Брюс, Прасковья Александровна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Прасковья Брюс
Jean Samsois - Prascovie Alexandrovna Bruce - circa 1756.jpg
Имя при рождении:

Прасковья Александровна Румянцева

Род деятельности:

статс-дама

Дата рождения:

7 октября 1729({{padleft:1729|4|0}}-{{padleft:10|2|0}}-{{padleft:7|2|0}})

Дата смерти:

7 апреля 1786({{padleft:1786|4|0}}-{{padleft:4|2|0}}-{{padleft:7|2|0}}) (56 лет)

Отец:

Румянцев, Александр Иванович

Мать:

Румянцева, Мария Андреевна

Супруг:

Брюс, Яков Александрович

Дети:

Екатерина Яковлевна Мусина-Пушкина-Брюс (1775/76—1829)

Графиня Прасковья Александровна Брюс, урождённая Румянцева (1729—1786) — придворная дама Екатерины II (называвшей её Брюсша, Параша, Паранья), сестра полководца Петра Румянцева-Задунайского, была замужем за графом Яковом Александровичем Брюсом.

Биография[править | править вики-текст]

Её мать Мария Румянцева была назначена императрицей Елизаветой Петровной ко двору великих князей, благодаря этой связи получила доступ к Екатерине. Стала её подругой. Государыня посвятила ей одну из редакций своих «Записок»: другу своему гр. Брюсс, которому может сказать все, не опасаясь последствий. Вместе с камердинером Шкуриным способствовала сближению Екатерины с Григорием Орловым[1].

27 мая 1751 года по указанию матери вышла замуж за графа Брюса, (была обвенчана в придворной церкви, причем для брачного торжества отпущены были из Придворной конторы различные предметы) и в будущем много способствовала его карьерному росту: успела доставить своему супругу сенаторство (в 1779 г., в январе), чин генерал-аншефа, и подполковника л.-гв. Семеновского полка и даже должность московского генерал-губернатора по смерти графа Захара Григорьевича Чернышева.

« «Она была прекрасна собою, умна, любезна, очень ловка, но строгостью нравов не отличалась»[2]. »

Когда ландграфиня Дармштадтская с дочерьми (одной из которых предстояло стать великой княгиней Натальей Алексеевной) приехала в Россию, их по просьбе императрицы в своем поместье Гатчина встречал Орлов. За несколько времени до приезда ландграфини в Гатчину прибыла императрица в сопровождении одной только графини Прасковьи Брюс, желая таким образом «устранить затруднения первого свидания». Была пожалована в статс-дамы 15-го августа 1773 г., в день бракосочетания великого князя Павла Петровича.

Джакомо Казанова писал в своих воспоминаниях: «Веселость и любезность князя Лобковица оживляли любое общество. Он ухаживал за графиней Брюс, признанной красавицей, и никто не почитал его несчастливым в любви. (…) В ту пору г-н Маруцци, греческий купец, что имел в Венеции торговый дом, но теперь вовсе отошел от дел, приехал в Петербург, был представлен ко двору и как человек приятный стал вхож в лучшие дома. Императрица отличала его, ибо остановила на нем выбор, желая сделать его доверенным лицом в Венеции. Он ухаживал за графиней Брюс, но соперники нимало его не опасались; богач, он денег швырять не умел, а россиянки скупость почитают за великий грех и никому его не прощают»[3].

В 1779 году Екатерина (будто бы по подсказке Александры Браницкой, племянницы Потёмкина), застала с Прасковьей своего юного фаворита Ивана Римского-Корсакова, с которым имела тайный роман, после чего молодой человек получил отставку, а Прасковья потеряла привязанность императрицы. Римской-Корсаков, в свою очередь, быстро бросил Прасковью ради графини Екатерины Строгановой.

После удаления от двора графиня Брюс путешествовала заграницей или жила в Москве. Только в 1785 году, уже будучи больной, ехала из деревни в Москву и встретилась с императрицей, которая возвращалась из Москвы в Петербург. Екатерина II приняла её ласково, взяла с собой в экипаж, долго беседовала с ней наедине и затем с нею простилась. Вскоре после этого графиня умерла в апреле 1786 года от чахотки. Была погребена в подмосковном селе Глинки, родовом поместье Брюсов. Могила разгромлена в советское время, церковь перестроена в санаторий. Изящное надгробие Прасковьи Брюс работы скульптора Мартоса в 1934 было вывезено из Глинок и экспонировалось в Донском монастыре[4]. Оно украшено эпитафией:

Деталь надгробия

Растите завсегда на гробе сем цветы.
В нем разум погребен, в нем скрылись красоты.
На месте сем лежат остатки бренна тела,
Но Брюсовой душа на небеса взлетела[5].

Дети[править | править вики-текст]

  • NN Яковлевич (род. и ум. в 1765)
  • NN Яковлевич (1767—12.05.1768), родился в Москве, его крестила императрица Екатерина II с князем В. М. Долгоруковым.
  • Екатерина Яковлевна (1775/76—1829), с 1793 года замужем за Василием Валентиновичем Мусиным-Пушкиным (1775—1836), последняя графиня Брюс. Поскольку была единственным ребёнком, и на ней род Брюсов пресекался, император Павел разрешил Мусину-Пушкину добавить фамилию «Брюс». Детей у них не было, и данная линия пресеклась. По словам князя Долгорукова, Екатерина была дочерью не от Брюса, а от Римского-Корсакова, и Прасковья намеревалась выдать её за графа Дмитриева-Мамонова, любимца императрицы; предположение это не осуществилось по той причине, что Мамонов влюбился во фрейлину княжну Щербатову. (Это сообщение, впрочем, не совпадает с датами рождения девочки, возвышения Корсакова и пребывания Брюс при дворе).

В литературе[править | править вики-текст]

  • Екатерина II посвятила одну из редакций своих «Записок».
  • Четырнадцатый лист «Живописца» Николая Новикова, где было напечатано продолжение «Отрывка путешествия», заканчивался похвальными стихами графине Прасковье Брюс.
  • Лятошевич, Алексей Леонтьевич перевел с фр. языка «Жизнь добродетельной сицилианки, или Приключения маркизы Албелины» К.-Ф. Ламбера (сентиментальное повествование о многотрудной жизни рано осиротевшей Терезилы, добродетельные поступки которой вознаграждаются в конце романа) и посвятил П.Брюс.
  • Елена Арсеньева. Путеводная звезда, или Куртизанка по долгу службы (Прасковья Брюс)

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Екатерина II в своей «Чистосердечной исповеди», предназначённой Потёмкину, писала: «Потом приехал некто богатырь. Сей богатырь по заслугам своим и по всегдашней ласке прелестен был так, что услыша о его приезде, уже говорить стали, что ему тут поселиться, а того не знали, что мы письмецом сюда призвали неприметно его, однако же с таким внутренним намерением, чтоб не вовсе слепо по приезде его поступать, но разбирать, есть ли в нем склонность, о которой мне Брюсша сказывала, что давно многие подозревали, то есть та, которую я желаю чтоб он имел».
  2. Русский биографический словарь А.А. Половцова
  3. Д. Д. Казанова. История моей жизни
  4. Параллели царских родов
  5. Глинки