Дева (античная мифология)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Дева
Мифология древнегреческая
Местность Херсонес Таврический, Крым
Пол женский
Оружие лук, копье
Животное лань
В эллинизме Артемида
В иных культурах Диана
Архитектурная деталь с рельефным изображением Девы на квадриге. IV—III век до н. э. Херсонесский музей-заповедник.

Дева — изначально божество тавров. Одно из главных божеств и покровительница Херсонеса Таврического. (Древними греками отождествлялась с Артемидой — под именем Артемиды Дева фигурирует в древнегреческой трагедии Ифигения в Тавриде.) Считалась покровительницей этого города-государства наряду с Гераклом. Одно из четырех божеств, персонально упоминаемых в Присяге граждан Херсонеса.

Вероятно, индоевропейский корень, общий со словами Деви, Дэва, Див. Имена других божеств возможного таврского пантеона не сохранились. Дева известна благодаря тому, что запечатлена в многочисленных памятниках материальной культуры в Херсонесе, в частности на монетах и посвятительных надписях. Упоминается в декрете на мраморной плите (уцелело три фрагмента), в котором говорится что херсонесский историк Сириск описал «явления Девы» (когда город спасался от опасностей, таких как нападения варваров).

Посвященный Деве храм находился в центральной части Херсонеса. В городе отмечались Партении — празднования в честь Девы.


Храм (святилище) Девы в античных источниках[править | править код]

Помимо храма Девы в самом Херсонесе (древнегреческого), упоминается таврский храм Девы. Именно он является одним из самых прославленных храмов античной мифологии (в первую очередь благодаря упоминанию в трагедии Еврипида).

Его местонахождение не установлено.

О таврском святилище Девы упоминает Геродот. Согласно ему, тавры приносили божеству в жертву захваченных чужеземцев:

Они приносят в жертву Деве потерпевших крушение мореходов и всех эллинов, кого захватят в открытом море следующим образом. Сначала они поражают обреченных дубиной по голове. Затем тело жертвы, по словам одних, сбрасывают с утеса в море, ибо святилище стоит на крутом утесе, голову же прибивают к столбу.

Цитату Геродота, возможно, не стоит понимать дословно. По понятным причинам у Геродота не было точных сведений о далёком народе, а полученные им могли быть попросту необъективными. Так, утверждение Геродота, что тавры живут «грабежом и войной», не нашло прямых археологических подтверждений (в таврских городищах не найдены чужеземные украшения и утварь в количестве, подтверждавшем бы регулярные пиратство и набеги на соседей).

В спектакле Еврипида храм Девы изображался в дорическом стиле, с золочёным карнизом, то есть таким, каким греки сами бы его создали. Вернее, они его и создали — в Херсонесе, и, возможно, храм в Херсонесе именно так и выглядел. А таврский храм, возможно, вовсе не был сооружением как таковым, а являлся просто природным святилищем (в таком случае, его археологические поиски останутся безрезультатными).

В этом же духе (согласно своим представлениям о храме, или отталкиваясь от свидетельств о греческом храме Девы в Херсонесе), очевидно, описывает таврский храм и Овидий, вложив описание в уста своего персонажа — старого тавра:

Еще и ныне стоит храм, опирающийся на огромные колонны: к нему ведут сорок ступеней. Предание гласит, что там был ниспосланный с неба кумир; не сомневайся, еще и ныне там стоит подножие, лишенное статуи богини; алтарь, который был сделан из белого камня, изменил цвет и ныне красен, будучи окрашен пролитой кровью. Священнодействие совершала жрица.

Согласно Страбону, святилище Девы, почитаемое херсонеситами, и, вероятно, изначально таврское, находилось в 100 стадиях (около 17,7 км) от города, на мысе Парфенион (или мысе Девы, др.-греч. Παρθένιον).

Вид в окрестностях мыса Фиолент

Из предположений по локализации таврского святилища самое популярное — мыс Фиолент, вернее, его окрестности (помимо самого Фиолента, еще несколько мысов рядом), или еще шире — обрывистое побережье от Фиолента вплоть до мыса Херсонес. Именно по мотивам посещения Фиолента, с отсылкой на древний миф, Александр Пушкин написал стихи «К чему холодные сомненья? Я верю: здесь был грозный храм».

В пользу Фиолента говорит наличие здесь упоминаемых «крутых утесов», и сакральные традиции этого места. Здесь найдено пять христианских храмов раннего Средневековья, не считая существующего доныне Георгиевского монастыря. Возможно, местность носила сакральный характер и в дохристианские времена.

Дюбуа де Монпере и Муравьёв-Апостол, путешествовавшие по Крыму в XIX веке, упоминают руины прямоугольного здания на одном из мысов между Фиолентом и мысом Херсонес, предполагая, что это остатки знаменитого храма Девы. Скорее всего, они имели в виду остатки раннесредневекового христианского храма на мысе Виноградный, сохранившиеся и доныне.

Храм Девы искали также на мысе Херсонес, включая подводные поиски в 1931 году. Но местность здесь менее соответствует «крутому утесу», побережье обрывистое только с южной стороны, постепенно повышаясь от выдающегося в море на запад пологого мыса Херсонес по направлению на восток, к обрывистому Фиоленту.

Гораздо менее обоснованы попытки увязать храм Девы со скалой Дива у Симеиза и с окрестностями Партенита. Они базируются только на созвучии слов (Партенос — по-гречески Дева). Но впервые название Партенит упоминается в житии Иоанна Готского в IX в веке (то есть довольно поздно по отношению к античным временам).

Ссылки[править | править код]

Литература[править | править код]

Соломоник «Каменная летопись Херсонеса» 1990 г. ISBN 5-7780-0174-6.

К. Э. Гриневич. Исследование подводного города в 1930— 1931 гг., Севастополь, 1931.