Gdy naród do boju

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Gdy naród do boju (польск. Когда народ на бой) — польская революционная песня, ставшая известной среди народовольцев и социалистов в XIX веке. Стихотворение под названием «Szlachta w roku 1831» (польск. Шляхта в 1831 году), ставшее основой для песни, написал в 1835 году Густав Эренберг, а впервые оно было опубликовано в 1848 году в сборнике «Dźwięki minionych lat». В том же году песню стали исполнять на музыку арии из оперы «Дон Жуан» Вольфганга Амадея Моцарта[1] (в том числе и в вариации B-dur №2 авторства Фредерика Шопена).

Песня пользовалась известностью среди польских крестьян и рабочих XIX века, став своеобразным крестьянским гимном, направленным против польских магнатов, которые бездействовали во время восстания 1830 года (в песне, в частности, упоминается о битве под Сточеком). Песня была гимном Объединенной народной партии Польши (в эпоху существования Польской Народной Республики) и Армии людовой, а с 1993 года является гимном партии «Самооборона Республики Польша». Русская версия песни с призывами к борьбе против капиталистов (без упоминания национальностей) появилась в 1905 году и стала популярной среди баррикадников Москвы; позднее на эту музыку были написаны ещё несколько революционных песен, в том числе и «Вперед, краснофлотцы!».

Текст[править | править код]

Польский оригинал[2] Русская версия 1905 года[3]

Gdy naród do boju wystąpił z orężem,
panowie o czynszach radzili.
Gdy naród zawołał: "umrzem lub zwyciężym!",
panowie w stolicy bawili.

O, cześć wam panowie, magnaci,
za naszą niewolę, kajdany,
o, cześć wam książęta, hrabiowie, prałaci,
za kraj nasz krwią bratnią zbryzgany.

Armaty pod Stoczkiem zdobywała wiara
rękami czarnymi od pługa,
panowie w stolicach kurzyli cygara,
radzili o braciach zza Buga.

O, cześć wam panowie, magnaci...

Wszak waszym był synem ów niecny kunktator,
co wzbudzał przed wrogiem obawę,
i wódz ten naczelny, pobożny dyktator,
i zdrajca, co sprzedał Warszawę.

O, cześć wam panowie, magnaci...

Lecz kiedy wybije godzina powstania,
magnatom lud ucztę zgotuje,
muzykę piekielną zaprosi do grania,
a szlachta niech wtedy tańcuje.

O, cześć wam panowie, magnaci...

Powstańcy nie znają wiedeńskich traktatów,
nie wchodzą w układy z carami,
lecz biją Moskali, wieszają magnatów
i mścić się umieją stryczkami.

O, cześć wam panowie, magnaci...

Нас давит, товарищи, власть капитала,
Царящего мощно повсюду.
Однако, товарищи, время настало
Проснуться рабочему люду.

На бой нас давно вызывает
Буржуй, враг, царящий повсюду;
Пусть красное знамя собой означает
Идею рабочего люда.

Полиция к порядку штыком призывает,
Нам поп чушь городит с амвона,
Царь-батюшка только головкой кивает:
Буржуй, знать, хозяин у трона (да Митька Трепов!)

На бой нас давно вызывает...

Нас давят, увечат, нещадно штрафуют,
Толпами нас гонят в могилу;
Однако недолго наш враг попирует,
Уж наша пора наступила.

На бой нас давно вызывает...

Долой же позорную власть капитала,
Пусть рухнет мир старый повсюду!
К оружью, товарищи, время настало
Подняться рабочему люду.

На бой нас давно вызывает...

Примечания[править | править код]