Дега, Ирина Петровна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ирина Дега
Дата рождения 1907(1907)
Дата смерти 1989(1989)
Страна
Род деятельности балерина, актриса
Супруг Альтман, Натан Исаевич
Портрет работы Н. Альтмана. 1927. ГТГ
Беседа с И. П. Дега, записанная В. Д. Дувакиным. Оригинал аудио и полная расшифровка текста на сайте Фонда "Устная история"

Ирина Петровна Дега (Рачек, Животовская; 1907—1989) — советская балерина, актриса театра ГОСЕТ, 2-я жена художника Натана Альтмана.

Биография[править | править код]

С 1928 г. - жена художника Натана Альтмана.

В 1928 г. Была знакома с Маяковским. Поэт называл её «Козликом»[1]; по словам Дега, посвящённое ей стихотворение с упоминанием «козлячьих лапок» должно сохранится в альбоме, оставшемся у последней жены Альтмана[2].

Как раз в это время Альтман писал мой портрет, который сейчас в Третьяковской галерее находится, и стоял мольберт и закрыт был тряпкой. Он пришел, открыл, смотрел долго, смотрел. «Ну, что ж, — он говорит, — художник пишет, но поэт тоже пишет». Так что он все время меня отбивал от Альтмана.

Борис Фрезинский пишет о ней: «Ирина Петровна была очаровательной, веселой, легкой, деятельной, и, конечно, это была золотая модель для художника»[3].

В 1928 году ГОСЕТ отправился на гастроли по Европе, в составе труппы выехал Альтман — художник театра. Жена ждала визу — тогда в Германии состоялась её новая встреча с Маяковским[2]. Визу она получила в 1929 году

Когда театр возвращался с гастролей, супруги предпочли остаться в Париже.

Фрезенский записал ее рассказ о парижской жизни тех лет: «Альтманы сняли квартиру далеко от центра — на бульваре Брюн, 21, в районе фортов Порт де Ванв. Это был только что выстроенный восьмиэтажный дом со всеми удобствами (редкость в тогдашнем Париже). Под Альтманами жили Савичи — друзья Ильи Эренбурга, и, заслышав голос Ильи Григорьевича, Альтманы устремлялись вниз, причем Ирина Петровна лихо съезжала по перилам. Вскоре грянул экономический кризис, и картины перестали покупать. В это трудное время Ирина Петровна много работала, чтобы дать Альтману возможность заниматься живописью»[3]. У них родился сын, умерший через полтора года. Дега рассказывала, как их поддерживал тогда Эренбург: «Он так понимал мое страдание, ежедневно приходил, чтобы чем-нибудь отвлечь, хотя мы и держались на людях сдержанно. Но Эренбург так понимал…»

В конце 1935 года супруги расстаются. После расставания Дега жила у Шухаевых. Альтман все-таки возвращается на родину, а Дега заключает контракт с американской труппой[4].

Однако в итоге Дега все-таки тоже вернулась в СССР. Марк Уральский пересказывает её слова о причине возвращения: «то, что вернулась, это она явно своим легкомыслием объясняла. Мол, помчалась, дура, за Альтманом, думала, выправится любовная лодка, но нет — разбилась о быт. И еще друзья сердечные уговаривали — все эти Катаевы, Кирсановы, Кольцовы и иже с ними. Когда они в Париже появлялись в ранге советских командировочных, то пели соловьями: „Все даже распрекрасно, свобода творчества полнейшая, как в двадцатом году. Что хошь с ней, то и делай — хоть с капустой ешь, но при этом и заработки стабильно гарантированные…“»[5]

В период Великой Отечественной войны преподавала в эвакуации в хореографическом училище Большого театра. Также преподавала классический танец в студии Московского театра оперетты, в хореографической студии Дома пионеров Дзержинского района г. Москвы, ставила танцы для всех спектаклей театральной студии Стратилатовых[6].

В искусстве[править | править код]

Портреты Дега писали Натан Альтман (1927, ГТГ; «Портрет И. Д. в полосатой кофточке», 1936), Александр Лабас.

Дега дружила с художником Василием Шухаевым, у неё осталось много его работ, и из её собрания в коллекцию Третьяковской галереи попал шухаевский портрет Саломеи Андрониковой[7].

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. «В свои семьдесят пять лет, не боялась она машину водить, хотя зрение было прямо-таки ни к черту. И когда останавливал ее ОРУД: мол, куда вы едете и почему эдаким странным манером, то она в ответ им про Маяковского начинала истории рассказывать. — Вы с Владимир Владимировичем, знакомы были? Нет, хм, странно. Он очень тонкой души был человек, несмотря на грубоватую внешность, как у вас, например. Но это все наружное, наигранное, а в душе — добряк большой. И меня очень любил, „козликом“ называл. Бывало скажет что-нибудь грубоватое, резкое. Ну, а я ему строго: „Маяковский! Вы, что себе позволяете“. Он всегда очень смеялся». Обалдевшая милиция отпускала ее обычно на все четыре стороны. Черт ее знает, что это за старуха, еще на неприятности нарвешься. Так и прозвали «Бабушка Маяковского». (Марк Уральский. «Камни из глубины вод»)
  2. 1 2 www.russ.ru Устные мемуары (6). old.russ.ru. Дата обращения 14 декабря 2016.
  3. 1 2 [coollib.com/b/262913/read Мозаика еврейских судеб. XX век (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно]. coollib.com. Дата обращения 14 декабря 2016.
  4. ЕВГЕНИЯ ГЕРШКОВИЧ. «У меня есть имя». «Лехаим». Дата обращения 14 декабря 2016.
  5. Марк Уральский. Камни из глубины вод. Гл. 10
  6. kino-teatr.ru/teatr/acter/w/sov/425228/bio/
  7. Лебедева Ирина. Интервью / Картина Петрова-Водкина «Портрет Саломеи Николаевны Андрониковой» / Ирина Лебедева. Эхо Москвы. Дата обращения 14 декабря 2016.