Овручские шиферные пряслица

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Овручские розовые шиферные пряслица. Юрманское городище. Волжская Булгария IX—XIII в.

Овручские шиферные пряслица — пряслица, выточенные из розового и красного камня — шифера (пирофиллитового сланца), который добывали на территории нынешней Украины, у города Овруч в X — XIII веках. Здесь расположено единственное в Европе месторождение такого камня. Овручские мастера старательно повторяли наиболее удачную форму глиняных пряселец — биконическую, то есть грузик как бы состоял из двух усечённых конусов, соединённых широкими основаниями. Весили пряслица в среднем около 16 г, высоту имели от 4 до 12 мм, внешний диаметр — от 10 до 25 мм, диаметр отверстия для веретена был 6—10 мм. Если веретено оказывалось слишком узким, его обматывали ниткой, чтобы не проскальзывало при вращении. Шифер — мягкий камень; на образцах, найденных археологами, остались потёртости от нитей, подложенных древними мастерицами[1]. Овручские пряслица археологи находят не только на территориях Киевской Руси, но в других регионах.

Производство пряслиц было рассчитано на широкий сбыт. По словам А. В. Арциховского, «они совершенно одинаковы в Киеве и Владимире, в Новгороде и Рязани, даже в Херсонесе, в Крыму и в Болгарах на Волге». Овручские пряслица настолько ценились, что владельцы вырезали на них свои имена, а на одном из них есть даже надпись: «княжо есть». Есть основания думать, что и женщины очень дорожили пряслицами: тщательно метили их, чтобы ненароком не «поменяться» на посиделках, когда начинались игры, танцы и возня. На пряслицах выцарапывали личные метки, а после распространения письменности — подписывали свои имена. На одном шиферном пряслице, найденном в Вышгороде близ Киева, чуть не с X века сохранилась и дошла до нас надпись: «Потворин пряслень». Другое, видимо, было подарено парнем любимой девушке. На нём с величайшей аккуратностью выцарапано: «невесточь» — «невестин».[2]

В XIII веке пряслица из каменных снова становятся глиняными: монгольские захватчики разорили овручские мастерские.

Прялка и пряслице[править | править код]

Экономическое развитие Овруча было теснейшим образом связано с добычей и обработкой красного шифера, места залегания которого ограничены небольшим районом междуречья Ужа и Уборти. Обследование окрестностей Овруча показало, что здесь (в селах Нагоряны, Коптевщизна, Хаич, Камень, а также Збранка) находились мастерские по изготовлению знаменитых шиферных пряслиц. Овручские мастерские тянулись примерно на 20 км, располагаясь у оврагов, богатых выходами розового шифера. Кроме пряслиц из шиферных каменоломен Овруча в различные концы Руси шли большие партии плит, употреблявшихся в культовом и гражданском зодчестве, заготовки для саркофагов, а также плитки для изготовления ювелирных формочек. Центром этого уникального камнедобывающего и камнеобрабатывающего промысла был княжеский Овруч.

Слово «пряслице», укоренившееся в научной литературе, вообще говоря, неверно. «Пряслень» — вот как произносили древние славяне, и в таком виде этот термин всё ещё живёт там, где сохранилось ручное прядение. «Пряслицем» же называли и называют прялку. Ведущие археологи ещё в 40-е годы XX века предлагали устранить путаницу в терминологии, но ошибочная традиция держится с упорством, достойным лучшего применения.

У всех славянских и финно-угорских народов Восточной Европы прядущие тянут нить из кудели левой рукой, а правой вращают веретено. На Кавказе и в Средней Азии поступают наоборот. А вот айсоры (потомки древних ассирийцев) и тянут, и вертят одной правой рукой: веретено у них сучит и мотает одновременно. Любопытно, что пальцы левой руки (большой и указательный), дёргающие пряжу, как и пальцы правой руки, занятые веретеном, приходилось всё время смачивать слюной. Чтобы не пересохло во рту — а ведь за прядением нередко ещё и пели, — славянская пряха ставила подле себя в мисочке кислые ягоды: клюкву, бруснику, рябину, калину… Собственно прялкам («пряслицам» по-древнерусски), древним и не очень, тоже посвящена обширная научная литература. Достаточно сказать, что орнаменты русских прялок даже XIX века буквально пестрят чисто языческими символами: «громовыми знаками», изображениями «белого света».

