Воронежско-Ворошиловградская операция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Воронежско-Ворошиловградская стратегическая оборонительная операция
(с немецкой стороны –
часть операции «Блау»)
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Вторая мировая война
Bundesarchiv Bild 101I-216-0412-07, Russland, brennender russischer Panzer KW 1.jpg
Дата

28 июня — 24 июля 1942 года

Место

Южное крыло советско-германского фронта

Итог

Победа Германии

Противники
СССРFlag of the Soviet Union (1923-1955).svg СССР Третий рейх Германия

РумынияFlag of Romania.svg Румыния
ВенгрияFlag of Hungary (1920–1946).svg Венгрия
ИталияFlag of Italy (1861-1946).svg Италия

Командующие
Союз Советских Социалистических Республик Ф. И. Голиков

Союз Советских Социалистических Республик А. М. Василевский

Третий рейх Фёдор фон Бок

Третий рейх Герман Гот

Силы сторон
к началу операции:
68 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий
6 танковых корпусов
14 стрелковых, 3 мотострелковых и 20 танковых бригад
6 УР
1,31 млн человек

введено в ходе операции:
4 танковых корпуса
20 дивизий[1]

к началу операции:
56,5 немецких дивизий (из них 36 пехотных (+3 в пути из резерва ОКХ), 5 охранных, 9 танковых, 6 моторизованых и 1 моторизованная бригада) в ГА «ЮГ».

2-я венгерская армия: 9 легких, 1 танковая, 1 охранная дивизии.
Два итальянских корпуса: 5 дивизий (+1 в пути)
Два румынских корпуса: 5 дивизий (из них 3 пехотные и 2 кавалерийские)
1 словацкая дивизия
Всего 56,5 немецких дивизий и 22 дивизии союзников[2]
Около 1,3 млн в сухопутных войсках.
975,2 тыс. в 1 танковой, 2, 4 танковой, 6 и 17-й немецких армиях[3]
1495 танков[4]
1 584 танка[5]
Более 150 штурмовых орудий[6]
1 200 самолетов[6]

Потери
568 347 человек, из них 370 522 убитых и пропавших без вести; 488,6 тыс. шт. стрелк. оружия; 2436 танков и САУ; 1371 орудий и миномётов; 783 боевых самолётов[7] 70,6 тыс. общих потерь в июле в ГА «А» и «Б».[8]

57 381 боевых потерь (10 711 убитых, 44 412 раненых, 2 258 пропавших без вести) в июле.[9]

Потери союзников Германии неизвестны.

 
Великая Отечественная война

Вторжение в СССР Карелия Заполярье Ленинград Ростов Москва Севастополь Барвенково-Лозовая Демянск Ржев Харьков Воронеж-Ворошиловград Сталинград Кавказ Великие Луки Острогожск-Россошь Воронеж-Касторное Курск Смоленск Донбасс Днепр Правобережная Украина Крым Белоруссия Львов-Сандомир Яссы-Кишинёв Восточные Карпаты Прибалтика Курляндия Бухарест-Арад Болгария Белград Дебрецен Гумбиннен-Гольдап Будапешт Апатин-Капошвар Польша Западные Карпаты Восточная Пруссия Нижняя Силезия Восточная Померания Моравска-Острава Верхняя Силезия Балатон Вена Берлин Прага

Действия немецко-фашистских войск в мае−ноябре 1942 года.

Воронежско-Ворошиловградская операция (нем. Fall Blau) — крупное сражение во время Великой Отечественной войны между войсками СССР и стран нацистского блока на южном участке советско-германского фронта в июне-июле 1942 года. С немецкой стороны — часть операции «Блау».

Оборонительная операция Брянского и Юго-Западного фронтов на воронежском направлении (28 июня — 6 июля 1942)[править | править вики-текст]

Ход операции[править | править вики-текст]

Утром 28 июня после артиллерийской и авиационной подготовки соединения армейской группы «Вейхс» (2-я полевая армия, под непосредственным командованием генерала М.фон Вейхса, 4-я танковая армия (командующий — генерал-полковник Г.Гот), 2-я венгерская армия (командующий — генерал-полковник Густав Яни)[10] перешли в наступление против войск левого крыла Брянского фронта (командующий — генерал-лейтенант Ф. И. Голиков, член Военного совета — А. Ф. Колобяков, начальник штаба — генерал-майор М. И. Казаков).

Главный удар противник нанёс по левофланговой 15-й стрелковой дивизии 13-й армии генерал-майора Н. П. Пухова, а также по 121-й и 160-й стрелковым дивизиям 40-й армии генерал-лейтенанта артиллерии М. А. Парсегова. Здесь, на фронте протяженностью в 45 км, в первом эшелоне противника наступали две танковые, две моторизованные и три пехотные дивизии, двигавшихся плечом к плечу XXIV моторизованного и XLVIII танкового корпусов. Поддержку с воздуха наступающим оказывал самый мощный и самый опытный в делах взаимодействия с наземными войсками VIII авиакорпус генерал-полковника Вольфрама фон Рихтгофена.

В итоге напряжённого боя частям XLVIII танкового корпуса удалось прорвать советскую оборону на стыке 13-й и 40-й армий, продвинуться на восток на 8—15 км и к исходу 28 июня выйти на рубеж Гремячая, р. Тим.

