Муравьёвский пост

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сторожевой военный пост
Муравьёвский пост
Страна  Россия
Город Корсаков
Основатель Г. И. Невельской
Первое упоминание 1853 год
Дата упразднения 1854 год
Статус Памятник истории областного значения

Муравьёвский пост — первое относительно постоянное[1] русское поселение на Сахалине. Основано капитаном 1-го ранга Г. И. Невельским в качестве военного поста 22 сентября (4 октября1853 года в айнском селении Тамари-Анива (Кусюнкотан) на территории нынешнего Корсакова[2]. Эта дата официально считается днём основания города и отмечается ежегодно в третье воскресенье сентября[3]. Упразднён 30 мая 1854 года.

Предпосылки основания и выбор места[править | править код]

Г.И. Невельской

11 (23) апреля 1853 года император Николай I возложил на Российско-американскую компанию задачу колонизации острова Сахалин. Одной из главных побудительных причин этого стала резкая активизация американского военного флота на Дальнем Востоке, в результате чего русское правительство опасалось, что в скором времени американцы предъявят свои права и на Сахалин[4]. Согласно повелению императора следовало занять на острове «те пункты, которые по местным соображениям окажутся важнейшими, к чему и приступить непременно в навигацию сего 1853 г.» и не «допускать на Сахалине никаких иностранных заселений, ни произвольных, ни по взаимному соглашению»[5].

Высочайшее повеление было препровождено в апреле от генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьёва руководителю Амурской экспедиции, капитану I ранга Г. И. Невельскому с предписанием привести то на месте в исполнение[6]. Среди оснований, указанных в письменном виде Муравьёвым для успешного исполнению видов правительства, указывалось «занять на острове Сахалине в нынешнем году два или три пункта на восточном или западном берегу, но как можно южнее»[7] и «находящихся на южной части Сахалина японских рыбаков не только не тревожить, но оказать им дружеское расположение, удостоверив, что мы занимаем остров Сахалин в ограждение оного от иностранцев и что с нашей помощью и защитой они, японцы, могут безопасно продолжать там свой промысел и торговлю»[8], из чего следовало, что японские «заселения» на юге острова как иностранные тогда не рассматривались.

Тем не менее, Г. И. Невельской решает занять южный берег, залив Тамари-Анива — главный пункт острова[9] — что позднее, в рапорте на имя Н.Н. Муравьёва от 16 октября 1853 года обосновал следующим образом:

а) ...единственное место, в котором только возможно было сделать в такое позднее время года, при наших ничтожных средствах, высадку значительного десанта, есть залив Тамари-Анива;
b) залив этот есть место, где производится главная рыбопромышленность и торговля японцев на острове, и где соединены у них для этого все запасы и материалы;
с) став твердой ногой в этом заливе, я полагаю, что японцы поневоле вынужденными найдутся вступить с нами в дружественные и торговые сношения, потому что рыбная ловля в Тамари-Анива для них крайне необходима, и рыбой, вывезенной из Тамари, пропитывается почти все народонаселение северной части Матсмая;
<...> и наконец f) я полагаю, что страна тогда только может считаться занятой, когда заняты главные её пункты.

Н. В. Буссе

Учреждение Муравьёвского поста[править | править код]

7 (19) сентября 1853 года Невельской с майором Н. В. Буссе и лейтенантом Н. В. Рудановским, а также командой из 90 человек[10], отобранных в Петропавловске для участия в сахалинской экспедиции, на предоставленном Р.А.К. транспорте «Император Николай I» (шкипер М. Ф. Клинковстрём) отбыл из Петровского зимовья[11] и через Охотское море направился на юг Сахалина. Спустя 10 дней, 17 сентября, судно вошло в залив Анива и проследовало до мыса Крильон, где по договорённости с Невельским его должен был дожидаться подпоручик Д. И. Орлов, в августе отправленный обследовать юго-западное побережье острова и разведать расположение японских владений в Аниве[12]. Не застав того, экспедиция выдвинулась в направлении залива Тамари-Анива, и, добравшись туда к вечеру 19 сентября, встала на якорь[13]. На следующий день Невельской, Буссе, лейтенант Бошняк и унтер-офицер Телешов на 2 шлюпках с 9 гребцами, приняв все меры предосторожности, переправились на берег[13][14], где их встретили айны (всего на тот момент в Кусункотане проживало 289 представителей этого народа) и японцы из числа 37 сторожей, оставшихся зимовать. Мореплаватели одарили всех подарками, после чего их пригласили в контору для взимания транспортных налогов[15], где Невельской сообщил японским старшинам о намерении русских поселиться в Тамари-Анива «для защиты местных жителей от американцев». После взаимных одариваний и угощений Невельской с Буссе, ранее назначенным начальником будущего поста, отправились выбирать подходящую гавань, при этом майор обратил внимание на удобство соседней бухты Пуруан-Томари, но в итоге руководитель Амурской экспедиции настоял на необходимости устраиваться именно в главном японском поселении (район перекрёстка нынешней улицы Невельской и Вокзальной)[16].

