Первая битва при Инёню

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Первая битва при Инёню
Основной конфликт: Вторая греко-турецкая война
Mustafa Kemal at the end of the First Battle of İnönü.png
Дата 9-11 января 1921
Место Инёню, Турция
Итог
  • Греческое наступление отражено[1]
  • Обе стороны вынуждены отступить[1]
  • Турки заявляют о победе[2]
Противники

Греция Королевство Греция

Турция Великое национальное собрание Турции

Командующие

Анастасиос Папулас

Мустафа Исмет-паша

Силы сторон

1 дивизия полного состава и 1 неполная дивизия (отряд дивизии).

2 дивизии (после прекращения боя 7 дивизий и 1 кавалерийская бригада)

Потери

51 убито, 130 ранено [3]

95 убито[4]
183 ранено[4]
211 пленных[3]

Первая битва при Инёню (9-11 января 1921 года) — первое сражение второй греко-турецкой войны между греческими войсками и Армией национальной обороны Турции. В действительности это был бой незначительных военных масштабов, ограниченный во времени двумя сутками и на местности высотами перед селом Инёню. В ходе боя турки потеряли 95 человек убитыми, 183 раненными и 211 пленными, греки потеряли убитыми 51 человек, раненными 130. Однако неопределённые результаты незавершившегося боя (противники разошлись) позволили кемалистам впоследствии успешно использовать бой в своей пропаганде как во внутриполитической борьбе, так и в международных отношениях.

Предыстория[править | править код]

Севрский мирный договор 10 августа 1920 года закрепил контроль региона Смирны, где проживало 375 тыс. греков и 325 тыс. мусульман, за Грецией[5]:340. Номинально регион оставался турецким, с перспективой решения его судьбы через 5 лет, на референдуме населения[6]:16. Договор был подписан султаном, но не признан движением кемалистов. После дипломатических и военных побед греческий премьер Э. Венизелос согласился провести выборы, уверенный в своей победе[7]:A-187. Монархистская «Народная партия» провела предвыборную кампанию под лозунгом «мы вернём наших парней домой». Получив поддержку, значительного тогда, мусульманского населения, на выборах 30 ноября 1920 года победили монархисты[7]:A-188. Победа монархистов нанесла удар внешнеполитическим позициям Греции. Союзники заявили, что в случае возвращения в Грецию германофила короля Константина они прекратят финансовую помощь[5]:345 и заморозят кредиты[8].

Возвращение Константина (6/19 декабря[6]:29) освободило союзников от обязательств по отношению к Греции. У. Черчилль, в своей работе «Aftermath» (стр. 387—388) писал: «Возвращение Константина расторгло все союзные связи с Грецией и аннулировало все обязательства, кроме юридических. С Венизелосом мы приняли много обязательств. Но с Константином, никаких. Действительно, когда прошло первое удивление, чувство облегчения стало явным в руководящих кругах. Не было более надобности следовать антитурецкой политике»[6]:30.

В отличие от франкоитальянских союзников, которые обеспечив свои интересы, заключили сепаратный мир, правительство монархистов не могло выйти из войны не разрешив вопрос с греческим населением Малой Азии. Кемалисты продолжали младотурецкую политику геноцида в отношении коренного христианского населения Малой Азии и резня в Айдыне и в Вифинии лишили греческое руководство всяких сомнений в том, что случится с населением Ионии, когда греческая армия уйдёт из региона[9]:170.[9]:169. Н.Псирукис писал, что народ дал свой голос монархистам за их пацифистскую демагогию, однако они предпочли продолжить войну в абсолютно неблагоприятных условиях — Константин заявил о силовом решении вопроса[6]:34. Одним из первых актов монархистов был отзыв в армию офицеров-монархистов, которые по причине Национального раскола не приняли участие в Первой мировой войне. Эти офицеры получили новые звания за выслугой лет и в больших числах стали сменять офицеров сторонников Венизелоса, получивших свои звания на полях сражений Первой мировой войны и Малоазийского похода.

