Пармская обитель

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Пармская обитель
La Chartreuse de Parme
Издание
Жанр:

роман

Автор:

Стендаль

Язык оригинала:

Французский

Год написания:

1838

Публикация:

1839

Перевод:

Н. И. Немчинова

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Пармская обитель» или «Пармский монастырь» (La Chartreuse de Parme) — третий и последний завершённый роман Стендаля, который был им опубликован в 1839 году. Роман был написан им во время приезда в Париж в большой спешке, всего за 52 дня (с 4 ноября по 26 декабря 1838 года)[1].

Сюжет[править | править исходный текст]

В начальных главах описывается восторг, с которым жители севера Италии встретили весной 1796 года французов, освободивших их от тягостного ига Габсбургов. Юный аристократ Фабрицио дель Донго, узнав в 1815 году о возвращении Наполеона с острова Эльба, покидает стоящий на берегу озера Комо замок отца-реакционера и спешит в Бельгию, чтобы на стороне своего кумира принять участие в битве при Ватерлоо[2].

По возвращении на родину Фабрицио подвергается преследованию как изменник и вольнодумец. По совету тайно влюблённой в него тётки, герцогини де Сансеверина, Фабрицио принимает решение сделать карьеру в церкви, хотя не чувствует к этому подлинного призвания. Маленький двор пармского герцогства, где одну из первых скрипок играет граф Моска — любовник и будущий муж герцогини де Сансеверина, бурлит интригами. Прежде чем занять в Парме пост архиепископа, Фабрицио убивает на дуэли соперника за внимание одной актрисы и оказывается в заточении в неприступной крепости, где его спасает от верной гибели влюблённая в него Клелия Конти, дочь коменданта.

Отношения Фабрицио и Клелии продолжаются и после того, как молодой человек становится прелатом, а девушка вступает в брак. Смерть их ребёнка, а затем и самой Клелии вынуждают Фабрицио оставить свой пост и удалиться в картезианский монастырь под Пармой, где он и заканчивает свою недолгую, но полную приключений жизнь.

Истоки замысла[править | править исходный текст]

В поисках мощных и чистых страстей Стендаль в 1830-е годы не раз обращался к сюжетам эпохи чинквеченто. Он публиковал в периодических изданиях романтические истории о приключениях реальных итальянцев XVI века под названием «Итальянские хроники». В 1839 году Стендалю пришла в голову мысль объединить некоторые приключения Бенвенуто Челлини и Алессандро Фарнезе в одном повествовании, а действие перенести в душную эпоху реставрации, последовавшей за свержением Наполеона.

Новаторство[править | править исходный текст]

Батальные сцены в начале романа открывают новую страницу в истории мировой литературы[3]. Война показана Стендалем во всей своей абсурдности глазами неоперившегося юнца, который не может понять, что происходит. Новаторство Стендаля первым разглядел Бальзак, писавший в 1840 году[3]:

В последнем своем шедевре г-н Бейль... не взялся за полное описание битвы при Ватерлоо, он прошелся по арьергарду и дал два-три эпизода, рисующие поражение наполеоновской армии, но столь мощен был удар его кисти, что мысль наша идет дальше: глаз охватывает все поле битвы и картину великого разгрома.

Эти сцены произвели сильнейшее впечатление на Льва Толстого, который развил и углубил стендалевский метод при работе над эпопеей «Война и мир»[4]. Вместе с тем повествовательная экспозиция, к которой относятся эти сцены, имеет мало общего с последующим развитием событий при пармском дворе. С целью ускорения действия Бальзак рекомендовал Стендалю исключить из романа не только первые главы, но и последние, обрисовывающие судьбу Фабрицио после того, как он стал главой пармской церкви[5].

