Космониты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Космониты (англ. spacers) — вымышленная человеческая цивилизация, описываемая в различных романах цикла об Основании и Роботах американского писателя Айзека Азимова.

История возникновения и особенности[править | править исходный текст]

После изобретения позитронного мозга и создания первых человекоподобных роботов на Земле возникла массовая роботофобия; это привело к запрету на использование роботов на Земле. Долгое время роботы применялись при освоении Солнечной системы. После создания гипердвигателя, позволившего совершать межзвёздные путешествия, была начата колонизация планет в иных звёздных системах, при этом колонисты, не скованные запретами, широко применяли роботов при освоении новых планет. После колонизации нескольких десятков планет интерес к космической экспансии у землян исчез. Со временем Внешние Миры получили независимость от Земли и в течение не менее тысячи лет развивались, никак не взаимодействуя с бывшей метрополией. Жителей Внешних Миров стали называть космонитами. Некоторые новые планеты были освоены уже не землянами, а космонитами. В конечном итоге число Внешних Миров достигло 50 планет.

Развитие Земли и Внешних Миров шло совершенно различными путями. В то время как на Земле перенаселение и нехватка ресурсов привели к возникновению «стальных пещер» — гигантских мегалополисов под куполами с жёстким нормированием всех жизненных благ, Внешние Миры поддерживали изначально невысокую численность населения (общее население всех 50 планет не превышало 5,5 миллиардов человек, а население самого крупного мира, Авроры, составляло около 200 миллионов), защищали экологию и повсеместно использовали труд роботов. Это обусловило чрезвычайно высокий жизненный уровень космонитов. Развитие науки, в частности медицины, привело к значительному увеличению продолжительности жизни. Космониты жили по 300-400 лет и медленно старились, в то время как земляне редко доживали до 100. В целом, Внешние Миры значительно опередили Землю в научно-техническом отношении. Космические полеты стали исключительно сферой деятельности космонитов, земляне же за редчайшим исключением не покидали планету и зарылись под землю. Во времена Бейли обычный землянин уже не мог находиться на открытом пространстве без последствий для психики. Основной психологической особенностью космонитов стал индивидуализм, стремление опираться исключительно на собственные силы (и своих роботов).

Отношения с Землёй[править | править исходный текст]

Со временем во Внешних Мирах развились опасения по поводу того, что Земля, даже уступающая в военно-техническом отношении, может представлять собой угрозу ввиду значительного превосходства в количестве населения. Политическая группировка глобалистов Авроры настаивала на изоляции Земли и установлении над ней военного контроля. Партия гуманистов, возглавляемая Хэном Фастольфом, наоборот, считала, что космонитская культура, так же, как и земная, начала проявлять признаки загнивания, и для преодоления наступающего кризиса необходимо побудить землян к возобновлению экспансии в содружестве с космонитами. В целом, возобладала вторая точка зрения.

За 25 лет до событий, описываемых в романе «Стальные пещеры», космониты, угрожая применением военной силы, добились от земного правительства ряда уступок, в частности, открытия миссии на Земле и возобновления производства и использования роботов (тем не менее в "Стальных пещерах" описан бунт, где разорвали на клочки роботов-продавцов в магазине одежды). Миссия, возглавляемая Фастольфом, разместилась в городке Космотаун в окрестностях Нью-Йорка.

Отношение населения Земли к космонитам было крайне враждебным. Космониты воспринимались как надменные завоеватели, насильно навязавшие ненавистных роботов, которые отбирают работу у людей и приводят к нищете. Большинство космонитов, в свою очередь, относились к землянам как к грязным, болезненным полудикарям. Хотя правительство Земли вынужденно сотрудничало с Космотауном, в действительности многие инициативы саботировались. После убийства сотрудника Космотауна доктора Сартона, совершённого членом экстремистской организации медиевистов, миссия была свёрнута. Однако Фастольфу и созданному им полностью человекоподобному роботу Р. Дэниелу Оливо удалось убедить нью-йоркского детектива Элайджа Бейли, расследовавшего убийство, в необходимости изменений. Деятельность Бейли в конечном итоге привела к возобновлению колонизации космоса землянами.

