Поляновский, Эдвин Луникович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эдвин Поляновский
Эдвин Поляновский.jpg
Имя при рождении Эдвин Луникович Поляновский
Дата рождения 19 февраля 1937(1937-02-19)
Место рождения пос. Лесной (Умба), Терский район, Мурманская область
Дата смерти 11 марта 2006(2006-03-11) (69 лет)
Место смерти Москва, Россия
Гражданство  СССР Россия
Род деятельности журналист,
писатель
Отец Луник Сергеевич Поляновский
Мать Валентина Михайловна Поляновская (Богомолова)

Эдвин Луникович Поляновский (19 февраля 1937 — 11 марта 2006) — советский и российский журналист, публицист, многолетний сотрудник газеты «Известия».

Биография[править | править код]

Родился 19 февраля 1937 года в поселке Лесной (ныне Умба) Терского р-на, Мурманского округа Ленинградской области.

После смерти отца, пропавшего без вести в мае 1945, по окончании Великой Отечественной войны, летом 1945 года семья переехала в Старую Руссу, где прошло детство Эдика. Воспитывался отчимом — Михаилом Семеновичем Савченковым[1].

В 1962 году окончил факультет журналистики МГУ. Поляновский являлся последователем творчества А. А. Аграновского

После работы в печати Брянска в 1966 был принят на должность литературного сотрудника в редакцию газеты «Известия». Как одарённому очеркисту, автору статей, вызывающих широкий отклик, ему поручалась разработка тем, имеющих важное общественное значение.

Спецкор отдела права и морали (1969—1978), советского строительства (1978—1981), внутренней информации (1981—1983).

Часто командировался в различные регионы СССР с заданиями по расследованию конфликтных ситуаций. На основе собственных журналистских расследований смело выступал против косных порядков, мздоимства и несправедливостей. Заинтересованное отношение читателей к его работе оказывало на него значительное влияние[2].

Первым в СССР очеркист поднял на страницах газеты тему хосписов и деонтологии, оказания медицинской помощи неизлечимым онкологическим больным.

Последние два года был ведущим творческим сотрудником «Родной газеты».

Последние годы жил на Малой Дмитровке, 8.

Скончался 11 марта 2006 года, после третьего инфаркта, в возрасте 69 лет. Похоронен на Троекуровском кладбище.

Могила Эдвина Поляновского на Троекуровском кладбище

Наиболее значимые работы[править | править код]

Бродский Иосиф Александрович Пока есть такой язык, как русский, поэзия неизбежна (1988)
Гессен Арнольд Ильич
  • Я помню чудное мгновенье (1971)
  • Здравствуй, Пушкин (1973)
  • И я свой след оставил (1976)
Евпаторийский десант
Козин Вадим Алексеевич
  • Певец (1986) (из-за цензуры был впервые опубликован в 1990)
  • Одинокий голос (1993)
  • Певцы (1994)
  • Кормление птицы (2005)
Венок терновый (1988) — о русской послереволюционной эмиграции
Маринеско Александр Иванович
  • Памятник (1988)
  • Не только в памяти хранить (1988)
  • О доблести, о подвигах, о славе (1989)
  • Герой и время (1989)
  • Александр Маринеско представлен к званию Героя (1990)
  • И все-таки свершилось (1990)
  • Неподсудны заслуги героя (1990)
  • Атака века (1995)
  • Атака века (2002)
  • Атака (2003)
  • Пасынок (2005)
Георгиевская Анастасия Павловна
Мандельштам Осип Эмильевич
Григоренко, Пётр Григорьевич Мятежный генерал (1994)
Движение правозащитников
  • Горбатая земля (1996)
  • Раскол (1997)
  • Пикник (1998)
Берест Алексей Прокофьевич Первый над Рейхстагом (1995)
о Гастелло и Маслове Два капитана (1997)
Дунаев Петр Михайлович Забвение (2001)
Львов Евгений Сергеевич Прошлогодний снег (2001)
Бой у высоты 776
Богомолов Владимир Осипович
Быков Василь Владимирович Кто устоял в сей жизни трудной (2003)
Деникин Антон Иванович Белогвардеец (2005)
Жуков Георгий Константинович Опальный маршал (2001)
Нефедов Павел Александрович После анонимки (1985)
Александрова Нина Александровна
Аджубей Алексей Иванович Пять принципов Аджубея (2004)
Старовойтов Василий Константинович Клетка для председателя (2004)
Репрессии 1930-х годов
  • Убийство Кирова (1999)
  • В гранитном лагере (1999)
Пескарёв Георгий Сергеевич Бунтарь-одиночка (2001)
Смоктуновский Иннокентий Михайлович
Синявский Андрей Донатович Провинциальное кладбище, или последняя встреча (1995)
Северский Александр Николаевич Русский американец (1997)
Федоров Святослав Николаевич Практичный романтик (2000)
Цуп Дмитрий Павлович
Пидемский Николай Михайлович
  • Пристань на том берегу (1987)
  • Минувшее Ваше, как свечи (1990)

Реабилитация Александра Маринеско[править | править код]

В 1988 году в Лиепае на деньги моряков был поставлен памятник Александру Маринеско. По распоряжению политуправления ВМФ фамилию Маринеско с памятника сорвали.

