что Жильберта в будущем станет герцогиней Германтской: «обитатели Сен-Жерменского предместья… не допытывались, благодаря какой случайности мадмуазель Сван превратилась в мадмуазель де Форшвиль, мадмуазель де Форшвиль — в маркизу де Сен-Лу, а потом и в герцогиню Германтскую»[16]. Однако последующее развитие сюжета не показывает, что маркиза Жильберта де Сен-Лу стала герцогиней Германтской и как это могло осуществиться; в финале «Поисков» этим титулом продолжает владеть здравствующая Ориана. Литературовед А. Д. Михайлов предполагал, что в отношении Жильберты «у Пруста содержится намек на то, что ей предстоит выйти замуж за герцога Германтского»[17].

Прототипы[править | править код]

Мари де Бенардаки. 1893. Фото Надара
  • Мари де Бенардаки, в замужестве княгиня Радзивил (Marie de Benardaky 1874—1949)[18];
  • Жанна-Мария Пуке (Jeanne-Marie Pouquet, 1874—1962)[18], вышедшая замуж за знакомого Пруста Гастона де Кайаве, их дочь Симона станет женой Андре Моруа[19];
  • Мадлена де Лори, дочь баронессы Пьербур, жена графа Жоржа де Лори[20].

В экранизациях[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Михайлов1, 2012, с. 109.
  2. I, 1999, с. 149—150.
  3. I, 1999, с. 195—196.
  4. I, 1999, с. 482.
  5. II, 1999, с. 57,176—178.
  6. IV, 1999, с. 137,167.
  7. VI, 2000, с. 192—194.
  8. VI, 2000, с. 202—204.
  9. VI, 2000, с. 208—214.
  10. VI, 2000, с. 266,277—279.
  11. VI, 2000, с. 284.
  12. I, 1999, с. 47.
  13. VII, 2001, с. 304.
  14. VII, 2001, с. 359.
  15. Моруа, 2000, с. 184.
  16. VI, 2000, с. 279.
  17. Михайлов1, 2012, с. 307.
  18. 1 2 Моруа, 2000, с. 19.
  19. Михайлов2, 2001, с. 10—11.
  20. Моруа, 2000, с. 371.

Источники[править | править код]

  • I — Пруст М. По направлению к Свану / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 540 с.
  • II — Пруст М. Под сенью девушек в цвету / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 607 с.
  • III — Пруст М. У Германтов / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 665 с.
  • IV — Пруст М. Содом и Гоморра / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 671 с.
  • V — Пруст М. Пленница / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 527 с.
  • VI — Пруст М. Беглянка / пер. с фр. Н. М. Любимова (прилож. Л. М. Цывьяна). — С-Пб.: Амфора, 2000. — 391 с.
  • VII — Пруст М. Обретенное время / пер. с фр. А. Н. Смирновой. — С-Пб.: Амфора, 2001. — 382 с.

Литература[править | править код]

  • Моруа Андре. В поисках Марселя Пруста / пер. с фр. Д. Ефимова. — С-Пб.: Лимбус—Пресс, 2000. — 382 с.
  • Михайлов А. Д. Поэтика Пруста / Т. М. Николаева. — М.: Языки славянской культуры, 2012. — 504 с.
  • Михайлов А. Д. Литературная судьба Марселя Пруста // В сторону Пруста… (Моне, Дебюсси и другие). — М.: Художник и книга, 2001. — С. 5—16. — 56 с.

Ссылки[править | править код]