В поисках утраченного времени

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В поисках утраченного времени
À la recherche du temps perdu
MS A la recherche du temps perdu.jpg
Гранки первого издания с правкой автора
Жанр роман
Автор Марсель Пруст
Язык оригинала французский
Дата написания 1906
Дата первой публикации 1913 и 1927
Издательство Éditions Grasset[d] и Галлимар
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«В поисках утраченного времени» (фр. À la recherche du temps perdu) — magnum opus французского писателя Марселя Пруста, цикл из семи романов (далее — «Поиски»), сочетающий грандиозность построения с неповторимой тонкостью взгляда на мир и ставший одним из самых известных и значительных явлений в искусстве XX века[1][2]. В состав цикла входят романы:

В полной русскоязычной версии «Поиски» содержат почти 3 500 страниц[3], в них упомянуто около 2 500 вымышленных и реальных лиц[4], выведено около 250 основных, второстепенных и прописанных эпизодических персонажей.

История создания и публикации[править | править код]

Путь Марселя Пруста к своему главному произведению был сложным и длительным: он проработал в литературе не менее трех десятилетий, «и всё это время, по сути дела, писал одну книгу»[5].

На подступах к «Поискам» (1890-е — 1900-е)[править | править код]

«Невольным примериванием»[6] к созданию главной книги стали рецензии и очерки Пруста в основанном им с друзьями в 1892 году и недолго просуществовавшем журнале «Пир»[К 1], небольшие этюды и новеллы в престижном «Ревю бланш»[К 2], светская хроника в газетах и в журнале «Мансуэль»[К 3].

Марсель Пруст. Ок. 1895. Фото Отто Вегенера

Первые очертания двух основных тем будущего романа, которые в «Поисках» будут символически обозначены как направление к Свану и направление к Германтам, появляются в сборнике новелл Пруста «Утехи и дни» (1896)[К 4]. С одним из них связан интерес к психологии любви, с другим — «испытание тщеславием». Эти темы прослеживаются в новеллах «Виоланта, или Светская жизнь», «Меланхолическая поездка госпожи де Брев», «Исповедь молодой девушки», «Ужин в городе», «Конец ревности». Новелла «смерть Бальдассара Сильванда» отчасти намечает будущие главы «Комбре» и «Любовь Свана».[11]

Со времени «Утех и дней» Пруст думает о значительно более масштабном произведении. «Он уже смутно видит подмалёвок этой картины, некоторых её персонажей»[12]. В июне 1896 года, в дни выхода сборника новелл, Пруст упоминает о работе над новой книгой в письме соученику по лицею Пьеру Лавалле[13]. Речь идёт о рукописи романа, которая будет обнаружена лишь через 30 лет после смерти писателя и озаглавлена издателями по имени главного персонажа произведения — «Жан Сантёй»[14]. Этот незавершённый роман, над которым Пруст работал в 1896—1899 годах, представляет собой первый набросок «Поисков»: «Автор „Жана Сантёя“ рассказывал о детстве героя, о его семье и о провинциальном городке, где протекает жизнь мальчика, потом юноши. Уже появляется затем столь знакомый и столь важный мотив взаимоотношений героя с матерью, мотив её ежевечернего прощального поцелуя. Уделено в романе и место любви, и описанию светских открытий героя, Появляется и мотив цветущих яблонь и боярышника, который затем пройдёт через все „Поиски“»[15]. Многие будущие персонажи главного произведения писателя уже намечены в «Жане Сантёе», но не обрели ещё свои окончательные имена: герцоги Ревейоны (будущие герцог и герцогиня Германтские), служанка Эрнестина (Франсуаза), пианист Луазель (скрипач Морель); это же относится и к вымышленным Прустом топонимам: провинциальный городок пока называется Саржо (будущий Комбре), приморский курорт носит название Бег-Мейль (Бальбек)[16].

В «Жане Сантёе» появляется и присущая главному герою «Поисков» способность вспоминания, узнавания подлинной реальности в результате непроизвольно возникающих ассоциаций. «Жужжание мух, запах белья, солнечный луч на стене, звук колоколов и другие на первый взгляд незначительные явления возрождают у Жана чувственные картины прошлого»[17]. Но эти впечатления и их описания не подвергаются молодым Прустом всестороннему анализу, он пока не использует повествование от первого лица, которое позднее даст ему возможность погружаться в глубины человеческой психологии[18], и главное, в тексте «Жана Сантёя» ещё нет той напряженной внутренней композиции, которой будут отмечены «Поиски»[16].

Оставив свой первый роман незавершённым и на несколько лет погрузившись в переводы эстетико-философских работ Джона Рёскина, Пруст не прекращает набирать материал для собственного произведения крупной формы: к 1905 году он собрал «несметное количество заметок для своего великого замысла»[19]. В середине 1900-х смерть родителей настолько опустошила жизнь Пруста, что изменились не только её привычки, ритм, уклад, но и цель — отныне в его жизни остается только творчество, создание главной книги[20].

Во второй половине 1900-х Пруст приходит к форме «романа о романе», где герой-рассказчик является и автором — «творит в рамках самого произведения, создавая его на наших глазах, вводя нас в процесс творчества»[21]. Контуры этой новой повествовательной структуры проявляются в произведении-исследовании, посвященном Сент-Бёву, работа над которым началась в 1908 году[22]. Но поначалу сочинение «Против Сент-Бёва» было важно для писателя своей теоретической программой, и Сент-Бёв выступал для него «как идеализированная фигура литературного критика, с которым Пруст ощущал себя в вечном разногласии»[23]. Разоблачение приземлённого позитивистского метода маститого критика перемежалось собственными эстетическими выводами Пруста, и спор с Сент-Бёвом выстраивался как теоретический спор о природе искусства, о его сущности и назначении[24].

