Иштяк

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Иштек (этноним)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Иштяки (истяки) — этноним части племён башкир[1][2] финно-угорского или тюркского происхождения, который зачастую применяли по отношению к ним казахи[3][4][5][6]; по мнению ряда исследователей, этноним барабинских татар[7][8].

История[править | править код]

Большинство авторов (Аксанов А.В., Хакимов Р.С., Галимов Э.М., Вафеев Р.А. и другие) придерживаются мнения, что термин «иштяк» (истяк) является этнонимом, применявшимся преимущественно по отношению к башкирских племенам[1][2], в том числе и другими народами[3][4][5][6]. По мнению другой части исследователей (Напольских В.В., Фишер И.Э., Закиев М.З., Радлов В.В., Генинг В.Ф.), понятие «иштяк» было равнозначным русскому «остяк» и пришло из тюркских языков, где этноним «иштяк» обозначал инородческое языческое население[9][10][9][11][12], хотя при этом значительное количество авторов придерживаются мнения, что термин «остяк» применялся преимущественно к хантам, селькупам и манси и является их устаревшим названием[13][14][15][16][5][17][18][19][20][21], применявшимся в русских летописях[22][23][24][3][2].

Этноним у различных народов[править | править код]

Иштяками называли племена или часть племён башкир[1][2], а также барабинских татар[7][8]. Зачастую сам тремин «иштяк» (истяк) применялся по отношению к башкирам именно казахами[3][4][5][6]. Известный археолог Генинг В. В. на основе письменных источников пришёл к выводу, что население сылвенской культуры, именуемое тюрками «иштяки», принадлежало к уграм, отметив в письменных источника XVII века такие родовые группы, как сырьянцы, ерсяки, саргач, сылвенскне и иренские остяки и других, которые по своему происхождению связаны с древнейшими местными угорскими родами[12].

Применение этнонима у башкир[править | править код]

Таджетдин Ялчыгул на основе генеалогических преданий составил сводное шежере башкирских племён и родов, в котором указано что Иштяк является родоначальником башкирских племён и легендарным предком башкир. Эту традицию продолжил Мухаметсалим Уметбаев. Другие учёные указывают что данный этноним происходит от имени одного из предводителей башкирских племён[25].

По мнению этнографа З. Г. Аминева, под этнонимом «иштяк» («иштяге» / «внутренные») подразумевались юго-восточные башкиры, соседями которых были кимаки и кипчаки (предки казахского народа)[26]

По мнению одних учёных, этноним «иштяк» просходит из тюркского языкам и отражает процесс взаимосвязи с огузами, другие считают что он восходит к финно-угорским языкам и отражает связь башкир с уграми (позднее — древними венграми).

Антрополог и этнолог Р. М. Юсупов полагал, что башкирские «иштяки» своим происхождением восходят к одному из древнейших племен Южного Урала того времени — дахам[27]. Р. М. Юсупов допускал, что этноним «иштяк» является в своей основе тюркизированной формой названия потомков древних племен Южного Урала, — «хешдеков» или «хешдаков». В этом случае «хешдак» или «хешдах» будет переводиться с иранского как «родственник, потомок, родня великих, могучих дахов», где «хеш» — родня, потомок, а «дах», «дак», «дау» — великий (иран.)[28]. Согласно историку Л. А. Ямаевой, «иштяк» происходит от иранского слова «spaka», которое означает «собака, пёс». В индоиранской мифологии волк и собака являлись символами бойцовской ярости и отваги.

Применение этнонима у татар[править | править код]