Планеты космонитов[править | править исходный текст]

Из всего цикла известны названия лишь части космонитских планет:

Аврора — первый мир Внеземелья. Первая планета звезды Тау Кита. Первоначальное название: Новая Земля. Аврора — наиболее могущественная среди космонитских планет. Население: 200 миллионов. Количество роботов: около 50 на одного человека. Часть Внешних миров была заселена уже с Авроры. В дальнейшем, в период упадка космонитской цивилизации, аврорцы по неизвестным причинам были вынуждены покинуть свою планету. В конце имперской эры (времена Селдона) их отдалённые потомки населяли изолированный сектор Трантора Микоген («Прелюдия к Основанию»). Их численность составляла около 2 миллионов. Хотя микогенцы сохранили свою историю, местонахождение Авроры было им неизвестно. Она считалась ими Потерянным Миром.

Солярия — последняя, 50-я планета. Основана за 400 лет до событий романа «Обнажённое солнце». Население: 20.000 человек. Апофеоз космонитской индивидуалистической цивилизации — самый роботизированный мир. На одного солярианина приходилось порядка 10 000 роботов. Вся планета разделена на поместья, в которых проживало только 1 или 2 человека (супруги). Через 190 лет после начала «поселенческой» волны экспансии землян, Солярия была якобы покинута («Роботы и Империя»). На самом же деле, соляриане скрылись под землёй, а поверхность планеты тщательно охранялась человекоподобными роботами, подчиняющимися только солярианам.

Нексон — ближайшая к Солярии космонитская планета. Солярия была заселена богатыми выходцами с неё. Ко времени колонизации Солярии население Нексона достигало 20 миллионов и продолжало расти. Планета упоминается в романе «Обнажённое солнце», посвященном событиям на Солярии, а также в «Роботы и Империя»: именно нексонианский корабль первым обнаружил «гибель» Солярии.

Геспер — одна из последних (вероятно, предпоследняя) и наиболее удалённых от Земли (более 300 световых лет) космонитских планет. Заселена выходцами с планеты Фавн незадолго до разрыва отношений космонитов с Землёй, приведшему к изоляции последней на 1.000 лет. Геспер упоминается в рассказе «Мать-Земля» как место проведения дипломатической конференции космонитских миров. Также упоминается в романе «Роботы и Империя» как местопребывание младшей дочери доктора Фастольфа — Василии Алиены, накануне смерти её отца.

Фавн — планета, с которой был заселён Геспер.

Тефида и Рея — одни из наиболее сильных и влиятельных среди космонитских миров, противостояли Авроре и блоку её союзников. Их солнца расположены на юг от Солнечной системы, тогда как солнце Авроры — к северу. Упоминаются только в рассказе «Мать-Земля».

Паллас — планета упоминается лишь однажды аврорцем Сантириксом Гремионисом в разговоре с Бейли («Роботы Утренней Зари»), в связи с тем, что на ней имела место мода красить каждый отдельный волос на лице в свой цвет.

Эвтерпа — планета, популярная как место туристического отдыха космонитов. Была известна своими тропическими лесами и спутником 150 км в диаметре. Эвтерпу посетили Гремионис и Глэдия примерно за лет 110 до основных событий романа «Роботы и Империя», в котором она упомянута.

Мельпомена — 19-я космонитская планета. К моменту событий романа «Основания и Земля» была необитаема, детерраформировалась и утратила почти всю атмосферу. Известно, что на ней были крупные города, чьи руины хорошо сохранились и через 20.000 лет.

Инферно — космонитская планета из трилогии Роджера Аллена «Тайны роботов» («Калибан», «Инферно», «Валгалла»), вписывающейся в азимовский цикл «Истории будущего». Трилогия описывает события через 100 лет после «Роботы и Империя». Это время сосуществования космонитской и поселенческой цивилизаций. Планета переживает тяжелейший политический и экологический кризис (вызванный недостаточно продуманным терраформированием на этапе освоения), из которого её обитателям удается выйти не без помощи поселенцев, чья техника к тому времени превзошла космонитскую. Вызванное необходимостью сотрудничество спустя несколько лет приводит к взаимному проникновению культур и смешению. Однако ассимилируя осевших на планете поселенцев, Инферно по сути вливается в поселенческую цивилизацию, с отказом от роботов в отдалённой перспективе. Предпринятая роботехниками планеты попытка создания «Новых роботов» — с гравитонным мозгом вместо позитронного и изменёнными Законами, к желаемому результату не приводит. Хотя роботы остаются, во время пережитого кризиса их роль переосмысливается. В дальнейшем роботов просто перестают производить.