Возражения Бальзака вызывал также лёгкий, импровизационный, подчас даже небрежный стиль романа, где мало описаний и много диалогов. Стендаль не описывает характеры своих героев как нечто уже сложившееся, а обрисовывает их в процессе становления, передавая их слова и поступки. Вольная форма романа привлекает внимание к свободе как основной теме книги[6]. Для Стендаля ясность изложения была важнее изысканного слога: «Сочиняя „Монастырь“, я прочитывал каждое утро, чтобы найти надлежащий тон, две или три страницы Гражданского кодекса» (из письма Бальзаку)[3].

Сатира[править | править исходный текст]

Картезианский монастырь в Парадинье под Пармой

Роман Стендаля стоит у истоков руританской традиции европейской литературы[7]. По замечанию Г. Джемса, сюжет книги напоминает стандартное либретто комической оперы[8]. На примере пармского двора Рануция Эрнесто IV автор романа сконструировал модель деспотии, которая, по словам Бальзака, в компактной форме позволяет «понять интриги более значительного двора»[9]. Политическое противостояние либералов и консерваторов, столь характерное для Европы того времени, когда был написан роман, сведено на карликовый уровень: «возня лилипутов» гарантирует остранение и сатирический эффект[7].

Романтизм[править | править исходный текст]

Сатирическое описание политических интриг при пармском дворе позволяет некоторым литературоведам отнести «Пармскую обитель» к реалистическому направлению[3]. В то же время от многих страниц книги веет чистым романтизмом: молодой красавец заточён в горной крепости, окно камеры закрыто ставнями, узник видит только небо, но умудряется вырезать в ставнях отверстие, через которое посредством знаков (нарисованные углем на ладони буквы) ведёт общение со своей возлюбленной, а по ночам спускает любовные послания вниз на верёвке.

Их молодое безрассудство, изобретательная отвага, жизнерадостность, презрение к светской черни и какая-то особая необремененность житейскими заботами, все это порождает в суховато-аналитическом, блещущем тонким остроумием стендалевском повествовании обычно сдерживаемую стихию романтики, резко оттененной шутовским кривлянием придворных тупиц и паяцев.

Краткая литературная энциклопедия[10]

Экранизации[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Harold Bloom. Stendhal. Facts on File, 1989. ISBN 9781555463113. Page 95.
  2. Подразумевается, что истинный родитель Фабрицио — офицер наполеоновской армии, которого он мельком видит на поле боя, уже в чине генерала. См.: См.: Lawrence R. Schehr. Rendering French Realism. Stanford University Press, 1997. Page 56; Margaret Bożenna Goscilo. The Bastard Hero in the Novel. Garland Pub., 1990. ISBN 9780824000004. Page 73.
  3. 1 2 3 4 Затонский Д. В. Стендаль // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994. — На титл. л. изд.: История всемирной литературы: в 9 т. Т. 6. — 1989. — С. 185—195.
  4. Толстому приписывают признание: «Я больше, чем кто-либо другой, многим обязан Стендалю. Он научил меня понимать войну. Кто до него описал войну такою, какова она есть на самом деле?» См.: Буайе П. Три дня в Ясной Поляне // Л. Н. Толстой в воспоминаниях современников: В 2 т. / Ред. С. А. Макашин. — М.: Худож. лит., 1978. — Т. 2 / Сост., подгот. текста и коммент. Н. М. Фортунатова. — С. 266—270. — (Сер. лит. мемуаров).
  5. Оноре де Бальзак. Этюд о Бейле
  6. Stendhal (French author) (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online.
  7. 1 2 Harry Levin. The Gates of Horn: A Study of Five French Realists. 2nd ed. Oxford University Press, 1963. Page 140.
  8. Vivian Russell. Edith Wharton's Italian Gardens. ISBN 9780711211551. Page 25.
  9. Это тот же приём «большого в малом», который позволил Стендалю на примере ряда мелких стычек дать почувствовать хаос всего сражения при Ватерлоо.
  10. Великовский С. И. Стендаль // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М.: Сов. энцикл., 1962—1978. Т. 7: «Советская Украина» — Флиаки. — 1972. — Стб. 160—167.

Ссылки[править | править исходный текст]