Браницкая, Александра Васильевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александра Браницкая
польск. Aleksandra z Engelhardtów Branicka
Alexandra Branicka by Grassi.jpg
Художник И.Грасси, 1793 год. Портрет Александры Браницкой
Имя при рождении:

Александра Васильевна Энгельгардт

Род деятельности:

фрейлина, обер-гофмейстерина

Дата рождения:

1754({{padleft:1754|4|0}})

Страна:

Россия

Дата смерти:

15 сентября 1838({{padleft:1838|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:15|2|0}})

Место смерти:

Белая Церковь

Отец:

Василий Андреевич Энгельгардт

Мать:

Марфа (Елена) Александровна Потёмкина (17251775)

Супруг:

Браницкий, Франциск Ксаверий

Александра Браницкая на Викискладе

Графиня Александра Васильевна Браницкая, урождённая Энгельгардт, известная как Санечка (17541838, Белая Церковь) — племянница и любовница Григория Потёмкина, супруга коронного гетмана Польши Ксаверия Браницкого[1].

Биография[править | править вики-текст]

Дочь Марфы (Елены) Потёмкиной, сестры князя Таврического, и небогатого смоленского дворянина. Её мать умерла в 1767 году, оставив 5 дочерей и 2 сыновей. Детство Александра провела в деревне у своей бабушки Дарьи Васильевны Потёмкиной, которая позже переселилась в Москву вместе с внучками.

По той причине, что позже императрица Екатерина весьма нежно к ней относилась, а также потому, что Александра родилась в один год с великим князем Павлом Петровичем, возник слух о том, что на самом деле она являлась дочерью императрицы (от Сергея Салтыкова или от великого князя Петра Фёдоровича). Этот слух имел отношение к легендарной «подмене Павла» — будто бы вместо долгожданного мальчика-наследника у Екатерины родилась девочка (то есть Александра), и её подменили сыном служанки-чухонки, который в итоге и стал императором[2].

В 1775 году двор приехал в Москву, и Потёмкин представил племянницу ко двору, выхлопотал для неё звание фрейлины и забрал в Петербург.

Александра Браницкая на фоне бюста императрицы и с наградным бантом, работы Ричарда Бромптона

«Положение ея сначала было очень затруднительное: малообразованная, выросшая в деревне, она не знала как держать себя, но скоро освоилась и даже начала играть довольно видную роль при дворе»[3].

Вместе со своими сёстрами Варварой и Екатериной и невесткой Екатериной Самойловой входили в «гарем» Потёмкина-Таврического, наличие которого очень шокировало иностранных посланников. «Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам, — писал на родину французский посланник Корберон, — даст вам понятие о состоянии нравов в России»[2]. Сохранившаяся переписка, которую можно найти в публикациях историка Саймона Монтефиоре, свидетельствует об истинности этих слухов. Все племянницы Потёмкина, счастливо выданные замуж и ставшие матерями многочисленных семейств, боготворили и обожали дядюшку до конца жизни. Изнеженная и вечно полусонная Екатерина сменила сестру Александру на посту «официальной фаворитки», но именно Александра, отличаясь деятельным характером, на всю жизнь осталась другом и преданной помощницей светлейшего князя.

Она заслужила особое внимание Екатерины II, 24 ноября 1777 года была пожалована в камер-фрейлины, вошла в интимный кружок Императрицы и сделалась её доверенным лицом, практически членом семьи. Видимо, именно она в 1779 году выдала императрице измену её тогдашнего фаворита Римского-Корсакова с Прасковьей Брюс, что, как и задумывал Потёмкин, привело к падению их обоих.

Державин сделал надпись к портрету Александры:

Героя древнего ты именем сияешь,
Который свет себе войною покорил,
Но боле ты сердец красой своей пленяешь,
Чем он оружием народов покорил.

Брак[править | править вики-текст]

Когда Потёмкин задумал выдать девушку замуж, его выбор пал на особого претендента — графа Ксаверия Браницкого, коронного гетмана польского. Этот брак был выгоден и Потёмкину, и Браницкому. Свадьба состоялась 12 ноября 1781 года, новобрачная была пожалована в статс-дамы. Брак отвечал политическим реалиям того времени. Екатерина ІІ желала стабильного мира с Польшей и поддерживала браки между русскими дворянами и польской шляхтой. За Александрой гетман Браницкий получил приличное приданое — 600 000 рублей серебром и крупные земельные владения. Екатерина ІІ подарила супругам на свадьбу Юсуповский дворец на Мойке в Петербурге (тогда ещё Шуваловский). Доход К. Браницкого от одной только Белой Церкви приносил 750 000 золотых, вместе с другими имениями (Ставище, Рокитное, Лысянка и другими) доход составлял приблизительно 2 миллиона.

