Винничевский, Владимир Георгиевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Георгиевич Винничевский
Фото из уголовного дела Винничевского
Фото из уголовного дела Винничевского
Дата рождения: 1923(1923)
Гражданство: Flag of the Soviet Union.svg СССР
Дата смерти: 1940(1940)
Причина смерти: Расстрел
Наказание: Смертная казнь
Убийства
Количество жертв: не менее 8[1][неавторитетный источник? 103 дня]
Количество раненых: не менее 10[1][неавторитетный источник? 103 дня]
Период убийств: 1938—1939[2]
Основной регион убийств: Свердловск, Кушва, Нижний Тагил
Способ убийств: Удушение, множественные удары колюще-режущими предметами
Оружие: Кухонный нож (в первый раз), отвёртка, швейцарский складной нож
Мотив: Сексуальный
Дата ареста: 24 октября 1939 года

Влади́мир Гео́ргиевич Винниче́вский (1923 — 1940, СССР) — самый молодой серийный убийца в СССР, приговорённый к смертной казни и расстрелянный по приговору советского суда.

Осуждён за восемнадцать нападений на детей в возрасте от двух до четырёх лет в 1938—1939 годах в Свердловске, Нижнем Тагиле и Кушве. Восемь нападений из этого числа завершились убийствами.

16 января 1940 года Винничевский был приговорён к расстрелу и был казнён спустя несколько месяцев.

Ранние годы[править | править код]

Дом Винничевских (слева). Свердловск (начало 1940-х годов)

Владимир Винничевский родился в 1923 году[3]. Отец — Георгий Иванович, мастер в городском коммунальном хозяйстве Свердловска[4]. Мать — Елизавета Петровна, счетовод[4]. Семья проживала в отдельном частном доме в центре Свердловска[3]. Семья Винничевского была по советским меркам того времени обеспеченной: у Владимира имелся костюм, танковый шлем, швейцарский перочинный нож, кожаная обувь[3]. Были у Винничевского и карманные деньги — при аресте у него обнаружили более 20 рублей, что тогда составляло двухдневный заработок рабочего[3]. Сам Винничевский учился в школе № 16 Свердловска, в 7 «Б» классе[4]. Успеваемость у него была низкая — Владимир оставался на второй год[5]. Однако Винничевский хорошо пел и знал наизусть много песен[4].

Винничевский был в дружеских отношениях с Эрнстом Неизвестным, впоследствии ставшим известным скульптором. Неизвестный и Винничевский были на одном году обучения в школе (Винничевский был на два года старше Неизвестного, но пошёл в школу на год позже и один раз остался на второй год). Подростки жили рядом и вместе ходили в школу, совместно посещали кино и представления в театре музыкальной комедии. Винничевский часто бывал в квартире Неизвестных. На допросе 17 ноября 1939 года Эрнст Неизвестный так охарактеризовал Винничевского[6][неавторитетный источник? 43 дня]:

Я могу сказать, что он был мальчик очень смирный, стеснительный, любил бывать один, часто в школе он станет где-либо в угол у стенки и стоит. Бывая с ним вместе, я вёл разговоры о девочках, он всегда отзывался о них с какой-то брезгливостью и говорил, что он половых сношений не любит и никогда не имел…

Я лично часто замечал за ним, что он, уходя в уборную, оставался там очень долго, что он там делал, мне неизвестно

Убийства[править | править код]

Список жертв, который Винничевский вёл в ходе убийств, шифруя информацию

Неизвестно, когда Владимир совершил первое убийство, так как следователям не удалось найти родственников жертв первых эпизодов, о которых Винничевский дал показания[7]. Для совершения преступлений Винничевский обходил дворы, рассказывая легенду о том, что он в рамках комсомольского поручения организовывает для подшефной пионерской дружины сбор металлолома и поэтому обходит кварталы, выясняя, у кого из жителей есть металлолом[8].

Первым эпизодом (точнее, третьим, но о первых двух следствие информации не получило[4][неавторитетный источник? 103 дня]) стало убийство 4-летней Герты Грибановой, совершённое летом или в начале осени 1938 года в Свердловске[9]. Винничевский вошёл во двор частного дома, где жили Грибановы, отвёл девочку в огород, где душил её, а затем нанёс Герте в область головы не менее 8 ударов кухонным ножом, причём сломал нож, оставив осколок в черепе жертвы[9]. От сломанного ножа Винничевский избавился и в дальнейшем пользовался для совершения преступлений отвёрткой и складным ножом[4].

