Проблема вагонетки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Проблема вагонетки (англ. Trolley problem) — мысленный эксперимент в этике, впервые сформулированный в 1967 году английским философом Филиппой Фут[1]. Находясь вне рамок стандартных философских вопросов, проблема вагонетки играет большую роль в когнитивистике и нейроэтике.

Оригинальная формулировка[править | править код]

Иллюстрация классической проблемы вагонетки

Мысленный эксперимент Фут, сейчас известный как "Проблема вагонетки", происходит следующим образом:

Предположим, что судья или магистрат столкнулись с разъярённой толпой, которая требует найти виновного в неком преступлении и угрожает в противном случае кровавой местью определенной части общества. Истинный виновник неизвестен, судья считает себя способным предотвратить кровопролитие, только подставив невиновного человека под обвинение и казнив его. Наряду с этим примером возьмём другой, в котором пилот, самолёт которого вот-вот потерпит крушение, решает, следует ли ему уклониться от более населённого района в менее населённый. Чтобы провести параллель как можно ближе, можно скорее предположить, что он управляет едущим трамваем, который он может только свернуть с одной колеи на другую; пять человек работают на одной колее и один - на другой; любой, кто окажется на колее, по которой он поедет, будет убит. В случае беспорядков у толпы есть пять заложников, так что в обоих примерах предполагается, что обмен будет означать жизнь одного человека за жизнь пятерых.[1]

Концепция утилитаризма предписывает в обязательном порядке переключить стрелку на другую колею. Согласно этой концепции, переключение стрелки является не единственным допустимым действием, но, с точки зрения морали, — лучшим действием (другая возможность — не делать ничего)[источник не указан 714 дней].

Похожие проблемы[править | править код]

«Толстый человек»[править | править код]

Похожая проблема была предложена философом Дж. Дж. Томсон (англ.)[2][3].

Как и прежде, вагонетка несётся по рельсам, к которым привязаны пять человек. Вы находитесь на мосту, который проходит над рельсами. У вас есть возможность остановить вагонетку, бросив на пути что-нибудь тяжёлое. Рядом с вами находится толстый человек, и единственная возможность остановить вагонетку — столкнуть его с моста на пути. Каковы ваши действия?

Стоит отметить, что для значительной части людей активное участие в этой ситуации выглядит практически невозможным. Большая часть тех, кто переключил бы стрелку в первой ситуации, не стали бы толкать человека под вагонетку во второй. Эта особенность явилась предпосылкой для более глубокого исследования различия этих двух ситуаций.

Первое явное различие состоит в том, что в первом случае наблюдатель не взаимодействует непосредственно с человеком: смерть человека на запасном пути является побочным эффектом переключения стрелки. Тем не менее, во втором случае агрессия по отношению к толстому человеку является неотъемлемой частью плана по спасению пятерых. Этот аргумент рассматривался (и был отвергнут) Шелли Каган в книге The Limits of Morality.

Стоит отметить, что подобное решение является следствием доктрины двойного эффекта, которая гласит, что в случае необходимости можно совершать действия, которые имеют негативные побочные эффекты, но умышленное проявление агрессии (даже для достижения положительных результатов) является неправильным.

«Толстый злодей»[править | править код]

Дальнейшее развитие этого примера включает в себя ситуацию, когда толстый человек оказывается злодеем, который и поставил пятерых людей в опасную ситуацию (привязал их к рельсам). В этом случае выталкивание толстого человека на рельсы выглядит не только выигрышным с моральной точки зрения, но и обязательным для выполнения.

«Ответвление»[править | править код]

Утверждение о том, что плохо использовать смерть одного, чтобы спасти пятерых, не работает в таком варианте проблемы вагонетки:

Как и прежде, вагонетка несётся по рельсам, к которым привязаны пять человек. Как и в первом случае, вы можете перевести её на запасной путь. К рельсам запасного пути привязан один толстый человек. Однако, после человека запасной путь делает петлю и снова возвращается на главный путь, перед тем местом, где привязаны пятеро. Таким образом, если бы на запасном пути не было толстого человека, который может остановить вагонетку, переключение стрелки не спасло бы пятерых. Каковы ваши действия?

Единственная разница между этой ситуацией и оригинальной формулировкой состоит в том, что добавлен дополнительный кусок путей. Это выглядит незначительным, особенно с учётом того, что по этому куску вагонетка в любом случае не проедет. Таким образом, интуиция подсказывает, что ответ должен быть таким же, как и в оригинальной проблеме — следует переключить стрелку. Однако, в этом случае смерть одного на самом деле является частью плана по спасению пятерых.

«Человек на лужайке»[править | править код]

Эта формулировка принадлежит Питеру Ангеру (англ.).[4]

Как и прежде, вагонетка несётся по рельсам. Вы можете убрать её с путей посредством столкновения с другой вагонеткой. При этом обе вагонетки сойдут с путей и упадут с насыпи, попав на лужайку, где в гамаке спит человек. Человек при этом будет убит. Каковы ваши действия?

Ответы в этой ситуации частично зависят от того, знаком ли отвечающий с оригинальной проблемой вагонетки. Ангер в своих исследованиях заметил, что люди, которые не сталкивались с таким выбором раньше, чаще говорят, что предлагаемое действие (столкновение с другой вагонеткой) является неправильным.