Беженцы уходят по грунтовой дороге рядом с Воронежем, июнь 1942 года.

На выявившееся направление главного удара сразу же были направлены резервы. Уже вечером 28 июня Ставка ВГК приняла меры по усилению Брянского фронта. В его состав из Юго-Западного фронта передавались 4-й (командир — генерал-лейтенант танковых войск В. А. Мишулин) и 24-й (командир — генерал-майор танковых войск В. М. Баданов) танковые корпуса, а из резерва Ставки — 17-й танковый корпус (командир — генерал-майор танковых войск Н. В. Фекленко). Дополнительно в район Воронежа на усиление фронта передавались четыре истребительных и три штурмовых авиационных полка. Начиналась борьба в новых условиях. Предстояло проверить в боях новый инструмент — танковые корпуса.

Командующий Брянским фронтом генерал Ф. И. Голиков решил задержать наступление противника на рубеже р. Кшень и с этой целью приказал немедленно перебросить к участку прорыва 16-й танковый корпус (командир — генерал-майор танковых войск М. И. Павелкин). Одновременно он приказал сосредоточить 17-й танковый корпус Н. В. Фекленко в районе Касторное, а 4-й танковый корпус В. А. Мишулина и 24-й танковый корпус В. М. Баданова в районе Старого Оскола и силами этих двух корпусов подготовить контрудары в северо-западном и северном направлениях. На усиление 40-й армии из резерва фронта были переданы 115-я и 116-я танковые бригады.

Однако, как это всегда бывает в «блицкригах», одной из первых жертв стали пункты управления. В течение 29 июня левофланговые соединения 13-й армии, ведя упорные бои, сдерживали наступление противника на линии железной дороги Ливны, Мармыжи, а войска правого фланга 40-й армии — на реке Кшень. В районе Ракова 24-й танковой дивизии корпуса Гейма удалось прорвать вторую полосу обороны 40-й армии и развить наступление в направлении Горшечного. Появление небольшой группы танков в районе расположения командного пункта 40-й армии в районе Горшечного дезорганизовало управление войсками. Командующий армией генерал-лейтенант М. А. Парсегов и его штаб, бросив часть документов, в том числе и оперативного характера, переехали в район юго-восточнее Касторного и окончательно потеряли управление боевыми действиями своих войск. Видимо, у генерала М. А. Парсегова просто не выдержали нервы: в сентябре 1941 года он был одним из непосредственных участников боев под Киевом, закончившихся огромным «котлом». Так или иначе, вскоре генерал М. А. Парсегов был отстранён от командования 40-й армией и отправлен на Дальний Восток.

Тем временем за два дня наступления 4-й танковой армии Г.Гота удалось прорвать оборону войск Брянского фронта на стыке 13-й и 40-й армий на 40-километровом фронте и продвинуться на глубину до 35—40 км. Этот прорыв усложнил обстановку на левом крыле Брянского фронта, но ещё не представлял собой особой угрозы, так как в районы Волова, Касторного и Старого Оскола выдвигались четыре танковых корпуса. Однако сосредоточение 4-го и 24-го корпусов проходило медленно, а у перевозившегося по железной дороге 17-го танкового корпуса отстали тылы и части остались без горючего.

Командующий же Брянским фронтом Ф. И. Голиков в условиях глубокого прорыва противника на воронежском направлении принял решение отвести войска 40-й армии на рубеж р. Кшень, Быстрец, Архангельское. Ставка ВГК в лице И. В. Сталина не согласилась с этим решением командующего Брянским фронтом. Генералу Ф. И. Голикову было указано, что «простой отвод войск 40-й армии на неподготовленный рубеж будет опасен и может превратиться в бегство». Кроме того, командующему фронтом было указано на промахи в его действиях:

Самое плохое и непозволительное в Вашей работе состоит в отсутствии связи с армией Парсегова и танковыми корпусами Мишулина и Богданова. Пока Вы будете пренебрегать радиосвязью, у Вас не будет никакой связи и весь Ваш фронт будет представлять неорганизованный сброд.

Для организации первого крупного контрудара новых танковых соединений Ставка направила своего представителя — начальника Генштаба Красной Армии генерал-полковника А. М. Василевского. В целях разгрома частей XLVIII танкового корпуса Гейма, прорвавшихся в направлении Горшечное, была создана специальная оперативная группа под руководством командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии генерал-лейтенанта танковых войск Я. Н. Федоренко. В группу вошли 4, 17-й и 24-й танковые корпуса. Задачей группы было нанести контрудары 4-м и 24-м танковыми корпусами из района Старого Оскола на север, а 17-м танковым корпусом из района Касторное в южном направлении. Одновременно по решению командующего фронтом подготавливались контрудары 1-м танковым корпусом генерал-майора танковых войск М. Е. Катукова из района Ливны на юг вдоль железной дороги Ливны, Мармыжи и 16-м танковым корпусом М. И. Павелкина из района Волово на юг вдоль восточного берега р. Кшень.