Собственноручно составленный Винничевским план похищения и убийства Риты Фоминой в Нижнем Тагиле (материалы уголовного дела)

Хотя большинство нападений Винничевский совершил в Свердловске, он совершил выезды в другие города Свердловской области, чтобы запутать следствие — одно нападение было им совершено в Нижнем Тагиле, а ещё одно — в Кушве[1]. Винничевский нападал как на мальчиков, так и на девочек[4]. Мотивом нападения было совершение сексуального акта с жертвами. Сначала Винничевский пытался совершить «естественный» половой акт с девочками-жертвами, но убедился, что, в силу анатомических ограничений, это сделать невозможно[4]. Тогда он стал совершать анальные половые акты, а в некоторых случаях (обычно в холодное время года) ограничивался трением гениталий[4][10]. После завершения акта Винничевский душил жертву, а иногда добивал её холодным оружием[4].

Убийство Герты Грибановой дало следователям улику — череп девочки с застрявшим в нём обломком ножа[4]. Тело девочки следственные органы обезглавили: череп оставили как улику, а остальное выдали родителям ребёнка для захоронения[4]. Расчёт был, что убийца будет вновь использовать тот кухонный нож, которым лишил жизни Грибанову[4]. Однако это предположение не сбылось.

Пятой жертвой Винничевского стал мальчик, который, скорее всего, выжил, но его найти не удалось[4]. Затем убийца предложил 4-летнему Боре Титову покататься на санках, завёз его на пустырь, где после нападения выбросил в сугроб[4]. Санки Винничевский предусмотрительно забрал с собой[4]. Однако Борю спасли, и он сообщил следователям первую информацию об убийце[4].

Седьмое нападение Винничевский совершил на 3-летнюю Катю Лобанову в Кушве[4]. Девочку он убил, а тело выбросил в выгребную яму, чтобы скрыть запах разложения[4].

В Свердловске Винничевский стал практиковать доставление детей для убийства в лесные массивы на окраины, где трупы забрасывал ветками[4]. Именно так погибли весной 1939 года 4-летняя Лида Сурина и 3-летняя Валя Камаева[4]. Далее была похищена 3-летняя Аля Губина, с которой Винничевский совершил половой акт[4], после чего убийца нанёс ей несколько ударов ножом, оставив рану длиной 25 сантиметров[4]. После этого убийца выбросил девочку, но она выжила, так как её быстро начали искать[4]. При этом Винничевский не отводил ребёнка дальше, чем на 1 километр от места, где его подбирал[4]. Винничевский убивал не только на окраинах, но и недалеко от своего дома — на улице Мамина-Сибиряка Винничевский похитил двух детей[4].

Последнюю жертву — 4-летнюю Таисию Морозову — Винничевский раздел, тело девочки он выкинул в выгребную яму, а одежду выбросил в палисадник жилого дома, рассчитывая, что именно там будут искать останки ребёнка[4].

Брошенные в выгребные ямы раненые жертвы нападений Винничевского практически не имели шансов спастись, даже если были ещё живы. Однако 4-летняя Рая Рахматулина, брошенная Винничевским в выгребную яму, очнулась, стала кричать, и её спасли[4].

Арест[править | править код]

Свердловский уголовный розыск испытывал затруднения при расследовании случаев похищений детей. Эти эпизоды очень различались — разные места совершения преступления, различные способы избавления от тел. Кроме того, выжившие маленькие дети не могли дать чёткого описания похитителя. Наконец, родители некоторых пострадавших не обращались в милицию. При этом следователи допускали несколько ошибочных предположений относительно личности убийцы. Все были уверены, что убийца был ранее судим, причём, как предполагали, за преступления против половой неприкосновенности личности[4]. В молодом возрасте убийцы не сомневались, но не могли предположить, что маньяком является подросток[4]. Согласно одной из версий, убийцей был инвалид или тяжелобольной человек[4]. Лишь летом 1939 года все известные случаи убийств маленьких детей в Свердловске были объединены в одно дело[4]. При этом убийства, совершённые Винничевским в Кушве и Нижнем Тагиле, следствие не связывало со свердловскими нападениями[4]. В 1939 году Свердловск наводнили скрытые милицейские патрули, было арестовано более трёхсот человек[4].

