Новая институциональная теория

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Новая институциональная теория («неоинституционализм») — современная экономическая теория, принадлежащая к неоклассическому направлению, начало которой положила книга Рональда Коуза «Природа фирмы», вышедшая в 1937 году. Однако интерес к этой сфере проявился лишь к концу 1970-х годов в США, а затем в Европе. Сам термин был введен в научный оборот Оливером Уильямсоном.

В 1997 году было основано «Международное общество по новой институциональной экономической теории».

Новую институциональную теорию часто путают с институционализмом, к которому эта теория не имеет прямого отношения[1].

Основные отличия[править | править исходный текст]

Неоинституционализм — яркое проявление тенденции проникновения методов микроэкономического анализа в смежные социальные дисциплины.

Неоинституционализм исходит из двух общих установок. Во-первых, что социальные институты имеют значение (англ. institutions matter) и, во-вторых, что они поддаются анализу с помощью стандартных инструментов экономической теории[1].

Основное внимание неоинституциональная теория уделяет анализу таких факторов как трансакционные издержки, права собственности, контрактные агентские отношения.

Неоинституционалисты критикуют традиционную неоклассическую теорию за отступления от принципа «методологического индивидуализма».

По сравнению с неоклассической теорией неоинституционализм вводит новый класс ограничений, обусловленных институциональной структурой общества и сужающих поле индивидуального выбора. Кроме того вводятся поведенческие предпосылки — ограниченной рациональности и оппортунистического поведения.

Первая предпосылка означает, что человек, обладающий ограниченной информацией, может минимизировать не только материальные издержки, но и интеллектуальные усилия. Вторая означает «преследование собственного интереса, доходящее до вероломства» (англ. self-interest-seeking-with-guile), то есть возможность нарушения контрактов.

Неоклассическая школа предполагает, что рынок действует в условиях совершенной конкуренции, а отклонения от неё характеризует как «провалы рынка» и возлагает в таких случаях надежды на государство. Неоинституционалисты указывают, что государство также не обладает полной информацией и не имеет теоретической возможности ликвидации трансакционных издержек.

Привычку сравнивать реальные, но несовершенные институты с совершенным, но недостижимым идеальным образцом Г. Демсец назвал «экономикой нирваны».

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]