Крутиков, Георгий Тихонович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Георгий Тихонович Крутиков
Основные сведения
Дата рождения 1899[1]
Место рождения
Дата смерти 1958[1]
Место смерти
Учёба

Гео́ргий Ти́хонович Кру́тиков (4 апреля 1899, Воронеж — 3 марта 1958, Москва) — советский архитектор.

Крутиков Георгий Тихонович родился в семье законоучителя Воронежского реального училища Тихона Александровича Крутикова и его жены Анны Феофиловны 4 апреля 1899 г.

Воронеж[править | править код]

В августе 1908 г. Георгий выдержал экзамен в первый класс 1-й мужской гимназии и окончил её в 1917 г. с серебряною медалью.

Принимал участие в рукописных гимназических журналах «Свет» и «По всему свету» как художник-оформитель и автор статей, в том числе статьи «Воздухоплавание».

В дальнейшем работал сначала санитаром в эпидемическом отряде Воронежского Горздравотдела и телефонистом в Управлении военных сообщений Южного фронта г. Воронежа, а затем секретарем секции ИЗО Городского отдела народного образования.

С 1919 г. работал по организации в Воронеже Государственных художественных мастерских по направлению Наркомпроса Р. С. Ф. С. Р. в качестве организатора-инструктора. Одновременно заведовал подотделом ИЗО Губернского Отдела Народного Образования. В 1922 г. командирован в Москву для продолжения образования.

В 1922 г. Георгий Крутиков по представлению ЦК Всероссийского профсоюза работников искусств поступил в Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС) в г. Москве.

ВХУТЕМАС. Город будущего[править | править код]

С 1922 по 1928 г. Г. Крутиков учился на архитектурном факультете ВХУТЕМАСа, переименованного затем во ВХТИ (Высший художественно-технический институт), получив специальность архитектора-художника. Вел общественную работу в профкоме Союза строительных рабочих в качестве председателя архитектурного кружка и организатора архитектурного кабинета. Будучи студентом, выполнял авторские работы на строительстве Международного Красного Стадиона на Ленинских горах (1924—1925 гг.), в Центральном парке культуры и отдыха, на Всесоюзной полиграфической выставке в 1927 г. В 1928 году по его проектам в Советском павильоне на Международной выставке печати в Кёльне были выполнены: Ленинский уголок и центральная установка — «Структура СССР».

В 1924 г. в Москве было создано общество по строительству Международного Красного Стадиона на Ленинских горах, которое возглавлял Н. Подвойский. Главным архитектором его был проф. Ладовский Николай Александрович, а Г. Крутиков — соавтором и исполнителем-проектировщиком. Известно также, что в начале 20-х годов он серьёзно интересовался дирижаблестроением, вел переписку с К. Э. Циолковским и сам пытался конструировать салон дирижабля.

Дипломный проект «Город будущего (эволюция архитектурных принципов в планировке городов и организации жилища)», выполненный под руководством проф. Н. А. Ладовского, получил высокую оценку научно-художественной предметной комиссии: «Помимо больших способностей в проектировке, Крутиков обнаруживает задатки серьезного исследователя вопросов научно-архитектурного порядка. В этом отношении заслуживает внимания его работа в лаборатории на тему: „Психотехническое обследование способностей архитектурного комбинирования форм в пространстве“… К своей дипломной работе Крутиков подошёл своеобразно — заглянул вперёд больше, чем это обыкновенно принято в вопросах планировки городов. Тем не менее если проблема в целом может быть разрешена в отдаленном будущем, то отдельные её элементы являются уже задачами сегодняшнего дня. Эти задачи можно было бы охарактеризовать как задачи оформления подвижной (в воздухе, воде и на земле) архитектуры… Проблемы связи архитектуры с живой жизнью, поставленные перед собой Крутиковым сознательно и чётко, нужно признать разрешенными им талантливо. Декан И. Рыльский».

Через 45 лет после защиты Г. Крутиковым дипломного проекта доктор искусствоведения Хан-Магомедов Селим Омарович в журнале «Декоративное искусство» № 1/182 за 1973 год опубликовал специальную статью, достаточно подробно анализирующую проект «Летающего города» и все таблицы проекта.