Угасание[править | править исходный текст]

Всё более усиливающийся индивидуализм космонитов, их нежелание взаимодействовать друг с другом уже во времена Бейли привели к фактической остановке развития Внешних Миров, хотя мало кто это осознавал. Особым фактором этой деградации общества стали роботы, благодаря которым необходимость в контактах между людьми сводилась к минимуму. Крайним выражением этой тенденции стала планета Солярия, населённая 20 тысячами человек и 20 миллионами роботов, причём любой личный контакт между людьми стал строжайшим табу. Долгая жизнь также способствовала развитию консерватизма и общественному застою.

Космониты так и не смогли возобновить собственную космическую экспансию, так как не испытывали в этом потребности. В то же время земляне, осваивавшие новые планеты, отказывались контактировать с космонитами, поскольку новая идеология землян включала тезисы о неизбежном загнивании Внешних Миров и недопустимости использования роботов, которые в конечном итоге подтвердились.

Дальнейшая судьба большинства Внешних Миров неясна. По всей видимости, некоторые из них могли быть разграблены в период становления космических королевств. В романе «Камешек в небе» упоминается механическая цивилизация Сектора Ригель, где робототехника низвела инициативу людей до плачевного состояния. Планеты Сектора Ригель были захвачены флотом военного повелителя Морея в начале имперской эры. Очевидно, речь идет о деградировавших Внешних мирах, которые на картах империи получили название Сектора Ригель.

Однако, возможно, что упомянутый Сектор Ригель не имеет прямого отношения к космонитским планетам из числа Пятидесяти. Звезда Ригель расположена в 870 световых годах от Земли. Аврора, ближайшая к Земле, — в двенадцати. Геспер, самая дальняя, — в трёхстах. Начало Имперской эры отделяет от космонитской эпохи несколько тысячелетий. Решение оставить космонитов в полной изоляции, о котором ретроспективно упоминается в романе «Основание и Земля», если и имело место в действительности, то не с самого начала. Известно, что в первые столетия взаимодействие было достаточно интенсивным: события романа «Роботы и Империя», трилогия «Инферно», изгнание и бегство аврорцев. Поэтому не исключено, что ещё во времена поселенческой экспансии некоторыми космонитами была предпринята попытка новой колонизации в районе Ригеля, сравнительно отдалённом: по роману «Звёзды как пыль» известно, что первая 1000 планет, освоенных поселенцами, находилась в радиусе, не превышавшем 500—600 световых лет от Земли.

В «Кризисе Основания» звезда Компореллона (Бейли-мир) упоминается как Эпсилон Эридана, которая расположена в 10.5 световых годах от Земли, что ближе Тау Кита (звезда Авроры). Логично предположить, что, выбирая место для новой экспансии, космониты желали отодвинуться от поселенцев, а не приблизится к ним.

Ряд планет Внешних миров, вероятно, были покинуты жителями (или вывезены завоевателями из Империи). В романе «Прелюдия к Основанию» изображены отдалённые потомки жителей Авроры, которые населяют жилой сектор Микоген на Транторе во времена Первой Галактической Империи. Эти потомки эмансипированных индивидуалистов создали и упорно сохраняют нелепую патриархальную цивилизацию. Последний (хронологически) роман «Основание и Земля» рисует картину вымерших Внешних Миров: на Авроре экологическую нишу людей (в отсутствие крупных хищников) заняли собаки, которые стали доминирующим биологическим видом; планета Мельпомена лишилась атмосферы и покрылась псевдомхом, который питается углекислотой и солнечными лучами. Особым случаем стала Солярия, люди которой, отличавшиеся мизантропией с самого заселения планеты, сумели полностью ликвидировать необходимость телесного контакта, став гермафродитами, число которых поддерживается на постоянном уровне в 1200 особей.

Ссылки[править | править исходный текст]