Кувшинникова, Софья Петровна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Софья Кувшинникова
Исаак Левитан. Портрет Софьи Петровны Кувшинниковой (1888, музей-квартира И. И. Бродского).
Исаак Левитан. Портрет Софьи Петровны Кувшинниковой (1888, музей-квартира И. И. Бродского).
Имя при рождении Сафонова
Дата рождения 1847
Место рождения
Дата смерти 1907
Место смерти
Страна
Род деятельности художник-любитель
Отец П. Н. Сафонов
Супруг Дмитрий Павлович Кувшинников
Дети Софья[1]
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Со́фья Петро́вна Кувши́нникова (урождённая Сафонова; 18471907) — русская художница XIX века, ученица и возлюбленная Исаака Левитана[2], прототип главной героини рассказа Антона Чехова «Попрыгунья».

Биография[править | править код]

Д. П. Кувшинников на картине «Охотники на привале».

Родилась в Москве в 1847 году в семье крупного чиновника П. Н. Сафонова, ценившего литературу и искусство. С детства занималась музыкой и живописью, участвовала в любительских спектаклях, называла себя «жрицей душевного, умственного и художественного».

Вышла замуж за полицейского врача Дмитрия Павловича Кувшинникова, который был намного старше её. Их квартира была в Доме Остермана, под самой каланчой пожарной части, врачом которой он был. Художник Перов изобразил его на картине «Охотники на привале»: «В образе рассказчика Перов изобразил Д. П. Кувшинникова — известного в Москве врача и большого любителя ружейной охоты. После того, как в 1871 году картина была написана и экспонировалась на первой передвижной выставке, имя Дмитрия Павловича Кувшинникова стало популярным в литературных, художественных и театральных кругах. Его квартира в Малом Трёхсвятительском переулке стала местом, где собирались писатели, художники, артисты. Здесь часто бывали В. Г. Перов, А. П. Чехов, И. И. Левитан»[3].

Дом Остермана, перестроенный в здание Мясницкой полицейской части. 1825 год
Алексей Степанов. Портрет Софьи Петровны Кувшинниковой. 1888-1889. Государственный Литературный музей.
«Это была женщина лет за сорок, некрасивая, со смуглым лицом мулатки, с вьющимися тёмными волосами… и с великолепной фигурой. – Она была очень известна в Москве, да и была «выдающейся личностью», как было принято тогда выражаться…» (Т. Л. Щепкина-Куперник)

В гостях у Кувшинниковых, в салоне у Софьи Петровны, бывали выдающиеся деятели того времени: «В скромной казённой квартире, находящейся под самой каланчой одной из московских пожарных команд, она устроила литературный и художественный салон, довольно популярный в Москве в 18801890 годах. Сюда по вечерам съезжались очень интересные люди. Часто бывали А. П. Чехов и его брат Михаил Павлович, писатели Е. П. Гославский, С. С. Голоушев (С. Глаголь), Т. Л. Щепкина-Куперник, артисты М. Н. Ермолова, А. П. Ленский, Л. Н. Ленская, А. И. Сумбатов-Южин, Е. Д. Турчанинова, К. С. Лошивский (Шиловский), Л. Д. Донской, композитор Ю. С. Сахновский. Из художников — А. С. Степанов, Н. В. Досекин, Ф. И. Рерберг, А. Л. Ржевская, Д. А. Щербиновский, М. О. Микешин… Живописец А. А. Волков вспоминал, что „когда приезжал в Москву И. Е. Репин, то непременно посещал салон Кувшинниковой“»[4].

Брат Чехова Михаил вспоминал о ней:

Жил в то время полицейский врач Дмитрий Павлович Кувшинников. Он был женат на Софье Петровне. Дмитрий Павлович с утра до вечера исполнял свои служебные обязанности, а Софья Петровна в его отсутствие занималась живописью. Это была не особенно красивая, но интересная по своим дарованиям женщина. Она прекрасно одевалась, умея из кусочков сшить себе изящный туалет, и обладала счастливым даром придать красоту и уют даже самому унылому жилищу, похожему на сарай. Всё у них в квартире казалось роскошным и изящным, а между тем вместо турецких диванов были поставлены ящики из-под мыла и на них положены матрацы под коврами. На окнах вместо занавесок были развешаны простые рыбацкие сети.

