Путь империи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Путь империи» (англ. The Course of Empire) — серия из пяти картин американского художника Томаса Коула, написанных в 1833—1836 гг. В ней переданы чувства, распространённые в американском обществе того времени, когда многие считали пасторализм идеальным этапом развития человечества, а идею империи ассоциировали с алчностью и неизбежным разложением. Коул неоднократно обращался к теме циклов — другим примером может служить его серия картин «Путешествие жизни».

Серия была приобретена Нью-Йоркским историческим обществом в 1858 году в подарок для Нью-Йоркской галереи изящных искусств[1] и включает следующие полотна: «Путь империи. Первобытное состояние», «Путь империи. Аркадия или Пастораль», «Путь империи. Расцвет», «Путь империи. Крушение» и «Путь империи. Запустение».

На картинах изображены взлёт и падение воображаемого города, расположенного в нижнем конце речной долины, где река впадает в морскую бухту. Долину легко узнать на всех полотнах, в частности, благодаря необычной особенности — большому камню, который неустойчиво покоится на вершине утёса, нависающего над долиной. Некоторые критики считают, что эта черта символизирует контраст между неизменностью земли и мимолётностью человека.

Этой серии присуще депрессивное настроение. Она отражает пессимизм Коула и часто расценивается как его мнение об Эндрю Джексоне и Демократической партии (стоит отметить фигуру полководца на третьем полотне)[2]. Впрочем, не все демократы разделяли его мнение о пути империи: кто-то видел в нём не круг и не спираль, а восхождение вверх. Так, демократ Леви Вудбери, ставший позднее судьёй Верховного суда США, ответил Коулу, что в Соединённых Штатах не будет разрушения[3].

Литературным источником «Пути империи» стала поэма Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда». Рекламируя эту серию картин в газетах, Коул цитировал стихи из Песни IV[4]:

Так вот каков истории урок:

Меняется не сущность, только дата.

За Вольностью и Славой — дайте срок! —

Черед богатства, роскоши, разврата

И варварства…

Путь империи[править | править код]

Первобытное состояние[править | править код]

Первобытное состояние, 1834[5]

На первом полотне, «Первобытное состояние» (The Savage State), с берега напротив утёса открывается пейзаж, залитый неярким светом начинающегося ветреного дня. Одетый в шкуры охотник спешит через лесные дебри, преследуя оленя; несколько каноэ поднимаются по реке; на дальнем берегу виднеется расчищенное пространство, где группа типи окружила костёр, — здесь предстоит возникнуть сердцу города. Пейзаж напоминает о жизни индейцев, коренных жителей Америки. Он символизирует идеал здорового мира природы, не тронутого человеком.

Аркадия или Пастораль[править | править код]

На втором полотне, «Аркадия или Пастораль» (The Arcadian or Pastoral State), небо расчистилось и перед нами предстаёт свежее весеннее или летнее утро. Точка обзора сместилась вдоль реки: утёс с камнем переместился в левую часть картины, вдали за ним виднеется раздвоенный пик. Дикая природа уступила место заселённым землям — вспаханным полям и лужайкам. На заднем плане видны люди, занятые различными делами — пахотой, выпасом овец, строительством лодки, танцем; на переднем плане старик чертит палкой что-то похожее на геометрическую задачу. На обрыве построен мегалитический храм, и из него поднимается дым, вероятно, от жертвоприношений. Пейзаж отражает представления об идеализированной Древней Греции тех времён, когда ещё не существовало городов. Человек здесь предстаёт в мире с природой: он изменил её, но не настолько, чтобы ей и её обитателям что-то грозило.

Расцвет[править | править код]

Расцвет, 1836[7][8]

На третьем полотне, «Расцвет» (The Consummation of Empire), точка обзора переносится на другой берег — примерно туда, где на первой картине находилось расчищенное место. Наступил полдень великолепного летнего дня. На обоих берегах речной долины теперь вознеслись мраморные колонны зданий, чьи ступени спускаются к воде. Мегалитический храм, похоже, превратился в огромное здание с куполом, ставшее доминантой речного берега. Устье реки охраняют два маяка, мимо которых в море уходят суда с латинскими парусами. Ликующая толпа наводняет террасы и балконы, в то время как царь либо победоносный военачальник в алом плаще едет в триумфальной процессии, пересекая реку по мосту. На переднем плане бьёт искусно выполненный фонтан. Общая картина напоминает золотой век Древнего Рима. Роскошь, проявляющаяся во всех деталях этого городского пейзажа, предвещает в то же время и неизбежный крах этой могущественной цивилизации.