Ангер поэтому замечает, что различные ответы на эту проблему базируются больше на психологии, нежели на этике — в этой новой формулировке единственное отличие от оригинальных постановок состоит в том, что человек на лужайке не вовлечён полностью в ситуацию. Таким образом, люди думают, что убийство человека на лужайке — «нечестная игра». При этом Ангер отмечает, что отсутствие вовлечённости в ситуацию никак не затрагивает её моральные аспекты.

Проблема с точки зрения когнитивистики[править | править код]

Проблема вагонетки впервые была исследована с позиции когнитивной науки Дж. Михаэлем. Он предположил, что ответы людей практически не будут зависеть от их пола, возраста, культурного уровня и образования, так как их решения основываются на неосознаваемой «моральной грамматике», которая, в некоторых смыслах, аналогична столь же неосознаваемой универсальной грамматике, лежащей в основе обычного языка.

В последующих кросс-культурных исследованиях были обнаружены явные контрпримеры для данной гипотезы «универсальной моральной грамматики».[5] Дальнейшие доказательства против идеи универсальной моральной грамматики были представлены в мета-анализе 6100 участников. Они показали, что женщины демонстрируют более сильные деонтологические тенденции при выборе решения, чем мужчины, в то время как мужчины демонстрируют лишь немного более утилитарный подход, чем женщины.[6]

Проблема с точки зрения нейроэтики[править | править код]

В целях изучения этой проблемы с точки зрения нейроэтики, Д. Грин и Дж. Коэн использовали методы функциональной магнитно-резонансной томографии. В их экспериментах анализировались ответы людей на вопросы, заданные в оригинальной формулировке и в формулировке с «толстым человеком». Гипотеза учёных состояла в том, что решение этих проблем вызовет как эмоциональную, так и когнитивную реакцию, при этом возникнет их конфликт. Результаты исследования показали следующее: в ситуациях, которые вызывают яркий эмоциональный отклик («толстый человек») наблюдается значительная активность в тех частях мозга, которые ассоциированы с разрешением конфликта. В то же время, в более нейтральных ситуациях (например, оригинальная проблема вагонетки) наблюдается активность в области мозга, отвечающей за высшие когнитивные функции. Таким образом, потенциальные этические идеи в данной ситуации вращаются вокруг способности человека принимать рациональные решения морального свойства.

В массовой культуре[править | править код]

  • В чешском короткометражном фильме «Мост» подобная проблема становится драмой для работника железной дороги. Его сын проваливается в люк, где находится рычаг для развода железнодорожного моста, в то время как к мосту приближается поезд с пассажирами. Отец находится перед нелёгким выбором: или спасти своего сына и погубить пассажиров, или спасти их ценой жизни собственного сына[7].
  • В фильме «Я, робот», несмотря на требование Спунера спасти Сару (машина, в которой она находилась, уже начинала тонуть), робот спас его самого, мотивируя это тем, что у самого Спунера было гораздо больше шансов выжить, чем у 11-летней девочки. Из-за принятого этим роботом жёсткого решения, основанного на не совсем этичной оценке шансов выживания, Сара утонула, не имея возможности выбраться из машины.[8][9][10][11][12].
  • В видеоигре 2017 года «Prey» используется проблема вагонетки и её вариация с толстым человеком чтобы установить разницу между Человечностью свойственной людям и Рациональностью свойственной безэмоциональным инопланетянам Тифонам. По мере использования инопланетных технологий персонажи постепенно теряют человечность и со временем установить является он скорее человеком или тифоном возможно благодаря проблеме вагонетки и её более эмоциональной части с толстяком[13].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Philippa Foot, "The Problem of Abortion and the Doctrine of the Double Effect" in Virtues and Vices (Oxford: Basil Blackwell, 1978) (originally appeared in the Oxford Review, Number 5, 1967.)
  2. Judith Jarvis Thomson, Killing, Letting Die, and the Trolley Problem, 59 The Monist 204-17 (1976)
  3. Judith Jarvis Thomson, The Trolley Problem, 94 Yale Law Journal (англ.) 1395—1415 (1985)
  4. Peter Unger, Living High and Letting Die (англ.) (Oxford: Oxford University Press, 1996)
  5. Sonya Sachdeva et al. Culture and the quest for universal principles in moral reasoning (англ.) // International Journal of Psychology. — 2011. — Т. 46, № 3.
  6. Friesdorf, R., Conway, P., & Gawronski, B. Gender differences in responses to moral dilemmas: A process dissociation analysis (англ.) // Personality and Social Psychology Bulletin. — 2015. — № 41. — С. 696–713.
  7. IMDbPro Most (2003).
  8. Boer Deng. Machine ethics: The robot’s dilemma. (англ.) // Nature, the weekly, international, interdisciplinary journal of science.. — 2015. — 1 июля.
  9. Md. Sadique Shaikh , Vasundhara Fegade. Analysis and modelling of strong-AI to engineer BIONIC brain for humanoid robotics application. (September 30, 2013).
  10. Harlan Ellison. I, Robot: The illustrated screenplay. — Aspect. — 1994. — ISBN ISBN 0-446-67062-6..
  11. Anderson, S., Being Morally Responsible for an Action Versus Acting Responsibly or Irresponsibly. Journal of Philosophical Research, Volume XX, pp. 451—462, 1995
  12. Susan Leigh Anderson. Asimov’s “Three Laws of Robotics” and Machine Metaethics.
  13. Андрей Лисяный. Prey с философской точки зрения: как игра решила многовековую проблему морали — Игры на DTF. DTF (30 сентября 2019). Дата обращения 30 сентября 2019.

Литература[править | править код]