Аничкова, Наталия Милиевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Наталия Милиевна Аничкова
На Соловецких каналах, 1964 год
На Соловецких каналах, 1964 год
Дата рождения

16 июня 1896(1896-06-16)

Место рождения

Санкт-Петербург

Дата смерти

26 января 1975(1975-01-26) (78 лет)

Место смерти

Москва

Наталия Милиевна Аничкова (16 июня 1896 — 26 января 1975) — филолог, краевед, библиограф, политзаключённая ГУЛАГа, тайная помощница А. И. Солженицына, свидетель «Архипелага ГУЛАГа», мемуаристка.

Биография[править | править код]

Родилась 16 июня 1896 года в Санкт-Петербурге. Отец Милий Адрианович Аничков, гласный Петербургской городской думы, мать — Мария Ивановна урождённая Беляева[1]. Семья Милия Адриановича Аничкова жила в доме его дяди Милия Милиевича Аничкова в «запасной половине» Зимнего дворца. М. М. Аничков служил в гофмаршальской службе двора и был комендантом Гатчинского и других дворцов царствующей фамилии[2].

Окончила гимназию Л. С. Таганцевой. В 1915 году стала сестрой милосердия Крестовоздвиженской общины и до 1918 года работала в прифронтовых госпиталях и передовых медицинских пунктах в окрестностях Вильно, Пскова, Двинска.

Вернувшись в Петроград, поступила на романо-германское отделение филологического факультета Петроградского университета и одновременно служила в Гидрологическом институте. Три летних сезона работала в Олонецкой научной экспедиции в Карелии под руководством её дальнего родственника Г. Ю. Верещагина.

Отец умер от голода в 1918 году. В 1920 году в Петрограде умерла тётя Аничковой по отцу Софья Андриановна Трапезникова[3] и вся её семья. В 1922 году в ожидании ареста покончил с собой дядя Василий Адрианович Аничков. Тогда же в 1922 умерла и мать Наталии, Мария Ивановна.

В Москве[править | править код]

После этого Н. М. Аничкова переехала в Москву. Туда же из Средней Азии вернулся её троюродный брат Пётр Петрович Арапов[4], с которого она хорошо знала ещё по Двинскому фронту времён Первой мировой войны. Вскоре они поженились.

Параллельно то разгорался, то затухал долгий и мучительный роман Наталии Милиевны с Михаилом Александровичем Реформатским. Он был женат на Татьяне Порфирьевне Реформатской[5]. В 1930 году Михаил Александрович был арестован, приговорён к 5 годам[5][6], которые отбывал в Долинке (Карагандинская область Казахстана). В Казахстане Реформатский заболел туберкулёзом. В начале 1935 — освобождён из лагеря[7] и отправлен на 3 года в ссылку в Мценск. В апреле 1935 — разрешено задержаться в Москве ввиду болезни, 15 мая выехал в Мценск. В сентябре 1936 — получил разрешение на поездку в Миасс на лечение в туберкулезный санаторий[5]. В 1937 году арестован и расстрелян[8]. По одним сведениям перед арестом жил по месту ссылки во Мценске[8], по другим перебрался в Орёл, где и был арестован[9].

В 1930 годы Наталия Милиевна смело вступалась за арестованных друзей и знакомых: в архивах сохранилось её письмо, адресованное Прокурору НКВД, по поводу ареста соседки Евгении Николаевны Смелянской (1884—?)[10].

До Великой отечественной войны Аничкова работала по договорам в библиотеках, издательствах или на секретарских должностях, оставляя себе свободным лето. Например, в 1937 году она служила машинисткой в Наркомате Тяжелой Промышленности[10]. Летом Н. М. Аничкова ездила в экспедиции, таким образом, чтобы суметь навестить сосланных родственников и знакомых. В 1930 году она была в Красноярске у своей троюродной сестры Н. И. Аничковой. В 1931 году в составе Топографо-геодезической экспедиции объездила Карагандинскую область, где находился Реформатский. В 1934 работала на Каме и побывала в Тотьме у Веры Павловны Шевелевой и Евгении Павловны Струмилло, внучек Александра Брюллова. В 1939 году несколько раз ездила на Байкал, где Г. Ю. Верещагин служил директором основанной им Лимнологической станции.

В Москве Аничкова заинтересовалась историей города, принимала участие в деятельности секции «Старая Москва» «Общества изучения Московской губернии», сделала доклад об архиве Боде-Сологубов, найденном в «доме Ростовых» на Поварской.

Во время войны[править | править код]

С сентября 1941 года Аничкова в эвакуации на Байкале, работает на Лимнологической станции у Верещагина. В феврале 1943 переезжает на Урал в деревню Ермолино Пермской области, куда была эвакуирована из блокадного Ленинграда её тётя Надежда Адриановна Воронцова-Вельяминова.

В это время П. П. Арапова, участвовавшего в обороне Москвы, переводят в Иран. П. П. Арапов служил начальником там 5-го отделения СВАДК сначала в чине майора, затем подполковника[11]. Его задачей была организация работы автодорожной службы на пути от Персидского залива до границы Советского Союза (это был один из дополнительных путей поступления ленд-лиза). Арапов имел право пригласить к себе семью, и в конце 1943 года Аничкова уехала к мужу.

В Иране Наталия Милиевна преподавала русский язык офицерам иранского генштаба в специальной школе при Всесоюзном обществе культурных связей с заграницей, затем работала секретарём генерала Лаврентьева, командующего группой советских военно-воздушных сил в Иране. Пользуясь прекрасным знанием французского (популярного среди образованных слоев Тегерана), Наталия Милиевна завела широкие знакомства вне советской колонии. Она не только сама посещает музеи и исторические достопримечательности страны, но организует и водит экскурсии для советских солдат и офицеров. В это время общественной нагрузкой П. П. Арапова была организация работы советского «Дома офицеров».