Решение о разведывательном рейде[править | править код]

Христос Дзиндзилонис пишет, что греческая армия высадившаяся в Смирне не имела почти никакой свободы действий. О её действиях решения принимали военные власти Ближнего Востока, где основным критерием было удовлетворение требований и нужд внешней политики империалистических сил, в особенности англичан. Для каждого действия греческой армии было необходимо «подтверждение адмирала Калторпа (Somerset Gough-Calthorpe), или, в случае его отсутствия, командующего союзным флотом в Смирне»[10]. Характерна телеграмма Венизелоса первому командующему экспедиционной греческой армии Л. Параскевопулосу: «Английский военный министр уполномочил генерала Милна, если он сочтёт нужным, разрешить нашим войскам, в случае турецкой атаки, преследовать их и более трёх километров, при условии что после завершения операции, наши войска вернуться в пределы линии оккупации». В атмосфере напряжённых отношений с номинальными союзниками, правительство монархистов поставило себе целью силой вынудить кемалистов к миру. Новое командование экспедиционной армии приняло решение совершить разведывательный рейд за пределы линии греческой зоны установленной Севрским договором. Рейд преследовал несколько целей:

  • Разогнать силы кемалистов сконцентрировавшиеся возле греческой зоны в регионе Биледжик — Каракёй — Боз Эюп.
  • Разведать возможности только что созданных регулярных турецких дивизий, поскольку последнее столкновение, Сражение при Гедизе, с 26 октября по 12 ноября 1920 года подтвердило неспособность иррегулярных турецких сил противостоять греческой армии в открытом бою

Турецкая историография делает акцент на том, что бой при Гедизе был проверкой возможности ведения открытого большого (не партизанского) боя против греческой армии силами двух иррегулярных (Kuva-yi Milliye) дивизий (которые однако в греческой историографии именуются первыми регулярными дивизиями кемалистов)[11] Следует отметить, что XI и LXI турецкие дивизии приняли участие в военных действиях как при Гедизе, так и при Иненю, с той лишь только разницей что при Гедизе турецкая историография именует их иррегулярными дивизиями Kuva-yi Milliye, в то время как греческая историография уже тогда именовала их регулярными частями.

  • Изучить боем топографию региона для подготовки планов будущего «Весеннего наступления».
  • Продемонстрировать союзникам, неприятелю и населению Греции и Ионии, что кадровые перемены не повлияли отрицательно на боеспособность армии.

Для разведывательного рейда новый командующий экспедиционной греческой армии, генерал А. Папулас, счёл достаточным задействовать полторы дивизии, а именно «Дивизию Архипелага» и часть «Дивизии Смирны», получившей название «Отряд дивизии Смирны».

Чтобы отвлечь внимание командования кемалистов, I корпусу греческой армии (генерал Нидер) было приказано совершить аналогичный разведывательный рейд из Ушака к Баназ Сивасли.

Начало рейда[править | править код]

Операция началась 24 декабря/6 января. Греческие части начали выдвижение из Бурсы по направлению к Эскишехиру. Левая колонна «Дивизии Архипелага», разгоняя турок на своём пути, без особого труда дошла до Пазарджика, где взялв в плен 150 турецких солдат. Части дивизии продолжили рейд и дошли до Багдадской железной дороги, заняв станцию Каракёй. 27 декабря/ 9 января колонна греческой «Дивизии Архипелага» была обстреляна турецкой артиллерией из Ак Бунара -Ковалджи, где располагались турецкие войска под командованием полковника Мустафы Февзи. Колонна греческой дивизии атаковала Ковалджу и вынудила турок оставить левый фланг высот перед селом. Бой продолжился до наступления темноты. «Дивизия Архипелага», в действительности только отряд полковника Ставрианопулоса вынудила XI турецкую дивизию отойти. «Отряд дивизии Смирны» продолжил своё наступление и к вечеру 28 декабря/10 января турецкое отступление стало всеобщим и греки вышли на линию Ковалджа — Порья.