24 октября 1939 года в ходе совершения преступления Винничевский был задержан тремя курсантами Свердловской школы рабоче-крестьянской милиции Поповым, Ангеловым и Крыловым[5]. Патрулируя у трамвайной остановки «Медный рудник», курсанты увидели высокого парня, который нёс маленького мальчика в лес[5]. Винничевский ранее увёл трёхлетнего Славу Волкова, которого мать оставила на несколько минут у подъезда дома, где проживали Волковы[4]. Убийца понимал, что ребёнка быстро хватятся, и сел в трамвай, чтобы оторваться от погони[4]. Курсанты проследовали за подростком и застали его в тот момент, когда Винничевский душил мальчика[5]. Потерпевшего удалось спасти, а Винничевский был задержан[5].

Следствие, суд и приговор[править | править код]

В ходе следствия Винничевский признался в убийствах, причём оказалось, что он фиксировал все эпизоды на бумаге, шифруя текст[5].

Родители Винничевского принесли в областную газету «Уральский рабочий» заявление такого содержания[5]:

Мы, родители, отрекаемся от такого сына и требуем применить к нему высшую меру — расстрел. Таким выродкам в советской семье жизни быть не может.

1 ноября 1939 г. 12 часов дня

Суд над Винничевским проходил, когда в СССР официально существовала смертная казнь для несовершеннолетних, достигших 12-летнего возраста. Нарком обороны К. Е. Ворошилов 19 марта 1935 года послал И. В. Сталину, В. М. Молотову и М. И. Калинину письма с предложением ввести смертную казнь для детей, указывая на статистику детской преступности в Москве и, в частности, на ранение 9-летним мальчиком сына заместителя прокурора советской столицы[11]. К. Е. Ворошилов был хорошо знаком Сталину ещё по обороне Царицына. Письмо быстро дало результат в виде нормативно-правового акта. 8 апреля 1935 года было опубликовано совместное постановление ЦИК и Совнаркома СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», предусматривающее введение смертной казни с 12-летнего возраста[11]. Об этом было известно за рубежом. Известный писатель Ромен Роллан в беседе со Сталиным 28 июня 1935 года усомнился в гуманности такой меры[11]. Сталин ответил ему[11]:

Этот декрет имеет чисто педагогическое значение. Мы хотели устрашить им не столько хулиганствующих детей, сколько организаторов хулиганства среди детей… Декрет издан для того, чтобы устрашить и дезорганизовать взрослых бандитов и уберечь наших детей от хулиганов… А могли ли мы дать разъяснение в том смысле, что этот декрет мы издали в педагогических целях, для предупреждения преступлений, для устрашения преступных элементов? Конечно, не могли, так как в таком случае закон потерял бы всякую силу в глазах преступников

20 апреля 1935 года датирован совершенно секретный циркуляр Прокуратуры СССР и Верховного суда СССР № 1/001537 — 30/002517, который подписан Прокурором СССР Андреем Вышинским и Председателем Верховного суда СССР Винокуровым. Циркуляр разъяснял прокуратурам и судам Постановление «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних»[12]:

… надлежит считать отпавшими указание в примечании к ст. 13 «Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик» и соответствующие статьи уголовных кодексов союзных республик (22 ст. УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик), по которым расстрел к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, не применяется

Таким образом прокуратура СССР и Верховный суд СССР фактически отменили статью 22 Уголовного кодекса РСФСР, которая прямо запрещала применять расстрел в отношении лиц, не достигших 18 лет.

Секретный циркуляр № 1/001537 — 30/002517 также предписывал (в рамках предложения) органам прокуратуры и судам сообщать прокурору СССР и Председателю Верховного суда СССР «о всех случаях привлечения к уголовному суду несовершеннолетних правонарушителей, в отношении которых возможно применение высшей меры наказания»[13].

16 января 1940 года Винничевский был приговорён советским судом к расстрелу. Осуждённый подал прошение о помиловании, в котором утверждал, что готов в бою заслужить прощение, и выразил желание стать танкистом[14], так как в это время СССР вёл войну с Финляндией. В помиловании Винничевскому было отказано, и он был расстрелян[14].

