Браницкий, Франциск Ксаверий

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Франциск Ксаверий Браницкий
Franciszek Ksawery Branicki
Франциск Ксаверий Браницкий
Портрет Ф.К. Браницкого работы Иоганна Баптиста Лампи (масло, 1790).
Франциск Ксаверий Браницкий
Герб Корчак (изм. Браницкие)
Флаг
22-й Гетман великий коронный
1774 — 1793
Предшественник: Вацлав Пётр Ржевуский
Преемник: Пётр Ожаровский
Флаг
32-й Гетман польный коронный
1773 — 1774
Предшественник: Вацлав Пётр Ржевуский
Преемник: Северин Ржевуский
 
Рождение: 1731({{padleft:1731|4|0}})
Барвальд Горный
Смерть: 1819({{padleft:1819|4|0}})
Белая Церковь, Российская империя
Отец: Браницкий, Пётр
Мать: Мелания Тереза Шембек
Супруга: Александра Энгельгардт
Дети: Екатерина Браницкая, Владислав Григорий Браницкий, Александр Браницкий, София Браницкая, Елизавета Браницкая
 
Награды:
Орден Святого Андрея Первозванного
Орден Святого Александра Невского
Орден Белого орла
Орден Святого Станислава

Граф Франци́ск Ксаве́рий Брани́цкий (польск. Franciszek Ksawery Branicki, 1731 — апрель 1819) — крупный военный и государственный деятель Речи Посполитой, полковник (1757), подстолий великий коронный (1764—1766), староста галицкий (1765), ловчий великий коронный (1766—1773), генерал-лейтенант коронных войск (1764), генерал литовской артиллерии (1768—1773), генерал-адъютант королевский (1762), гетман польный коронный (1773—1774), гетман великий коронный (1774—1793). Сын каштеляна брацлавского Петра Браницкого (ум. 1762) и Мелании Терезы Шембек. Один из лидеров пророссийской конфедерации польско-литовской шляхты, позднее — генерал от инфантерии на царской службе (1795). В русских документах фигурирует как Ксаверий Петрович Браницкий.

Биография[править | править исходный текст]

Происходил из польского рода герба «Корчак», червонорусского происхождения; отец его был каштеляном брацлавским и оставил сыну весьма большое состояние, которое, однако, почти все было растрачено сыном в молодые годы.

Браницкий получил тщательное европейское образование, которое впоследствии дополнил путешествиями, имел богатые дарования и быстро сделался любимцем двора и кумиром польской молодежи. Однако, он рано уже начал искать счастья в чужих землях: сперва он служил в рядах французского войска, действовавшего против Пруссии, потом в Курляндии, при дворе молодого герцога Карла, с которым особенно сблизился, и которого сопровождал в Семилетней войне.

Когда состояние Браницкого истощилось, он хотел ехать в Париж и снова искать счастья при французском дворе, но герцогу Карлу удалось выхлопотать для него место при посольстве в Петербурге, где в то время польским послом был Станислав Понятовский, будущий польский король. С этого времени Браницкий, благодаря сильному покровительству Понятовского, стал быстро возвышаться: 18 февраля 1757 г. он произведён в полковники, а в 1762 г. сделан генерал-адъютантом короля. В это же время Браницкий успел снискать расположение русской великой княгини Екатерины Алексеевны, что впоследствии имело сильное влияние на всю его судьбу. 1 января 1763 года награждён орденом Св. Александра Невского.

В 1764 году Станислав Понятовский, благодаря покровительству русского двора, был избран королём польским, и на Браницкого посыпались награды и отличия: 6 декабря 1764 г. он получил звание первого королевского генерал-адъютанта, на следующий день был произведён в генерал-лейтенанты коронных войск; 21 декабря был сделан подстолием королевства, а 28 получил богатое староство Пшемысльское; во время коронационного сейма он получил высокое звание генерала литовской артиллерии, а в феврале 1765 г. отправлен в Берлин с уведомлением о коронации Станислава-Августа; в мае того же года Браницкий был награждён орденом св. Станислава, а в декабре — Белого Орла, наконец, в мае 1766 г. был сделан ловчим королевства (коронным ловчим, т.е. обер-егермейстером).

5 марта 1766 года Браницкий стрелялся на пистолетах с известным авантюристом Джакомо Казановой на дуэли, спровоцированной первой танцовщицей варшавского театра Бинетти[1]. Пуля Браницкого ранила Казанову в левую руку, царапнув перед этим его живот. Сам Браницкий, по утверждению мемуариста, был тяжело ранен в живот, пуля Казановы вошла справа в живот под седьмое ребро и вышла слева под десятым. Одно отверстие отстояло от другого на десять дюймов. Зрелище было ужасающее: казалось, что внутренности пробиты и он уже покойник[2].

Браницкий ревностно служил королю, поддерживал его в разрыве с Чарторыйскими и старался противодействовать той партии, которая силилась низвергнуть его. В это же время он явно начал склоняться на сторону России и, участвуя в сейме 1767—68 гг., был членом делегации, утвердившей 19 ноября 1767 года договор с Россией о правах диссидентов.

