План голода

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Коллективная фотография военнослужащих вермахта. На школьной доске написано мелом: «Русский должен умереть, чтобы жили мы» (нем. Der Russe muß sterben, damit wir leben). Брянская область, 2 октября 1941

План голода (нем. Der Hungerplan, также план Бакке нем. der Backe-Plan) — название плана политического и военного руководства Третьего рейха, экономической части плана «Барбаросса». Целью «плана голода» было обеспечить продовольствием армию и частично население Германии за счёт оккупированных территорий СССР, на которых в результате этого от голода должны были погибнуть 20—30 миллионов человек. Цель обеспечения армии и Германии продовольствием из западных районов СССР тем самым сочеталась с целью уничтожения неполноценных, согласно идеологии национал-социализма, народов, и исследователи не отдают предпочтение какой-либо из этих целей.

План голода[править | править код]

Германия во время Первой мировой войны испытывала нехватку сырья и продовольствия. Несмотря на то, что в сельское хозяйство вкладывались большие средства, производимой продукции было недостаточно, чтобы прокормить страну. 14 февраля 1940 года статс-секретарь Имперского министерства продовольствия и сельского хозяйства Герберт Бакке на генеральном совете по четырёхгодичному плану объявил, что такая ситуация ставит под угрозу пищевую промышленность Германии и может привести к её развалу, как в 1918 году[1]. Бакке придерживался мнения, что проблема с питанием может быть решена за счёт Советского Союза.

О существовании плана голода свидетельствует целый ряд документов из государственных и партийных штабов планирования, а также записи речей в министерстве, в частности протокол заседания государственных секретарей. В этом документе, который отражает намерения ряда высокопоставленных должностных лиц и старших офицеров армии, идёт речь о записке, которая была составлена в рамках одной из встреч:

  1. «Война может быть продолжена, только если вермахт на третьем году войны[2] будет полностью обеспечиваться продовольствием из России» («Der Krieg ist nur weiter zu führen, wenn die gesamte Wehrmacht im 3. Kriegsjahr aus Rußland ernährt wird.»).
  2. «При этом, безусловно, десятки миллионов людей умрут с голода, если мы заберём из страны всё для нас необходимое» («Hierbei werden zweifellos zig Millionen Menschen verhungern, wenn von uns das für uns Notwendige aus dem Lande herausgeholt wird.»)[3].

Германское руководство учитывало тот факт, что в результате индустриализации в СССР резко увеличилось потребление сельхозпродукции городским населением и резко снизился её экспорт. При этом Украина оценивалась как регион, способный обеспечивать сельхозпродукцией не только себя, но и другие районы, а Россия и Белоруссия — как зависимые от поставок извне. Зерновые богатства Украины были особенно важны для самодостаточности Германии, но всё же Украина не производила достаточно зерна, чтобы решить продовольственные проблемы Германии[4].

Вывозя сельскохозяйственную продукцию с Украины с целью обеспечения рейха продовольствием, немецкое руководство также призвало к:

  1. уничтожению лишнего населения (евреи, население в крупных городах Украины);
  2. экстремальному сокращению пайков, которые выделяются местному населению в остальных городах;
  3. уменьшению затрат на питание сельского населения.

В ходе обсуждения плана Бакке отметил, что количество «лишнего населения» в России достигает 20—30 миллионов. Если лишить это население питания, то сэкономленное продовольствие может быть использовано для питания немецкой армии и немецкого населения. План предполагал, что увеличившееся за годы индустриализации городское население СССР будет лишено поставок продовольствия. Предполагалась большая смертность среди населения Советского Союза, десятки миллионов смертей ожидались в течение первого года немецкой оккупации. Голод должен был стать неотъемлемой частью оккупационной кампании.

Йозеф Геббельс писал в своих дневниках о плане голода. Он указывает, что основной принцип плана заключается в том, что «прежде чем в Германии наступит голод, голодать будет ряд других народов». А Герман Геринг заявлял, что «если кому-то суждено умереть от голода, это будут другие, не немцы» и «...неважно сколько их умрёт, главное, чтобы от голода не умер ни один немец»[источник не указан 1252 дня].

Западная Европа никогда не страдала от истребляющего голода, как Восток, хотя продовольствие поступало в Германию и из Франции и других оккупированных стран на Западе. В 1942—1943 годах оккупированная Европа поставляла Германии более одной пятой своего зерна, четверть производимых жиров и 30 процентов мяса. В конце 1943 года план привёл к стабилизации системы обеспечения продовольствием немецкого населения. Осенью 1943 года, впервые с начала войны, продовольственные пайки для немецких граждан, которые ранее были сокращены в несколько раз, были снова увеличены.

