Сёмин, Виталий Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сёмин.
Виталий Сёмин
Semin.jpg
Дата рождения 12 июня 1927(1927-06-12)
Место рождения Ростов-на-Дону, Северо-Кавказский край, РСФСР
Дата смерти 10 мая 1978(1978-05-10) (50 лет)
Место смерти Планерское, Крымская область, УССР
Гражданство (подданство)
Род деятельности
Направление реализм
Язык произведений русский

Вита́лий Никола́евич Сёмин (12 июня 1927 года, Ростов-на-Дону — 10 мая 1978 года, Планерское (ныне Коктебель)) — советский писатель, редактор.

Биография[править | править код]

Памятная доска в Ростове-на-Дону

Семья[править | править код]

  • Жена — Виктория Николаевна Кононыхина-Сёмина (1930 — 10.09.2016), писательница, публицист[1].
  • Сын — Леонид

Творчество[править | править код]

Большинство произведений носит автобиографический характер: детство на Нижнем Дону в 1930-х и начале 1940-х годов, нацистские трудовые лагеря в Германии в годы Второй Мировой войны, работа на Куйбышевской ГЭС, учительство, журналистский опыт, жизнь на окраине Ростова. Подробно описана повседневная жизнь юга России в середине XX века, раскрыты душевные переживания людей, особенно нравственные страдания и героизм в связи с событиями Великой Отечественной войны, духовное созревание молодых героев, романтика послевоенного трудового энтузиазма и поиски личного предназначения в жизни.

Проза Сёмина выстраивается в автобиографическое повествование, изобилующее действующими лицами, отступлениями, деталями, убеждая, однако, своей наглядностью и искренностью[2].

Острую полемику вызвала его напечатанная в журнале «Новый мир» в 1965 году повесть «Семеро в одном доме». Виктор Некрасов писал автору: «С некоторым опозданием, зато с громадным наслаждением прочитал Вашу Великолепную Семёрку! Читал не отрываясь и всё радовался, радовался, радовался, хотя совсем не о радостном Вы пишете. И появлению статьи обрадовался, хотя, опять же, ничего радостного в этом нету… Значит, своей „видимостью правды“ Вы задели, попали в точку, под самое дыхало дали.

Плюйте на статьи! Ну, не издадут отдельной книжкой, зато читателей теперь появится в 10 раз больше и журнал будут рвать на части. Не буду Вам говорить комплименты — Вы, я думаю, сами знаете цену своей вещи — скажу только, что Муля — большущая удача, что я так её и вижу, и слышу, и ощущаю, и побаиваюсь, и люблю. Да и все хороши — живые. И вообще всё это — жизнь, от которой нас в литературе отгораживают всеми силами. Отгораживают, а вот и не получается! Прорывается! Молодец Вы, Виталий. Так и держите»[3].

Юрий Домбровский писал Сёмину о повести «Семеро в одном доме» : «Ты не польстился ни на один выигрышный момент, нигде не посягнул и не перешагнул повседневность. Вот отсюда и огромный моральный и художественный выигрыш твоей повести. Она вся без выкриков, без экзотики страданий, без трагедий и философских монологов — просто строят дом и всё, — а какая сила постижения всего и всех»[4] — и более свободно в целом: «Слушай, Витя, я считаю, что сейчас в советской литературе три имени — ты, Некрасов и Казаков — у тебя шансы наибольшие. Не подведи, собака…»[3]

Вершина творчества писателя — роман «Нагрудный знак „ОСТ“»[5] (1976).

Экзистенциальные основания прозы Сёмина критика открыла не сразу: «Сёмин — категорический эмпирик. Начиная с обстоятельств, с ситуации бытия. Мучительный опыт трудового лагеря. Барак. Литейный цех на военном заводе… Но не быт как таковой интересует писателя (хотя и быт схвачен и выражен с лапидарной чёткостью). Сёмина выносит на экзистенциальный уровень смыслов. Его предмет — человек в ситуации. Самопостижение рассказчика опосредовано самопостижением автора, который к тому же пытается (с противоречивым, но очень ярким результатом) проникнуть в опыт тех, с кем сталкивает героя жизнь. Сергей, брошенный в арбайтслагерь со школьной скамьи, советский подросток, являет собой ходячую странность. У человека, входящего в жизнь, оказались искусственно разорваны многие связи с прошлым. Он — росток, который дважды вырван из почвы культурной традиции: сначала как дитя эпохи, покончившей с исторической Россией, а потом как лишённый даже советского идеологического костыля русский раб на чужбине.