В составе сибирских татар отмечена группа иштяк-токузов, происхождение которой связано с башкирами и огузами (существовали до XI века)[29].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Аксанов А.В. От «баскардов» до «башкирцев»: судьба этнонима в XII–XVI веках // Золотоордынское обозрение. — 2017. — № 4. — С. 786—800.
  2. 1 2 3 4 Хакимов Р.С., Ситдиков А.Г, Максютов А.А. и др. История татар Западного Приуралья. Том I. Кочевники Великой степи в Приуралье. Татарские средневековые государства. — Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2016. — 464 с. — ISBN 978-5-94981-225-9.
  3. 1 2 3 4 Галимова Э.М. Традиционная музыкальная культура пермских татар. — Казань: ТКС Контакт, 2017. — 328 с. — ISBN 978-5-93091-241-8.
  4. 1 2 3 Вафеев Р.А., Койше К.К. Языковые контакты в историческом прошлом, как свидетельство трансформации тюркского языкового мира // История, культура, экономика Урала и Зауралья. — 2015. — С. 132—138.
  5. 1 2 3 4 Набиев Р.Н., Набиева З.Р., Миргалимова Л.М. О следах ислама в истории Древней Руси // Исламоведение. — 2018. — № 1. — С. 6—28.
  6. 1 2 3 Юсупов Р.М. Древние этапы этно- и расогенеза башкир и происхождение этнонимов «башкорт» и «иштяк» // Проблемы востоковедения. — 2009. — № 4 (46). — С. 59—62.
  7. 1 2 Селезнёв А.Г., Гадло А.В., Томилов Н.А. Барабинские татары: истоки этноса и культуры. — ВО «Наука», 1994. — 172 с.
  8. 1 2 Томилов Н.А., Васильев В.И., Васильевский Р.С. Этническая история тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины конца XVI-начала XX в. — Новосибирск: Издательство Новосибирского университета, 1992. — 270 с.
  9. 1 2 Салмин, с. 98.
  10. Маслюженко, 2015, с. 126.
  11. Салмин и Радлов, 2013, с. 68.
  12. 1 2 Генинг и Овчинникова, 1969, с. 136.
  13. Степанова О.Б. Красные селькупы: революционные преобразования серди населения Таза и Турухана // Уральский исторический вестник. — 2018. — № 1 (158). — С. 91—99.
  14. Тихонов С.С. Энтографо-археологическое изучение контактных зон аборигенов Западной Сибири // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. — 2014. — С. 273—276.
  15. Губайдуллин Ф.Ф. Музыкально-инструментальная культура селькупов: к истории изучения // Вестник Томского государственного университета. — 2011. — № 3. — С. 19—26.
  16. Сироткина Т.А. Об основных принципах идеографической классификации этнонимической лексики // Гуманитарный вектор. — 2010. — № 2 (22). — С. 152—155.
  17. Рябкова О.А. Присоединение обских угров к Российскому государству в «Истории Сибири» Г.Ф. Миллера // Вестник Челябинского государственного университета. — 2014. — № 8 (337). — С. 92—96.
  18. Шаховцов К.Г. Термины официальной идентификации южных селькупов (по документам XX века) // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. — 2007. — С. 291—296.
  19. Юнаковская А.А. Ugristarum в среднем Прииртышье // Вестник Удмуртского университета. — 2013. — № 2. — С. 23—21.
  20. Надь З. Васюган на рубеже столетий: ханты или остяки? // Вестник Томского государственного университета. — 2016. — № 5 (43). — С. 123—127.
  21. Салмин А.К. Заметки об уграх (взгляд чувашеведа) // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. — 2017. — С. 94—100.
  22. Успенская С.С. Этническая идентификация народы ханты в фольклоре и традиционных представлениях // Вестник ТГПУ. — 2017. — № 3 (66). — С. 155—161.
  23. Чиндина Л.А. Пегая Орда — большого лося сильный народ // Вестник Томского государственного университета. — 2013. — № 3 (23). — С. 91—96.
  24. Майданова Л.М. Ареалы финно-угорской этномики Урала // Вопросы топономастики. — 1962. — № 1. — С. 22—32.
  25. Янгузин Р. З. Иштяк // Башкирская энциклопедия. — Уфа: ГАУН «Башкирская энциклопедия», 2015—2018. — ISBN 978-5-88185-306-8.
  26. Аминев З. Г. Этимология башкирского этнонима «Иштяк» // Национальные и языковые процессы в Республике Башкортостан: история и современность: информационно-аналитический бюллетень. – №7-8. – Уфа, 2008. – С.194-196.
  27. Юсупов Р. М. Башкиры на рубеже тысячелетий//Проблемы этногенеза и этнической истории башкирского народа. Уфа, 2006, С.95-101.
  28. Юсупов Р. М. К семантике родовой символики башкир и этимологии этнонимов башкорт, иштяк//Городские башкиры. Материалы VI Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир. Уфа, 2010, С.28-32.
  29. Тычинских З. А., Муратова С. Р. СВИДЕТЕЛЬСТВА РАННИХ ЭТНИЧЕСКИХ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ БАШКИР И СИБИРСКИХ ТАТАР // Современные исследования социальных проблем. — 2012 — № 11(19).

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]