Анна на шее (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Анна на шее
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Исидор Анненский
В главных
ролях
Композитор Лев Шварц
Кинокомпания Киностудия им. М. Горького
Длительность 82 мин.
Страна  СССР
Язык русский
Год 1954
IMDb ID 0046715

«Анна на шее» — советский художественный фильм, снятый в 1954 году Исидором Анненским по своему сценарию, написанному по одноимённому рассказу А. П. Чехова. Лидер кинопроката (31,9 млн зрителей).

Приз — «Золотая оливковая ветвь» на Международном кинофестивале в Италии, 1957 год [1].

Сюжет[править | править код]

«После венчания не было даже лёгкой закуски...» Антон Чехов пишет в рассказе, положенном в основу сценария картины, о 18-летней девушке Анне, которая, желая помочь своей бедствующей семье, вынуждена была согласиться на брак с 52-летним чиновником Модестом Алексеевичем. После смерти матери её отец, учитель чистописания и рисования в гимназии, Пётр Леонтьич запил; у Пети и Андрюши, младших братьев-гимназистов, не было даже сапог. «Но вот знакомые дамы засуетились и стали искать для Ани хорошего человека. Скоро нашёлся вот этот самый Модест Алексеич, не молодой и не красивый, но с деньгами».

«Когда Косоротов получил орден Святой Анны второй степени и пришёл благодарить (любил супруг припоминать Анне один случай), то Его сиятельство выразился так: „Значит, у вас теперь три Анны: одна в петлице, две на шее“. В то время к Косоротову только что вернулась его жена, особа сварливая и легкомысленная, которую звали Анной. Надеюсь, что когда я получу Анну второй степени, то его сиятельство не будет иметь повода сказать мне то же самое...»

Аня постоянно думала о том, что хотя она и вышла замуж за богатого, «денег у неё всё-таки не было, и, когда сегодня её провожали отец и братья, она по их лицам видела, что у них не было ни копейки». Супруги стали жить на казённой квартире. Аня целыми днями играла на рояле, или плакала от скуки, или читала романы и модные журналы. Модест Алексеич за обедом говорил о политике, о назначениях и наградах, о том, что семейная жизнь есть не удовольствие, а долг. В обществе Модест Алексеич заставлял Аню подобострастно кланяться людям, имеющим высокие чины. Жадничал, когда Аня просила его что-либо купить ей. Когда Аня приходила навестить отца и братьев, то чувствовала, что они смущаются и не знают, как себя вести. Слабый и добрый отец Пётр Леонтьич по праздникам играл на старой фисгармонии и по-прежнему пил. А братья «Петя и Андрюша, худенькие, бледные мальчики с большими глазами, забирали у него графин и говорили растерянно: „Не надо, папочка… Довольно, папочка…“»

С деньгами у семьи Ани после её замужества стало ещё хуже. Только раз Пётр Леонтьич попросил у Аниного мужа 50 рублей. Модест Алексеич денег дал, но пригрозил, что в последний раз, так как Пётр Леонтьич пьёт, а это постыдно. И братья, приходившие к Ане в гости, тоже должны были выслушивать наставления Аниного мужа: «Каждый человек должен иметь свои обязанности!» Денег Модест Алексеич не давал, но зато он дарил Ане драгоценности, говоря, что эти вещи хорошо иметь про чёрный день. И часто проверял: все ли вещи целы.

Задолго до рождества Модест Алексеич стал готовить Аню к традиционному зимнему балу и даже дал ей 100 рублей на платье. Наступило время бала. Аня блистала, очаровывала даже самых равнодушных мужчин. Аню заметил сам Его сиятельство и пригласил её вести благотворительный базар. Вещи из Аниных рук расходились нарасхват. «Подошёл Артынов, богач. Не отрывая глаз от Ани, он выпил бокал шампанского и заплатил сто рублей, потом выпил чаю и дал ещё сто». Аня «поняла, что она создана исключительно для этой шумной, блестящей, смеющейся жизни с музыкой, танцами, поклонниками». Своего отца она начинала стесняться: «ей уже было стыдно, что у неё такой бедный, такой обыкновенный отец».