Позднее, на Лубянке эти знакомства и общительность Аничковой стали причиной обвинений в шпионаже и измене Родине. Основной фигурой, общение с которой ставилось Аничковой в вину, был священник местной православной церкви архимандрит Виталий, с которым у Н. М. было полное доверие. П. П. Арапов боялся знакомства с о. Виталием, но иногда просил Наталью Милиевну: «Сходи к „бате“, узнай, что в мире делается». От отца Виталия Аратов и Аничкова узнавали последние новости о положении на фронтах, о которых не писали в советских газетах.

В конце 1945 года Араповы вернулись из Ирана в Москву. В 1946 году неожиданно умер Пётр Петрович Арапов. До 1949 года Наталия Милиевна работала на разных должностях во Всесоюзном химическом обществе им. Менделеева.

Арест и лагерь[править | править код]

9 июня 1949 она была арестована вместе с врачом-гомеопатом С. В. Грузиновым[12], юристом Н. Н. Милютиным и Викторией Генриховной Загорянской, с которой Аничкова была ещё знакома по Таганцевской гимназии. Всем были предъявлены обвинения в монархическим заговоре, измене Родине, шпионаже и «антисоветской агитации». 1 сентября 1949 года доктор Грузинов умер во время следствия от инфаркта миокарда[13]. Остальным обвиняемым удалось избежать объединения их дел в единое групповое. После года допросов следователями Мельниковым и Красовским у Аничковой в обвинении осталась только статья 58-10, «антисоветская агитация». ОСО при МГБ без суда дало ей 10 лет ИТЛ. Срок она отбывала в Унжлаге на Центральном «комендантском» лагпункте на станции Сухобезводное.

Из-за возраста, астмы и гипертонии Н. М. Аничкова не попала на общие работы. Она была сестрой-хозяйкой в санчасти производственного ОЛПа, а какое-то время Аничкова заведовала пекарней. По собственной инициативе Наталия Милиевна снабжала заключенных женских лагпунктов Унжлага книгами, она была известна тем, что всюду брала с собой огромный мешок с чтением для заключённых.

Кроме того, Аничкова играла в самодеятельный лагерном театре. Её роли — это Бобыль в «Снегурочке» Островского, граф в «Трактирщице» Гольдони и другой граф в «Девушке с кувшином» Лопе де Вега. Руководителем актёрской труппы была ленинградка, преподаватель английского языка Ольга Альфредовна Стерлинг, театральным художником — З. М. Грецова.

На воле[править | править код]

В конце 1955 Н. М. Аничкова была освобождена как инвалид («по актировке»), но при этом без реабилитации, без снятия судимости и без права жить в Москве. Она получила прописку в Ростове Великом у сестёр Брюлловых. Через год пришла реабилитация, а ещё через три года — комната в Москве и пенсия.

Будучи пенсионеркой, как и всегда, Наталия Милиевна была деятельной. Она активно участвовала в организации общества охраны памятников. Много путешествовала по Северу.

Помощь А. И. Солженицыну[править | править код]

Последние десять лет её жизни были посвящены безоглядной помощи А. И. Солженицыну в работе над «Архипелагом Гулагом».

Ссылки[править | править код]

Рекомендуемые источники[править | править код]

  • Игнатьев А. А. Две судьбы. Мария Ливеровская и Наталия Аничкова. // Ежегодник Новгородского государственного объединенного музея-заповедника : 2009 / Новгородский государственный объединенный музей-заповедник; сост., ред. Т. Н. Казармщикова; — Великий Новгород: 2010. 233 с.
  • Солженицын и «невидимки эНэНы»: Из переписки Н. М. Аничковой и А. И. Солженицына (1963—1964), К 90-летию Надежды Григорьевны Левитской и 40-летию со дня кончины Н. М. Аничковой // Солженицынские тетради: Материалы и исследования: [альманах]. Вып. 4 / Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына.

Примечания[править | править код]

  1. com/people/Милий_Аничков/6000000047553533961 Милий Адрианович Аничков
  2. Аничков Милий Милиевич (1848 — ?) // Энциклопедия Царского Села
  3. com/people/Софья_Трапезникова/6000000055816637236 Софья Адриановна Трапезникова
  4. Его бабушка с материнской стороны была Александра Милиевна Аничкова, сестра Адриана Милиевича Аничкова, деда Н. М. Аничковой com/people/Адриан-Милиевич-Аничков/6000000018265569722
  5. 1 2 3 Заклеймённые властью. Анкеты, письма, заявления политзаключенных в Московский Политический Красный Крест и Помощь политзаключенным, во ВЦИК, ВЧК-ОГПУ-НКВД
  6. По другим сведениям был приговорён к 10 года, а затем срок был сокращён: Н. Г. Левитская. Наталия Милиевна Аничкова /1896—1975/
  7. По другим сведениям досрочно освобождён в 1934 году: Н. Г. Левитская. Наталия Милиевна Аничкова /1896—1975/
  8. 1 2 Книга памяти Орловской области // Жертвы политического террора в СССР
  9. Н. Г. Левитская. Наталия Милиевна Аничкова /1896—1975/
  10. 1 2 О СМЕЛЯНСКОЙ Е. Н. — ПРОКУРОРУ НКВД
  11. Акт №: 2081 от: 27.12.1944 советского трансп. Упр. в Иране
  12. О нём: [1], [2]
  13. Патудин А. В., Мищенко В. С. Малоизвестные страницы из истории гомеопатии в Советском Союзе. Дело о контрреволюционной группе во всесоюзном обществе врачей-гомеопатов // Гомеопатический ежегодник, 2014, с 14-20