Она не отличалась необыкновенной красотой, но была весьма привлекательной: «Софья Петровна была чудесно сложена. С фигурой Афродиты, темноглазая, смуглая мулатка, она привлекала общее внимание неповторимой своей оригинальностью. Цветы, написанные Кувшинниковой, покупал Третьяков, её игрой на фортепьяно заслушивались общепризнанные московские пианисты-виртуозы. Софья Петровна любила охоту не меньше, чем искусство, и, подолгу пропадая в подмосковных лесах, одна, одетая по-мужски, возвращалась с полным ягдташем. Софья Петровна говорила, повелевая, словно имела над своими собеседниками такую же неограниченную власть, как над мужем, избалованная его терпением, молчаливостью, большим сердцем и глубокой затаённой нежностью. Кувшинникова была горда и смела, презирая всякие сплетни о себе. (…) Софья Петровна была очень даровита. Из кусков и лоскутков дешёвой материи она шила себе прекрасные костюмы. Она умела придать красоту любому жилью, самому захудалому и унылому, простой сарай преображая в кокетливый будуар. Четыре небольшие комнаты своей квартиры с необыкновенно высокими, как в нежилом помещении, потолками, Софья Петровна убрала по своему вкусу. Искусной женщине недоставало средств, но она не унывала и так ловко изворачивалась с самыми скромными деньгами, что украшенное ею гнездо Кувшинниковых казалось роскошно меблированным»[5].

В августе 1886 года братья Чеховы привели в эту квартиру Левитана, который нашёл в супругах Кувшинниковых «горячих поклонников и ревностных друзей»[6].

Роман с Левитаном[править | править код]

Валентин Серов. «Портрет Исаака Левитана». 1893.
«Женщины находили его прекрасным, он знал это и сильно перед ними кокетничал. Левитан был неотразим для женщин, и сам он был влюбчив необыкновенно. Его увлечения протекали бурно, у всех на виду, с разными глупостями, до выстрелов включительно. С первого же взгляда на заинтересовавшую его женщину он бросал всё и мчался за ней в погоню, хотя бы она вовсе уезжала из Москвы. Ему ничего не стоило встать перед дамой на колени, где бы он её ни встретил, будь то в аллее парка или в доме на людях» (Михаил Чехов)

«Исааку Ильичу, обожавшему музыку, особенно полюбились часы, когда Кувшинникова играла на фортепиано; иногда он писал картины при таком музыкальном сопровождении. А она… Несмотря на разницу в возрасте и положении (Левитану в то время было двадцать восемь), Софья Петровна открыто бросала вызов всему обществу, связывая себя с художником. Вместе с тем даже недоброжелатели отмечали, что смелость и резкость суждений уживались в этой женщине со старомодной изысканностью манер, простотой и естественностью в обращении с людьми, готовностью быть чем-нибудь полезной, о ком-то заботиться. Деятельная и энергичная, она окружила художника любовью и заботой». «В Кувшинниковой имелось много такого, что могло нравиться и увлекать, — считала О. Л. Книппер-Чехова. — Можно вполне понять, почему увлёкся ею Левитан».
«Знаешь, в твоих пейзажах появилась улыбка!» — говорил Чехов Левитану, привёзшему много картин и этюдов, написанных на Волге. И неудивительно — это было самое счастливое время в жизни Левитана. Он любит и любим, окружён заботой. Чувствует поддержку в творческих начинаниях…" — пишет искусствовед Н. М. Яновский-Максимов в своей книге о великих русских живописцах «Сквозь магический кристалл…»[7].

«Пейзаж с церковью» работы С. П. Кувшинниковой. 1893

Весной 1888 года Левитан вместе с друзьями-художниками Алексеем Степановым и Кувшинниковой отправился на пароходе по Оке до Нижнего Новгорода и далее вверх по Волге. Во время путешествия они неожиданно для себя открыли красоты маленького, тихого городка Плёс. Они решили задержаться и пожить там некоторое время. В итоге Левитан провел в Плёсе три чрезвычайно продуктивных летних сезона (1888—1890).

Восемь лет мне довелось быть ученицей, товарищем по охоте и другом Левитана. Восемь лет, посвящённых практическому изучению природы под руководством Левитана, — это выше всякой школы (С.П. Кувшинникова)[8].

На картине «Вечер. Золотой Плёс» правее церкви, у берега, находится белый дом с красной крышей — это дом купца Грошева, часть которого некоторое время снимали Левитан и Кувшинникова[9], которая также изобразила этот дом на одной из своих картин[10]. Сейчас это здание входит в состав Плёсского государственного историко-художественного музея-заповедника[9][11].

Исаак Левитан. «Вечер. Золотой Плёс». 1889

Летом 1894 года Левитан вместе с Софьей Кувшинниковой вновь приехал в эти места и поселился у Ушаковых в имении Островно, на берегу одноимённого озера. Там, на озере Удомля и Островенском озере, сформировался сюжет картины «Над вечным покоем». В имении Ушаковых разыгралась любовная драма. Невольным свидетелем этой драмы стала Татьяна Львовна Щепкина-Куперник, приглашённая Софьей Петровной. В соседнее имение Горка (в полутора километрах от Островно) приехала из Петербурга Анна Николаевна Турчанинова с двумя дочерьми, — семья заместителя градоначальника Санкт-Петербурга И. Н. Турчанинова, владевшего усадьбой Горка. У Левитана завязался роман с Анной Николаевной Турчаниновой. Расстроенная Кувшинникова вернулась в Москву и больше никогда не встречалась с Левитаном.