На следующее утро после её триумфа к Ане приехал Артынов с визитом, а затем — Его сиятельство. Когда пришёл её муж Модест Алексеич, то «перед ней также стоял он теперь с тем же холопски-почтительным выражением, какое она привыкла видеть у него в присутствии сильных и знатных. И с восторгом, уже уверенная, что ей за это ничего не будет, она сказала, отчётливо выговаривая каждое слово: „Подите прочь, болван!“»

После этого у Ани не было уже ни одного свободного дня, так как она принимала участие то в пикнике, то в прогулке, то в спектакле. Возвращалась она домой каждый день под утро. Денег нужно было очень много, но она только посылала мужу счета или записки: «Подательнице сего выдать 200 рублей» На Пасху Модест Алексеич получил-таки Анну второй степени. Его сиятельство сказал на это: «Значит, у вас теперь три Анны: одна в петлице, две на шее». Модест Алексеич ответил: «Теперь остаётся ожидать появления на свет маленького Владимира. Осмелюсь просить Ваше сиятельство в восприемники». Он намекал на Владимира IV степени и уже воображал, как он будет всюду рассказывать об этом своём каламбуре.

А Аня каталась на тройках, ездила с Артыновым на охоту и всё реже бывала у отца и братьев. Пётр Леонтьич запивал сильнее прежнего, денег не было, и фисгармонию давно уже продали за долг. И когда во время прогулок им встречалась Аня на тройке с Артыновым, «Пётр Леонтьич снимал цилиндр и собирался что-то крикнуть, а Петя и Андрюша брали его под руки и говорили умоляюще: „Не надо, папочка… Будет, папочка…“

В ролях[править | править код]

А. Ларионова в роли Анны
А. Сашин-Никольский в роли отца Анны

Съёмочная группа[править | править код]

Критика[править | править код]

Критика ставила в вину фильму «облегчённость», некую «водевильность», отступления от первоисточника («больше Островского, чем Чехова»)[2].

Кинокритик Людмила Погожева называла фильм «наиболее ярким примером экранизации Чехова, сделанной без понимания художественной идеи и стиля подлинника»[3]. Она писала, что «„роскошная жизнь“, окружающая Анну, показана добротно, с упоением, даже с каким-то восторгом», «то же произошло и с трактовкой образа героини, роль которой исполняла в фильме молодая актриса Алла Ларионова»[4].

Известный критик Виктор Шкловский писал: «…получилась лента, в которой была изображена польза лёгкого поведения. Женщина оказалась морально не разоблачённой. И это произошло прежде всего оттого, что не было передано чеховское отношение к жизни»[5][6]. Шкловский утверждал: «Мир, в который попадает Анна, не страшен, а привлекателен. При кажущемся повторении сюжета, при его помощи раскрыто не то, что раскрывал Чехов… Сюжет Чехова был взят Анненским не как результат авторского познания мира, не как результат выявления нравственного отношения к явлениям жизни, а просто как занимательное событие»[7][8].

Режиссёр и педагог Михаил Ромм высказывал следующее мнение: «Анненским снят не чеховский материал по самой стилистике… Большинство персонажей этой картины — не из того круга людей, который живописал Чехов». Он дал также следующую оценку: «Ошибочный выбор актёров, ошибочная трактовка образов, неверно сделанная среда — всё это следствие непонимания Анненским самого существа „Анны на шее“»[9][10].

Кинокритик Пётр Багров отмечал: «…нарядная „костюмная“ лента с красавицей А. Ларионовой в главной роли была обречена на успех. Чеховского в картине было немного, скорее, опять возникало ощущение Чехонте…»[11].

Киновед Cемён Фрейлих утверждал, что в фильме «есть скрытые достоинства, и это — мелодрама, то, что казалось „грехом“, изъяном, — как раз и дало долгую жизнь картине»[12].

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Шкловский В. О художественности // Искусство кино. — 1955. — № 10. — С. 20—27.
  • Шкловский В.Б. Заметки о сюжете в прозе и кинодраматургии (1956) // Виктор Шкловский за 60 лет работы в кино. — М.: Искусство, 1985. — С. 255—266. — 574 с.
  • Погожева Л.П. Экранизации классических произведений литературы // Очерки истории советского кино / Под ред. Ю.С. Калашникова, Л.П. Погожевой, Р.Н. Юренева. — М.: Искусство, 1961. — Т. 3. — С. 355—413. — 778 с.
  • Ромм М. Избранные произведения. Педагогическое наследие. — М.: Искусство, 1982. — Т. 3. — С. 59—61. — 572 с.
  • Фрейлих С. Теория кино: от Эйзенштейна до Тарковского. — М.: Академический проект, 2002. — С. 138. — 508 с.
  • Багров П. Анненский Исидор Маркович // Кино России. Режиссёрская энциклопедия. — М.: НИИК, 2010. — Т. 1. — С. 25—28. — 336 с. — ISBN 978-5-91524-015-4.
  • Соколова Л. Анна на шее (1954) // Великие советские фильмы. 100 фильмов, ставших легендами. — М.: Центрполиграф, 2011. — С. 34—35. — 278 с.

Ссылки[править | править код]