Умирающий лебедь (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Умирающий лебедь
Постер фильма
Жанр Трагедия
Режиссёр Евгений Бауэр
Автор
сценария
Зоя Баранцевич
В главных
ролях
Вера Каралли
Александр Херувимов
Витольд Полонский
Андрей Громов
Иван Перестиани
Кинокомпания А. Ханжонков и К°
Длительность 49 минут
Страна Российская империя
Язык Русский
Год 1917
IMDb ID 0186650
«Умирающий лебедь» (1917)

«Умирающий лебедь» (1917) — российский немой художественный фильм Евгения Бауэра. Выпущен 17 января 1917 года[1][2].

Сюжет[править | править код]

Немая танцовщица Гизелла знакомится с Виктором и влюбляется в него. Кажется, что Виктор отвечает ей взаимностью, но вскоре танцовщица обнаруживает его с другой. Увидев Гизеллу в роли умирающего лебедя, художник Глинский, стремящийся изобразить в картине смерть, использует танцовщицу в качестве натурщицы. Глинский пишет её в костюме лебедя, в глазах Гизеллы — выражение скорби. Но когда Виктор раскаивается и получает прощение Гизеллы, художник замечает, что это скорбное выражение исчезает. Тогда он душит танцовщицу и оставляет её в финальной позе «умирающего лебедя».

В ролях[править | править код]

О фильме[править | править код]

В год выхода фильм вызвал ряд заинтересованных публикаций[3][4]. В частности, обозреватель «Театральной газеты» писал: «На этот раз г. Бауэр особенно интересен не павильонами, а изысканнейшей натурой»[5]. В «Обозрении театров» было отмечено: «Содержание пьесы довольно любопытно, и лента смотрится с интересом»[6].

«Кине-журнал» так оценил фильм:

«Картина выполнена очень удачно. Ласкает глаза чудесная природа Сочи, где была снята эта лента, напряжённое внимание вызывает богатая и интересная изобретательность режиссёра в постановке фантастических эпизодов. Но самое интересное в новой ленте — это, конечно, танцы г-жи Каралли»[7].

В «Вестнике кинематографии» В. Веронин отмечал актёрскую игру и режиссёрские находки.

Хорошим партнером В. А. Каралли был А. А. Громов в роли безумного художника. Артист дал хороший грим и продуманный, твёрдый жест. Хотелось бы только большего удара в сцене задушения. Картина эффектна. В третьем акте режиссёру удается создать настроение жути — в сцене сна Гизеллы[8].

Историк кино В. Вишневский написал: «Нелепый и надуманный сюжет; интересна, главным образом, актёрская игра»[1]. Киновед Нея Зоркая оценила фильм как «декадентский узор на лубочной основе»[9].

Когда раскаявшийся в измене Виктор снова у ног молчаливой красавицы и сеньор Керубино согласен на брак, расплата приобретает совершенно декадентский характер. Маньяк Глинский душит свою моделью... Безумец не увидел в глазах Гизеллы обычного выражения скорби (она же теперь с Виктором!). Удушив несчастную, он судорожно бросается к мольберту, чтобы запечатлеть истинный «покой смерти»... Мотив сугубо декадентский. Такова же и атрибутика, обстановка мастерской Глинского, накладывающиеся на лубочный, кустарный, парковый декор фильма в целом... Перья, мерцающий жемчуг, корзины пышных гортензий — и всё это на фоне чёрного бархата — являют собой эффектную декадентскую композицию, кстати, отлично снятую оператором Б. Завелевым. Но это — финал, сама же лента развёртывается как обычная чувствительная любовная история[10].

Киновед Ирина Гращенкова следующим образом описывала фильм:

«Трагическая новелла — так определён жанр фильма „Умирающий лебедь“. Следовало бы добавить, фантастическая новелла, которую бессмысленно трактовать по законам жизнеподобия. В ней два ключевых эпизода условны и фантасмагоричны — танец и сон героини, когда к ней приходит в белых одеждах сама смерть. Пластическая деталь, связывающая сон и танец — руки. Режиссёр использовал в фильме симфонию рук: в сцене сна — угрожающе тянущиеся к героине, в сцене танца это — пытающиеся поднять её крылья. Движения и перегибания рук, игра кисти, трепет пальцев»[11].

Особо отмечалась главная женская роль.

Прима-балерина Императорского Большого театра, участница «Русских сезонов» в Париже Вepa Каралли именно в этой роли, одной из лучших в двух десятках сыгранных ею в кино, соединила мастерство танцовщицы, скромное, но несомненное дарование актрисы, обаяние и женственность. Она не раз играла роли балерин, танцовщиц, но только Бауэр ввёл её танец в сердцевину драматургии, в эстетику фильма, превратил в монолог, для чего замкнул героини уста немотой[11].

И. Гращенкова также написала о выразительности сцен, снятых вне павильона.

В фильме «Умирающий лебедь» основное пространство действия — Крым, его экзотическая, романтическая, пряная природа. Натурные съёмки шли в Сочи. Фильм рождался как симфония белого апокалиптического цвета, растворяющегося, истаивающего под жгучим южным солнцем. Лестница к морю, украшенная большими вазами, колоннада дачи, а также летние костюмы героев, платья, шляпы, бальная пачка героини смотрелись, как мираж[12].

Другие факты[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Вишневский, 1945, с. 119.
  2. 1 2 Великий Кинемо, 2002, с. 355.
  3. Великий Кинемо, 2002, с. 355—357.
  4. Короткий, 2009, с. 51.
  5. Театральная газета, 1917, № 1/2, c. 15.
  6. Обозрение театров, 1917, № 3360, с.16.
  7. Кине-журнал, 1917, № 1/2, с.72—73.
  8. Вестник кинематографии, 2017, № 123, с. 13—14.
  9. Зоркая, 1976, с. 240.
  10. Зоркая, 1976, с. 240—241.
  11. 1 2 Гращенкова, 2005, с. 250.
  12. Гращенкова, 2007, с. 108.
  13. Великий Кинемо, 2002, с. 356.

Литература[править | править код]

  • Вишневский В.Е. Художественные фильмы дореволюционной России. — М.: Госкиноиздат, 1945. — С. 119. — 194 с.
  • Зоркая Н.М. На рубеже столетий. У истоков массового искусства в России 1900—1910 годов. — М.: Наука, 1976. — С. 240—241. — 298 с.
  • Великий Кинемо: Каталог сохранившихся игровых фильмов России (1908—1919) / Сост.: В. Иванова, В. Мыльникова, С. Сковородникова, Ю. Цивьян, Р. Янгиров. — М.: Новое литературное обозрение, 2002. — С. 355—357. — 568 с.
  • Гращенкова И.Н. Кино Серебряного века. Русский кинематограф 10-х годов и Кинематограф Русского послеоктябрьского зарубежья 20-х годов. — М., 2005. — С. 249—250. — 432 с.
  • Гращенкова И.Н. Серебряный век. В поисках лица // Искусство кино. — 2007. — № 4. — С. 106—114.
  • Короткий В.М. Операторы и режиссёры русского игрового кино. 1897-1921. — М.: НИИ киноискусства, 2009. — С. 42—43. — 430 с.

Ссылки[править | править код]