Японская иммиграция в Бразилию

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Первые японские иммигранты на борту «Касато-Мару»

Японская иммиграция в Бразилию ведётся с начала XX века. В Бразилии проживает крупнейшая диаспора японцев за пределами Японии, общей численностью более 2 млн человек[1][2][3].

История[править | править код]

В Японии ко второй половине XIX века наблюдалось сильное перенаселение, в результате с 1880-х годов японское правительство стало заключать договоры с мировыми правительствами о размещении иммигрантов[4]. Крупные японские общины возникли на Гавайских островах, западном побережье США, в Мексике и Перу. Однако уже с начала XX века в связи с ростом японского империализма, захватами Тайваня и Кореи, значительная часть японской миграции оказалась направленной в эти страны.

Первый договор о дружбе, торговле и мореплавании между Бразилией и Японией был подписан лишь 5 ноября 1895 года. Японо-бразильские отношения развивались медленно, поскольку республиканская Бразилия официально проводила политику «цивилизования» и «отбеливания», а в 1890 году был запрещён въезд лиц азиатского происхождения. Указом № 528 президент Деодору да Фонсека постановил, что въезд иммигрантов из Африки и Азии допускается только с разрешения Конгресса. Этот же указ поощрял миграцию европейцев. Однако законом № 97 от 1892 года китайские и японские иммигранты допускались в страну[5].

Предубеждение против азиатских иммигрантов было сильно в Бразилии: в западном мире XIX века азиаты считались низшей расой, вдобавок военно-политические успехи Японии породили миф о «Жёлтой угрозе». Японские поселенцы противоречили официально провозглашённой политике «отбеливания», а кроме того обычаи, религия и язык японцев препятствовали их ассимиляции[4]. Профессор социологии Франсиску Жозе ди Оливейра Виана, автор классического труда «Южное население Бразилии» (порт. Populações Meridionais do Brasil, 1918), сравнивал японцев с серой в химических растворах — они не растворялись.

Тем не менее, острая нехватка рабочих на кофейных плантациях принудила правительство Бразилии запланировать переезд первых японских колонистов на 1897 год. Однако в том же году произошёл острый кризис перепроизводства, резко упали цены, и открытие японской иммиграции было отложено. Кризис был преодолён только к 1901 году. Глава бразильской дипломатической миссии в Японии — Мануэл ди Оливейра Лима — провёл консультации с правительством, однако получил предупреждение об опасности смешения представителей «низшей расы» с бразильцами[4].

В 1902 году правительство Италии прекратило субсидировать эмиграцию итальянцев в Бразилию. Бурный рост кофейных плантаций в этот период привёл к большому дефициту рабочей силы. Наконец, в 1907 году был отменён указ № 528, а взамен принят «Закон об иммиграции и колонизации». В ноябре 1907 года японский предприниматель Рю Мидзуно подписал соглашение с государством об отправке 3000 сельскохозяйственных рабочих в Бразилию. Это открывало японскую иммиграцию[6].

Японский плакат, рекламирующий иммиграцию. Надпись гласит: «Уезжайте в Южную Америку (Бразилию) со своей семьёй»

Ещё до открытия официальной иммиграции, группа японцев под началом Сабуро Кумабэ в 1907 году прибыла на фазенду Санту-Антониу в Консейсан-ди-Макабу, где была основана сельскохозяйственная колония, но она просуществовала всего пять лет. Помимо непривычного климата, нашествий насекомых и отсутствия инвестиций, предприятие провалилось из-за того, что большинство колонистов не были аграриями.

Первая официальная партия японских иммигрантов прибыла в Сантус 18 июня 1908 года на корабле «Касато-мару» после 52-дневного плавания из Кобе. На корабле было 165 семей — всего 781 человек, которые поступили на плантации запада штата Сан-Паулу. Встреча не была тёплой, периодические издания печатали карикатуры и публиковали предостерегающие статьи. Губернатор штата Сан-Паулу также свидетельствовал, что первый опыт взаимодействия был неудачным, и лишь немногие из японских переселенцев отправились на фазенды, остальные осели в городах.

Вторая партия мигрантов прибыла в Сантус 28 июня 1910 года на судне «Рёдзюн-мару», привезшего 906 человек. Иммиграция шла постепенно: по оценке 1914 года в Сан-Паулу насчитывалось до 10 000 японцев, а к 1915 году официально в Бразилию въехали 3434 семьи японских иммигрантов (14 983 чел). Большая часть иммигрантов не прижились в стране и вернулись на родину после истечения срока контракта. Значительная часть из них так и не освоили португальский язык.

Японские мигранты были отягощены большими долгами: проезд в Бразилию оплачивался за счёт вычетов из их зарплаты, потребные для жизни вещи покупались в кредит в лавке, имевшейся на фазенде. Тем не менее, уже в 1911 году была зарегистрирована первая покупка земли японцами в штате Сан-Паулу. Японцам запрещалось приезжать в Бразилию в одиночку, большей частью это были молодожёны или молодые семьи с маленькими детьми: этот фактор способствовал тому, что мигранты оставались в Бразилии навсегда.

Первое поколение японских мигрантов было существенно отчуждено от прочих этнических групп Бразилии. Клод Леви-Стросс, посетивший Бразилию в 1935 году, свидетельствовал:

Вокруг Сан-Паулу жило также много японцев, но найти к ним подход было труднее. Иммиграционные конторы набирали их, обеспечивали им переезд, временное жилье по приезде, а затем распределяли их по фермам, которые напоминали разом и деревню, и военный лагерь. Тут же находились все службы: школа, мастерские, медпункт, лавки, развлечения. Эмигранты проводили долгие годы в этом отчасти добровольном заточении, возвращая из заработка свой долг компании и складывая накопления в её сейфы. Эта компания бралась через несколько лет вернуть их на землю предков, чтобы они могли умереть на ней, либо — если малярии удалось сделать дело раньше — доставить туда их тела. Все это было организовано так, чтобы у пустившихся в рискованное мероприятие людей никогда не возникало чувства, что они навсегда покинули Японию.

Леви-Стросс К. Печальные тропики

90 % японских иммигрантов говорили только по-японски. Даже в начале XXI века многие японо-бразильцы из сельской местности с трудом говорят по-португальски.

В 1912 году в Сан-Паулу возник японский квартал неподалёку от тогдашнего центра города. Между 1917 и 1940 годами в Бразилию въехало 164 тыс. японцев. Выезд в Бразилию стимулировался запретом США принимать японских иммигрантов (1924). Впрочем, аналогичные проекты рассматривались в 1923 году и в Бразилии, но они не имели успеха.

75 % японских иммигрантов отправлялись в Сан-Паулу, где не только работали на кофейных плантациях, но и активно включились в производство садово-огородных культур, чая и риса, а также чёрного перца. Начиная с 1930 года японская диаспора в Бразилии стала крупнейшей за пределами Японии: в Новый свет переезжали родственники первого поколения колонистов.

Старение населения и сокращение трудоспособного населения вынудило Японию в 1989 году принять закон о праве на работу в Японии любого человека, чьи родители, бабушка или дедушка были японцами. В результате стал наблюдаться обратный процесс переезда потомков японцев из Бразилии и Перу в Японию. Уже в 1991 году в Японии так называемых «никкэйдзинов» только из Бразилии было 150 тысяч человек. Миграция того периода носила временный характер: заработав деньги в Японии японцы возвращались в Бразилию, а самая миграция была представлена в основном молодыми мужчинами до 30 лет без семьи. Однако на рубеже 20 и 21 века японцы из Бразилии и Перу стали переезжать в Японию на постоянную основу[7].

Примечания[править | править код]