План рейда поста Муравьёвского. Съёмка Н. Рудановского (1853)

22 сентября (4 октября1853 года в 11 часов десант на баркасе с двумя спрятанными пушками и двух шлюпках с белыми флагами высадился на берег. Матросы выстроились в две шеренги, пропели «Отче наш» и «Боже, Царя храни!», а Буссе[17] при криках «ура» и салюте с судна поднял Андреевский флаг. Так как экспедиция проводилась под эгидой Р.А.К., то следовало поднять компанейский триколор, но Невельской, по свидетельствам современников, испытывал ненависть «ко всему, что касается компании»[17], и потому сделал выбор в пользу военно-морского флага, при чём в рапорте на имя Муравьёва он это объяснил нежеланием оскорблять японцев: «По собранными мною сведениям, красный цвет у японцев есть цвет неприятельский, а потому я вынужденным нашёлся, вместо компанейского флага, где есть красная полоса, употребить общий русский военный флаг»[18].

Провозгласив Сахалин российским владением, Г. И. Невельской, учредил военный сторожевой пост Муравьёвский, назвав его в честь Н. Н. Муравьёва — «главного деятеля и предстателя у Престола за действия наши в Восточных пределах нашего отечества»[19]. Для обустройства форпоста был выбран невысокий северный мыс в бухте Томари, где на вырытых 2 ровных площадках и на скате между ними располагалось 6 японских сараев и магазинов, которые позже были русскими выкуплены за товар. Строиться решили в 2 яруса, поставив на каждый по батарее. Буссе с Невельским договорились в Муравьёвском оставить 59 матросов и 8 наёмных работников[20] (остальные 11 матросов и один казак были даны в помощь экипажу «Николая» для перехода корабля на зимовку в Императорскую гавань)[17].

С рассветом 22 сентября началась выгрузка: с корабля, стоявшего на рейде в получасе езды, надлежало переправить на берег около 4 тысячи пудов (примерно 250 тонн), однако одного баркаса было недостаточно, а шлюпки для этого не подходили. На просьбу помочь японцы предоставили две большие лодки-соймы. Айны также оказали посильную помощь и в результате к вечеру 24 сентября почти всё было закончено. На следующее утро выяснилось, что японцы, встревоженные активностью чужеземцев, ушли вовнутрь острова[21]. К 2 часам дня выгрузка завершилась, вечером Невельской попрощался с сахалинской командой, передав её под начало Буссе, и ночью 26 сентября[17] транспорт «Николай» покинул рейд, направившись в Императорскую гавань. После переноса снаряжения в купленный у японцев пакгауз, началось строительство. У айнов за товары на 180 рублей серебром было куплено множество заготовленных ими ранее брёвен, которые пошли на казармы, а также пекарню и кузницу (позднее айны указали места для дальнейших лесозаготовок)[21]. Для офицеров — Буссе и Рудановского — был собран флигель, привезённый из Аяна. Между строениями на верхней батарее позже были возведены стены с бойницами, а также две сторожевые башни.

В конце сентября в 10 милях появился транспорт «Иртыш», отправленный ранее в Томари-Анива для охраны на случай потенциальной угрозы для русских поселенцев. Не видя в том необходимости, Буссе отдал капитану судна П. Ф. Гаврилову распоряжение следовать на зимовку в Императорскую гавань. 2 октября из своей экспедиции возвратился Д. И. Орлов, который среди прочего рассказал, что встретил бежавших из Кусюнкотана японцев и уговаривал их вернуться[22]. На поданные с берега сигналы «Иртыш» повернул обратно и взял подпоручика на борт. Шестеро же сопровождавших Орлова пополнили ряды русских поселенцев. В их числе были якутские казаки Берёзкин и Дьячков, которые затем довольно хорошо овладели айнским языком[23][24] и были полезны во взаимоотношениях с коренным населением.

Упразднение поста: причины и обстоятельства[править | править код]

30 мая 1854 года пост был эвакуирован в связи со вступлением в Крымскую войну против Российской империи Великобритании и Франции, чьи военные корабли крейсировали по дальневосточным морям и представляли потенциальную угрозу для русских поселений.

Память[править | править код]

Литература[править | править код]


Примечания[править | править код]