Гастон Кальметт. Ок. 1913. Фото Анри Мануэля

В отличие от «Жана Сантёя», Пруст довёл это произведение до более завершённой стадии и даже предлагал его к публикации во влиятельном символистском журнале «Меркюр де Франс»[25] на январь-февраль 1910 года. Об этом Пруст писал директору журнала Альфреду Валлету в середине августа 1909 года: «Я заканчиваю роман, который, несмотря на предварительное заглавие — „Против Сент-Бёва, Воспоминания об одном обеденном разговоре“, — является настоящим романом <…> Книжку завершает длинная беседа о Сент-Бёве и эстетике <…> весь роман — не что иное, как претворение художественных принципов, выдвинутых в этой последней части, служащей, если можно так выразиться, предисловием, помещённым в конец»[26]. И хотя Валлет не взялся публиковать слишком объёмное сочинение, Гастон Кальметт[К 5], директор газеты «Фигаро» был готов печатать «Против Сент-Бёва» в виде подвалов-фельетонов. Однако в этот момент сам Пруст теряет интерес к изданию: «под его пером небольшой роман-эссе, как бы помимо воли автора, принялся перерастать» в другую книгу — многие тексты романных глав «Против Сент-Бёва» становятся предварительными эскизами «Поисков»[27].

В итоге роман-эссе «Против Сент-Бёва» разделил судьбу «Жана Сантёя» — он остался лишь рукописью и впервые был фрагментарно опубликован лишь в 1954 году. Что же касается Сент-Бёва, то Пруст отдал ему дань в «Поисках», пародийно изобразив критика в образе профессора Бришо, развенчивающего в своих тирадах «модного писателя» Бальзака[28].

Начало работы и публикация I части (1910—1913)[править | править код]

Создание нового романа продвигалось очень быстро: к концу 1911 года была написана его первая версия[29] общим объёмом от 1200 до 1500 страниц. Несмотря на столь значительные размеры, Пруст рассчитывал представить читателям своё произведение единым изданием, так как лишь финал романа «позволял постичь всю строгость его построения»[30]. К лету 1912 года рукопись получила название «Сердечные перебои»[К 6] и состояла из двух частей: «Потерянное время» и «Обретённое время»[31].

Работая над первой версией романа, Пруст ещё не определился с ролью персонажа по имени Шарль Сван: сначала ему предназначалось место главного героя, повествование о котором шло бы в третьем лице. Любовные увлечения на берегу моря в подготовительных Тетрадях Пруста были связаны со Сваном и лишь впоследствии перешли к Рассказчику. «Любовь Свана» из первого тома окончательной версии «Поисков» — это уцелевший фрагмент первоначальной редакции[32][33]. В последующих вариантах многие персонажи меняют имена: будущая Одетта де Креси сперва зовётся Франсуазой, затем Кармен; герцогиня Германтская в начале Тетрадей графиня; де Шарлю и де Норпуа долго остаются одним человеком[34].

В 1911—1912 годах Прусту помогают в технически сложной работе над «Поисками» его тогдашний секретарь Альбер Намьяс и машинистка Сесилия Хейворд. Писатель использовал свои Тетради двумя способами: «одни предназначались для записи отдельных мыслей и эпизодов, а другие служили для связывания написанных фрагментов в последовательное повествование. Эти вторые тетради и готовились Намьясом для их перепечатки: он должен был соединять части текста, следуя сложным инструкциям, которые давал ему Пруст»[35].

К осени 1912 года, завершая написание романа, Пруст начал поиски издателя. В октябре он обратился к Эжену Фаскелю, используя поддержку Гастона Кальмета[36], однако Фаскель ответил отказом на основании отзыва члена редакции, Жака Мадлена, написавшего, что «даже после прочтения семисот страниц текста остаётся непонятным, о чём в романе идёт речь»[37].

Затем, в начале ноября, Пруст направил рукопись Гастону Галлимару, директору «Нувель Ревю Франсез» (НРФ), предлагая издателю различные варианты печатания романа — в двух или трёх томах: «Моя книга состоит, говоря приблизительно (насколько я могу установить соотношение между печатным текстом и рукописью, частично отпечатанной на машинке), из одного тома в 550 страниц <…> (это, если угодно, похоже по объёму на „Воспитание чувств“) и второго тома, не менее толстого, но, в отличие от первого, могущего без затруднений быть разделенным на две части»[38]. Но и от Галлимара 23 ноября пришёл отказ, основанный на отрицательном отзыве Андре Жида, который был поверхностно знаком с Прустом и, будучи уверен, что тот дилетант и сноб, не стал внимательно изучать его текст[39].

Последний отказ, полученный в начале 1913 года от директора издательства «Олландорф», стал самым одиозным в этой серии. Г-н Эмбло написал: «Я, быть может, глуп, как пробка, но не могу уразуметь, зачем какой-то господин изводит тридцать страниц на описание того, как он ворочается с боку на бок в своей постели, прежде чем заснуть»[40].

В сложившейся ситуации у Пруста оставался единственный выход — публикация за счёт автора. Это утверждало писателя в статусе «любителя», но давало жизнь его роману. Он «смирился»[41] с унижением, позволяя лишь в редких письмах к друзьям выразить своё удивление и сожаление о произошедшем:

«…иногда спрашиваю себя, прав ли я, публикуя эту книгу именно тогда, когда мои воззрения, как я могу с определенной бесстрастностью судить, пришли в полнейшее противоречие с представлениями наименее тупых моих современников. Здесь я вновь вспоминаю о „Нувель Ревю“ — по моему мнению, наиболее умном и самом удобочитаемом из журналов…»

Из письма Луи де Роберу, от 25 января 1913 года[42].
Автограф Пруста. 1913. Зачеркнуто: «Сердечные перебои», надписано: «В поисках утраченного времени»

В феврале 1913 года Пруст, при посредничестве Леона Блюма[43] обращается в издательство Бернара Грассе с предложением опубликовать роман за свой счёт[44]. Не согласившись с доводами издателя о сокращении первого тома (ввиду того, что тот существенно превосходил второй по объёму), Пруст поменял общий план романа, разделив его на три части[45]. Кроме того, он решил сменить и общее название «Сердечные перебои», встретив книгу «Сердечный беспорядок» Бине-Вальмера, основателя влиятельного журнала «Ренессанс латин». Новым и окончательным названием романа Пруста с весны 1913 года стало «В поисках утраченного времени». Первый его том, получивший название «По направлению к Свану», вышел в свет 14 ноября 1913 года с авторским посвящением Гастону Кальметту. В книге насчитывалось 537 страниц, остальные две планировались к изданию в 1914 году: «У Германтов» и «Обретённое время»[46][47].

