Фонологическая концепция М. В. Панова

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фонологическая теория М. В. Панова, во многом следовавшего традиции Московской фонологической школы[1][2], основана на специфическом понимании парадигматики и синтагматики и признаёт наличие в языке двух рядов фонем: синтагмо-фонем и парадигмо-фонем[3]. Теория была систематически изложена автором в книге «Русская фонетика» в 1967 году[4]:86.

Основы теории[править | править код]

Синтагматика и парадигматика[править | править код]

Термин «синтагма» переосмысливается М. В. Пановым так, что вместо сочетания единиц в его трактовке делается акцент на употреблении различных единиц в одной и той же позиции[3]:11, то есть на сочетании данного контекста и противопоставленных друг другу единиц, которые могут быть употреблены в нём. Противопоставленность важна потому, что если в некоторой позиции не могут быть употреблены хотя бы две различные единицы, невозможна и сегментация речевого отрезка[3]:10 ( и не могут быть выделены из , если в данном языке невозможен сегмент ). Парадигма же понимается как совокупность позиционно чередующихся единиц[3]:13—14 — единиц, не способных встречаться в одной и той же позиции и потому неспособных к смыслоразличению, благодаря чему они и объединяются в одну смыслоразличительную единицу (фонему). Таковы, к примеру, гласные в рус. н[о]с — н[ʌ]сы — н[ъ]совой.

Минимальной языковой единицей в синтагматике М. В. Панов считал не звук или фонему, а различительный признак[3]:13: правила сочетаемости звуковых единиц апеллируют именно к этому понятию, поскольку классы звуковых единиц, способных выступать в той или иной позиции, объединяются тем или иным общим признаком (к примеру, в русском языке перед [r — r’] невозможны зубные мягкие согласные[3]:12). Единицы, чередующиеся в пределах парадигмы, не обязаны объединяться или различаться определённым признаком (ср. [о — ʌ — ъ]) или вообще в чём-либо походить друг на друга, поэтому единицы парадигматики «континуальны», нечленимы на признаки[3]:15—16.

Поскольку в парадигматике, в отличие от синтагматики, не происходит объединения единиц в классы по тому или иному признаку[3]:20, а некоторые запреты на сочетаемость не ведут к позиционным чередованиям, в общем случае синтагматические и парадигматические закономерности независимы и невыводимы друг из друга[3]:19.

Два ряда фонем[править | править код]

Единицы, входящие в состав морфем и слов и различающие их, отличающие друг от друга, способствующие узнаванию слов[4]:88, в теории М. В. Панова называются синтагмо-фонемами[3]:13. Позиционно чередующиеся звуковые единицы, составляющие парадигму, называются парадигмо-фонемами[3]:14.

В русском языке М. В. Панов насчитал 73 синтагмо-фонемы, что заставило его обратиться к понятию субфонемы — различительного признака — для уменьшения числа минимальных единиц[4]:90.

Нейтрализация[править | править код]

Понятие нейтрализации неодинаково в синтагматике и в парадигматике. Нейтрализация является синтагматической, если в некоторой позиции утрачивает различительную силу признак, являющийся различительным в других позициях; так, в русском языке признак глухости шумных согласных в абсолютном конце слова неразличителен, ср. луг и лук [к]. В парадигматике говорят о нейтрализации, если две парадигмы имеют хотя бы один общий член[3]:18; в русском языке таковы, в частности, фонемы <о> и <а>, в ряде позиций совпадающие в звуках [ʌ] (сом, сам — с[ʌ]ма) и [ъ].

Нейтрализация, наряду с позиционными явлениями и взаимозависимостью единиц в системе, характеризуется М. В. Пановым как специфическая особенность естественных языков[3]:22.

Критика[править | править код]

Концепция М. В. Панова квалифицируется сторонником Московской фонологической школы А. А. Реформатским как разновидность «фонологического плюрализма»[4]:86 (вместе с теорией С. И. Бернштейна, учением о смешанных фонемах С. К. Шаумяна и фонологической концепцией Р. И. Аванесова), поскольку осуществляет «двойной счёт» числа фонем в данном языке. А. А. Реформатский полагал, что концепции такого рода способны лишь «запутать дело и породить и терминологические, и фактические трудности и противоречия», если они не апеллируют к понятию уровня, относя разные ряды фонологических единиц к разным уровням[4]:91.

Примечания[править | править код]

  1. Виноградов В. А. Фонология — статья из Большой советской энциклопедии
  2. Касаткин Л. Л. Московская фонологическая школа // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. http://tapemark.narod.ru/les/316b.html. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Панов М. В. Позиционная морфология русского языка. — М.: Наука, Школа «ЯРК», 1999. — 275 с. — ISBN 5-02-011716-1.
  4. 1 2 3 4 5 Реформатский А. А. Попытки синтеза концепций Ленинградской и Московской фонологических школ и фонологический плюрализм // Из истории отечественной фонологии: Очерк. Хрестоматия. — М.: Наука, 1970. — С. 75—91. — 5600 экз.

Литература[править | править код]