Работа «Город будущего» экспонировалась на выставке «Москва — Париж» среди архитектурных проектов 1900—1930 гг. Авторы статьи «Русская и советская архитектура. 1900—1930» писали: «…несбыточно фантастическими, оторванными от жизни представлялись современникам многие архитектурные идеи двадцатых годов — „город в воздухе“ Г. Крутикова, „кинематические“ сооружения А. М. Лавинского, непривычные „динамические композиции“ К. С. Малевича и Эль Лисицкого, казавшиеся причудливыми объёмно-пространственные построения И. И. Леонидова и Я. Г. Чернихова, а также многие другие замыслы, относящиеся к зодчеству будущего. Но всего лишь через три-четыре десятилетия нежизненными оказались не они, но суждения тех, кто не смог поверить в возможности архитектуры и инженерии XX века: сегодня уже осуществляется многое из подобных проектов-прогнозов».

В 90-е годы XX века на VI Международной выставке архитектуры «Венецианская биеннале» в павильоне «Русская утопия» экспонировались проекты Г. Крутикова «Летающий город (Город на воздушных путях сообщения)», 1928; «Город-коммуна Автострой» в соавторстве с В. Лавровым и В. Поповым, 1930.

ВХУТЕМАС. Психотехническая лаборатория[править | править код]

Но не только проектирование занимало архитектора в годы учёбы во ВХУТЕИНе. Он принимал активное участие в работе психотехнической лаборатории, которая была открыта 15 февраля 1927 г. по инициативе Н. А. Ладовского, создавшего научное обоснование её программы.

Для использования психотехники в архитектуре важно было разработать такую систему тестов, которые помогали бы выявить необходимые архитектору способности и навыки. Н. А. Ладовский писал: «Устанавливая признаки, определяющие понятие „архитектор“, неизбежно было определить основной признак деятельности современного архитектора как организатора восприятия пространства и пространственных форм… выяснилась необходимость вести работу в двух направлениях: а) психотехнические установления тестов пространственного комбинирования; б) теоретико-архитектурное установление понятия пространственной композиции… Архитектор должен быть, хотя бы элементарно, знаком с законами восприятия и средствами воздействия, чтобы в своём мастерстве использовать всё, что может дать современная наука. Среди наук, способствующих развитию архитектуры, серьёзное место должна занять молодая ещё наука психотехника…»

Г. Крутиков в статье, посвящённой психотехнической лаборатории, определял что: «Основной задачей Архитектурной лаборатории является создание… такого научно обоснованного и экспериментально проверенного базиса, который мог бы дополнить существующий интуитивно-индивидуальный подход».

«В помещении ВХУТЕИНа была оборудована специальная комната для лаборатории (знаменитая „черная комната“). Чтобы не отвлекать внимания исследователей и испытуемых и не создавать ненужных ориентиров, влияющих на результаты психотехнических опытов, Ладовский решил выкрасить стены, пол и потолок в чёрный цвет. „Чёрная комната“, вся заставленная какими-то необычными приборами с протянутыми в ней нитями и яркими цветными пятнами (используемыми для опытов с цветом) производила, как рассказывают очевидцы, какое-то фантастическое впечатление».

С закрытием ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа эти исследования прекратились.

Работа в Москве[править | править код]

С 1928 по 1931 г. Г. Крутиков трудился в качестве архитектора-автора и научного сотрудника в Мосстрое (по жилищному строительству Москвы), в Гипрогоре (по планировке городов) и Наркомпросе РСФСР (по строительству театров), а также в творческих бригадах архитектурных обществ «АСНОВА» и «АРУ» (Ассоциация новых архитекторов и Объединение архитекторов-урбанистов), где были выполнены конкурсные проекты: маяка — памятника Христофору Колумбу, города-коммуны «Автострой» при Горьковском автосборочном заводе, Дворца культуры Пролетарского района в Москве, Дворца Советов Союза ССР, Большого театра в г. Свердловске и др. В 1929 г. назначен главным архитектором выставки «Дети Советского Союза», организованной ЦК комсомола к Первому Всесоюзному слету пионеров в Москве. С 1931 по 1933 г. он — ученый секретарь Архитектурного кабинета по строительству театров в Наркомпросе РСФСР. К этому времени относится работа над конкурсным проектом Музыкального театра им. Немировича-Данченко в Москве, положенным затем в основу разработки окончательного проекта. Тогда же был осуществлен проект театра в Нижнем Тагиле.

С 1933 по 1937 г. работал архитектором-автором в Архитектурно-проектной мастерской Моссовета № 3 под руководством академика И. А. Фомина. В этот период были выполнены проекты, получившие своё воплощение в натуре в Москве под авторским надзором: надземный и подземный вестибюли и подземная станция Московского метрополитена «Парк культуры им. М. Горького», семь школ в разных районах Москвы, жилой дом в Новоспасском переулке и др.

27 мая 1935 г., как сообщала газета «Правда», на заседании Президиума ЦИК СССР были вручены ордена и награды ударникам Метростроя. Г. Т. Крутиков был награждён Почетной грамотой.

