Конопасевич, Даниил Стефанович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Даниил Стефанович Конопасевич (1832 с. Дороги, Бобруйский уезд, Минская губерния — 23 мая (4 июня) 1863 года, д. Богушевичи, Игуменский уезд, Минская губерния) — православный священник, убитый повстанцами во время польского восстания 1863—1864 годов.

Биография[править | править код]

Дед и отец (Стефан Гаврилович Конопасевич) были священниками. В 1849 окончил Слуцкое духовное училище, в 1855 — Минскую духовную семинарию. 19 февраля 1856 году женился на дочери священника города Дисна Виленской губернии Елене Ивановне Турцевич. 22 апреля 1856 возведён в сан дьякона, через неделю, 29 апреля — в сан иерея. Был назначен на приход в д. Богушевичи Игуменского уезда Минской губернии. Перед началом восстания его церковь неожиданно сгорела в то же время, когда было окончено строительство каменного католического костёла.

После начала восстания поддерживал создание крестьянских отрядов самообороны и организацию ночных дозоров. На предложение ради безопасности временно оставить деревню ответил отрицательно. В середине апреля 1863 года в округе появился отряд повстанцев под руководством Болеслава Свенторжетского — местного помещика, который прибыл из-за границы, и Станислава Лясковского. Имея осведомителей в лице игуменского исправника Сущинского и волостного писца Рогальского, повстанцы некоторое время сумели уклоняться от встреч с русской армией, а также знали об отрицательном отношении к восстанию Конопасевича и православных жителей его деревни.

В конце апреля — начале мая 1863 года, произошли стычки между повстанцами и правительственными войсками, в которых принимали участие и крестьяне, которые, даже, сумели захватить нескольких повстанцев в плен. Конопасевич поддерживал крестьянскую борьбу и отпевал русских погибших, о чем было доложено Лясковскому, и он вместе с членами своего штаба приговорил отца Даниила к смерти. По некоторым сведениям, за несколько дней до «казни» Даниил Конопасевич был предупреждён об вынесенном «приговоре» анонимной запиской содержавшей следующий текст: «Отец Конапасевич! Твои укоры слишком жестоки, и потому будь уверен, что ты останешься жить только тогда, когда ни одного из нас не останется в живых» . Управляющий поместьем Малиновский и жена Конопасевича снова советовали ему временно уехать в Бобруйск, но священник категорический отказался.

Для убийства священника Лясковским, в начале июня был направлен в Богушевичи отряд в 40 человек во главе с Альбином Тельшевским. Прибыв в деревню, восставшие окружили дом отца Даниила и вызвали его во двор. Закрыв в кухне дома жену и сына Конопасевича, повстанцы вывели его на середину двора. Тельшевский зачитал ему бумагу с краткой формулировкой в виде обвинений и приговора: «Отец Даниил Конопасевич приговаривается народным судом к смертной казни за агитацию крестьян помогать войскам в поимке повстанцев и жестокое обращение с пленными повстанцами». после чего приказал повесить. Михайловский и Падалецкий схватили Конопасевича за волосы, Михайловский набросил ему на шею веревку, а Булынко влез на ворота и привязал её там [1]. Повстанцы запретили снимать тело священника, чтобы оно висело подольше в назидание своим противникам. Только после их отъезда тело было снято [2].

Похоронен отец Даниил был через три дня при фундаменте своей сгоревшей церкви. Его жене и детям было назначено пожизненное довольствие в 200 рублей в год. В крае началось преследование повстанческих отрядов.

Уже через несколько недель, в конце июня — начале июля, в ходе разгрома отряда Лесковского в числе почти 70 захваченных в плен мятежников, оказались и некоторые участники убийства отца Даниила: шляхтичи Альбин Тельшевский, Владислав Баратынский, Болеслав Окулич, а также крестьяне Яков Сакович, и Александр Подолецкий. Их судил военно-полевой суд 119-го Коломенского пехотного полка. Тельшевский на суде сначала утверждал, что вынужден был принять участие в убийстве под угрозой смерти со стороны Лесковского, затем говорил что приехал в деревню, когда Канапасевич уже был пойман, хотя сам привел «жандармов» к его дому [3], а также заявил, что одной с главных причин убийства было то, что за три недели до своей смерти, отец Даниил якобы жестоко обошелся с неким «раненым Рудзинским»[3]. При этом никаких подробностей, в чем именно это выражалась, он не указал. Другие арестованные не подтвердили слова Тельшевского.

Тельшевского, Окулича, Саковича, Подолецкого суд приговорил к расстрелу, Баратынского из-за юного возраста — к 20 годам каторги. Тельшевскому, Саковичу и Подолецкому расстрел был заменён повешением. Они были повешены публично 16 (28) ноября 1863 года в Богушевичах на дворе бывшего имения Свенторжецкого. В тот же день был расстрелян и Окулич.

Позже регулярными войсками был пленен и еще один участник убийства Даниила Конопасевича — Цезарь Булынко, был повешен в Минске 29 января (10 февраля) 1864 года.

В 1999 году могила и памятник отца Даниила были восстановлены и освящены[4].

Литература[править | править код]

  • Щеглов Г. Э. Год 1863: забытые страницы. — 2-е изд., доп. — Минск: Братство в честь Святого Архистратига Михаила в г. Минске Минской епархии Белорусской Православной Церкви, 2007. — 98 с.

Примечания[править | править код]

  1. НИАБ. Ф. 296. Оп. 1. Д. 56. Л. 16
  2. Конопасевич А. Воспоминания о жизни и мученической кончине в 1863 году священника Богушевичской Крестовоздвиженской церкви Минской губернии Даниила Стефановича Конопасевича, записанные сыном его, Алексеем Конопасевичем, 15-го ноября 1908 года со слов оцевидицы его смерти, жены его, Елены Ивановны // Минские епархиальные ведомости. — 1909. — № 1. — С. 7-26.
  3. 1 2 НИАБ Ф. 296. Оп. 1. Д. 56. Л. 6-6 об.
  4. Бычкоўскі А. Загінуў за веру і любоў да айчыны // Сцяг Леніна. — 1999. — 27 лістапада