Крушение[править | править код]

Крушение, 1836[9]

На четвёртом полотне, «Крушение» (Destruction), перспектива практически та же, что на третьем, — художник лишь немного отступил назад, чтобы сделать обзор шире, и переместился почти к центру реки. На фоне бури идёт грабёж и разорение города. Похоже, вражеский флот одолел городские укрепления, поднялся вверх по реке, и теперь его воины жгут город, убивая и насилуя его жителей. Мост, по которому когда-то проходила триумфальная процессия, разрушен; самодельная переправа готова развалиться под тяжестью солдат и беженцев. Колонны сломаны, из верхних этажей дворца на набережной вырывается огонь. На переднем плане стоит статуя какого-то почитаемого героя (в позе боргезского борца), лишившаяся головы, но всё ещё шагающая навстречу неясному будущему[К 1]. В слабеющем вечернем свете видно, что мёртвые лежат там, где их настигла смерть, в фонтанах и на памятниках, которые были призваны воспевать величие ныне гибнущей цивилизации. Вероятно, эта сцена была навеяна разграблением Рима вандалами в 455 году. С другой стороны, в правой нижней части «Расцвета» можно заметить двух мальчиков в красной и зелёной одежде, тех же цветов, что флаги противоборствующих сторон в «Крушении». Один из них потопил палкой кораблик другого. Возможно, таким образом художник намекнул на предстоявшие события.

Запустение[править | править код]

Запустение, 1836[10]

На пятом полотне, «Запустение» (Desolation), изображены последствия нашествия спустя годы. Руины города предстают в синеватом свете уходящего дня. Пейзаж начал возвращаться к естественному облику, и на нём не видно людей, однако остатки их построек проступают из-под деревьев и плюща. На заднем плане виднеются обрубки маяков; ещё видны арки разрушенного моста и колонны храма; на переднем плане возвышается одинокая колонна, ставшая приютом для птичьего гнезда. Около правого нижнего угла картины можно заметить чёрную цаплю, а у воды справа от разрушенного храма — оленя, чья фигура перекликается с убегающим оленем с первой картины. Если на первом полотне был изображён восход солнца, то здесь речная вода отражает бледный свет восходящей луны, а последние лучи заходящего солнца отражаются от колонны. Эта печальная картина символизирует то, чем империи становятся после падения, — трагическое будущее, откуда люди сами себя изгнали.

История создания[править | править код]

Источником вдохновения для Коула в этой работе стало прежде всего трёхлетнее путешествие по Европе, в котором он увидел как музеи со множеством картин других романтиков, так и римские руины в Италии. Наследие прежних культур очаровало его и подтолкнуло к созданию серии, посвящённой идее, что любая империя, как бы могущественна она ни была, рано или поздно распадается и гибнет. В то же время цикл отражает страх Коула перед растущей одержимостью американцев прогрессом за счёт природы.

Название серии взято из известного в XIX веке стихотворения «Перспектива насаждения искусств и учения в Америке» (Verses on the Prospect of Planting Arts and Learning in America), которое было написано Джорджем Беркли в 1726 году. В нём говорится о пяти этапах цивилизации. Последняя строфа начинается со строки «На запад путь империи лежит» (Westward the course of empire takes its way) и предсказывает, что новая империя возникнет в Америке.

Расположение картин[править | править код]

Коул написал эту серию с намерением выставить картины на видном месте в галерее на третьем этаже особняка его покровителя Лумана Рида, по адресу Нью-Йорк, Гринвич-стрит, 13[11]. Судя по диаграмме Коула, картины должны были располагаться примерно в таком порядке[12]:

Cole Thomas The Course of Empire The Savage State 1836.jpg Cole Thomas The Course of Empire Destruction 1836.jpg
Cole Thomas The Consummation The Course of the Empire 1836.jpg
Cole Thomas The Course of Empire The Arcadian or Pastoral State 1836.jpg Cole Thomas The Course of Empire Desolation 1836.jpg

Комментарии[править | править код]

  1. На постаменте написаны имя автора и дата — 1836 год.

Примечания[править | править код]

  1. New-York Historical Society eMuseum (недоступная ссылка)
  2. Lawrence Kohl, The Politics of Individualism: Parties and the American Character in the Jacksonian Era (1989).
  3. Alfred L. Brophy, "Property and Progress: Antebellum Landscape Art and Property Law, " McGeorge Law Review 40 (2009): 601.
  4. Wilton, Andrew and Barringer, Tim. American Sublime, Landscape Painting in the United States 1820—1880, Princeton University Press, 2002.
  5. The Course of Empire: The Savage State. ExploreThomasCole. Дата обращения: 20 марта 2011.
  6. The Course of Empire: The Arcadian or Pastoral State. ExploreThomasCole. Дата обращения: 20 марта 2011.
  7. The Course of Empire: The Consummation of Empire. ExploreThomasCole. Дата обращения: 20 марта 2011.
  8. The Paintings. Beyond the Notes: The Course of Empire. Дата обращения: 23 октября 2014.
  9. The Course of Empire: Destruction. ExploreThomasCole. Дата обращения: 20 марта 2011.
  10. The Course of Empire: Desolation. ExploreThomasCole. Дата обращения: 20 марта 2011.
  11. About the Series: The Course of Empire. Дата обращения: 31 мая 2016.
  12. Installation Diagram for the Course of Empire. Дата обращения: 31 мая 2016.