После окончания заочной аспирантуры при Академии архитектуры в 1939 г. Георгий Тихонович приглашается на должность старшего научного сотрудника Комиссии по изучению, охране и реставрации памятников архитектуры.

8-12 июля 1940 г. в Москве проходил VII пленум правления Союза советских архитекторов СССР, на котором выступал Г. Т. от секции по изучению русской архитектуры при Союзе советских архитекторов. Основной доклад по итогам реконструкции Москвы за пять лет делал председатель Мосгорисполкома В. П. Пронин. В своем сообщении Г. Крутиков принципиально ставил вопрос о сохранении историко-архитектурных памятников при реконструкции Большой Москвы. Им приводились факты уничтожения ценнейших архитектурных памятников и данные специальной комиссии Академии архитектуры, свидетельствовавшие о том, что с 1917 по 1940 г. в Москве было уничтожено 50 % памятников национальной русской архитектуры; указывал на неподготовленность специалистов, на слабое знание ими истории Москвы и ценностей культуры и архитектуры.

От лица секции по изучению русской архитектуры при Союзе советских архитекторов он внес ряд конкретных предложений.

Во время войны[править | править код]

С начала Великой Отечественной войны и до мобилизации (в сентябре 1941 г.) Г. Крутиков работал над вопросами обороны Москвы. С 1941 по 1943 г. являлся слушателем курсов военного времени Военно-инженерной академии КА имени Куйбышева и состоял в резерве ГВИУ. С сентября 1941-го до конца 1942 г. проходил военную подготовку инженера-сапёра в г. Фрунзе, куда была эвакуирована Академия им. Куйбышева. После демобилизации в 1943 г. трудился в Архитектурно-планировочном управлении г. Москвы — сначала в качестве архитектора-автора, а затем начальника Отдела (инспекции) по государственной охране памятников архитектуры г. Москвы. Принимал активное участие в работе Союза советских архитекторов с момента его организации, а также в деятельности творческих секций (член-учредитель Союза в 1933 г., делегат Первого Всесоюзного съезда советских архитекторов в 1937 г. и Первой Московской конференции советских архитекторов, участник пленума правления Союза).

Охрана памятников в Москве[править | править код]

16 марта 1943 г. Комиссия по учету и охране памятников искусства при Комитете по делам искусств при СНК СССР выдала ему удостоверение: «Предъявителю сего арх. Крутикову Георгию Тихоновичу Комиссией… поручается обследование всех зданий бывшего Новоспасского монастыря (Крестьянская пл., 10) и Крутицкого подворья (1-й Крутицкий пер., д. 4/2). Председатель Комиссии… Д. П. Сухов». Г. Крутиков разработал проекты их восстановления и реставрации. Материалы по Крутицкому подворью им были переданы П. Д. Барановскому, а по Новоспасскому монастырю — переданы его женой начальнику реставрационных мастерских, расположенных на территории монастыря, уже после смерти Георгия Тихоновича.

С 1947 г. он — внештатный научный сотрудник Института истории искусств Академии наук СССР по сектору истории архитектуры, с 1949 г. — член Научно-методического совета по охране памятников культуры при Президиуме Академии наук СССР. В годы правления Н. С. Хрущева резко ухудшилось отношение к охране памятников архитектуры, особенно православно-культовых сооружений. Г. Крутиков вел борьбу за их сохранение, отстаивая каждый памятник. В начале 50-х годов ему предложили уйти с должности начальника созданной им Инспекции по государственной охране памятников архитектуры, назначив руководителем Б. И. Кузнецова. Георгий Тихонович принял решение остаться при инспекции заместителем начальника, чтобы быть полезным делу. Скончался Г. Т. Крутиков 3 марта 1958 г.

Приложения[править | править код]

  • Предложения Г. Т. Крутикова от лица секции по изучению русской архитектуры при Союзе советских архитекторов на VII пленуме правления Союза советских архитекторов СССР (8-12 июля 1940 г. Москва).

1. Необходимо создание единого центрального государственного органа охраны архитектурно-исторических памятников, опирающегося на высокоавторитетную научную базу и обладающего полнотой власти.

2. Эта научная база должна быть создана при Академии архитектуры СССР в виде специального научно-исследовательского института по изучению и раскрытию научной ценности архитектурно-исторических памятников. Одной из первоочередных задач этого института должна быть разработка методов включения каждого конкретно охраняемого архитектурно-исторического памятника в новые городские ансамбли Большой Москвы.

3. При этом институте должны быть созданы научно-исследовательские реставрационные мастерские или лаборатории.