Расширение первоначального замысла и выход в свет II части (1914—1918)[править | править код]

Несмотря на большие усилия Пруста по организации достойного освещения публикации «По направлению к Свану» в прессе, выход романа вызвал лишь несколько рецензий, написанных в основном близкими друзьями писателя[48]. Но они привлекли внимание члена редакции «Нувель Ревю франсез» Жака Ривьера, и тот смог убедить главного редактора Андре Жида вернуться к отвергнутому им сочинению и прочитать всю книгу Пруста. К чести Жида, вчитавшись, он не только очень скоро распознал высокий художественный уровень произведения, но и признал свою ошибку в письме к Прусту:

«Вот уже несколько дней я не выпускаю вашу книгу из рук; я насыщаюсь ею с наслаждением; я утопаю в ней. Увы! Зачем надо было, чтобы моя любовь сопровождалась такой болью?.. отказ от этой книги станет самой значительной ошибкой НРФ (ибо я и сам в ней повинен) и одним из самых горьких сожалений моей жизни…»[49].

Совет «Нувель Ревю франсез» единогласно принял решение об издании двух остальных томов «Поисков». В номерах журнала за июнь и июль 1914 года были опубликованы большие отрывки из «Германтов» (вошедшие позднее в переработанном виде в «Под сенью девушек в цвету»)[50]. Однако даже столь значимое предложение от Галлимара не склоняет Пруста к уходу от Грассе, который готовит и анонсирует издание оставшихся двух томов «Поисков» (первые оттиски второго тома выходят в июне 1914 года)[51][52]. Но начавшаяся мировая война останавливает деятельность издательства Грассе, в то время как Галлимар только замедляет свои публикации. Это и стало решающей причиной для перехода Пруста к Галлимару, который весной 1916 года окончательно убедил его в дальнейшей публикации всех частей «Поисков» в своём издательстве[53].

Однако следующую часть «Поисков» напечатали лишь в конце 1918 года, через 5 лет после первой. И это оказалась совсем не та книга, которая версталась накануне войны. Продолжительный перерыв в издании, вызванный обстоятельствами военного времени, был использован писателем для продолжения работы над текстом. Первоначально задуманный как диптих, затем переработанный в трилогию (хронологически завершавшуюся 1912 годом), роман стал разрастаться в многотомное произведение, вобрав в себя и события мировой войны. Но Пруст не только удлинил хронологию, но и внёс в «Поиски» новые темы и сюжетные направления, первоначальным замыслом не предусмотренные[54].

«Под сенью девушек в цвету». Обложка первого издания[К 7]

Сохранившийся анонс 2 и 3 томов издания Грассе, с названиями глав, даёт представление об их разительном несоответствии послевоенной структуре «Поисков». В состав 2 тома («Германты») у Грассе входили: Дом госпожи Сван. — Имена стран: страна. — Первые наброски барона де Шарлю и Робера де Сен-Лу. — Имена людей: герцогиня Германтская. — Салон госпожи де Вильпаризи. В составе 3 тома («Обретённое время»): Под сенью девушек в цвету. — Принцесса Германтская. — Господин де Шарлю и Вердюрены. — Смерть моей бабушки. — Перебои чувств. — «Пороки и добродетели» Падуи и Комбре. — Госпожа де Камбремер. — Брак Робера де Сен-Лу. — Вечное поклонение[55].

Наибольшее увеличение размеров и усложнение структуры «Поисков» связано с введением в них к концу 1915 года темы Альбертины[К 8], что не только развернуло тему «Девушек в цвету» в отдельную книгу и способствовало появлению тома «Содом и Гоморра», но породило ещё два тома: «Пленница» и «Беглянка»[57]. «Мотив обедневшей девушки, живущей на содержании у героя, но без их физической близости», появляется в записях Пруста 1908 года[58]. Тема её пленения и последующего бегства возникает после истории с Альфредом Агостинелли (1888—1914), шофёром и секретарём Пруста, внезапно от него уехавшим и затем погибшим в авиационной катастрофе[59].

Второй том «Поисков» — «Под сенью девушек в цвету» — был напечатан в конце ноября 1918 года в галлимаровском «НРФ»[60]. Книга поступила в продажу в июне 1919 года, одновременно с переизданием отредактированной первой части «Поисков» и новым сборником Пруста «Пастиши и смеси»[61][62].

Работа над новыми частями и посмертное завершение издания «Поисков» (1923—1929)[править | править код]

10 декабря книга «Под сенью девушек в цвету» получила Гонкуровскую премию[63]. Но даже присуждение премии не вызвало существенного интереса к произведению Пруста светских читателей, «не говоря уже о читателе массовом»[48]; настоящее признание к «Поискам» придёт лишь после смерти его создателя[К 9].

При этом все последующие части романа Пруст писал «наперегонки со смертью»[65]. С 1919 по 1922 годы тяжело больной писатель произвёл титанический труд: он «дополнял готовившиеся к выпуску тома, делал правку уже отпечатанных, а править для него означало удваивать и утраивать, так что перепуганный издатель в конце концов сам давал „добро“ на печать, поскольку надо было как-то обуздать этот поток, угрожающий смыть все берега. Но Пруст был уверен, что избыточность как раз и составляет стиль его произведения»[66]. Третья часть «Поисков» — роман «У Германтов» вышел в двух томах: первый в августе 1920 года, второй — в апреле 1921-го[67]; в мае 1921-го публикуется начало четвёртой части — «Содома и Гоморры»[68], в апреле 1922 года в трёх небольших томах — её продолжение[69].