Как это обычно происходит при организации контрударов поспешно перебрасываемых в район прорыва соединений, корпуса вступали в бой неодновременно. Так, например, 4-й танковый корпус вступил в бой 30 июня, а 17-й и 24-й танковые корпуса — только 2 июля. При этом вопреки традиционно цитируемому диалогу И. В. Сталина и Ф. И. Голикова по поводу соотношения сил на Брянском фронте — 1000 танков Брянского фронта против 500 танков у немцев — обстановка была несколько сложнее. Наличие в воздухе авиации Рихтгофена не благоприятствовало объективной оценке сил прорвавшегося на подступы к Воронежу противника. В действительности против 4, 16, 17-го и 24-го танковых корпусов у немцев были три танковые (9, 11-я и 24-я) и три моторизованные («Великая Германия», 16-я и 3-я) дивизии. То есть против четырёх (пусть пяти с корпусом М. Е. Катукова, который бился с пехотой LV армейского корпуса) советских самостоятельных танковых соединений противник мог выставить почти в полтора раза большее число дивизий — шесть. Кроме того, советский танковый корпус по своей организационной структуре тогда ещё только примерно соответствовал танковой дивизии. При этом слабый в артиллерийском отношении 17-й танковый корпус Н. В. Фекленко был вынужден атаковать элитную «Великую Германию», САУ StuGIII которой могли безнаказанно расстреливать его танки из своих длинноствольных 75-мм пушек. Оценивая события под Воронежем в начале летней кампании 1942 года, нужно помнить, что именно здесь состоялся полномасштабный дебют новой бронетехники немцев.

Появление новой техники отмечалось командирами наших танковых соединений. В частности, командир 18-го танкового корпуса генерал-майор танковых войск И. П. Корчагин в отчете по итогам июльских и августовских боев писал:

В боях под Воронежем противник наиболее эффективно применил подвижную противотанковую оборону, использовав для этой цели самоходные бронированные машины, вооружённые 75-мм орудиями, стреляющими болванкой с зажигательной смесью. Эта болванка пробивает броню всех марок наших машин. Подвижные орудия противник применяет не только в обороне, но и при наступлении, сопровождая ими пехоту и танки.

ЦАМО Ф.18тк, оп.1, д.22, л.13

Точку в организации контрудара группы Я. Н. Федоренко поставило наступление 6-й полевой армии Ф.Паулюса на правом крыле Юго-Западного фронта. Перейдя в наступление утром 30 июня из района Волчанска, 6-я армия прорвала оборону на стыке 21-й (командующий — генерал-майор В. Н. Гордов и 28-й (командующий — генерал-лейтенант Д. И. Рябышев) армий. Развивая наступление на северо-восток, VIII армейский и ХХХХ моторизованный корпуса к вечеру 2 июля выдвинулись на рубеж Скородное, Чернянка, р. Оскол. В результате этого к исходу 2 июля обстановка на воронежском направлении резко ухудшилась. Войска левого крыла 40-й армии в составе трёх дивизий и двух бригад оказались в окружении.

В район Воронежа из резерва Ставки ВГК также был направлен 18-й танковый корпус генерал-майора танковых войск И. П. Корчагина. Одновременно было решено использовать для контрудара 5-ю танковую армию А. И. Лизюкова, перегруппировав её из района Ефремова в район южнее Ельца для нанесения контрудара по флангу и тылу группировки немецких войск, наступавших на Воронеж. На усиление 5-й танковой армии Ставка ВГК дополнительно направила с Калининского фронта 7-й танковый корпус полковника П. А. Ротмистрова.

С утра 3 июля противник продолжал развивать наступление. Армейская группа «Вейхс» главный удар наносила из района Касторное, Горшечное на Воронеж, выдвигая часть своих сил на рубеж Ливны, Тербуны. 6-я полевая армия немцев ХХХХ моторизованным корпусом развивала наступление из района Нового Оскола и Волоконовки в северо-восточном направлении.

Левофланговый XXIX армейский корпус 6-й полевой армии двигался своими главными силами от Скородного на Старый Оскол, в районе которого он 3 июля соединился с частями 2-й венгерской армии, замкнув тем самым кольцо окружения вокруг шести дивизий левого фланга 40-й армии и правого фланга 21-й армии.

Войска 40-й и 21-й армий, попавшие в окружение, вынуждены были прорываться отдельными подразделениями и частями неорганизованно, при плохом обеспечении боеприпасами, при отсутствии единого командования окружёнными войсками и при неудовлетворительном руководстве операцией со стороны командующих армиями.

Уже 4 июля завязались бои на подступах к Воронежу. А на следующий день, 5 июля, 24-я танковая дивизия XXXXVIII танкового корпуса армии Г.Гота, форсировав р. Дон, ворвалась в западную часть Воронежа. Севернее 24-й дивизии форсировала Дон и образовала два плацдарма моторизованная дивизия «Великая Германия». Прорыв в глубину обороны был столь стремительным, что правобережная часть Воронежа была захвачена уже 7 июля. Тем самым задача первой фазы операции «Блау» была немцами выполнена. Уже 5 июля Вейхсу было приказано высвобождать подвижные соединения 4-й танковой армии в районе Воронежа и двигать их на юг.