Когда поднялась Барская конфедерация, то Браницкий был назначен начальником польского корпуса, действовавшего против конфедератов вместе с русскими генералами графом Апраксиным и Кречетниковым. Действия его в этой кампании были очень вялы, так как король тайно приказывал ему удерживаться от решительных действий; на долю Браницкого выпало лишь усмирение гайдамаков, что он и выполнил вместе с генералом Кречетниковым, захватив и казнив при этом одного из главных деятелей восстания, сотника Гонту. Вообще Браницкий в это время был другом короля и сторонником России.

Фрагмент картины Матейко

В 1772 года, когда распространились слухи о готовящемся разделе Польши, Браницкому, по поручению короля, пришлось ехать в Париж ходатайствовать перед тамошним двором о заступничестве. Хотя посольство и не достигло своей цели, но король щедро наградил Браницкого, послав ему в Париж 10 апреля 1773 года булаву польного гетмана, а вскоре после этого, 8 февраля 1774 года Браницкий был назначен великим коронным гетманом. 1 августа 1774 года награждён орденом Святого апостола Андрея Первозванного.

В этом же году, по ходатайству императрицы Екатерины, Браницкому было пожаловано богатое Белоцерковское староство, и с этого времени Браницкий начинает особенно усердно служить русским интересам в Польше.

Он разошёлся с королем, примкнул к партии Чарторыйского и Потоцких, и стал говорить о возрождении отечества, указывая на короля, как на главную причину тяжелого положения Польши. На самом же деле Браницкий мечтал о восстановлении прежнего значения гетманской власти, о независимости гетманов от сейма и о безотчётном начальствовании над войском.

Вскоре он сделался главой оппозиционной партии и тогда же встретился с планами Потёмкина, который, думая составить себе самостоятельное владение в Польше, скупал себе там имения и набирал партию. Браницкий пошел навстречу планам Потёмкина, в 1781 году женился на племяннице его, Александре Васильевне Энгельгардт, и с этого времени открыто порвал с королём.

На сейм 1782 года Браницкий явился с сильной партией, поднимал беспорядки, во всём перечил королю и довел до того, что сейм должен был разойтись, не сделав ничего. Тогда Браницкому сделали из Петербурга внушение, и на следующем сейме 1784 г. он держался спокойно. Однако, оппозиция не хотела смиряться и продолжала свою кампанию против короля.

Незадолго до сейма 1788 года оппозиция разделилась: часть её с Чарторыйскими, Потоцкими и Сапегами во главе стала на сторону Пруссии, а другая часть, во главе которой стояли гр. Щенсный Потоцкий и Ржевуский, обратилась к России. Ко второй партии присоединился и Браницкий, который стал скоро одним из её вождей.

Браницкий стал во главе консервативной партии и зорко следил, чтобы сейм не произвёл перемен, неугодных России. Поэтому он восставал против недопущения безземельной шляхты на сеймики, против наследственности королевской власти, против уничтожения liberum veto и вообще объявил себя сторонником древних шляхетских вольностей.

Дворец Браницкого в Петербурге (куплен им у К. Г. Разумовского)

Однако, после провозглашения конституции 3 мая 1791 года, Браницкий не только подписал её и присягнул ей, но даже расхваливал её и вошел в состав вновь учрежденного министерства, в звании военного министра. В действительности же гетман, решив ниспровергнуть новую конституцию, начал сноситься с русским посланником. В Петербурге уже решено было составить конфедерацию из противников конституции и поставить её под защиту русских войск; ждали только Браницкого, чтобы начать действия.

18 мая 1792 года была объявлена в Польше декларация императрицы о том, что она берет под свое покровительство вновь образовавшуюся конфедерацию, и русская армия вступила в Польшу. Скоро польские войска были разбиты, приверженцы конституции разогнаны, король присоединился к конфедерации, конституция была уничтожена и восстановился старый порядок.

После этого Браницкий участвовал в Гродненском сейме, где немало помогал русскому послу Сиверсу, а после второго раздела, когда все его обширные поместья отошли к России, сложил с себя звание гетмана и перешел на русскую службу. Здесь ему пожалован был чин генерал-аншефа, но он не остался жить при дворе и уехал в свое поместье Белую Церковь, где, выйдя 2 ноября 1798 г. в отставку с переименованием в генералы от инфантерии, доживал свой век вдали от двора, занимаясь воспитанием детей и своим обширным хозяйством. Похоронен Браницкий в костёле в Белой Церкви.

Семья[править | править исходный текст]

От брака с Александрой Васильевной Энгельгардт (1754—1838), племянницей князя Потёмкина, имел двух сыновей и трех дочерей:

Супруга Браницкого организовала в родовом имении Белая Церковь дендропарк, получивший её имя, — «Александрия».

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Казанова. История моей жизни, М: Московский рабочий, 1990, стр.605-624
  2. Казанова, 1990, стр.616

Источник[править | править исходный текст]

При написании этой статьи использовался материал из Русского биографического словаря А. А. Половцова (1896—1918).