Городская герилья

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Американские военнослужащие в Багдаде. 7 марта 2007 года

Городская герилья — расхожее название всей совокупности тактических наработок и способов ведения партизанской войны с заведомо превосходящими силами противника в городских условиях[1]. Mетоды городской герильи нашли применение во время конфликта в Северной Ирландии, войн на Северном Кавказе, войны в Ираке и т.д. Несмотря на романтический ореол, идея использования городской герильи получила весьма скептическую оценку среди ряда специалистов, которые указывают на её оторванность от фундаментальных основ военного дела[2].

Происхождение названия[править | править вики-текст]

Теоретические основы партизанской войны в городских условиях были заложены ещё в середине XX века бразильским революционером Карлосом Маригеллой. Oдна из его работ так и называлась: «Бразильская герилья. Краткий учебник городского партизана». В ней раскрывались основы организации партизанского движения в городской местности, описывалась методология и арсенал средств, начиная с протестных выступлений (забастовки, сидячие акции протеста и т. п.), заканчивая уличными боями и актами террора [3].

Суть явления[править | править вики-текст]

Как заключают современные исследователи, характер ведения партизанских и противопартизанских войн на рубеже XX и XXI веков в силу целого ряда объективных факторов претерпел существенные изменения[4][5]. Одной из основных причин называют ускоренные темпы глобальной урбанизации и переход к ведению партизанских действий в плотно застроенных районах современных городов.

По мнению некоторых экспертов урбанизированный ландшафт и высокая плотность населения способствует возникновению ситуаций, в которых степень неопределённости внешних факторов возрастает экспоненциально, а вероятность успешного противодействия партизанским, повстанческим и террористическим вылазкам соответствующим образом снижается. Городская наземная и подземная инфраструктура создаёт крайне неблагоприятную среду для применения значительной части арсенала современных высокотехнологичных армий: системы GPS, высокоточного оружия, средств наблюдения и связи, комплексов воздушной разведки и т.д[6], что пагубным образом сказывается на эффективности увязших в городе подразделений. Помимо этого, повстанческие формирования получают возможность обернуть против правительственных сил сам факт присутствия на поле боя большого количества нейтральных гражданских лиц[7], которыми можно прикрыться или среди которых нетрудно затеряться. Осознание этого факта многократно цитировалось западной прессой в виде высказывания иракского государственного деятеля Тарика Азиза:

…Они говорят нам, что мы, иракцы, — это не вьетнамцы. У нас нет ни джунглей, ни болот, чтобы спрятаться в них. На что я отвечаю: пусть наши города станут нашими болотами и наши постройки станут нашими джунглями.

Christopher Bellamy: If the cities do not fall to the Allies, there may be no alternative to siege warfare

Однако существует и прямо противоположное мнение, сторонники которого указывают, что на протяжении всего XX века пока ещё ни в одной точке земного шара не удалось одержать убедительной победы методами «городской герильи»[2]. Причина такой ситуации видится в пренебрежении фундаментальными принципами партизанской борьбы, заложенными классическими работами Клаузевица и Мао, в соответствии с которыми успешность партизанских действий определяется использованием труднодоступной местности[8] (джунглей, гор и т.п.), которая нивелирует многие преимущества традиционных вооружённых сил. Одновременно, для инсургентов крайне желательно наличие удобного выхода на межгосударственные границы, которые предоставляют доступ к безопасным убежищам и источникам внешней помощи[2]. В противоположность этому, вступая в бой в тесноте современных городов, повстанцы подвергают себя риску почти неизбежного окружения и уничтожения. В результате, средний срок деятельности бойца городских повстанческих формирований редко превышает один год[9]. Надёжно работающей стратегии, которая могла бы преодолеть эти факторы не существует[2].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Щербаков, 2013, Часть 2. Террор как последний аргумент, p. 213.
  2. 1 2 3 4 Joes, 2007, Раздел Some Lessons Learned в главе Conclusion: Looking Back and Ahead, p. 158.
  3. Thompson, 1994, Глава Revolution and Counter-Revolution in Latin America, p. 232.
  4. Graham, 2010.
  5. Kilcullen, 2006.
  6. Phillip Misselwitz, Eyal Weizman. Military Operations as Urban Planning (англ.). Британский онлайн-журнал MUTE (28 августа 2003). Проверено 13 апреля 2016.
  7. Kilcullen, 2006, Раздел Insurgent tactics — the urban bomb, p. 8.
  8. Thompson, 1994, Глава Strategy and Tactics of Guerrilla Warfare and Terrorist Operations, p. 133.
  9. de Abreu, 1997.

Источники[править | править вики-текст]

  1. Щербаков А. Ю. Часть 2. Террор как последний аргумент // Терроризм. Война без правил. — ОЛМА Медиа Групп, 2013. — 464 с. — ISBN 9785373053686.
  2. Leroy Thompson. Ragged War: The Story of Unconventional and Counter-Revolutionary Warfare. — London: Arms and Armour Press, 1994. — ISBN 1-85409-057-7.
  3. Anthony James Joes. Urban Guerrilla Warefare. — The University Press of Kentucky, 2007. — 222 p. — ISBN 978-0-8131-2437-7.
  4. Stephen Graham. Cities Under Siege: The New Military Urbanism. — London, New York: Verso, 2010. — ISBN 9781844678365.
  5. David Kilcullen Counterinsurgency Redux // Survival : журнал. — 2006. — Т. 48, № 4. — С. 111-130. — DOI:10.1080/00396330601062790.
  6. Alzira Alves de Abreu History and Memory - Brazil's Guerrilla Trap // History Today : журнал. — 1997. — Декабрь (т. 47, № 12).

Дополнительная литература[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]