Контрудар советской 5-й танковой армии[править | править вики-текст]

Но до того как паровой каток 4-й танковой армии Г.Гота согласно плану «Блау» ушёл на юг вдоль левого берега Дона, состоялся контрудар советской 5-й танковой армии. Выдвигающаяся в район Воронежа 5-я танковая армия была одним из двух объединений (3-й и 5-й) с таким названием, которые формировались по директивам Ставки ВГК от 25 мая 1942 года. Командующим 3-й танковой армии был назначен генерал-лейтенант П. Л. Романенко, командующим 5-й танковой армией — генерал-майор А. И. Лизюков. Советские танковые войска тогда находились ещё в стадии копирования решений противника. Поэтому по своей организационной структуре танковая армия примерно соответствовала моторизованному корпусу немцев. Как известно, в моторизованные корпуса входили танковые, моторизованные дивизии, разбавленные несколькими пехотными дивизиями. По тому же принципу были построены первые две советские танковые армии, и эта структура сохранялась до 1943 года. В состав 5-й танковой армии вошли 2-й и 11-й танковые корпуса, 19-я отдельная танковая бригада (это бронированное «ядро» танковых армий сохранится до конца войны), 340-я стрелковая дивизия, один полк РГК 76-мм орудий УСВ, гвардейский миномётный полк установок РС М-8 и М-13. Отличия от моторизованного корпуса видны невооружённым глазом. В составе немецкого корпуса присутствует тяжёлая артиллерия от 100-мм пушек до 210-мм мортир. В советской танковой армии она заменена на универсальные орудия и реактивную артиллерию с куда более скромными возможностями.

В ночь на 3 июля соединения 5-й танковой армии заканчивали сосредоточение к югу от Ельца. В ночь на 4 июля её командующий генерал А. И. Лизюков получил из Москвы директиву, обязывающую «ударом в общем направлении Землянск, Хохол (35 км юго-западнее Воронежа) перехватить коммуникации танковой группировки противника, прорвавшейся к реке Дон на Воронеж; действиями по тылам этой группы сорвать её переправу через Дон».

Как это обычно происходит при спешно организуемых контрударах, армия А. И. Лизюкова вступила в бой по частям. Первым 6 июля пошёл в бой 7-й танковый корпус, потом 11-й танковый корпус (8 июля) и, наконец, 2-й танковый корпус (10 июля). Корпуса вступали в бой, не имея возможности провести разведку, полностью сосредоточиться. Находившаяся в полосе наступления армии А. И. Лизюкова река Сухая Верейка не оправдала своего названия и встретила наступающие танки заболоченной поймой.

Однако следует заметить, что контрудар 5-й танковой армии строился на изначально неверном предположении о том, что наступающие немецкие танковые корпуса будут далее двигаться через Дон и Воронеж на восток. Такой задачи у них не было. Соответственно вместо характерного для наступления растягивающего фланги движения вперед они остановились перед Доном на плацдарме у Воронежа и заняли оборону. Более сотни вооруженных 60-калиберными 50-мм орудиями танков 11-й танковой дивизии были серьёзным противником для наступающих советских танковых бригад и танковых корпусов.

Что армия А. И. Лизюкова могла в этой ситуации сделать, это максимально задержать смену танковых соединений на пехотные. Такая задача ею была выполнена. 10 июля Гальдер делает в своём дневнике следующую запись:

Северный участок фронта Вейхса снова под ударами противника. Смена 9-й и 11-й танковых дивизий затруднена.

В целях освобождения 4-й танковой армии немецкое командование вынуждено было направить к Воронежу XXIX армейский корпус из 6-й полевой армии, ослабив наступательные возможности армии Ф.Паулюса против войск Юго-Западного фронта. Смена постоянно атакуемых дивизий действительно проходила с большими сложностями. В частности, 11-я танковая дивизия сменялась на ранее не бывавшую в боях 340-ю пехотную дивизию, дитя немецкой «перманентной мобилизации».

Итоги операции[править | править вики-текст]

Сражение под Воронежем завершилось, оставив поля, заставленные дымящимися остовами танков. Уходящие на Сталинград танковые соединения немцев одарили своеобразным «поцелуем смерти» советские танковые войска, как бы намекая, что летняя кампания не обещает быть лёгкой. Бои под Воронежем перешли в позиционную фазу. 15 июля директивой Ставки ВГК 5-я танковая армия расформировывается, а А. И. Лизюкова согласно той же директиве предлагалось «назначить командиром одного из танковых корпусов». 25 июля 1942 года командующий 5-й танковой армией А. И. Лизюков сам сел в танк КВ и повёл подразделение в атаку, намереваясь пробить брешь в обороне противника у реки Сухая Верейка и вывести из окружения часть, принадлежащую его армии. KB А. И. Лизюкова был подбит, и командующий одной из первых советских танковых армий погиб.

Для удобства управления войсками, действовавшими на воронежском направлении, решением Ставки ВГК 7 июля был образован Воронежский фронт, в состав которого были включены 60-я (бывшая 3-я резервная армия), 40-я и 6-я (бывшая 6-я резервная армия) армии, 17-й, 18-й и 24-й танковые корпуса. Командующим фронтом был назначен генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин, членом Военного совета — корпусный комиссар И. З. Сусайков, начальником штаба — генерал-майор М. И. Казаков. Генерал Ф. И. Голиков был понижен в должности и стал заместителем командующего Воронежским фронтом. На вновь созданный фронт возлагалась задача прикрыть направления на Тамбов и Борисоглебск. На ответственности войск Брянского фронта, состоявшего из 3-й, 48-й, 13-й и 5-й танковой армий, оставалась задача прикрытия южных подступов к Москве. Командующим этим фронтом в середине июля был назначен выздоровевший после ранения в марте 1942 г. генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский, членом Военного совета — полковой комиссар С. И. Шалин, начальником штаба — генерал-майор М. С. Малинин. Бои под Воронежем были богаты на кадровые перестановки. За неудачи в организации контрудара силами 23-го танкового корпуса командующий 28-й армией генерал-лейтенант Д. И. Рябышев был снят с должности, и его место занял командир 3-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майор В. Д. Крюченкин.