У него минимум внешнего опыта.

««Я родился через десять лет после революции. В нашем большом доме „Новый быт“, который тоже был построен лет через десять после революции, жили люди, в основном, молодые. С настоящей старухой я познакомился, когда мне было восемь лет. Мои деды и бабки умерли ещё до революции. Так что и старость и сама смерть были вынесены для меня в далёкое дореволюционное прошлое. И вообще всё, что происходило до революции, я не просто относил лет на тридцать назад. Между мной и тем, что было когда-то, легла непроходимая пропасть. И люди, оставшиеся за этой пропастью, были не просто другими людьми — они были антиподами».»

Дезориентация его феноменальна. В душе его руины смыслов. Он невероятно уязвим, страшно не уверен в себе, но тянется к смыслам, приходящим извне, нащупывает их с упорством маньяка. Это, по сути, страстное желание очеловечиться у подростка, который оказался на дне бытия, по ту сторону надежды, на фоне опустошения, озверения как мейнстрима среды и эпохи. Жажда идеала, выжившая в аду и строящая опыт. Человек у Сёмина — альфа и омега, в вычищенном от Бога мире, где не довлеет уму и сердцу и идеология. В каком-то вот таком качестве, прежде очень редком в литературе и жизни: без духовных/идейных опоры и предпосылок, без метафизических априори. Это экстремального свойства столкновение с жизнью, беспощадная инициация. И это уже не чисто подростковая тема XX века в целом, не устаревшая и в новом столетии, при всех инфляционных настроениях в литературе и в жизни, обесценивающих бескомпромиссную волю к подлинности бытия»[6].

Библиография[править | править код]

  • 1960 — «Шторм на Цимле» (очерки, рассказы)
  • 1963 — «Ласточка-звёздочка» (повесть)
  • 1964 — «Сто двадцать километров до железной дороги» (повесть)
  • 1965 — «Семеро в одном доме» (повесть)
  • 1974 — «Женя и Валентина» (роман; некоторые главы впервые опубликованы в 1987)
  • 1976 — «Нагрудный знак „ОСТ“» (роман)
  • 1977 — «Семьсот шестьдесят третий»
  • 1982 — «Плотина» (неоконченный роман)
  • 1987 — «Что истинно в литературе: Литературная критика. Письма. Рабочие заметки» (сборник)

Литература[править | править код]

  • Писатели Советского Дона: Биобиблиогр. справочник. Вып. 2 / [Сост. В. Т. Ермолина, Р. И. Гладышева]. — Ростов н/Д, 1966. — С. 46—47. — 66 с. — (Рост. гос. науч. б-ка им. К. Маркса). — 1000 экз.
  • Писатели Дона: Биобиблиогр. сб / [Сост. Г. Г. Тягленко]. — Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1976. — 288 с. — 10 000 экз.
  • Писатели Дона: Биобиблиогр. указ / [О. И. Кузина и др.]. — изд. 2-е, испр. и доп. — Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1986. — 416 с. — 20 000 экз.

Примечания[править | править код]

  1. Умерла В. Н. Кононыхина-Сёмина
  2. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8.. — С. 374.
  3. 1 2 Кононыхина-Сёмина В. Коллеги-литераторы о творчестве Виталия Сёмина. — http://litbook.ru/article/406/
  4. Инна Борисова. Здесь Родос — здесь и прыгай.
  5. За строкой «Нагрудного знака „Ост“»
  6. Евгений Ермолин Последние классики. — М.: Совпадение, 2016. — Стр. 26-27.

Ссылки[править | править код]