Болдинская осень

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Болдинская осень 1830 года — наиболее продуктивная творческая пора в жизни А. С. Пушкина. Затворничество в имении Большое Болдино из-за объявленного холерного карантина совпало с подготовкой к долгожданной женитьбе на Наталье Гончаровой. За это время завершена работа над «Евгением Онегиным», циклами «Повести Белкина» и «маленькие трагедии», написаны: стихотворная повесть (поэма) «Домик в Коломне», лирические стихотворения («Бесы», «Безумных лет угасшее веселье…», «Рифма», «На перевод Илиады», «Труд», «Прощанье», «Заклинание», «Стихи, сочиненные ночью во время бессонницы», «Два чувства дивно близки нам…» — всего около тридцати). В жизни Пушкина было ещё две «болдинских осени». Он провёл в Болдине октябрь 1833 года, причём в этот раз он написал почти столь же много произведений: «Медного всадника», «Анджело», «Сказку о мёртвой царевне…», «Сказку о рыбаке и рыбке», «Пиковую даму» и ряд стихотворений, а также закончил «Историю Пугачёва». Осенью 1834 года Пушкин снова довольно долго прожил в Болдине, но написал всего одно произведение, пусть и значимое: это была «Сказка о золотом петушке».

Весна и лето 1830 года[править | править исходный текст]

6 мая 1830 года было официально объявлено о помолвке Пушкина и Гончаровой. Но свадьба постоянно откладывалась — мать Натальи Гончаровой не хотела выдавать дочь без приданого, однако денег у разорённой семьи не было. В августе того же года умер дядя Пушкина, Василий Львович. Свадьба была снова отсрочена из-за траура, и Пушкин 31 августа выехал из Москвы в Болдино, чтобы вступить во владение близлежащей деревней Кистёнево, выделенной ему по случаю женитьбы отцом. Перед отъездом Пушкин поссорился с будущей тёщей и в письме, написанном под влиянием объяснения с ней, объявил, что Наталья Николаевна «совершенно свободна», он же женится только на ней или не женится никогда.

Болдино[править | править исходный текст]

Усадьба Пушкиных в Большом Болдине

В Болдино Пушкин приехал 3 сентября, рассчитывая за месяц управиться с делами. Поначалу он опасался, что лучшая рабочая пора (обычно осенью он много писал) должна быть заполнена хлопотами по введению во владение и закладу Кистенёва[K 1]. В эту поездку Пушкин взял с собой всего три книги: второй том «Истории русского народа» Полевого, «Илиаду» в переводе Гнедича и сочинения английских поэтов, в том числе Барри Корнуолла. Эпидемия холеры нарушила его планы — из-за карантина он задержался на три месяца, которые стали одним из самых плодотворных периодов в его творчестве.

Отражением его тревог стали появившиеся вскоре после приезда «Бесы» и «Элегия» («Безумных лет угасшее веселье…»)[1]. Вскоре, однако, письмо невесты[K 2] вернуло ему утраченное душевное равновесие. Своему другу и издателю Плетнёву Пушкин сообщил, что, в своём «премиленьком письме» она «обещает выдти за меня и без приданого» и зовёт его в Москву[2]. Дела по Кистенёву были доверены писарю Петру Кирееву, и поэт, уверенный, что Гончаровы покинули холерную Москву, уже известил друга, что появится там не ранее, чем через месяц.

Осень 1830 года стала для Пушкина временем подведения итогов. Уже в своём послании родителям с извещением о помолвке (6—11 апреля 1830) он писал, что начинается новый период; о том же он говорит Плетнёву уже из Болдино: «Доселе он я — а тут он будет мы. Шутка!» (XIV, 113,29 сентября 1830). Перемены в личной жизни совпали с началом нового этапа литературной деятельности. Заключительную главу «Евгения Онегина» поэт открывает ретроспективной картиной своего творчества, символически представив его развитие через «смену обликов Музы», а направление своей литературной эволюции, по словам Благого, как «движение через романтизм к реализму, от „поэзии“ к „прозе“»[3].

