Загряжская, Екатерина Ивановна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Екатерина Ивановна
Загряжская
Zagryazhskaya Yekaterina Ivanovna.jpg
Дата рождения 14 (25) марта 1779
Место рождения
Дата смерти 18 (30) августа 1842 (63 года)
Место смерти
Страна
Род деятельности фрейлина
Отец Иван Александрович Загряжский (1747—1807)
Мать Александра Степановна Алексеева (1754—1800)

Екатерина Ивановна Загряжская (14 [25] марта 1779 — 18 [30] августа 1842[1]) — фрейлина из рода Загряжских, тётка жены Александра Сергеевича Пушкина.

Биография[править | править код]

Одна из трёх дочерей генерала Ивана Александровича Загряжского, богатого, но разорившегося к концу жизни помещика. Большую часть времени проводила с семьей в деревне, лишь изредка бывая в Москве. После смерти Загряжского его незамужние дочери остались в тяжёлом материальном положении[2].

В 1808 году Екатерина Ивановна была пожалована во фрейлины императрицы Елизаветы Алексеевны, а Софья Ивановна переселилась к замужней сестре Гончаровой. Проживая постоянно при дворе в Петербурге, фрейлина Загряжская пользовалась уважением царской фамилии. Не имея собственных детей, она опекала своих племянниц — дочерей своей единокровной сестры Наталии Ивановны Гончаровой.

В 1831 году в Петербург приехала её младшая племянница Наталия, ставшая женой А. С. Пушкина. Затем (с осени 1834 года) перебрались в столицу и поселились в доме у Пушкиных старшие сестры Гончаровы: Екатерина (в замужестве с 1837 года баронесса Геккерн), Александра (в замужестве с 1852 года баронесса Фризенгоф). Тётка руководила их первыми шагами в придворном светском обществе, помогала материально. В 1835 году она устроила Екатерину Гончарову фрейлиной во дворец, а в 1839 году добилась пожалования во фрейлины Александры Гончаровой.

Когда Пушкин уезжал из Петербурга, в свет его жену сопровождала, вероятно, Екатерина Ивановна. Загряжская нежно любила младшую племянницу Наталью, называла её «дочерью своего сердца», и была крёстной матерью всех детей Пушкиных. Тётка пользовалась уважением и признательностью поэта. В его письмах к жене есть такие упоминания о ней[3]:

«Благодарю мою бесценную Катерину Ивановну, которая не даёт тебе воли в ложе. Целую её ручки и прошу, ради бога, не оставлять тебя на произвол твоих обожателей»;

«Тебе пришлют для подписания доверенность. Катерина Ивановна научит тебя, как со всем эти поступить» «Тётка заезжала вчера ко мне и беседовала со мною в карете; я ей жаловался на своё житье-бытье; а она меня утешала»

«Царь не позволяет мне ни записаться в помещики, ни в журналисты.Писать книги для денег, видит Бог, не могу. У нас ни гроша верного дохода, а верного расхода 30 000. Всё держится на мне, да на тётке. Но ни я, ни тётка не вечны. Что из этого будет, Бог знает. Покаместь, грустно.
»

В ноябре 1836 года после получения Пушкиным и рядом его друзей оскорбительных анонимных писем Загряжская была привлечена членами семьи поэта к ведению переговоров между Пушкиным и его представителем В. А. Жуковским, с одной стороны, и представителем Дантеса — его приемным отцом бароном Геккерном. Участники переговоров встречались в те дни на квартире Загряжской. Их целью было предотвращение дуэльного поединка, о чем свидетельствует ноябрьская переписка Загряжской с Жуковским и Геккерном.

После улаживания конфликта Загряжская приняла официальное предложение Дантеса о его предстоящем браке с Екатериной Гончаровой. Екатерина Ивановна сообщила в записке к В. А. Жуковскому: «Слава Богу кажется всё кончено. Жених и почтенный его батюшка были у меня с предложением. К большому щастию за четверть часа пред ними из Москвы приехал старший Гончаров и объявил им родительское согласие, и так все концы в воду».

Древо Загряжских и Гончаровых

На квартире у тётки жених и невеста могли встречаться до самого дня их свадьбы, которая состоялась 10 января 1837 года. После ноябрьского конфликта Пушкин не принимал Дантесов и Геккерна у себя. Вечером 27 января (8 февраля) 1837 года, узнав о поединке Пушкина с Дантесом, Загряжская первая приехала в дом поэта и неотлучно находилась рядом со своей младшей племянницей. Она же сопровождала Н. Н. Пушкину, когда та 16 февраля 1837 года отправилась из Петербурга в имение своих родных Полотняный Завод в Калужской губернии. По настоянию тётки осенью 1838 года вдова поэта вместе с сестрой и детьми возвратилась в Петербург и поселилась в квартире, снятой на деньги Загряжской. После смерти Пушкина, в марте 1837 года, Загряжская рассказала о случившемся в письме к своей сестре — графине Софье Ивановне де Местр, супруге графа Франсуа Ксавье де Местра, жившей в то время за границей. В этом письме она всячески защищала свою младшую племянницу от светских пересудов[4]:

«Пушкин был настолько убежден в невиновности своей жены, которая его страстно любила, что с первой минуты и даже на смертном одре он не переставал высказывать ей это убеждение.»

После гибели поэта непримиримо относилась к его врагам и недоброжелателям. В 1838 году И. Полетика писала своей приятельнице Екатерине Дантес:

«Удивительно, как эта женщина меня любит, она скрежещет зубами, когда должна здороваться со мною.»

Умерла 18 августа 1842 года в Петербурге и похоронена на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры[5].

Примечания[править | править код]

  1. Великий князь Николай Михайлович. Петербургский некрополь / Сост. В. Саитов. В 4-х т. — СПб., 1912—1913.- Т.2.-С. 176.
  2. А. Арапова. Н. Н. Пушкина-Ланская. К семейной хронике жены А. С. Пушкина. — М., 1994. — 125 с.
  3. Пушкин. Письма последних лет, 1834—1837 / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. дом). — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1969.
  4. Раевский Н. А. В замке А. Н. Фризенгоф-Гончаровой // Пушкин: Исследования и материалы / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. — Т. 4.
  5. Надгробие Загряжской