И в Древней Руси, и в Скандинавии времён викингов бытовали переносные прялки: кудель привязывали или прикалывали к одному её концу (если он был плоским, лопаточкой), либо насаживали на него (если он был острым), либо укрепляли как-то ещё (например, в рогульке). Другой конец вставляли за пояс — и женщина, придерживая пряслице локтем, работала стоя или даже на ходу, когда шла в поле, гнала корову, приглядывала за гусями… Дома, вынув из-за пояса, нижний конец прялки втыкали в отверстие лавки или специальной доски — «донца». Каждый тип переносных прялок имел достаточно чёткую географическую область распространения, что, как выяснилось, точно совпадает с границами расселения больших групп племён, сложившихся в Восточной Европе ещё в каменном веке. Это северные лесные племена (лопатообразные прялки), земледельцы юго-запада (палкообразные прялки с острым верхним концом) и степные племена юго-востока (рогулькообразные). Практически уже в наше время учёные-этнографы успели зафиксировать разновидности переносных прялок и описать места их распространения — то и другое не слишком изменилось за множество минувших веков.[3]

Роль «прясленей» в безмонетный период[править | править код]

В безмонетный период на Руси существовали различные гривны серебра, но основными типами были киевские слитки XI—XIII веков в форме вытянутого шестиугольника весом 135—169 г и новгородские — продольные бруски с устойчивым средним весом 197 г, сохранившиеся в обращении вплоть до XV века. На этот период на Руси исчезли монеты. Для крупных платежей употреблялись гривны-слитки. Но что же тогда стало эквивалентом мелких денег? Учёные не пришли ещё к согласию в вопросе о реальном содержании терминов «куна», «резана» и «векша» (белка) — так звучат названия денежных единиц во многих письменных документах безмонетного периода. В настоящее время существует несколько точек зрения на характер мелких платёжных знаков в безмонетный период.

Оригинальную теорию товаро-денег предложил В. Л. Янин. Учёный предполагает, что роль денег для мелкого платежа могли выполнять некоторые единообразные и широко распространённые в Древней Руси изделия — такие, как хрустальные и сердоликовые бусы, не раз отмеченные в кладах вместе с монетами, разноцветные стеклянные браслеты, овручские шиферные пряслица. Эти пряслица неоднократно встречены в кладах вместе со слитками, а при раскопках в Пскове, например, найдены в кошельке с западноевропейскими монетами. Когда В. Л. Янин совместил карты распространения стеклянных браслетов и шиферных пряслиц, а также нанёс границы области денежного обращения до нашествия монголов, обнаружилось детальное их совпадение. И ещё одна характерная находка привлекла внимание учёных: раковина Ципреа — монета каури. Эти красивые фарфоровидные раковины добывали только около Мальдивских и Лаккадивских островов в Индийском океане. С глубокой древности они вывозились в Индию, откуда расходились по всему свету. Раковины тысячелетиями использовались в Африке и Азии как мелкие деньги. На Руси каури издавна знали под названием «змеиные головки», а также «ужовки», «жерновки», «жуковины». В русской торговле в Сибири они сохраняли товарное значение вплоть до XIX века. Эти повсеместно известные в древности украшения видный советский нумизмат И. Г. Спасский также относит к возможным платежным знакам низкого достоинства в безмонетный период.

При раскопках в Москве в слоях XII—XIII веков найдены все эти предметы: сердоликовые и стеклянные бусы, шиферные пряслица и стеклянные браслеты, раковины каури. Часть этих предметов вполне могла иметь и побочное значение — товаро-денег и мелких платежей на московском торге. С денежными расчётами, вне сомнения, связаны найденные в Зарядье безмен и свинцовая гирька со знаками, принадлежавшая к весовой системе Древней Руси.[4]

Примечания[править | править код]

  1. Мария Семёнова. Быт и верования древних славян. — Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2001. — С. 304.
  2. «Historic.Ru: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ»
  3. Мария Семёнова. Мы — славяне!
  4. «О чём рассказывают монеты» Автор: В. Н. Рябцевич (недоступная ссылка). Дата обращения 16 февраля 2011. Архивировано 25 октября 2011 года.

Литература[править | править код]