4. Необходимо обратить внимание органов охраны памятников на полное отсутствие элементарных мер по популяризации ценных архитектурно-исторических памятников Москвы.

5. Необходимо установить на каждом охраняемом архитектурно-историческом памятнике Москвы мемориальную доску с обозначением названия памятника, даты его возникновения, его строителей и его архитектурно-исторической ценности, а также адреса госоргана, на охране которого он состоит.

6. Необходимо издать популярный путеводитель по архитектурно-историческим памятникам Москвы с приложением специального плана.

7. Необходимо разработать законодательные постановления об охране и методах разборки архитектурно-исторических памятников, установив санкции за нарушение закона и самовольную разборку памятников, аналогичные с санкциями за расхищение ценной государственной собственности.

8. Признать необходимым для архитекторов-планировщиков Москвы прохождение специального минимума по ознакомлению с ценностью архитектурно-исторических памятников Москвы.

9. Московскому Совету следует установить ежегодные премии за лучшие архитектурно-планировочные решения по сохранению архитектурно-исторических памятников.

  • Незаконченный черновик докладной записки (1958 г., конец февраля — 3.03, г. Москва)

«Начальнику Архитектурно-планировочного Управления тов. Ловейко И. И. от зам. нач. Инспекции по государственной охране памятников архитектуры г. Москвы арх. Крутикова Г. Т.

Докладная записка

Находясь в очередном отпуске, который в связи с загрузкой по работе я не получал в течение двух лет, я узнал о двух акциях, направленных против моего положения и работы в Арх. Планировочном Управлении. Это — „выговор за задержку в подготовке дополнительного списка памятников архитектуры Москвы“ (Приказ…) и Приказ об освобождении меня от работы…

В связи с указанными приказами, изданными без какого-либо предварительного опроса меня, я считаю необходимым сообщить следующее:

Никакой задержки в подготовке дополнительного списка памятников архитектуры Москвы с моей стороны не было, так как этот список был рассмотрен Научно-методическим Советом Академии Наук СССР ещё… (протокол). Список был согласован и направлен в Госстрой РСФСР. В подтверждение изложенного прилагается справка от Н.-М. Совета и мин. Культуры РСФСР.

Вместе с тем я продолжал вести и дальнейшую работу по выявлению новых историко-архитектурных объектов, что в связи с загрузкой по основной работе по охране памятников проводилось мною во внеслужебное время (в выходные дни и очередные отпуска).

Только благодаря именно такой работе во внеслужебное время мне удалось разработать также и основной список памятников архитектуры Москвы, утверждённый Сов. Министров РСФСР в 1948 году и выпустить в 1953 году через отдел научно-технической информации в издательстве АПУ г. Москвы сборник „Историко-архитектурные памятники Москвы, состоящие под государственной охраной“, являющийся основным документом для работы Инспекции по государственной охране памятников архитектуры гор. Москвы.

В результате систематического изучения как в натуре, так и по архивным материалам в течение многих лет строений и территории Москвы в историко-архитектурном отношении, мне удалось также выявить и графически закрепить на оперативных планах Москвы (в масштабах 1:2000 и 1:10000) в Институте генерального плана Москвы, в Институте „Моспроект“, а также в отделах районных архитекторов…»

  • «Начальнику Архитектурно-планировочного Управления Главному архитектору г. Москвы тов. Ловейко И. И.

Секции изучения и содействия охране памятников архитектуры Московского отделения Союза Советских Архитекторов стало известным, что, в соответствии с вашим приказом от 3 февраля с.г. за № 23, освобожден от работы, в целях „сокращения административно-управленческих расходов АПУ“, заместитель начальника Инспекции по государственной охране памятников архитектуры г. Москвы, архитектор Крутиков Георгий Тихонович. В результате обсуждения этого вопроса на бюро секции выявились следующие обстоятельства:

Архитектор Крутиков Г. Т. имеет непрерывный стаж работы в АПУ гор. Москвы с 1933 года, то есть в течение 25 лет, при общем рабочем стаже с 1917 г. в течение 40 лет, и освобожден от работы в настоящее время за год до оформления права на получение законной пенсии.

Освобождение от работы проведено без какого-либо предварительного предупреждения, во время очередного отпуска, который он, из-за непрерывной загрузки по работе, не получал в течение двух лет. На работе арх. Крутиков получил тяжёлое травматическое заболевание — инфаркт сердца и гипертоническую болезнь.