По свидетельствам Селесты Альбаре[fr], помощницы и секретаря Пруста, в последние годы он работал уже только в постели, «и всегда было одно и то же положение — слегка приподнявшись, с подложенными за плечи рубашками, вроде спинки стула, а пюпитром служили согнутые колени… Удивительно, как быстро он мог писать в своём удобном только для него одного положении. Перо так и бежало, соединяя буквы в одну линию <…> Его работа была организована так, чтобы под рукой всегда лежали все рукописи, как инструменты у мастера… старые тетради и новые, над которыми он работал; тетради с заметками; отдельные записи, написанные по вдохновению момента на попавшихся случайно листках, иногда на конверте или обложке журнала»[70]. Вплоть до последних дней Пруст продолжал править текст еще не изданных частей «Поисков», вносить дополнения или, напротив, сокращать, как это было в случае с «Беглянкой» осенью 1922 года[71]. В ночь с 17 на 18 ноября около полуночи Пруст позвал свою помощницу:

«— Дорогая Селеста, устраивайтесь на этом кресле, и мы с вами как следует поработаем. Если ночь пройдёт благополучно, я докажу докторам, что всё-таки сильнее их. Но её надо пережить. Как вы думаете, мне это удастся?

Естественно, я уверила его, и вполне искренне, что ничуть в этом не сомневаюсь. Меня беспокоило только, как бы он ещё больше не переутомился. Усевшись, я так и оставалась несколько часов в кресле, за исключением каких-то своих коротких отвлечений. Сначала мы немного поговорили, потом он занялся корректурой и добавлениями и диктовал мне часов до двух ночи. Я стала уже уставать, в комнате был страшный холод, и я ужасно замёрзла.

— Кажется, мне труднее диктовать, чем писать. Это всё из-за дыхания.

Он взял перо и больше часа продолжал писать сам. В моей памяти врезались стрелки часов, показывавшие время, когда перестало двигаться перо, — ровно три с половиной часа ночи. Он сказал мне:

— Я слишком устал. Достаточно, Селеста. Больше нет сил…»[72].

Роман «Пленница» вышел в свет в ноябре 1923 года, спустя год после смерти писателя[73].

Шестая часть «Поисков» была опубликована в конце 1925 года под названием «Исчезнувшая Альбертина». От первоначально задуманного названия «Беглянка» (подчёркивающего симметрию с «Пленницей», первым романом «цикла Альбертины») Пруст был вынужден отказаться в связи с тем, что в 1922 году вышла одноименная книга стихов Рабиндраната Тагора[74].

Заключительная часть, «Обретённое время», издана в сентябре 1927 года[63].

В 1929 году Галлимар выпустил первое полное издание «Поисков» в семи томах[75].

Текстологическая проблема и авторитетные издания[править | править код]

Посмертная публикация последних частей «Поисков», авторская работа над которыми не была завершена[К 10], поставила перед издателями и исследователями творчества Пруста текстологическую проблему, суть которой сводится к четырём основным аспектам: 1) определение последнего законченного слоя[К 11] авторского черновика VI части; 2) выбор названия этой части: «Беглянка» или «Исчезнувшая Альбертина»; 3) определение в сплошном тексте авторского черновика границы между окончанием VI и началом VII части; 4) итоговое разделение всего произведения на части (тома, секции) и их наименование в полном издании «Поисков».

Первое издание V части «Поисков»: «Пленница (Содом и Гоморра III)»

Младший брат писателя доктор Робер Пруст и член редакции «НРФ» Жак Ривъер, готовившие посмертные публикации последних частей «Поисков»[76], в именовании частей учли мнение автора, выраженное в его письме Галлимару от октября 1922 года (после вынужденного отказа от названия «Беглянка»): «Нет, отныне будущие тома не должны иметь иного названия, кроме „Содом и Гоморра III“. Как вы сами прекрасно поняли, при исчезновении названия „Беглянка“ нарушается симметрия»[74]. Но наряду с общим названием секции — «Содом и Гоморра III» — издатели оставляли и собственное название каждой публикуемой части. С таким двойным названием в 1923 году вышла «Пленница», а в 1925 году — VI часть «Поисков», но с новым названием «Исчезнувшая Альбертина». При подготовке этой книги использовался второй экземпляр машинописного черновика «Беглянки» с небольшой правкой, сделанной, как правило, не рукой Марселя Пруста, а его брата (предполагалось, что по указаниям автора)[77]; однако нового названия в этом экземпляре не имелось. Как выяснилось полстолетия спустя, название «Исчезнувшая Альбертина» Робер Пруст и Жак Ривьер нашли «в затем припрятанном ими первом экземпляре машинописи» авторского черновика, не указав на источник своих сведений[78].

В свою очередь, французские литературоведы Пьер Кларак и Андре Ферре, предпринявшие в 1954 году первое критическое издание «Поисков» в серии «Библиотека Плеяды» и не располагавшие свидетельствами того, что название «Исчезнувшая Альбертина» было предложено самим Прустом, выпустили VI часть романа под первоначальным названием «Беглянка»[74].

Между «Беглянкой» и «Обретённым временем» в Тетрадях Пруста нет никаких знаков, отмечающих конец одного романа и начало другого. Жак Ривъер и Робер Пруст, обратив внимание на оставленное писателем место для отсутствующей вставки на листе 75 тетради ХV, увидели в этом «водораздел между томами. Точно также поступает теперь и большинство современных издателей»[76]. Пьер Кларак и Андре Ферре, исходя из содержания, разделили тома иначе: у них «Беглянка» заканчивается на листе 69 тетради XV[К 12][79]. И в первом и во втором случае, по мнению одного из крупнейших отечественных прустоведов А. Д. Михайлова, «выбранный рубеж между томами не то чтобы произволен или спорен, он достаточно условен, и мы не знаем, как бы наметил его сам Пруст, доживи он до выхода из печати последних томов „Поисков утраченного времени“»[80].