В первых числах октября Пушкин попытался уехать из Болдино, но ему не удалось преодолеть карантинные оцепления.

5 декабря 1830 года Пушкин вернулся с третьей попытки в ещё окружённую холерными карантинами Москву. 9 декабря Пушкин писал Плетнёву:

Скажу тебе (за тайну) что я в Болдине писал, как давно уже не писал. Вот что я привез сюда: 2 [гл<авы>] последние главы Онегина, 8-ую и 9-ую, совсем готовые в печать. Повесть писанную октавами (стихов 400), которую выдадим Anonyme. Несколько драматических сцен, или маленьких трагедий, имянно: Скупой Рыцарь, Моцарт и Салиери, Пир во время Чумы, и Д.<он> Жуан. Сверх того написал около 30 мелких стихотворений. Хорошо? Еще не всё: (Весьма секретное) Написал я прозою 5 повестей, от которых Баратынский ржет и бьется — и которые напечатаем также Anonyme.

— Пушкин А. С. Письмо Плетневу П. А., 9 декабря 1830 г., Москва[4]

Проза[править | править исходный текст]

Повести Белкина[править | править исходный текст]

Рукопись повести «Гробовщик». Сентябрь 1830

«Повести Белкина» — первое из сохранившихся завершённых произведений пушкинской прозы. Уже в 1821 году Пушкин определил закон повествования: «Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к чему не служат»[5]. Становление Пушкина как мастера прозы началось «Арапом Петра Великого» (1827). «Повести Белкина» завершили этот этап и определили дальнейшее направление творчества Пушкина: в последующие годы он обращался преимущественно к прозе.

Время окончания работы над каждой из повестей Пушкин отметил в автографах: 9 сентября был завершён «Гробовщик», 14 сентября — «Станционный смотритель», 20 сентября — «Барышня-крестьянка», 14 октября — «Выстрел», 20 октября — «Метель». Книга вышла в свет в октябре 1831 года под заглавием «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные А. П.» и не имела успеха ни у читателей, ни у критиков. Так, Н. Полевой назвал повести «фарсами, затянутыми в корсет простоты без всякого милосердия». В разговоре с одним из своих знакомых Пушкин, отвечая на вопрос «Кто этот Белкин?», сказал: «Кто бы он ни был, а писать повести надо вот этак: просто, коротко и ясно»[6].


Маленькие трагедии[править | править исходный текст]

Рукой Пушкина в ноябре 1830 года написан список драматических произведений, созданных в Болдино, к которым он добавил «Домик в Коломне»:

I. «Окт.» (то есть Октавы — «Домик в Коломне»). II. «Скупой». III. «Сальери». IV. «Д. Г.» (Дон Гуан—«Каменный гость»). V. «Plague»* («Пир во время чумы»).

Критические статьи[править | править исходный текст]

Положение, сложившееся в российском литературном мире к началу 1830-х годов, изоляция, в которой оказались сотрудники «Литературной газеты» и, особенно, обострившиеся отношения с Булгариным — всё это заставило Пушкина впервые обратиться к литературной полемике и подвергнуть переоценке все свои важные произведения («Руслан и Людмила», «Евгений Онегин», «Граф Нулин», «Полтава»). 2 октября, после неудачной попытки вырваться в Москву, он начинает свои заметки: «Нынче в несносные часы карантинного заключения, не имея с собою ни книг, ни товарища, вздумал я для препровождения времени писать опровержение на все критики, которые мог только припомнить, и собственные замечания на собственные же сочинения»[7]. В распоряжении Пушкина не было ни газет, ни журналов, однако, он, по-видимому, помнил все полученные им значимые критические отзывы. Пушкин писал два больших литературно-критических цикла для «Литературной газеты», но все статьи остались неопубликованными, так как 15 ноября 1830 года издание газеты было приостановлено.