Важные организационные изменения произошли также в руководстве немецкими войсками на южном секторе советско-германского фронта. Как это было запланировано ранее, 7 июля 1942 г. группа армий «Юг» была разделена на группы армий «А» и «Б». Группу армий «Б», включавшую в себя 4-ю танковую (Гот), 6-ю (Паулюс) и 2-ю (Вейхс) армии, 8-ю итальянскую армию (Гарибальди) и 2-ю венгерскую армию (Яны), возглавил фельдмаршал Фёдор фон Бок. Для группы армий «А» с весны 1942 г. готовился штаб под командованием фельдмаршала Вильгельма Листа. В подчинение группы армий «А» поступили 1-я танковая армия (Э.Клейста) и армейская группа Руоффа (17-я армия и 3-я румынская армия).

Оборонительная операция войск Юго-Западного и Южного фронтов в большой излучине Дона и в Донбассе (7—24 июля 1942)[править | править вики-текст]

Ещё 6 июля Ставка приказала отвести войска Юго-Западного и правого крыла Южного фронтов на восток и закрепиться на рубеже: Новая Калитва, Чупринин, Новая Астрахань, Попасная. Это указание Ставки было связано с глубоким охватом войсками противника правого крыла Юго-Западного фронта, а также сосредоточением сильной группировки противника в Донбассе против правого крыла Южного фронта. Отход наших войск на указанный рубеж начался в ночь на 7 июля. В то же время Ставка приступила к сосредоточению свежих сил с целью усиления обороны на подступах к Сталинграду и Кавказу.

На левом берегу среднего течения Дона от Павловска до Вешенской была развёрнута 63-я армия (бывшая 5-я резервная армия). В район Сталинграда в дополнение к формировавшейся там 7-й резервной армии перебрасывалась из района Сталиногорска 1-я резервная армия. Командующему Северо-Кавказским фронтом Маршалу Советского Союза С. М. Буденному было приказано развернуть 51-ю армию по южному берегу реки Дон от Верхне-Курмоярской до Азова и подготовить этот рубеж к обороне.

Ход операции[править | править вики-текст]

Немецкое командование продолжило выполнение описанного в Директиве ОКВ № 41 плана и развернуло наступление с целью окружения и уничтожения основных сил Юго-Западного фронта. Выполнение этой задачи противником осуществлялось путём нанесения двух ударов: одного из района южнее Воронежа силами 4-й танковой и 6-й полевой армий группы армий «Б» и другого из района Славянска, Артемовска силами 1-й танковой армии группы армий «А» в общем направлении на Миллерово.

Несмотря на полученный приказ на отвод войск и задержку танковой армии Г.Гота контрударами под Воронежем, полностью избежать удара несущегося на юг «парового катка» немецкого наступления войсками Юго-Западного фронта не удалось. Если армия Г.Гота задерживалась, то ХХХХ танковый корпус (летом 1942 года началось массовое переименование немецких моторизованных корпусов в танковые) 6-й армии Ф.Паулюса никем скован не был. На тот момент в состав ХХХХ танкового корпуса генерала танковых войск Гейера фон Швеппенбурга входили 3-я и 23-я танковые дивизии, 29-я моторизованная, 100-я егерская и 336-я пехотная дивизии. Именно ХХХХ корпус обрушился на правое крыло Юго-Западного фронта, перешедшее к обороне на южном берегу реки Чёрная Калитва на участке от Новой Калитвы до Чупринина. Отошедшие на этот рубеж 9-я гвардейская, 199-я и 304-я стрелковые дивизии не успели организовать прочную оборону и были попросту сметены немецким наступлением.

7 июля, в разгар боев под Воронежем, ХХХХ танковый и VIII армейский корпуса армии Ф.Паулюса форсировали реку Чёрная Калитва и, развивая наступление на юго-восток, к исходу 11 июля вышли в район Кантемировки. Передовые соединения 4-й танковой армии немцев, выведенные 9 июля из боя в районе Воронежа, выдвигались вдоль реки Дон на юг вслед за ударной группировкой 6-й полевой армии. К исходу 11 июля они достигли района Россоши. Основные силы Юго-Западного фронта, охваченные противником с северо-востока и востока и атакованные с фронта, вынуждены были вести тяжёлые бои южнее и юго-западнее Кантемировки, потеряв связь со штабом фронта.

В связи с тем, что штаб Юго-Западного фронта, находившийся с 7 июля в городе Калаче (180 км юго-восточнее Воронежа), оказался оторванным от основной массы войск фронта, его 57-я, 28-я, 38-я и 9-я армии были переданы в состав Южного фронта. На Южном фронте, которым командовал генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский, пока было относительно спокойно. Войска правого крыла и центра фронта в период с 7 по 11 июля под прикрытием арьергардов отходили назад на рубеж, проходящий примерно по меридиану Таганрога. Тем самым спрямлялась линия фронта и сохранялась локтевая связь с соседом справа.