В 1986 году 1-й экземпляр машинописи «Исчезнувшей Альбертины»[К 13] был обнаружен в архиве Сюзи Мант-Пруст, племянницы Марселя Пруста[82]. Правнучатая племянница писателя Натали Мориак, дочь биографа Пруста Клода Мориака, в 1987 году опубликовала в сотрудничестве с Этьеном Вольфом эту «нечаянную (якобы) находку»[К 14][83]. Анализ обнародованного документа доказывает, что Робер Пруст с ним был хорошо знаком: сделанные им поправки во второй машинописи, в основном восходят к первой, но брат писателя перенёс в него «лишь очень немногое из того, что сделал автор»[83].

Авторские правки в 1-й экземпляре свидетельствуют о том, что Пруст в последние месяцы жизни создавал новый вариант романа: сократил его текст более чем в два раза, снял тему Жильберты, в том числе эпизод с женитьбой на ней Робера де Сен-Лу[84], из поездки Рассказчика в Венецию убрал его визит в баптистерий Святого Марка — ключевой момент для последующего повествования[К 15][82]. Столь кардинальная переделка предпоследней части неизбежно должна была повлечь за собой и значительное изменение финала «Поисков»[85], но автор не успел начать правку текста «Обретённого времени». Вот почему брат писателя не обнародовал 1-й экземпляр машинописи: он «как бы снимал верхний слой рукописи как незавершённый и ориентировался на слой предшествующий, завершённый, представленный дубликатом машинописи. Это было единственно правильным решением»[78].

Обнаруженный в 1986 году текст вместе со всеми ранее использованными лёг в основу нового 4-томного критического издания «Поисков» в серии «Библиотека Плеяды» (1987—1989), подготовленного группой французских литературоведов во главе с Ж.-И. Тадье[fr][81][86]. В 1992 году Жан Мийи выпустил в издательстве «Шампьон» компромиссный вариант предпоследней книги «Поисков»: текст «Исчезнувшей Альбертины» был воспроизведён полностью, но с помощью специальных обозначений были отмечены все эпизоды, вычеркнутые в последних правках Пруста[82].

Публикация последней авторской версии VI части «лишний раз подтвердила, что книга Пруста — это по своему живой организм»[87]. В издательской практике «Поиски» обычно делят на семь томов, но их «иногда бывает больше — до десяти и даже шестнадцати»[88], в исследовательских работах «Поиски» подчас делят на пять частей, включая в состав «Содома и Гоморры» «Пленницу» и «Беглянку»[89]. Структура «Поисков» в процессе работы писателя находилась в постоянном движении, возникали новые большие и малые темы, «отдельные сюжетные блоки менялись местами», переходя из тома в том[90]. Смерть Пруста не остановила этот процесс, о чём свидетельствует ещё один факт. Небольшая «секция», которую Пруст обозначал как «Содом и Гоморра I» и завершал ею текст выпущенной в 1921 году книги «У Германтов», после смерти автора по утилитарно-полиграфическим причинам[91] была перемещена в начало следующего тома, и с тех пор начинает книгу «Содом и Гоморра». Это стало возможно потому, что данный эпизод служит своеобразной «перемычкой» между частями «Поисков» и «в равной мере имеет право входить в состав соседствующих томов»[92].

Переводы на русский язык[править | править код]

Первые переводы отдельных частей «Поисков» на русский язык были опубликованы в 1927 году. Ленинградское издательство «Academia» выпустило в переводе Адриана Франковского первую часть под названием «В сторону Свана» с общим названием произведения — «В поисках за утраченным временем»[К 16]. Московское издательство «Недра» выпустило вторую часть, «Под сенью девушек в цвету», с общим названием «В поисках потерянного времени»; перевод был сделан Любовью Гуревич при участии Софии Парнок и Бориса Грифцова[К 17]. В 1928 году «Academia» напечатала вторую часть уже в переводе одного Грифцова[93], как продолжение издания, начатого Франковским[К 18], но в другом оформлении[К 19].

В 1934 году по инициативе и с предисловием Луначарского в ленинградском издательстве «Время» начался планомерный выпуск «Поисков» в виде собрания сочинений Пруста. «В поисках за утраченным временем» вышли в переводах Франковского — «В сторону Свана» (1934), «Германт» (1936), — и Андрея Фёдорова: «Под сенью девушек в цвету» (1935), «Содом и Гоммора» (1938, совместно с Н. П. Суриной)[К 20]. Переведенная Франковским «Пленница» не вышла в свет по идеологическим причинам — «в 1940 г. первый экземпляр рукописи перевода и гранки набора были уничтожены… Второй экземпляр машинописи случайно уцелел и был спасен Р. В. Френкель»[93]. «Пленница» в переводе умершего от голода в блокадном Ленинграде Франковского была напечатана только в 1998 году[94].

Роман Марселя Пруста не переиздавался в СССР 35 лет; лишь в 1973 году «Художественная литература» начала публикацию нового перевода «Поисков», за который взялся Николай Любимов, один из самых авторитетных переводчиков своего времени[95]. Он перевёл больше всех — шесть из семи томов, его редакция общего названия произведения — «В поисках утраченного времени» — стала общеупотребительной, как и названия отдельных частей: «По направлению к Свану», «У Германтов». В 1976 году вышел второй том, в 1980-м — третий. Перевод «Содома и Гоморры» был готов летом 1982 года, но книга вышла только в 1987 году, «с ханжескими цензурными изъятиями»[96]. Когда в 1990 напечатали «Пленницу», Любимов трудился над «Беглянкой»[К 21], но «он уже не летел по тексту, как в былые годы, а тяжело шёл по нему» — 20-летняя работа над переводом «Поисков» исчерпала его силы и здоровье. В октябре 1992 года, по совету врачей, она была прекращена, а через два месяца Любимова не стало[86]. Конец 6 тома остался непереведённым, в других местах были пропущены большие куски текста. «Беглянку» выпустила уже не «Художественная литература», а издательство «Крус» (1993), с исправлениями и восстановленными пропусками. «Однако вдова Любимова осталась недовольна исправленным изданием», из-за чего позднее, в первом полном издании «Поисков» был напечатан непроверенный текст «Беглянки», а пропуски (в переводе Леонида Цывьяна) помещены отдельным приложением[97].

