Боголюбов, Клавдий Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Клавдий Михайлович Боголюбов
Клавдий Михайлович Боголюбов
Флаг Заведующий Общим отделом ЦК КПСС
декабрь 1982 года — май 1985 года
Предшественник Черненко, Константин Устинович
Преемник Лукьянов, Анатолий Иванович

Рождение 11 ноября 1909(1909-11-11)
Смерть 1996(1996)
Москва, Российская Федерация
Место погребения
Партия ВКП(б) с 1938 года
Образование Ленинградский педагогический институт им. А.И.Герцена, ВПШ при ЦК ВКП(б)
Учёная степень кандидат исторических наук
Награды
Герой Социалистического Труда
Орден Ленина Орден Ленина Орден Октябрьской Революции Орден Отечественной войны II степени
Орден Трудового Красного Знамени Орден Трудового Красного Знамени Орден Дружбы народов
Государственная премия СССР

Кла́вдий Миха́йлович Боголю́бов (11 ноября 1909 года — 1996 год, Москва, Российская Федерация) — советский партийный деятель, заведующий Общим отделом ЦК КПСС (1982—1985).

Член ВКП(б) с 1938 г. Член ЦК КПСС в 1981—1986 гг. Член ЦРК КПСС в 1971—1981 гг. Депутат Совета Союза Верховного Совета СССР 10-11 созывов (1979—1989) от Киргизской ССР[1].

Биография[править | править код]

В 1939 г. окончил Ленинградский педагогический институт им. А. И. Герцена (заочно) и в 1944 г. ВПШ при ЦК ВКП(б). Кандидат исторических наук.

С 1930 г. работал учителем.

С 1941 г. — на партийной работе.

В 1944—1963 гг. — в аппарате ЦК КПСС,

В 1963—1965 гг. — заместитель председателя Государственного комитета при СМ СССР по печати,

В 1965—1968 гг. — заместитель заведующего Общим отделом ЦК КПСС,

В 1968—1982 гг. — первый заместитель заведующего Общим отделом ЦК КПСС,

В 1982—1985 гг. — заведующий Общим отделом ЦК КПСС.

С 1985 г. на пенсии.

Похоронен на Троекуровском кладбище[2].

Награды и звания[править | править код]

Герой Социалистического Труда (1984). Лауреат Государственной премии СССР (1980).

Отзывы[править | править код]

В интервью[3] историку Н. А. Митрохину государственный и партийный деятель, доктор исторических наук профессор В. М. Иванов отмечал:

Я столкнулся реально с этой ситуацией, когда уже был в Академии общественных наук. Боголюбов у нас защищал докторскую диссертацию. А я был замруководителя кафедры по науке. Влез в эту диссертацию и ахнул: он ухитрился к своей кандидатской прилепить небольшую брошюру [изданную под его именем] и представил это как докторскую диссертацию. Хотя кандидатская диссертация, которая писалась, когда он был ещё аспирантом в нашей академии, неплохая. Но как можно кандидатскую диссертацию, написанную до XX съезда, снова всунуть в защищаемую докторскую, только Сталина вычеркнуть? А всё остальное было из неё. Я сказал и ректору, и руководителю кафедры, что это не диссертация. Но никто не решился, сказали, что боятся связываться. Короче говоря, голосование прошло. На вопросы он отвечал так: ему задают, он говорит: «Ладно, я это запишу, пришлю к вам консультанта, он ответит». Когда его потом захотели убрать, реальный автор брошюры написал на него заявление. А для солидности ещё показал те места, которые он слово в слово списал из других брошюр. И Клавдия Мефодиевича взяли за бока, потому что плагиатор, да ещё в квадрате. Присылают к нам на кафедру: разберитесь. Тут, конечно, мнение единодушное: лишить степени доктора наук. ВАК утвердил представление академии, и это было одной из причин, чтобы лишить его за полгода должности заведующего отделом.

Е. К. Лигачёв писал в мемуарах[4]:

Начавшаяся в пору Андропова замена кадров при Черненко замедлилась, однако всё-таки продолжалась. И сама логика кадровой работы, выдвигавшая в разряд наиболее важных задач очищение руководящего звена партии от людей, злоупотреблявших своим служебным положением, вывела нас на тогдашнего заведующего общим отделом ЦК К. М. Боголюбова.

Боголюбов был особо приближён к Черненко, пользовался его полным доверием, и эта странная благосклонность со стороны Генсека служила для меня одним из проявлений двойственности натуры Константина Устиновича: сам он был человеком скромным, а Клавдий Михайлович явно злоупотреблял своей высокой должностью. И всё-таки Черненко ему доверял! Вот и разберись… Но так или иначе, а оставить Боголюбова в покое, скажем, просто не обращать на него внимания я никак не мог: он был одним из старых, могущественных аппаратных столпов, на которого, как говорится, замыкались и некоторые другие высокого ранга аппаратчики, олицетворявшие прежние порядки Старой площади. Такого же мнения, кстати, придерживался и Горбачёв. Тут надо ещё напомнить, что при Андропове Боголюбов, что называется, стоял по стойке «смирно», он буквально менялся в лице, когда ему звонил по телефону Юрий Владимирович, — однажды я наблюдал это сам, поскольку в момент звонка находился в боголюбовском кабинете. Зато после смерти Андропова Боголюбов, видимо, решил сполна взять своё. В 1984 году, помнится, у него был семидесятилетний юбилей, встал вопрос о награждении. Горбачёв и я, уступая нажиму Черненко, скрепя сердце вынуждены были дать согласие на то, чтобы Боголюбова наградили орденом. Однако ему и главного ордена показалось мало, он буквально выклянчил у Черненко звание Героя Социалистического Труда, о чём я узнал лишь из газет. Так было, такие в то время были порядки, и они свидетельствовали о том, что начинает возрождаться «звездопад» брежневских лет.

История с Боголюбовым длилась довольно долго и завершилась уже после апреля 1985 года. Личных отношений у меня с Боголюбовым не было, никогда он мне, как говорится, дорогу не перебегал. Но Боголюбов олицетворял стиль начальствующего партаппаратчика, он был чиновником не по должности, а по сути. И пока он находился во главе одного из важнейших отделов ЦК, это символизировало, что бюрократический стиль не сломлен. Вопрос, таким образом, был по крупному счёту объективным, а не личностным.

Л. М. Замятин вспоминал[5]:

Лигачёв сидел на кадрах. Он и спрашивает: «А что с гонорарами за брежневские книги?» «Да ничего,— отвечаю,— ни копейки не получили. Могу показать справки из всех издательств». «Странно. Куда же они делись?» Потом выяснилось: огромные гонорары, и из советских издательств, и со всего мира, приходили на имя Брежнева в ЦК и оседали там в общем отделе. И вот его заведующий (не хочу называть имя, он ещё жив) немножко отстегивал семье Генерального, а остальные просто присваивал. Ну, конечно, поперли его из партии, с работы, но разбогател человек прилично.

По свидетельству члена Политбюро В. А. Медведева, Боголюбов входил в узкую рабочую группу заведующих и заместителей заведующих отделами, которая в 1970-х — начале 1980-х годов фактически организовала в аппарате ЦК КПСС особый центр власти, определявший, в частности, повестку дня секретариата ЦК КПСС[6].

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]