Щепкина-Куперник так описала завязку и развитие последующих событий:

«Идиллия нашей жизни к середине лета нарушилась. Приехали соседи, семья видного петербургского чиновника [Ивана Николаевича Турчанинова], имевшего поблизости усадьбу. Они, узнав, что тут живёт знаменитость, Левитан, сделали визит Софье Петровне, и отношения завязались. Это была мать и две очаровательные девочки наших лет. Мать была лет Софьи Петровны, но очень songni, с подкрашенными губами (С. П. краску презирала), в изящных корректных туалетах, с выдержкой и грацией петербургской кокетки… И вот завязалась борьба.

Мы, младшие, продолжали свою полудетскую жизнь, а на наших глазах разыгрывалась драма… Левитан хмурился, всё чаще и чаще пропадал со своей Вестой /собакой/ „на охоте“. Софья Петровна ходила с пылающим лицом, и кончилось всё это полной победой петербургской дамы и разрывом Левитана с Софьей Петровной…

Но и дальнейший роман Левитана не был счастлив: он осложнился тем, что старшая дочка героини влюбилась в него без памяти и между ней и матерью шла глухая борьба, отравившая все последние годы его жизни.

А много лет спустя, когда ни Левитана, ни Кувшинниковой уже не было в живых, — я… описала их историю в рассказе „Старшие“, напечатанном в „Вестнике Европы“: теперь можно в этом сознаться!»[12]

После расставания с Левитаном художница ещё дважды (1895 и 1897) приезжала в Плёс и писала этюды[8].

Скандал с Чеховым[править | править код]

«Поначалу отношения между Софьей Петровной и Антоном Павловичем складывались самые дружеские. Правда, Чехов относился к Софье Петровне несколько насмешливо, называя её „Сафо“. Они часто встречались. А 21 апреля 1890 года Чехова, уезжавшего на Сахалин, до Троице-Сергиевой лавры провожали его, надо полагать, лучшие друзья — Левитан и Кувшинникова. Но уже тогда отношения между ними изменились, повеяло явным холодком. Не об этом ли говорит надпись, которую Антон Павлович сделал на отдельном издании повести „Дуэль“: „Софье Петровне Кувшинниковой от опального, но неизменно преданного автора“»[6].

Поводом для разрыва послужил скандал — Кувшинников, Софья Петровна и Левитан стали прототипами известного рассказа А. П. Чехова «Попрыгунья». Рассказ воспринялся совершенно справедливо, как пасквиль или ревнивая[источник не указан 923 дня] месть, и бурно обсуждался в обществе[13][14][15][16].

Михаил Чехов вспоминал: «Обыкновенно летом московские художники отправлялись на этюды то на Волгу, то в Саввинскую слободу около Звенигорода, и жили там коммуной целыми месяцами. Левитан уехал на Волгу и… с ним вместе отправилась туда и Софья Петровна. Она прожила на Волге целое лето; на другой год, всё с тем же Левитаном, как его ученица. Среди наших друзей и знакомых уже стали определённо поговаривать о том, о чём следовало бы молчать. Стало казаться, что муж догадывался и молча переносил свои страдания. По-видимому, и Антон Павлович осуждал в душе Софью Петровну. В конце концов он не удержался и написал рассказ „Попрыгунья“, в котором вывел всех перечисленных лиц. Смерть Дымова в этом произведении, конечно, придумана. Появление этого рассказа в печати подняло большие толки среди знакомых».

По свидетельству современников, знавших Кувшинникову, Софья Петровна была «гораздо глубже своей героини»[17]. Её занятия музыкой и особенно живописью были не столь поверхностными, как у Ольги Ивановны; Софья Петровна участвовала в выставках, одна из её работ была приобретена Павлом Третьяковым. Однако Чехов, бывавший у Кувшинниковых, считал, что интерьер квартиры, наличие в ней «музейного чучела с алебардой, щитов и вееров на стенах» характеризуют хозяйку не самым лучшим образом[17].

Поневоле оказавшись включённым в «романтический треугольник», Кувшинников вёл себя точно так же, как Дымов в «Попрыгунье»; догадываясь об отношениях жены и Левитана, он «молча переносил свои страдания» или, как утверждала Софья Петровна, «бескорыстно, отрешась от своего я, умел любить»[18].