В киноискусстве[править | править исходный текст]

Болдинская осень (фильм), 1999 год

В изобразительном искусстве[править | править исходный текст]

офорты Энгеля Насибулина «Болдинская осень».

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Лотман Ю. М. Александр Сергеевич Пушкин: Биография писателя // Лотман Ю. М. Пушкин: Биография писателя; Статьи и заметки, 1960—1990; "Евгений Онегин": Комментарий. — СПб.: Искусство-СПБ, 1995. — С. 21—184. с. 141.
  2. Пушкин А. С. Письмо Плетневу П. А., 9 сентября 1830 г. Болдино // Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1959. Т. 14. Переписка, 1828—1831. — 1941. — С. 112—113.
  3. Благой Д. Д. Творческий путь Пушкина (1826—1830). — М.: Советский писатель, 1967. — 723 с. с. 465-466.
  4. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1959. Т. 14. Переписка, 1828—1831. — 1941. — С. 133.
  5. Пушкин А. С. <О прозе > // Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1959. Т. 11. Критика и публицистика, 1819—1834. — 1949. — С. 18—19.
  6. Петров С. Художественная проза Пушкина // Пушкин А. С. Собрание сочинений в десяти томах / Под общей редакцией: Д. Д. Благого, С. М. Бонди, В. В. Виноградова, Ю. Г. Оксмана. — М.: Государственное издательство художественной литературы; 1960. — с. 621
  7. Пушкин А. С. Опровержение на критики // Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 7. Критика и публицистика. — 1978. — С. 116—137. С. 116

Комментарии[править | править исходный текст]

  1. Несмотря на ссору с будущей тёщей, Пушкин собирался, получив за заложенное имение деньги, одолжить часть Н. И. Гончаровой на приданое.
  2. Отметка о получении письма 9 сентября стоит на последней странице рукописи «Гробовщика».

Литература[править | править исходный текст]

  • Болдинская осень. Стихотворения, поэмы, маленькие трагедии, повести, письма, критические статьи, написанные А. С. Пушкиным в селе Болдине Лукояновского уезда Нижегородской губернии / Составитель Н. В. Колосова. Сопроводительный текст В. И. Порудоминского и Н. Я. Эйдельмана. Предисловие и научная консультация Т. Г. Цявловской. — М.: Молодая гвардия, 1974.
  • Ахматова А. Болдинская осень (8-я глава «Онегина<»>) // Ахматова А. О Пушкине: Статьи и заметки. Л., 1977.
  • Беляк Н. В., Виролайнен М. Н. «Маленькие трагедии» как культурный эпос новоевропейской истории: (Судьба личности — судьба культуры) // Пушкин: Исследования и материалы / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1991. — Т. 14. — С. 73—96.
  • Благой Д. Д. Творческий путь Пушкина (1826—1830). — М.: Советский писатель, 1967. — 723 с.
  • Головин, В. В. «Барышня-крестьянка»: почему Баратынский «ржал и бился» [Текст] / В. В. Головин // Русская литература. – 2011. – № 2. – C. 119-135. http://lib.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=yRwEPo-s8Zo%3d&tabid=10358
  • Елифёрова М. Почему «ржал» Баратынский? в ст. Шекспировские сюжеты, пересказанные Белкиным // Вопросы литературы. 2003. № 1. http://magazines.russ.ru/voplit/2003/1/mel.html
  • Краснобородько Т. И. Болдинские полемические заметки Пушкина: (Из наблюдений над рукописями) // Пушкин: Исследования и материалы / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом). — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1991. — Т. 14. — С. 163—176.
  • Лотман Ю. М. Александр Сергеевич Пушкин: Биография писателя // Лотман Ю. М. Пушкин: Биография писателя; Статьи и заметки, 1960—1990; «Евгений Онегин»: Комментарий. — СПб.: Искусство-СПБ, 1995. — С. 21—184.
  • Смольников И. Ф. Болдинская осень. — Л.: Детская литература, 1986. — 142 с.