В 1999 году вышли два перевода «Обретённого времени», последней части «Поисков». Московское издательство «Наталис» опубликовало перевод «некоего А. И. Кондратьева (как оказалось, это псевдоним)», выполненный «до такой степени неквалифицированно, что потребовалось его сильно отредактировать, настолько сильно, что переводчик, несогласный с редакционной правкой, отказался поставить свое подлинное имя (откуда и псевдоним)»[98]. Санкт-петербургское издательство «Инапресс» выпустило более профессиональный перевод Аллы Смирновой, дипломанта литературной премии «Триумфальная арка»[98].

Первое полное русскоязычное издание

В 1999—2001 годах издательством «Амфора» выпущено первое полное русскоязычное 7-томное издание «Поисков»[К 22]. Первые 6 частей даны в переводах Любимова (с комментариями О. Е. Волчек и С. Л. Фокина), 7-я — в переводе Смирновой (и почти без комментариев). Недостатком издания является несогласованность имён ряда персонажей в этих переводах: у Смирновой «появляется „Шарлюс“ (у Любимова „Шарлю“, что тоже возможно), композитор „Вентей“ (в остальных томах „Вентейль“), семейство „Камбремер“ (что совершенно правильно, но Любимов-то придумал „Говожо“, дабы передать не вполне приличную игру слов); в „Обретённом времени“ подруга Альбертины Андре совершенно напрасно названа „Андреа“, и что уж совершенно недопустимо, так как безграмотно, герцог Германтский фигурирует как „господин Германтский“»[99].

В 2000—2010-х годах «Поиски» заново переводит Елена Баевская: изданы первые книги со следующими редакциями названий: «В сторону Свана» (2012) и «Под сенью дев, увенчанных цветами» (2016). В общем названии произведения Баевская вернулась к варианту Гуревич: «В поисках потерянного времени»[100].

Прототипы героев романа[править | править код]

Другие прототипы персонажей в романе[править | править код]

Экранизации[править | править код]

См. также[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Журнал «Пир» (Le Banquet) был организован выпускниками лицея Кондорсе Фернаном Грегом, Марселем Прустом, Жаком Бизе, Луи де Салем, Даниэлем Галеви, Робером Дрейфусом, Робером де Флером, к которым присоединились Леон Блюм, Габририэль Трарьё, Гастон Арман де Кайаве и Анри Барбюс. Журнал был выпущен 8 раз.[7]
  2. «Ревю Бланш» (La Revue Blanche) — литературно-художественный журнал (1889—1903), в котором публиковались ведущие интеллектуалы Франции рубежа веков.
  3. Многие нововведения в области моды, фиксируемые Прустом в его ранних публикациях (1890—1891) в журнале «Мансуэль» (Le Mensuel) будут впоследствии воспроизведены в «Поисках»[8].
  4. Название сборника варьируется в русскоязычных переводах: «Наслаждения и дни»[9], «Забавы и дни»[10].
  5. Гастон Кальметт (1858—1914), журналист, возглавлял газету «Фигаро» с 1902 года и многократно публиковал статьи Марселя Пруста. 16 марта 1914 года был застрелен в своем рабочем кабинете Генриэттой Кайо.
  6. Первоначальное название «Поисков» позднее оставлено Прустом как название одной из глав «Содома и Гоморры». Буквальное название «Сердечные перебои» (фр. les intermittences du cœur) имеет устойчивый русскоязычный перевод: «Перебои чувства» — начиная с первого издания «Содома и Гоморры» 1938 года (пер. А. Фёдорова и Н. Суриной) и второго издания 1987 года (пер. Н. Любимова).
  7. Экземпляр первого издания «Под сенью девушек в цвету» с оттиском от 30 ноября 1918 года — на сайте Национальной библиотеки Франции.
  8. О разработке различных эпизодов темы Альбертины Пруст сообщает в письме Марии Шайкевич в начале ноября 1915 года[56].
  9. Впрочем, и 10 лет спустя смерти писателя Марина Цветаева отмечала поражавший её факт неупоминания имени Пруста на французских литературных собраниях[64].
  10. Текст «Пленницы» был в наибольшей степени подготовлен автором к изданию; текстологические проблемы в основном связаны с активной редактурой Прустом черновика «Беглянки», и неизбежным влиянием этой редактуры на «Обретённое время».
  11. «Так как редактор не имеет права заканчивать, доделывать за автора не доделанную им работу, то он обязан дать в своей публикации последний законченный автором текст, то есть предпоследний слой работы писателя» — Бонди С. М. Черновики Пушкина. — М., 1971. — С. 121.
  12. В первом полном русскоязычном издании «Поисков» обозначенный Клараком и Ферре водораздел находится внутри 6 тома, между страницами 334 и 335.
  13. Название «Исчезнувшая Альбертина» фигурирует на первой странице обнаруженного экземпляра[81].
  14. Proust M. Albertine disparue. Edition originale de la dernière version revue par 1’auteur établie par N. Mauriac et E. Wolff. P., 1987.
  15. В «Обретённом времени» воспоминание Рассказчика о неровных плитах баптистерия играет важную роль в его погружении в прошлое.
  16. Пруст М. В поисках за утраченным временем. В сторону Свана. / Пер. с фр. и предисл. А. А. Франковского. В 3 томах (3 переплётах; 15 см). — Л.: Academia, 1927. — 288+334+290 с.
  17. Пруст М. В поисках потерянного времени. Под сенью девушек в цвету. / Пер с фр. Л. Я. Гуревич в сотрудничестве с С. Я. Парнок и Б. А. Грифцовым. (21х15 см). — М.: Недра, 1927. — 429 с.
  18. Пруст М. В поисках за утраченным временем. Под сенью девушек в цвету. / Пер с фр. и предисл. Б. А. Грифцова. (17х12 см). — Л.: Academia, 1927. — 341 с.
  19. Обложки и титульные листы первых изданий «Поисков» на русском языке.
  20. Четырёхтомник М. Пруста (1934—1938) в каталоге РГБ.
  21. Любимов переводил «Беглянку» по галлимаровскому изданию из серии «Библиотека Плеяды», подготовленному в редакции Кларака и Ферре[86].
  22. Источником цитирования текстов «Поисков» в настоящей статье служит первое полное русскоязычное 7-томное издание.