Муж Александры с двумя их сыновьями — рано умершим Александром и будущим графом Владиславом

После свадьбы Александра Васильевна не порвала связей с русским двором, проводила зимы в Петербурге, а на лето уезжала в поместья мужа в южной России. Принимала активное участие в делах супруга, хлопоча за него при дворе, брала поставки для русских войск на выгодных условиях (благодаря покровительству дяди). В Белой Церкви был устроен и конный завод — армия постоянно нуждалась в обновлении, в «ремонте» лошадей. Работа по их разведению была у Браницких налажена настолько успешно, что завод славился по всей России и в XIX веке. Обладала колоссальным состоянием (по её словам, к концу жизни оно доходило до 28 миллионов), отличалась широкой благотворительностью. Потёмкин не раз посещал Белую Церковь, чтобы отдохнуть в обществе родных.

В мае 1788 года она посетила дядюшку в Елисаветграде, но неожиданно заболела настолько тяжело, что боялись за её жизнь. Потемкин сообщал Екатерине 19 мая: «У нас Александра Васильевна отошла было на тот свет, но вдруг и неожиданно Бог помог». В том же году вместе с сестрой Екатериной навещала дядюшку, осаждавшего Очаков[4]. Р. М. Цебриков записал в своем дневнике 25 сентября: «Ввечеру лишь только прибыли из Белой Церкви графини Браницкая и Скавронская, то как будто для них турки начали на наши батареи с жаром палить, препятствуя нам работать».

В 1787 году вместе с той же сестрой находилась в свите императрицы, отправившейся в путешествие в Тавриду навестить Потёмкина[5]. 20 мая получила от неё орден Святой Екатерины. Императрица очень тепло к ней относилась, во время своих приездов в столицу Александра Васильевна останавливалась прямо во дворце.

Потёмкин умер на её руках в 1791 году: заболев, он вызвал её в Яссы, и она неотлучно находилась у его постели. Секретарь Потемкина, Безбородко, рассказывал о сцене, разыгравшейся на его глазах, когда князь умер: «Графиня Браницкая, бросаясь на него, старалась уверить себя и всех, что он ещё жив, старалась дыханием своим согреть охладевшие уста…».

После его смерти графиня при поддержке Екатерины ІІ получила большую часть наследства князя. Учитывая ту роль, которую сыграл в её жизни Г. Потёмкин, Браницкая решила посвятить строительство будущего парка его памяти, а также выстроить в парке его мавзолей. Проект мавзолея выполнил в 1795 году известный архитектор Иван Старов, автор Таврического дворца Потёмкина в Петербурге (но из-за Павла I проект не был осуществлен).

На монумент,
воздвигнутый графинею Браницкой
в местечке Белой Церкви
князю Потёмкину-Таврическому

Таврида и Эвксинский флот
Вещают ο его заслуге.
Здесь благодарность слезы льет
По дяде, по отце, по друге.
(Державин, 1795)

После Екатерины[править | править вики-текст]

Парк Александрия

После воцарения Павла удалилась в поместье Белая Церковь. Новый император крайне отрицательно относился ко всему, что было связано с именем князя Таврического. Браницких перестали принимать при дворе, за ними был установлен негласный надзор. Там и прожила до самой кончины, не вернувшись ко двору после коронации Александра I. Сохранился до наших дней разбитый ею прекрасный парк Александрия.

Тем не менее, при дворе её не забывали: в 1807 году две её дочери, София и Елизавета, получили звание фрейлин, а она сама 1 января 1824 — обер-гофмейстерины. По делам благотворительности общалась с императрицей Марией Фёдоровной — в 1821 году предоставила ей 400 тыс. рублей на содержание 7 пансионерок в училище ордена св. Екатерины.

В своем завещании оставила 200 тыс. на выкуп должников из тюрем и 300 тыс. капитала на то, чтобы проценты с него были направлены на поддержание благосостояния крестьян её бывших имений. В 1875 году эта сумма составила уже 600 тыс., и их передали как основной капитал «Сельскому банку графини Браницкой». Также ей в течение нескольких десятилетий принадлежал дворец Юсуповых на Мойке, который именно она продала своим родственникам Юсуповым[6].

Александра Браницкая была похоронена 15 августа 1839 года в своем имении Белая Церковь, в неосвященном приделе Александра Невского Преображенского собора, не дожив до завершения строительства.

Дети[править | править вики-текст]

Два сына и три дочери:

  1. Екатерина Потоцкая (1782—1820), названа в честь императрицы Екатерины II. В первом браке с 1806 года за князем К.Сангушко (ум.1808);
    Второй брак с 1813 года — Потоцкий, Станислав Станиславович
  2. Владислав Ксаверьевич (1783—1843)
  3. Александр Браницкий (1783—после 1798)
  4. София Потоцкая (1790—1879), жена А. С. Потоцкого (1787—1832)
  5. Елисавета Ксаверьевна Воронцова (1792—1881), была замужем за графом, а потом князем и генерал-фельдмаршалом Михаилом Семеновичем Воронцовым.

В литературе[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]