Находившийся в Эскишехире командующий «Западным фронтом» полковник Мустафа Исмет, дал приказ своей XXIV дивизии отойти к селу Инёню, расположенному северо-западнее Эскишехира и в 30 км к югу от железной дороги и реки Вати (Сари Су). Одновременно Исмет направил также к Инёню XI турецкую дивизию и прибывшую из Анкары IV дивизию. XXIV турецкая дивизия заняла позиции на правом фланге высоты Порья, IV в центре высоты Ак Бунар, XI дивизия оставшиеся высоты Ковалджи. 10 января «Дивизия Архипелага» начала наступать вдоль линии Ковалджа-Акпынар, а «Отряд дивизии Смирны» вдоль линии Еникёй-Теке-Хайрие, дополнительные силы двигались вдоль линии Сёгют-Гюндюзбей. Греческие войска сумели занять господствующие высоты, и Мустафа Февзи, следуя указанию Мустафы Исмета, отвёл турецкие войска на линию Бешкардешдагы-Земземие-Оклубалы, переведя штаб-квартиру в Чукурхисар. 28 декабря/10 января подошли ещё 2 турецкие дивизии, LXI и I, а также I кавалерийская с Южного фронта. Одновременно началась переброска в регион VIII турецкой дивизии. Крайней точкой греческого продвижения стали укреплённые позиции на высотах Ковалджа, которые были заняты 6-м полком «Дивизии Архипелага» полковника Ставрианопулоса в ходе штыковой атаки[12]

Прекращение рейда[править | править код]

Греческое командование сочло свою задачу выполненной — разведка была совершена, концентрация турецких войск была разогнана, железная дорога была разрушена — и приняла решение на следующий день, 29 декабря, вернуться на исходные позиции.

В силу принятого греческим командованием решения, после боя 28 декабря, сложилась необычная ситуация, когда турки отошли на восток, а греки стали отходить на запад, считая операцию законченной.

К 1/14 января 1921 греческие «Дивизия Архипелага» и «Отряд дивизии Смирны» вернулись на свои исходные позиции. Потери греческой армии в этом разведывательном рейде составили убитыми 8 офицеров и 49 рядовых, раненными 9 офицеров и 145 рядовых. С другой стороны греки взяли в плен 4 турецких офицера и 207 рядовых[13].

Действия авиации[править | править код]

Действия греческой авиации в ходе рейда подтверждают разведывательный характер всей операции. В ходе рейда к Эскишехиру, разведывательные полёты Γ΄ эскадрильи греческой военной авиации приобрели огромное значение, в силу отсутствия или несоответствия карт с действительной топографией региона[14]:50. Информация о действительной топографии региона полученная наземными частями и авиацией была необходима для подготовки «Весеннего наступления» греческой армии.

Рейд был также отмечен первой атакой турецкого самолёта против греческой пехоты (22-й полк в Акче Бунар)[14]:50 и сбитым турецким самолётом.

В последний день операции Γ΄ эскадрилья (командир Петрос Икономакос) хотела продемонстрировать новому командующему, А. Папуласу бомбёжку Эскишехира. Однако по механическим проблемам из 5 самолётов взлетел только один.

В ходе этого разведывательного рейда, I корпус армии, при поддержке самолётов греческой морской эскадрильи (ΝΑΜΣ), совершил отвлекающее наступление к Баназу и Сивасли. При этом, с 27 по 31 декабря, самолёты ΝΑΜΣ, наряду с боевыми операциями разбрасывали листовки Этхем-черкеса, перешедшего после боя при Гедизе (24 октября — 17 ноября) на греческую сторону, и с 27 декабря начавшего своё восстание против кемалистов[14]:50.

Современный английский историк Дуглас Дакин отмечает что вместе с греческими частями из региона ушли 3 тысячи греческих и армянских жителей, которые воспользовались моментом чтобы избежать турецких гонений[5]:347

Этхем черкес[править | править код]

Некоторые турецкие и иностранные историки привязывает к бою при Инёню действия Этхема-черкеса, перешедшего на сторону греков несколькими неделями раньше, после боя при Гедизе. Они указывают, что в этом регионе, параллельно с военными действиями против греческой армии, армия кемалистов была вынуждена подавить мятеж Этхем — черкеса[15].