Место захоронения[править | править код]

В СССР тела казнённых не выдавались родственникам для погребения, а хоронились в специальных секретных местах. Вероятно Винничевский захоронен на 12 километре Московского тракта[15]. Это единственное известное место захоронения в Свердловской области, где закапывали тела казнённых в Свердловске 1930-е годы[15]. Советские органы при захоронении тел казнённых не делили их по статьям, за которые они были приговорены к расстрелу. Поэтому в одной братской могиле оказывались казнённые по политическим мотивам и по уголовным статьям, такие как Винничевский[15]. В 1990-е годы захоронение на 12 километре Московского тракта было превращено в мемориальный комплекс памяти жертв репрессий 1920-х — 1950-х годов. 20 ноября 2017 года на этом комплексе был открыт памятник «Маски скорби: Европа-Азия», работы друга Винничевского Эрнста Неизвестного[15].

Материалы дела Винничевского и публикации о нём[править | править код]

Ответ Государственного архива Свердловской области о наличии у них уголовного дела Винничевского

Согласно ответу Государственного архива Свердловской области (№ 447/03-08 от 16 марта 2018 года, на иллюстрации) в архиве хранятся четыре тома уголовного дела в отношении Винничевского Владимира Георгиевича, рассмотренного Свердловским областным судом в 1940 году. Они находятся в фонде Государственного архива Свердловской области Р-148 «Свердловский областной суд» (Опись 2). В одном СМИ летом 2017 года появилась информация о том, что материалы уголовного дела Винничевского были засекречены в течение более чем 70 лет[16]. Однако согласно ответу Государственного архива Свердловской области от 16 марта 2018 года дело Винничевского поступило в архив в 1991 году, с тех пор находится в свободном доступе и засекречено не было.

В январе 2018 года А. И. Ракитин в формате «книга по требованию» опубликовал двухтомник, посвящённый Винничевскому под названием «Уральский Монстр. Хроника разоблачения самого таинственного серийного убийцы Советского Союза»[17]. В данной книге автор выдвинул версию, что у Винничевского был сообщник[источник не указан 103 дня].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Ракитин А. И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. — Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. — С. 273.
  2. Ракитин А.И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. - Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. - С. 267.
  3. 1 2 3 4 Ракитин А. И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. — Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. — С. 275.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 Винничевский Владимир (1938-1939 гг., Свердловск). murders.ru. Проверено 27 июля 2017.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Спецпроект «Архивные дела», ЧАСТЬ III: самый молодой маньяк в истории СССР, пойманный на Уралмаше (ФОТО)
  6. Ракитин А. И. Уральский Монстр. Хроника разоблачения самого таинственного серийного убийцы Советского Союза. Книга II. Глава «Неизвестный Неизвестный» — Интернет-публикация, 2018.
  7. Ракитин А. И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. — Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. — С. 268.
  8. Ракитин А. И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. — Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. — С. 271.
  9. 1 2 Ракитин А. И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. — Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. — С. 270.
  10. Ракитин А. И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. — Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. — С. 270—273.
  11. 1 2 3 4 5 Богомолов А. Цветы смерти // «Совершенно секретно». — 2014. — № 6 (301)
  12. История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов. Собрание документов в 7 томах. Том 1. Массовые репрессии в СССР Отв. ред. Н. Верт, С. В. Мироненко; отв. составитель И. А. Зюзина. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. — С. 258.
  13. История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов. Собрание документов в 7 томах. Том 1. Массовые репрессии в СССР Отв. ред. Н. Верт, С. В. Мироненко; отв. составитель И. А. Зюзина. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. — С. 258.
  14. 1 2 Ракитин А. И. Социализм не порождает преступности. Серийная преступность в СССР: историко-криминалистический анализ. — Екатеринбург, М.: Кабинетный ученый, 2016. — С. 275.
  15. 1 2 3 4 «Маски скорби» по маньяку?
  16. Был хитрым и находчивым: в конце лета выйдет книга о свердловском маньяке-школьнике. www.e1.ru. Проверено 27 июля 2017.
  17. Новая книга в «ридеро». «Уральский Монстр».

Литература[править | править код]