В «Известиях» был опубликован очерк «Памятник», за авторством Эдвина Поляновского, в защиту командира-подводника Александра Маринеско. Всего за два года было опубликовано семь статей, после которых приходили сотни тысяч писем читателей в поддержку.

Мешки писем отправляли в Президиум Верховного Совета. Люди и сами писали в Президиум Верховного Совета, в ЦК КПСС. Оттуда потоки писем переправляли в Министерство обороны, а из министерства в военно-морское ведомство. В нескольких городах прошли демонстрации.

Народное мнение стало реальной силой, и в преддверии 9 Мая 1990 года, в канун 45-летия со Дня Победы, Александру Ивановичу Маринеско было присвоено звание Героя Советского Союза[3][4].

Тема оказания медицинской помощи неизлечимым онкологическим больным[править | править код]

Во времена реакционного главного редактора Петра Алексеева в «Известия» пришло письмо от участника ВОВ, инвалида I группы Сергея Яковлевича Афонина из города Гурьева.

«Главному редактору газеты „Известия“ от участника ВОВ, инвалида I группы Афонина Сергея Яковлевича, проживающего в г. Гурьев Казахской ССР.

Дорогая редакция, возможно, когда вы получите мое письмо, я умру, так как я в очень тяжелом состоянии.

Кратко о себе: воевал с 1941 по 1945 г., имею награды. После фронта работал. Война, очевидно, дала последствия, меня парализовало, до парализации был 9 раз оперирован. Моя участковая врач дала направление в онкологическую больницу, где я сейчас нахожусь в радиологическом отделении, в палате № 5. Зав. отделением т. Науразбаев.

Да, я очень тяжелый больной, не встаю, не могу сам покушать, но разве я рад себе такому? Лучше бы меня закопали живым, чем быть в палате и в памяти, все понимать, но не в силах что-либо изменить. Мне не подают судно. Банку, в которую я оправляюсь, я не могу удержать и проливаю на постель и лежу в мокрой постели. За полтора месяца меня ни разу не только не помыли, но даже не умывают. Я оправляюсь под себя, так как не могу докричаться кого-либо. И вот, чтобы с меня не снимать белье, меня держат голым, и мухи кусают меня, а тараканы ползают по мне. Болезнь моя сопровождается невыносимыми болями, и поэтому, когда кончается действие укола, я вынужден кричать. Когда, наконец, ко мне приходят, то кричат на меня. Мне страшно подумать, что нас так мало осталось и что многих из нас ждет такая жестокая смерть. Почему я не умер под пулей врага? Для меня даже не всегда находятся лекарства для уколов. Я вынужден просить людей, чтобы покупали баралгин. Ко мне ходит женщина, которая мне, по сути, чужая. Она дочь моей бывшей жены, с которой я не живу 22 года. Она просто жалеет меня. Так вот, зав. отделением, видя, что ко мне ходят, стал настаивать, чтобы меня выписали из больницы. Но куда меня возьмут? Эта женщина сама 2 месяца как перенесла тяжелую операцию, работает, а живёт с семьей в однокомнатной квартире. Больше у меня никого нет.

С искренним уважением и верой в справедливость. Афонин С. Я.».

В то время была большая вероятность помочь: «Известия» были под крышей Верховного Совета СССР, газету опасались, виновные больше всего боялись потерять партийные билеты. Тогда был шанс помочь и без публикации.

Поляновский оформил командировку под другую тему, предварительно позвонил в Гурьев. Но, к сожалению, Афонин к тому времени уже умер. Впервые это письмо было опубликовано в 1990 году в очерке «Слово и власть»[5][6].

Журналистские расследования[править | править код]

«Свидетельница» (1976)[править | править код]

Об Анастасии Ивановне Огурцовой из смоленского райцентра Сычевка, которая ездила в Германию свидетельницей на процесс над гитлеровским военным преступником, рассказывая о гибели в войну её мужа и сына, участников партизанского движения. Продолжение очерка («Имя на граните») ─ о её полном одиночестве и нищете — побоялись даже показывать главному редактору (фигуре в ту пору зловещей). Четыре года спустя, в 1980 году главный редактор уехал в командировку, и в редакции решили рискнуть, очерк опубликовали. После публикации Огурцовой назначили, наконец, пенсию, переселили из полуразвалившейся избы в хорошую квартиру. Через три месяца она скончалась[7][8].