Примечания[править | править код]

  1. Михайлов1, 2012, с. 5.
  2. Таганов2, 1999, с. 5.
  3. Михайлов1, 2012, с. 502.
  4. Le fou de Proust.
  5. Михайлов1, 2012, с. 276.
  6. Михайлов1, 2012, с. 278.
  7. Моруа, 2000, с. 66—67.
  8. Субботина2, 2016, с. 101.
  9. Таганов2, 1999, с. 29.
  10. Моруа, 2000, с. 80.
  11. Субботина2, 2016, с. 153—154.
  12. Моруа, 2000, с. 150.
  13. Письма Пруста (1885—1907), 2019, с. 147.
  14. Таганов1, 1993, с. 56.
  15. Михайлов1, 2012, с. 24.
  16. 1 2 Михайлов1, 2012, с. 279.
  17. Таганов1, 1993, с. 60.
  18. Субботина2, 2016, с. 168—169.
  19. Моруа, 2000, с. 121.
  20. Михайлов1, 2012, с. 26.
  21. Таганов1, 1993, с. 89.
  22. Михайлов1, 2012, с. 25.
  23. Мамардашвили, 2014, с. 217.
  24. Михайлов1, 2012, с. 286.
  25. Михайлов1, 2012, с. 284.
  26. Письма Пруста (1896—1921), 2002, с. 115—116.
  27. Михайлов1, 2012, с. 284—285.
  28. Михайлов1, 2012, с. 290.
  29. Михайлов1, 2012, с. 27.
  30. Моруа, 2000, с. 262—263.
  31. Субботина2, 2016, с. 263.
  32. Моруа, 2000, с. 153.
  33. Субботина2, 2016, с. 115.
  34. Моруа, 2000, с. 154—156.
  35. Субботина2, 2016, с. 261.
  36. Письма Пруста (1896—1921), 2002, с. 157—159.
  37. Субботина2, 2016, с. 263—264.
  38. Письма Пруста (1896—1921), 2002, с. 169.
  39. Субботина2, 2016, с. 264.
  40. Моруа, 2000, с. 268.
  41. Моруа, 2000, с. 267.
  42. Письма Пруста (1896—1921), 2002, с. 187.
  43. Письма Пруста (1896—1921), 2002, с. 212.
  44. Субботина2, 2016, с. 264—265,309.
  45. Фокин, 1999, с. 516.
  46. Субботина2, 2016, с. 272.
  47. Моруа, 2000, с. 271,286.
  48. 1 2 Михайлов1, 2012, с. 28.
  49. Моруа, 2000, с. 275.
  50. Моруа, 2000, с. 276.
  51. Субботина2, 2016, с. 286.
  52. Моруа, 2000, с. 274,286.
  53. Субботина2, 2016, с. 286—287.
  54. Михайлов1, 2012, с. 27,110.
  55. Моруа, 2000, с. 286.
  56. Письма Пруста (1896—1921), 2002, с. 244—250.
  57. Михайлов1, 2012, с. 111.
  58. Михайлов1, 2012, с. 113.
  59. Михайлов1, 2012, с. 113—114.
  60. Волчек1, 1999, с. 576.
  61. Субботина2, 2016, с. 288—289.
  62. Таганов2, 1999, с. 16.
  63. 1 2 Субботина2, 2016, с. 310.
  64. Таганов1, 1993, с. 15.
  65. Мамардашвили, 2014, с. 21.
  66. Моруа, 2000, с. 312.
  67. Михайлов1, 2012, с. 116.
  68. Волчек2, 1999, с. 608.
  69. Михайлов1, 2012, с. 117.
  70. Альбаре, 2002, с. гл.XXII.
  71. Таганов2, 1999, с. 6.
  72. Альбаре, 2002, с. гл.XXX.
  73. Волчек4, 1999, с. 494.
  74. 1 2 3 Волчек5, 2000, с. 362.
  75. Субботина2, 2016, с. 303.
  76. 1 2 Михайлов1, 2012, с. 119.
  77. Михайлов1, 2012, с. 123.
  78. 1 2 Михайлов1, 2012, с. 127.
  79. Михайлов1, 2012, с. 119—120.
  80. Михайлов1, 2012, с. 121.
  81. 1 2 Волчек5, 2000, с. 363.
  82. 1 2 3 Субботина2, 2016, с. 304.
  83. 1 2 Михайлов1, 2012, с. 124.
  84. Михайлов1, 2012, с. 125—126.
  85. Михайлов1, 2012, с. 126.
  86. 1 2 3 Михайлов1, 2012, с. 295.
  87. Михайлов1, 2012, с. 133.
  88. Михайлов1, 2012, с. 109.
  89. Михайлов1, 2012, с. 134.
  90. Михайлов1, 2012, с. 122.
  91. Михайлов1, 2012, с. 136.
  92. Михайлов1, 2012, с. 135.
  93. 1 2 Михайлов1, 2012, с. 65.
  94. Михайлов1, 2012, с. 65,69.
  95. Михайлов1, 2012, с. 69.
  96. Михайлов1, 2012, с. 73—74.
  97. Михайлов1, 2012, с. 295—296.
  98. 1 2 Михайлов1, 2012, с. 75.
  99. Михайлов5, 2002, с. 259.
  100. Баевская, 2013, с. 5.