Тем не менее, план голода в части уничтожения населения не был полностью реализован, поскольку не были заняты Москва и Ленинград — крупнейшие индустриальные центры СССР, наиболее зависимые от поставок сельхозпродукции[4].

Статистика по голоду[править | править код]

Советские военнопленные в концлагере Маутхаузен

Всего на оккупированной территории погибло от голода около 4 миллионов советских граждан[5].

В частности, евреям было запрещено приобретать яйца, масло, молоко, мясо, овощи. Так называемая «порция» для евреев в Минске и других городах в пределах контроля центральной группы армий была не более 420 килокалорий в день. Десятки тысяч евреев погибли от голода и его последствий в течение зимы 1941—1942 годов[6].

Снабжение вермахта за счёт оккупированных территорий отражалось и на судьбе советских военнопленных, которые почти не получали питания. Советским военнопленным в 1941 году была установлена норма питания около 900 ккал в сутки, что почти вдвое меньше необходимого для выживания[7]. Такая норма приводила к необратимой дистрофии и гибели человека от голода в течение нескольких месяцев. Таким образом, лагеря для советских военнопленных в первую половину войны были такими же лагерями уничтожения, как и лагеря для евреев. Всего в немецких лагерях погибло, в первую очередь от голода, более трёх миллионов советских военнопленных, из них 2 миллиона умерло до февраля 1942 года, за 8 первых месяцев войны[8].

В Польше[править | править код]

По оценкам Рауля Хильберга, более полумиллиона польских евреев умерло в гетто из-за голода.

К середине 1941 года в Польше немецкое население получало 2613 килокалорий в день, поляки — 699 килокалорий и евреи в гетто — 184 килокалории[9]. Еврейский рацион составлял 7,5 % ежедневной потребности в пище, польский рацион — 26 %. Поляки имели какие-то возможности добывать пищу самостоятельно, для евреев в гетто это было намного сложнее. Только рацион, выделенный немцам, содержал достаточное количество калорий[10].

В начале 1943 года, по оценке Ганса Франка, немецкого губернатора оккупированной Польши, около трёх миллионов поляков столкнулись с голодом. В августе Варшава была полностью отрезана от поставок зерна.

См. также[править | править код]

«12 заповедей» Бакке о поведении немцев на Востоке и обращению с русскими[11]. В частности, 11-я заповедь гласит: «Русский человек привык за сотни лет к бедности, голоду и непритязательности. Его желудок растяжим, поэтому не допускать никакой поддельной жалости…»[11]

Примечания[править | править код]

  1. Rolf-Dieter Müller: «Von der Wirtschaftsallianz zum kolonialen Ausbeutungskrieg», in: Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg, Bd. 4, Stuttgart 1983, herausgegeben vom Militärgeschichtlichen Forschungsamt, S. 146.
  2. Имеется ввиду год с сентября 1941 года по август 1942.
  3. Der Prozess gegen die Hauptkriegsverbrecher vor dem Internationalen Militärgerichtshof, Nürnberg, 14 November 1945 — 1 Oktober 1946 (im Folgenden: IMG), Bd. 31, Nürnberg 1948, S. 84, Dok. 2718-PS, «Aktennotiz über Ergebnis der heutigen Besprechung mit den Staatssekretären über Barbarossa», 2. Mai 1941.
  4. 1 2 Tooze, Adam[en], The Wages of Destruction, Viking, 2007, pp. 476-85, 538-49, ISBN 0-670-03826-1
  5. Timothy Snyder: Bloodlands: Europe between Hitler and Stalin. Basic Books, New York 2010.
  6. Tooze, Wages of Destruction, at pages 482—483.
  7. Геноцид советских военнопленных. Дата обращения: 2 марта 2017. Архивировано 3 марта 2017 года.
  8. Christian Streit: Keine Kameraden: Die Wehrmacht und die sowjetischen Kriegsgefangenen, 1941–1945, 4th rev. ed. Dietz, Bonn 1997, pp. 128–190 and 244–253, esp. 244–246; Christian Gerlach: Kalkulierte Morde: Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland, 1941 bis 1944. Hamburger Edition, Hamburg 1999, pp. 788–855 (for Belarus).
  9. Roland, Charles G. Scenes of Hunger and Starvation // Courage Under Siege (англ.). — New York: Oxford University Press, 1992. — P. 99—104. — ISBN 978-0195062854.
  10. Odot (PDF) (недоступная ссылка). Jerusalem: Yad Vashem. Дата обращения: 8 декабря 2009. Архивировано 12 апреля 2012 года.
  11. 1 2 Bundesarchiv: Wirtschaftsstab Ost 1941-1944 Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine (нем.)
  12. http://www.ras.ru/FStorage/download.aspx?Id=9243c7c9-2341-4e23-ac8e-28fb83c27a09 Архивная копия от 8 апреля 2014 на Wayback Machine с. 115