В действительности восстание Этхем — черкеса охватило в основном соседний вилайет Ушака и если и имело отношение к действиями греческой армии, то только к действиями I греческого корпуса, совершившего без сопротивления со стороны турок отвлекающее наступление к Баназу и Сивасли[14]:50.

Война пропаганды[править | править код]

Согласно коммюнике опубликованном командующим греческим экспедиционным корпусом генералом Папуласом, к 28 декабря/10 января были полностью достигнуты объективные цели операции. Делая оговорку, что «если бы это было нашей целью, мы бы заняли Эскишехир»[16] Папулас заявлял, что нашей целью было «рассеять силы врага, сконцентировавшиеся с агрессивными намерениями напротив зоны находящейся под контролем греческой армии». Греческие части, в эти два дня 27 — 28 декабря (9-10 января 1921) отбросили турецкие части, которые в беспорядке отступили к Эскишехиру, взяв в плен две сотни турецких солдат и захватив турецкое оружие и боеприпасы. Кроме того в ходе рейда был сбит турецкий самолёт. При этом, согласно коммюнике Папуласа, потери греческих частей составили 39 человек убитыми и 138 раненными.

Однако тот факт, что греческие части преследовали отступающие турецкие части только до Инёню, а затем вернулись на свои позиции у станции Каракёй Багдадской железной дороги[17], дал возможность турецкой прессе вести речь о первом греческом поражении[18]. Однако французская « Le Matin» в своей телеграмме из Анкары отмечала, что Кемаль успел признать победу греческой армии, объясняя её «превосходящими греческими силами»[19]

Кемалисты немедленно использовали отход греческих частей в пропагандистских целях и для поднятия духа своей армии. Вернувшись на поле боя после ухода греческих частей, они стали собирать и демонстрировать разрозненные личные вещи греческих солдат пытаясь преподнести отход греческих частей вынужденным. Командование кемалистов преследовало при этом определённые пропагандистские цели — это был первый раз в течение 2 лет после высадки греческой экспедиционной армии в Малой Азии, когда регулярные дивизии кемалистов встали перед греческими дивизиями и у кемалистов был огромный политический интерес преподнести бой 28 декабря при Инёню в качестве победы в названном ими (Первом) Сражении при Инёню.

С политической точки зрения бой был значительным в качестве аргумента в рядах самого движения кемалистов, где было сделано заключения в пользу централизованного управления армией Великого национального собрания. В результате своих действий в Иненю, Исмет получил звание генерала. Кроме того, престиж приобретённый кемалистами после боя помог им принять новую конституцию. На международном уровне, кемалисты проявили себя как военная сила. Престиж приобретённый кемалистами в результате боя помог кемалистам начать новый раунд переговоров с Советской Россией, которые завершились подписанием Московского договора 16 марта 1921 года.

Однако с военной точки зрения, Дуглас Дакин, современный английский историк, посвящает этому раздутому военно-политической пропагандой событию всего лишь два лаконичных предложения:


«В январе 1921 года Третий корпус (греческой армии) произвёл разведывательные операции к Эскишехиру, в которых подавил сопротивление турецких сил, но отошёл к Прусе согласно полученным приказам. Было ещё рано (для греков) наступать».

[20].

.

Источники[править | править код]