Пока Южный фронт отходил назад, немецкое командование готовило операцию, симметричную дерзкой высадке в Керчи и Феодосии в декабре 1941 года. 11 июля 1942 года Гитлером была подписана Директива ОКВ № 43, в которой предписывалось захватить морским десантом Анапу и Новороссийск. Черноморский флот предполагалось нейтрализовать с помощью люфтваффе. Далее по северным склонам Кавказских гор высадившиеся войска должны были выйти к нефтяным полям Майкопа, а по берегу Чёрного моря — до Туапсе. Пятью днями спустя после подписания Директивы ОКВ № 43 Гитлер переехал в новую штаб-квартиру в 15 км северо-восточнее Винницы. Оборудованная там из бараков и блокгаузов ставка Гитлера получила наименование «Вервольф» (Оборотень).

Почти за год до описываемых событий точно так же в июле 1941 года передавались в состав Южного фронта потерявшие локтевую связь с основными силами Юго-Западного фронта 6-я и 12-я армии генералов И. Н. Музыченко и П. Г. Понеделина. Судьба 6-й и 12-й армий тогда, как мы знаем, сложилась не лучшим образом. Летом 1942 года всё было не так драматично. Но без катастрофы локального значения не обошлось. Летом 1942 года 9-я и 38-я армии в несколько измененном виде повторили судьбу 6-й и 12-й армий лета 1941 года.

Точно так же, как в июле 1941 года, в июле 1942 года между правым флангом Южного и левым флангом Юго-Западного фронтов зияла брешь шириной в несколько десятков километров. В эту брешь сразу же устремилась масса подвижных соединений противника. С целью отрезать пути отхода на восток всей группировке советских войск, действовавшей в Донбассе, были объединены усилия 1-й и 4-й танковых армий немцев. В состав 4-й танковой армии Г.Гота с 13 июля был передан из 6-й армии Ф.Паулюса наступавший на Миллерово ХХХХ танковый корпус. На время проведения операции против донбасской группировки советских войск обе танковые армии передавались в состав группы армий «А».

14 июля Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин адресовал командующему Юго-Западным фронтом Маршалу Советского Союза С. К. Тимошенко следующие, достаточно резкие слова:

Ставка считает нетерпимым и недопустимым, что Военный совет фронта вот уже несколько дней не даёт сведений о судьбе 28, 38-й и 57-й армий и 22-го танкового корпуса. Ставке известно из других источников, что штабы указанных армий отошли за Дон, но ни эти штабы, ни Военный совет фронта не сообщают Ставке, куда девались войска этих армий и какова их судьба, продолжают ли они борьбу или взяты в плен. В этих армиях находились, кажется, 14 дивизий. Ставка хочет знать, куда девались эти дивизии.

— Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942 г. С. 208—309.

Происходило с указанными дивизиями следующее. В то время как ХХХХ танковый корпус отрезал 9-й и 38-й армиям путь на восток, III танковый корпус Э. фон Макензена 1-й танковой армии вклинился между 9-й армией тогда ещё Юго-Западного фронта и 37-й армией Южного фронта. У хутора Водяной 15 июля 1942 года немецкая 14-я танковая дивизия III танкового корпуса установила контакт с наступавшими ей навстречу соединениями ХХХХ танкового корпуса, замкнув, тем самым, кольцо окружения вокруг войск 9, 38-й и части сил 24-й армий в районе Миллерово. Однако расстояние между внешним и внутренним фронтами «котла» было сравнительно небольшим, что позволило войскам 9-й и 38-й армий с переменным успехом прорываться из окружения.

На 1 июля 1942 года в составе 9-й армии числились 51, 81, 106, 140, 255, 296, 318-я и 333-я стрелковые дивизии, а в составе 38-й армии 162, 199, 242, 277, 278-я и 304-я стрелковые дивизии. На 1 августа 1942 в 9-й армии числятся 51, 81, 106, 140, 242, 255, 296-я и 318-я стрелковые дивизии. В составе переформированной в 1-ю танковую армию 38-й армии числятся 131-я и 399-я стрелковые дивизии. Соответственно 162, 199, 277, 278-я и 304-я стрелковые дивизии исчезли в «котле» под Миллерово.

Соединения 24-й армии генерал-лейтенанта И. К. Смирнова, выдвигавшиеся из резерва Южного фронта в район Миллерово, были вынуждены с ходу вступить в бой с частями ХХХХ и III танковых корпусов, образовывавших внешний фронт окружения в районе Миллерово. Ударами танковых дивизий 24-я армия была отброшена на юг и юго-восток. В этой обстановке Ставка ВГК приказала командующему Южным фронтом Р. Я. Малиновскому отвести войска фронта за р. Дон в его нижнем течении. Поскольку теперь разворачивавшийся фронтом не на запад, а на север Южный фронт попадал в область ответственности С. М. Будённого, оборону предписывалось организовать во взаимодействии с 51-й армией Северо-Кавказского фронта. Генералу Р. Я. Малиновскому предписывалось организовать прочную оборону по южному берегу р. Дон от Верхне-Курмоярской до Батайска и далее по оборонительному рубежу, подготовленному на северных подступах к Ростову. Отход Южного фронта за Дон начался в ночь на 16 июля на участке Раздорская, Ростов.