В образах персонажей, входящих в окружение Ольги Ивановны, просматриваются черты людей, которых Чехов видел в доме Кувшинниковых: это Лаврентий Донской («певец из оперы»), режиссёр Александр Ленский («артист из драматического театра»), беллетрист Евгений Петрович Гославский («молодой, но уже известный литератор»), граф Фёдор Львович Соллогуб («дилетант-иллюстратор и виньетист»)[19].

По воспоминаниям Михаила Чехова, дело чуть не дошло до вызова его брата на дуэль. В январе 1895 года благодаря Щепкиной-Куперник Левитан помирился с Чеховым.

Конец жизни[править | править код]

Московские вести писали 3 сентября 1907 года:

Вчера похоронили художницу С. П. Кувшинникову. Покойная была чрезвычайно богато одарённая натура, и в течение долгого периода времени вокруг неё собиралось огромное общество, состоявшее из художников, артистов, литераторов, певцов, — вообще деятелей всякого рода художественного творчества. <…>
Покойная скончалась лет 50-ти. Смерть её явилась неожиданностью для окружающих: покойная гостила у своих знакомых в имении по моск.-каз. жел. д. и там заболела дизентерией, отчего и умерла. Отпевание и погребение совершено в Скорбященском монастыре. На гроб возложено много венков.[20]

Образ Кувшинниковой в искусстве[править | править код]

Изобразительное искусство[править | править код]

  • Левитан И. И. Портрет Софьи Петровны Кувшинниковой. 1888. Музей-квартира И. И. Бродского.
  • Левитан И. И. Портрет Софьи Петровны Кувшинниковой (рисунок пастелью). 1894. Плёсский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник (Дом-музей Исаака Ильича Левитана).
  • Степанов А. С. Портрет Софьи Петровны Кувшинниковой. 1888-1889. Холст, масло. Государственный Литературный музей.
  • Плёс (город). Скульптура «Дачница» была установлена на набережной Волги летом 2010 года в рамках празднования 600-летия Плёса. Авторы композиции — скульпторы из творческого объединения «Кредо», в которое входят художники Ивановской, Ярославской, Вологодской областей. Предполагается[кем?], что её прообразом стала Кувшинникова[21].

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Полубедов1, 2016.
  2. Больше, чем любовь. Исаак Левитан и Софья Кувшинникова (канал культура, эфир 15 марта 2011 года) (недоступная ссылка)
  3. Ю. Волгин. Кто они, «Охотники на привале»?
  4. С. К. Романюк. Из истории московских переулков. М., 1988. С. 112.
  5. Иван Евдокимов. Левитан. — Москва: Советский писатель, 1959
  6. 1 2 Евграф Кончин. Софья Кувшинникова в рассказе Чехова — и в действительности. Архивировано 4 августа 2012 года.
  7. Знаменитые женщины. С. П. Кувшинникова (недоступная ссылка). Дата обращения 26 января 2015. Архивировано 21 апреля 2012 года.
  8. 1 2 Кувшинникова Софья Петровна. Произведения из коллекции Плесского музея-заповедника
  9. 1 2 Владимир Петров. Исаак Левитан. — Москва: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  10. С. П. Кувшинникова — Плёс (HTML). Каталог русской живописи из собрания Плесского музея-заповедника, plyos.narod.ru. Дата обращения 7 июля 2012. Архивировано 7 октября 2012 года.
  11. Левитан в Плесе (HTML) (недоступная ссылка). www.volga-ples.ru. Дата обращения 7 июля 2012. Архивировано 7 октября 2012 года.
  12. Щепкина-Куперник, 1928, с. 257—258
  13.  (недоступная ссылка)
  14. Евграф Кончин. Софья Кувшинникова в рассказе Чехова и в действительности (недоступная ссылка). Дата обращения 26 января 2015. Архивировано 3 августа 2009 года.
  15. Владимир Рогоза. Софья Кувшинникова. Почему из-за своей возлюбленной Левитан чуть не вызвал на дуэль Чехова?
  16. Дональд Рейфилд. Жизнь Антона Чехова. — М.: Издательство «Независимая газета», 2006. — ISBN 5-86712-163-1
  17. 1 2 Долотова Л. М., Орнатская Т. И., Сахарова Е. М., Чудаков А. П. Примечания // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т.. — М.: Наука, 1977. — Т. 8. — С. 433.
  18. М. П. Чехов. Вокруг Чехова. Встречи и впечатления. — М.: Московский рабочий, 1964. — С. 161—164.
  19. С. Глаголь, И. Грабарь. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: И. Кнебель, 1913. — С. 43. — 120 с.
  20. Газетные старости.
  21. Скульптура «Дачница»

Литература[править | править код]