  1. 1 2 Edward Reginald Vere-Hodge, Turkish Foreign Policy, 1918-1948, Impr. Franco-Suisse, 1950, p. 30, 34.
  2. Birinci İnönü Muharebesi ve Zaferi (09–11 Ocak 1921) Архивировано 10 мая 2009 года. in the official website of the Turkish General Staff.
  3. 1 2 Επίτομος Ιστορία Εκστρατείας Μικράς Ασίας 1919-1922 (One Volume History of the Campaign in Asia Minor 1919-1922, History Department of Army, Athens 1967
  4. 1 2 Sabah (newspaper), Mehmet Barlas: Kurtuluş Savaşı'nın bazı önemli rakamları!.. (English: Some important numbers of the War of Independence), 28.08.1997
  5. 1 2 3 Douglas Dakin,The Unification of Greece 1770—1923 , ISBN 960-250-150-2
  6. 1 2 3 4 Δημήτρης Φωτιάδης, Σαγγάριος, εκδ.Φυτράκη 1974
  7. 1 2 Δημήτρης Φωτιάδης, Ενθυμήματα, εκδ. Κέδρος 1981
  8. Ζολώτα, Αναστασίου Π. Η Εθνική Τραγωδία. — Αθήνα, Πανεπιστήμιο Αθηνών, Τμήμα Πολιτικών Επιστημών και Δημοσίας Διοικήσεως, 1995. — P. 44 και 58.
  9. 1 2 Γιάννης Καψής, 1922, Η Μαύρη Βίβλος, εκδ. Νέα Σύνορα, 1992, ISBN 960-236-302-9
  10. Κ. Νίδερ: «Η εκστρατεία της Μικράς Ασίας». Μεγάλη Στρατιωτική και Ναυτική Εγκυκλοπαίδεια, τόμ. Β΄, τεύχος 5. Αθήνα 1928, σελ. 52.
  11. Μεγάλη Στρατιωτική και Ναυτική Εγκυκλοπαιδεία, T.5, Τζεντίς
  12. Εφημερίδα «Εμπρός», φύλλο της 3 Ιανουαρίου 1921, σελ. 4: «Θέσεις απόρθητοι εκυρ/θησαν δια της ελληνικής λόγχης»
  13. PDF pager
  14. 1 2 3 4 [1]
  15. Stanford J. Shaw & Ezel Kural Shaw. History of the Ottoman Empire and modern Turkey. — Cambridge University Press, 1977. — Т. 2. — P. 358. — 548 p. — ISBN 978-0-521-29166-8.
  16. Φύλλο εφημερίδας «Εμπρός» της 1 Ιανουαρίου 1921, σελ. 4: «Αν ηθέλαμεν θα είμεθα εις το Εσκή Σεχίρ»
  17. Εφημερίδα «ΣΚΡΙΠ», φύλλο της 4 Ιανουαρίου 1921, σελ. 4: «Ανακοινωθέν του Επιτελείου δια τον σκοπόν των τελευταίων επιχειρήσεων»
  18. Εφημερίδα «ΣΚΡΙΠ», φύλλο της 13 Ιανουαρίου 1921, σελ. 4: «Αι Ελληνικαί επιχειρήσεις εσημείωσαν σημαντικάς επιτυχίας — Βεβαίωσις εγκύρου αγγλικής πηγής. Λονδίνον, 12 Ιανουαρίου (τηλ.)- Ο ‘Εωθινός Ταχυδρόμος’ δημοσιεύει τηλεγραφήματα εκ Κωνσταντινουπόλεως αγγέλοντα ότι κατά τας βεβαιώσεις εγκύρων αγγλικών κύκλων, αι Ελληνικαί πολεμικαί επιχειρήσεις επερί το Εσκή Σεχίρ εσημείωσαν σημαντικάς επιτυχίας. Κατά τα ίδια τηλεγραφήματα, ο τουρκικός τύπος, μη δυνάμενος να κρύψη τας συμπαθείας του προς την κυβέρνησιν του Κεμάλ, δημοσιεύει κύρια άρθρα εξυμνών τας δήθεν νίκας των Τούρκων εθνικοφρόνων, ζητών συνάμα όπως αι Δυνάμεις αναγνωρίσουν την κυβέρνησιν της Αγκύρας και αναθεωρήσουν την Συνθήκην των Σεβρών»
  19. Εφημερίδα «Μακεδονία», φύλλο της 11 Ιανουαρίου 1921, σελ. 2: «Ο Κεμάλ αναγνωρίζει την ήτταν του»
  20. Приводится в труде английского историка Д. Дакина - Douglas Dakin,The Unification of Greece 1770—1923 , ISBN 960-250-150-2, page 347
  • И. Г. Дроговоз «Турецкий марш: Турция в огне сражений», — Минск: «Харвест», 2007. ISBN 978-985-16-2075-9