Пока Южный фронт пытался спасти хотя бы часть войск оторвавшегося левого крыла Юго-Западного фронта, последний был 12 июля переименован в Сталинградский фронт. В состав фронта вошли 21-я армия из старого состава Юго-Западного фронта, а также 63-я (бывшая 5-я резервная армия), 62-я (бывшая 7-я резервная) и 64-я (бывшая 1-я резервная) армии. Это было общим правилом — при попадании в первую линию резервная армия получала соответствующий номер из числа не занятых существующими реально или уже виртуально армий. В состав 62-й армии на тот момент входили 33-я гвардейская, 192, 147, 184, 196-я и 181-я стрелковые дивизии. В состав 63-й — 14-я гвардейская, 1, 153, 127-я и 203-я стрелковые дивизии. В состав 64-й — 131-я, 229-я, 29-я, 18-я, 214-я и 112-я стрелковые дивизии. Командование переименованного фронта осталось прежним, то есть командующий — маршал С. К. Тимошенко, член Военного совета — Н. С. Хрущёв, а начальник штаба — генерал-лейтенант П. И. Бодин. 17 июля в состав Сталинградского фронта директивой Ставки ВГК № 170 513 также включались армии, от которых остались одни штабы — 28-я, 57-я и 38-я.

Последовавшие одна за другой неудачи под Харьковом и отход к Сталинграду с потерей дивизий в Миллерово переполнили чашу терпения Верховного Командующего. Директивой Ставки ВГК С. К. Тимошенко был отстранен от командования Сталинградским фронтом, и на его место был назначен генерал-лейтенант В. Н. Гордов, командовавший до этого 21-й армией.

В середине июля 1942 года Сталинградский фронт получил кратковременную передышку, вызванную замедлением наступления 6-й армии Ф. Паулюса. После того как ХХХХ танковый корпус был изъят из состава армии и передан Г. Готу, армия Паулюса существенно потеряла свою пробивную силу. Основные свои усилия в лице танковых армий Э. фон Клейста и Г. Гота немецкое командование сосредоточило на разгроме отошедших за Дон армий Южного фронта. В дальней перспективе ничего хорошего для Сталинградского фронта это не сулило — разгромив отошедшие за Дон части, две немецкие танковые армии могли развернуться и нанести сокрушительный удар в направлении Сталинграда.

Следует отметить, что в этот период в составе Южного фронта отсутствовали вовсе самостоятельные танковые соединения. 24-й танковый корпус В. М. Баданова, формировавшийся весной 1942 года в полосе Южного фронта, убыл под Воронеж и там остался на длительное время. Поэтому командование Южного фронта располагало только частями и соединениями поддержки пехоты.

Напротив, немецким командованием на этом направлении были собраны почти все танковые соединения, выделенные для проведения летнего наступления, включая рокированные к Ростову 16-ю моторизованную дивизию и моторизованную дивизию «Великая Германия».

Командование Южного фронта, поручив оборону Ростовского укреплённого района 56-й армии генерал-майора Д. Н. Никишева, остальные силы фронта отводило за р. Дон. При этом 37-й армии генерал-майора П. М. Козлова было приказано развернуться для обороны южного берега реки от Константиновской до устья р. Маныч, что сокращало участок обороны 51-й армии. 12-я армия генерал-майора А. А. Гречко отводилась в район южнее Манычской, а 18-я армия генерал-лейтенанта Ф. В. Камкова — в район Хомутовской и Кагальницкой. Во фронтовой резерв в район Батайска командующий фронтом приказал сосредоточить одну стрелковую дивизию и две стрелковые бригады из 56-й армии.

Наиболее слабым был ростовский участок фронта, занимавшийся 56-й армией. Для обороны стокилометрового участка фронта армия имела пять стрелковых дивизий, ослабленных предыдущими боями, две стрелковые бригады и семь пулемётных батальонов 70-го и 158-го укреплённых районов. Ситуацию ухудшало отсутствие опоры на крупные водные преграды. Ещё 16 июля 22-я танковая дивизия корпуса Э. фон Макензена захватила у Перебойного плацдарм на южном берегу Донца. Отходящие советские войска аккуратно взрывали за собой все мосты, но захват плацдарма позволил навести наплавной мост силами понтонных парков. Причём на две переправы понтонов не хватило, и 14-я танковая дивизия была вынуждена встать в затылок 22-й в очередь на форсирование Дона. Несмотря на все усилия бронетанковой группы Южного фронта под командованием А. Д. Штевнева и 3-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора И. Т. Замерцева ликвидировать 17-19 июля плацдарм, это сделать не удалось.

Наступление 14-й и 22-й танковых дивизий с плацдарма у Перебойного началось 19 июля. Атака Ростовского укреплённого района началась утром 22 июля, и уже к концу дня танки корпуса Э. фон Макензена вошли в пригороды Ростова. На следующий день к городу подошла 125-я пехотная дивизия, а уже 24 июля к сражению присоединились 298-я и 73-я пехотные дивизии XXXXIX горного корпуса. Уже 25 июля Ростов был оставлен советскими войсками.

В целях предотвращения форсирования противником Дона южнее Ростова командующий Южным фронтом 23 июля приказал 18-й армии, а затем и 12-й армии развернуться и занять оборону по левому берегу р. Дон от устья р. Маныч до Азова. Но время было уже упущено. Противник упредил войска этих армий, пронизав Ростов, 13-я танковая дивизия немцев прорвалась дальше на юг, переправилась через реку и захватила плацдармы в районе Батайска.