«Взрыв» (1985)[править | править код]

На свекольном поле женщины нашли снаряд. После сообщения о нём в официальные инстанции две недели шла волокита. До саперов бумага не дошла. В итоге на снаряде, который лежал на клумбе у магазина, подорвалось трое первоклассников. Когда же несколько дней спустя после трагедии была обнаружена заявка, снаряд значился в ней как разминированный[9].

Впервые этот материал был опубликован лишь в 1990 году в очерке «Слово и власть»[5].

«После анонимки» (1985)[править | править код]

В Уссурийске прокуратура завела по анонимке уголовное дело против Павла Нефёдова, директора передового леспромхоза. Следствие длилось семь с половиной лет, дело состояло из 48 томов, около девяти месяцев заседали два суда. Невиновный Нефёдов отсидел в общей сложности в тюрьме два года, семь месяцев и девять дней. Автор анонимки остался неизвестным.

Газета добилась повторного суда над героем статьи, он был оправдан. После публикаций в «Известиях» Нефёдова перевели из Уссурийска в столицу края Владивосток, предоставили квартиру и достойную работу, было восстановлено доброе имя человека[10].

Кроме того, были приняты постановление ЦК КПСС и указ Президиума Верховного Совета СССР, которые объявляли анонимки вне закона[11].

«Поле памяти» (1987)[править | править код]

На 10-м километре шоссе Симферополь—Феодосия фашисты расстреляли в войну 12 000 человек. Спаслась, выбравшись ночью из-под мёртвых тел, только Р. Гурджи. Жила в плохих бытовых условиях. После публикации «Известий» получила квартиру.

«Журавлёв» (1989)[править | править код]

Очерк об инвалиде войны, пенсионере И. М. Журавлёве, которого преследовали другие пенсионеры, молодые и жестокие, — КГБ, МВД, Вооружённых сил.

После публикации в «Известиях» в квартире Журавлёва раздался взрыв. Сгоревшего ветерана обнаружили на кровати со связанными ногами, боевые ордена его были прикручены к груди проволокой[12][13].

Документальный сериал «Великая Отечественная»[править | править код]

Поляновский является автором сценария трёх серий к документальному фильму «Великая Отечественная»: «Блокада Ленинграда», «Величайшее танковое сражение» и «Битва на море».

В 1979 году в «Известиях» вышел его очерк «Память», в котором были опубликованы письма читателей: после выхода фильма около двухсот зрителей узнали в кинохронике своих родственников — отцов, мужей и братьев. На Центральной студии один из создателей фильма, фронтовой кинооператор Алексей Алексеевич Лебедев, по просьбе зрителей переснял кадры со старых кинолент в фотографии.

Сборники работ[править | править код]

При жизни было издано 4 книги, с более полными и неподцензурными, по сравнению с газетой, очерками:

  • «Урок», Москва, Известия, 1985
  • «Столько лет спустя», Москва, Политиздат, 1985
  • «Венок раскаяния», Москва, Известия, 1991
  • «Гибель Осипа Мандельштама», Петербург-Париж, Издательство Гржебина, 1993

Примечания[править | править код]

  1. Поляновский Луник Сергеевич - Память Народа
  2. Московская энциклопедия. Том 1: Лица Москвы. Книга 3: М-Р. М.: Фонд «Московские энциклопедии», 2010.
  3. Поляновский Э. Атака века // Известия. — 28 января 1995.
  4. Поляновский Э. Атака века // Родная газета. — 28 января 2005.
  5. 1 2 Поляновский Э. Слово и власть // Известия. — 31 июля 1990.
  6. Поляновский Э. Мы — боль, мы — врачи // Известия. — 2 июня 2001.
  7. Свидетельница // Известия. — 19 июля 1976.
  8. Поляновский Э. Имя на граните // Известия. — 13 сентября 1980.
  9. Вместо публикации очерка «Взрыв» редакция решила направить письмо первому секретарю ЦК КП Белоруссии Н. Слюнькову вместе с гранками статьи.
  10. Поляновский Э. После анонимки // Известия. — 17 октября 1985.
  11. Рождение российских СМИ — Эпоха Горбачева — Публикация статьи Эдвина Поляновского «После анонимки», первого из 11 текстов «Известий», посвященных теме доносов
  12. Журавлев и др. // Известия. — 26 октября 1989.
  13. Поляновский Эд. Плачьте о себе // Известия. — 02 ноября 1990.

Ссылки[править | править код]