Источники[править | править код]

  • I — Пруст М. По направлению к Свану / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 540 с.
  • II — Пруст М. Под сенью девушек в цвету / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 607 с.
  • III — Пруст М. У Германтов / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 665 с.
  • IV — Пруст М. Содом и Гоморра / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 671 с.
  • V — Пруст М. Пленница / пер. с фр. Н. М. Любимова. — С-Пб.: Амфора, 1999. — 527 с.
  • VI — Пруст М. Беглянка / пер. с фр. Н. М. Любимова (прилож. Л. М. Цывьяна). — С-Пб.: Амфора, 2000. — 391 с.
  • VII — Пруст М. Обретённое время / пер. с фр. А. Н. Смирновой. — С-Пб.: Амфора, 2001. — 382 с.
  • Пруст М. Молодой Пруст в письмах (1885—1907) / сост. А. Д. Михайлов; пер. с фр. Е. П. Гречаной. — С-Пб.: Лимбус Пресс, 2019. — 576 с. — 1500 экз.
  • Пруст М. Письма [1896—1921] / пер. с фр. Г. Р. Зингера. — М.: Гласность, 2002. — 368 с.

Литература[править | править код]

  • Альбаре Селеста. Господин Пруст. Воспоминания, записанные Жоржем Бельмоном / пер. с фр. Д. Соловьева. — С-Пб.: Модерн, 2002. — 368 с.
  • Баевская Е. В. Предисловие, Примечания // В сторону Сванна / пер. с фр. Е. Баевской. — М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2013. — С. 5—14,439—478.
  • Волчек О. Е., Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. Под сенью девушек в цвету. — С-Пб.: Амфора, 1999. — С. 576—606. — 607 с.
  • Волчек О. Е., Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. У Германтов. — С-Пб.: Амфора, 1999. — С. 608—664. — 665 с.
  • Волчек О. Е., Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. Содом и Гоморра. — С-Пб.: Амфора, 1999. — С. 628—670. — 671 с.
  • Волчек О. Е., Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. Пленница. — С-Пб.: Амфора, 1999. — С. 494—526. — 527 с.
  • Волчек О. Е., Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. Беглянка. — С-Пб.: Амфора, 2000. — С. 362—390. — 391 с.
  • Мамардашвили М. К. Психологическая топология пути: (М. Пруст. «В поисках утраченного времени»): (лекции). — М.: Фонд Мераба Мамардашвили, 2014. — 1231 с.
  • Михайлов А. Д. Поэтика Пруста / Т. М. Николаева. — М.: Языки славянской культуры, 2012. — 504 с.
  • Михайлов А. Д. Примечания // Пруст М. У Германтов. — М.: Художественная литература, 1980. — С. 607—646. — 647 с.
  • Михайлов А. Д. Примечания // Пруст М. Пленница. — М.: Художественная литература, 1990. — С. 396—431. — 432 с.
  • Михайлов А. Д. Литературная судьба Марселя Пруста // В сторону Пруста… (Моне, Дебюсси и другие). — М.: Художник и книга, 2001. — С. 5—16. — 56 с.
  • Михайлов А. Д. Обретение Пруста // Иностранная литература. — М., 2002. — № 7. — С. 252—259.
  • Мориак Клод. Пруст / Вступительная статья А. Д. Михайлова; пер. фр. Н. Бунтман, А. Райской. — М: Издательство Независимая Газета, 1999. — 288 с. — («Литературные биографии»). — ISBN 5-86712-040-6.
  • Моруа Андре. В поисках Марселя Пруста / пер. с фр. Д. Ефимова. — С-Пб.: Лимбус Пресс, 2000. — 382 с.
  • Набоков В. В. Марсель Пруст (1871-1922). «В сторону Свана» (1913) // Лекции по зарубежной литературе / пер. с англ. Г. А. Дашевского. — М.: Издательство Независимая Газета, 1998. — С. 275—324. — 510 с.
  • Ревель Ж.-Ф. О Прусте : Размышляя о цикле «В поисках утраченного времени» / Пер. с фр. Г. Р. Зингера. — М.: ЗНАК—СП, 1995. — 192 с. — 5000 экз. — ISBN 5-88445-002-8.
  • Субботина Г. А. Марсель Пруст и другие: роман «В поисках утраченного времени» в литературном и биографическом контексте. — Изд-во Московского государственного областного университета, 2011. — 169 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-7017-1775-4.
  • Субботина Г. А. Марсель Пруст. — Молодая гвардия, 2016. — 317 с. — (Жизнь замечательных людей). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03866-0.
  • Таганов А. Н. Формирование художественной системы М. Пруста и французская литература на рубеже XIX—XX веков. — Иваново: Ивановский государственный университет, 1993. — 132 с. — 300 экз.
  • Таганов А. Н. Обретение книги (вступ. статья) // Пруст М. По направлению к Свану. — С-Пб.: Амфора, 1999. — С. 5—40. — 540 с.
  • Фокин Л. С. Примечания // Пруст М. По направлению к Свану. — С-Пб.: Амфора, 1999. — С. 516—539. — 540 с.
  • Alexander P. Who's Who in Proust // Marcel Proust's Search for Lost Time: A Reader's Guide to The Remembrance of Things Past. — Vintage Books, 2009. — P. 205—333.
  • Daudet Ch. Répertoire des personnages de «À la recherche du temps perdu». — Paris: Gallimard, 1927. — 176 p.
  • Erman M. Bottins proustiens. Personnages et lieux dans «À la recherche du temps perdu». — Paris: Gallimard, 2016. — 240 p.

Ссылки[править | править код]