Советская архитектурная и научная общественность хорошо знает архитектора Крутикова Г. Т. как высококвалифицированного и принципиального работника, крупного советского специалиста и общественного деятеля на фронте изучения и государственной охраны памятников архитектуры Советского Союза и памятников архитектуры Москвы в особенности, являющегося членом Научно-методического Совета по охране памятников культуры при Президиуме Академии Наук СССР, а также активным членом бюро секции изучения и содействия охране памятников МОССА.

Архитектор Крутиков Г. Т. является участником разработки документов, положенных в основу Постановления Совета Министров СССР от 14.Х.1948 г. за № 3898 „О мерах улучшения охраны памятников культуры“ и решения Московского Совета от 16.IX.1949 г. за № 48/16 „О мерах улучшения охраны памятников культуры Москвы“. Арх. Крутиков Г. Т. является создателем Московской инспекции по государственной охране памятников архитектуры. Им разработан утверждённый Советом Министров РСФСР в 1948 г. основной документ по охране памятников архитектуры Москвы — список памятников архитектуры Москвы, подлежащих государственной охране, а также собраны и подготовлены к печати материалы сборника „Историко-архитектурные памятники Москвы, состоящие под государственной охраной“, выпущенного в 1953 г.

Арх. Крутиков Г. Т. в течение многих лет изучает Москву в историко-архитектурном отношении, руководит вопросами консервации и реставрации памятников архитектуры, а также вопросами их охраны в Институте генерального плана Москвы и в Институте „Моспроект“, разрешая сложные задачи сохранения и наилучшего выявления памятников архитектуры в условиях реконструкции Москвы, её перепланировки и новой застройки. (Потеряны 2 страницы.)

Эти беспринципные (предательские, невежественные — зачеркнуто Г. Т.), совершенно недопустимые тенденции „руководства“ Московской Инспекции по отношению к государственному списку памятников архитектуры, находящихся под гос. охраной, получили самое решительное осуждение со стороны архитектурной общественности на Пленуме Союза Советских Архитекторов, посвященном вопросам охраны памятников архитектуры Москвы и работе Московской Инспекции в 1955 году.

Тогда же была разоблачена и осуждена также совершенно недопустимая роль нач. Московской Инспекции Б. И. Кузнецова в деле снятия с государственной охраны одной из интереснейших усадеб конца XVIII — начала XIX веков: „Покровско-Стрешнево“, а также в открытии финансирования на искажение одного из замечательнейших творений М. Ф. Казакова „Голицынской набережной“.

Учитывая изложенное, а также и то обстоятельство, что вся жизнь архитектора Крутикова Г. Т. была посвящена изучению и сохранению памятников архитектуры Москвы в течение 25 лет протекала в системе АПУ г. Москвы, бюро секции изучения и содействия охране памятников архитектуры Моск. Отд. Союза Советских Архитекторов считает отстранение арх. Крутикова Г. Т. от работы в Инспекции по гос. охр. Памятников архитектуры Москвы совершенно ненормальным явлением и просит Вас восстановить его на работе без потери им непрерывности рабочего стажа, а неполадки в Инспекции разрешить совместно с общественностью Союза Сов. Архитекторов. Если же во главу угла этого мероприятия поставить только вопрос сокращения административно-управленческих расходов, то в интересах дела было бы безусловно более целесообразным, не теряя столь необходимой в данном случае единицы, произвести означенное сокращение за счет уменьшения персональной ставки начальника Инспекции, являющейся в полном смысле этого слова завышенным расходом именно административно-управленческого порядка.

Председатель Секции изучения и содействия охране памятников архитектуры МО Союза Сов. Архитекторов (В. Федоров)».

Награждён Certificate of Recognition issued to Pavel Grigor'evich Stennikov by CEC USSR.jpg.

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Голубева И. В. Архитектор Георгий Тихонович Крутиков. — Крым, Ялта, 2000.
  • Малюченко Г. Художественные мастерские // Журн. «Искусство и театр», № 1, Воронеж, 1992.
  • Хан-Магомедов С. О. Проект «летающего города» // Журн. «Декоративное искусство СССР», № 1(182), М., 1973. С. 30-36.
  • Хазанова В., Швидковский О. Москва – Париж, 1900–1930, Русская и советская архитектура. 1900–1930. — М.: Советский художник, 1981.
  • Хан-Магомедов С. О. Психокинетическая лаборатория ВХУТЕИНа. // Журн. «Техническая эстетика», № 1 (169), М., 1978.
  • Архитектурные вопросы реконструкции Москвы // Материалы VII Пленума Правления Союза Сов. Архитекторов СССР 8-12 июля 1940 г. — М.: Акад. архитектуры СССР, 1940.

Ссылки[править | править код]