Итоги операции[править | править вики-текст]

Советским войскам не удалось также удержать рубеж р. Дон к востоку от устья р. Маныч. Бои здесь разгорелись ещё с 21 июля, куда в это время начали выдвигаться главные силы 4-й немецкой танковой армии. Войска 51-й армии генерал-майора Н. И. Труфанова, оборонявшиеся здесь на широком фронте, не смогли воспрепятствовать противнику форсировать реку. Части XXXXVIII и ХХХХ танковых корпусов к вечеру 24 июля захватили небольшие плацдармы южнее Раздорской и Цимлянской и обширный плацдарм к югу от Николаевской. Здесь 3-я танковая дивизия Брейта продвинулась на юг до р. Сал и даже переправилась на её южный берег.

Bundesarchiv Bild 101I-218-0506-31, Russland-Süd, bei Stalingrad, Hinweisschild.jpg

К 25 июля 12-я и 18-я армии развернулись на южном берегу р. Дон. Теперь на нижнем течении Дона были развернуты в первом эшелоне четыре советские армии: от Верхне-Курмоярской до немецкого плацдарма южнее Николаевской — 51-я армия, включенная в состав Южного фронта; далее на запад до устья р. Маныч — 37-я армия, в состав которой вошли отдельные соединения и части 51-й армии, отсечённые от её главных сил после выдвижения противника на р. Сал. Участок фронта от устья р. Маныч до Ольгинской обороняла 12-я армия (4, 261-я и 353-я стрелковые дивизии), а левее её до устья р. Дон — 18-я армия (383, 395-я стрелковые дивизии). Однако боеспособность этих армий в связи с их малочисленностью и слабым вооружением была весьма небольшой. Войска 56-й и остатки 24-й армий продолжали отходить с северного берега р. Дон на юг, направлялись в тыл для приведения в порядок и доукомплектования. Общая численность армий Южного фронта в этот период не превышала 100 тыс. человек.

Отступление, пусть даже организованное, никогда не благоприятствовало сохранению артиллерии и тяжёлого оружия пехоты. Кроме того, в процессе отхода армии вылезают из окопов, землянок и блиндажей и растягиваются длинными колоннами по дорогам. Лучшую цель для ударов с воздуха трудно себе даже представить. Поэтому из всех армий, принявших участие в начальной фазе боев за Кавказ, только 51-я армия имела ощутимые количества артиллерии калибром 122 мм и 152 мм. Кроме того, из-за ограниченного количества переправ часть артиллерии оторвалась от своих войск. Была нарушена нормальная работа тыла по снабжению войск Южного фронта боеприпасами.

В такой тяжёлой ситуации некоторое облегчение участи войск Р. Я. Малиновского пришло из Берлина. 23 июля 1942 года появилась на свет Директива ОКВ № 45, которая предписывала изъять два подвижных соединения из состава группы армий «А» и передать их в группу армий «Б» для продолжения наступления на Сталинград. Одновременно из состава группы армий «А» выводилась в резерв «Великая Германия». 11-й армии, которая по Директиве ОКВ № 43 должна была высаживаться в Тамани и содействовать наступлению на Кавказе, ввиду больших потерь, понесенных при штурме Севастополя, предписывалось перемещаться под Ленинград вместе со всей тяжёлой артиллерией. При этом 18-я армия, осаждавшая Ленинград оставалась на своих позициях.

После получения Директивы ОКВ № 45 Листом и Вейхсом была начата перегруппировка немецких войск с кавказского направления на сталинградское. В период с 23 по 25 июля из состава группы армий «А» в группу армий «Б» были переданы управления XXIV и XXXXVIII танковых корпусов и две танковые дивизии — 23-я и 24-я. Вскоре за ними последовали 14-я и 16-я танковые, 29-я моторизованная дивизии. В группу армий «Б» также была направлена из Донбасса походным порядком 8-я итальянская армия. Кроме того, XI армейский корпус 17-й армии был выведен в резерв главного командования и также направлен походным порядком на сталинградское направление. Оси наступлений групп армий «А» и «Б» окончательно разошлись. Начались два почти независимых сражения на двух операционных направлениях — за Сталинград и за Кавказ[11].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 278
  2. Боевое расписание ГА «Юг» на 28 июня 1942 г.
  3. Среднемесячная численность немецких армий в 1941-42 гг.
  4. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945 гг. Издательство «Изографус» Москва, 2002. С.333
  5. Thomas L. Jentz. Panzertruppen 1933—1942. Shiffer Military History, Atglen, PA, 1996, pp. 236—239
  6. 1 2 М. Коломиец, А. Смирнов. Бои в излучине Дона. 28 июня — 23 июля 1942 года. М.: Стратегия КМ, 2002. С. 7.
  7. Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. Сс. 278, 484
  8. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933—1945 гг. Издательство «Изографус» Москва, 2002. С.350
  9. 10-дневные сообщения о потерях
  10. История России. Всемирная, мировая история — История второй мировой войны. 1939—1945 — Краткие биографии немецких, итальянских и венгерских военачальников, руководивших войс …
  11. Исаев А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. — 480 с, ил

См. также[править | править вики-текст]


Литература[править | править вики-текст]

Исаев А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. — 480 с, ил