Сказание о Дракуле воеводе

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сказание о Дракуле воеводе
Сказание о Дракуле воеводе. (Бысть Мунтьянской земли греческыя веры христианин…) переписчик: книгописец иеромонах Ефросин. / Сб. Кирилло-Белозерского монастыря № 11/1088 л. 204-217 (октябрь 1491)
Сказание о Дракуле воеводе.
(Бысть Мунтьянской земли греческыя веры христианин…)
переписчик: книгописец иеромонах Ефросин. / Сб. Кирилло-Белозерского монастыря № 11/1088 л. 204-217 (октябрь 1491)
Жанр беллетристика
Автор предп. Курицын, Фёдор Васильевич
Язык оригинала церковнославянский язык
Дата написания 1480-е
Дата первой публикации 1490
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Сказа́ние ο Дра́куле воеводе» — древнерусский памятник художественной прозы, созданный в конце XV века. Повесть посвящена господарю Валахии (ныне часть Румынии) Владу III Дракуле, после смерти получившему прозвище «Цепеш».

Автор повести — предположительно Фёдор Курицын, дипломат на службе у московского князя Ивана III, один из образованнейших людей своего времени. Переписал сказание иеромонах Ефросин.

История создания памятника и вопрос авторства[править | править код]

Беллетристические произведения создавались на Руси и раньше, но это были переводы («Повесть об Акире Премудром», «Девгениево деяние»). «Сказание ο Дракуле» стало одним из первых оригинальных произведений.

Судя по тексту, автор был в Венгрии и в соседних землях в 80-х годах XV века, после смерти Влада Цепеша. Весьма вероятно, что он был русским послом в Венгрии и Молдавии. Из известных лиц на эту роль наиболее подходит дьяк Ивана III Фёдор Курицын, возглавлявший русское посольство к венгерскому королю Матвею Корвину и молдавскому господарю Стефану Великому, вернувшееся в 1485 году. На обратном пути думный дьяк был надолго задержан турками в Аккермане, где, по всей вероятности, в 1484 году (до этого времени город принадлежал молдаванам) и было написано «Сказание».

Кроме того, ещё с 1460-х годов Фёдор Курицын неоднократно бывал на Балканах, где мог и лично познакомиться со многими людьми, очевидцами событий «Сказания», включая самого Влада III Дракулу[1].

Аналогичные повести были написаны в это время и другими иностранцами, бывавшими в придунайских землях: немецкий анонимный автор брошюр «О великом изверге Дракола Вайда», поэт-мейстерзингер Михаэль Бехайм и гуманист из Италии Антонио Бонфини[it], автор «Венгерской хроники[hu]».

В отличие от авторов немецких «летучих листков», рассказывая ο многочисленных жестокостях Дракулы, Фёдор Курицын отмечал и справедливость Дракулы, беспощадно каравшего любого преступника, невзирая на лица. В этом автор близок «Венгерской хронике» итальянца Бонфини, который считал единство жестокости и справедливости обязательным свойством государя, однако Бонфини писал о Дракуле несколько позже Курицына.

Произведение в 1490 году переписал Ефросин, иеромонах Кирилло-Белозерского монастыря.

Дискуссии о характере произведения[править | править код]

Первые исследователи, начиная с Н. М. Карамзина, не сомневались в том, что «Повесть о Дракуле» — русский памятник. В 1863 году Ф. И. Буслаев обратил внимание коллег на европейские параллели сочинения о Дракуле. После этого в литературе появились предположения, что русский текст — перевод или переработка европейского памфлета. К концу XIX века эта точка зрения утвердилась в науке. К примеру, А. И. Соболевский включил «Повесть о Дракуле» как древнейший из переведённых на русский язык летучих листков, в свою работу о переводной литературе Московской Руси XIV—XVII столетий[2]. Однако в статье А. Д. Седельникова (1929) это предположение было отвергнуто. В 1950-1960-х годах гипотеза о русском происхождении памятника утвердилась в советской науке, хотя некоторые румынские исследователи продолжали настаивать на его переводном характере. Таким образом, дискуссия о происхождении «Повесть о Дракуле» была тесно связана с политической ситуацией в России[3].

Притча о двух монахах в сочинении Курицына лежит в русле древнерусских учений об особой роли богоустановленного правителя для коллективного спасения в благочестивом царстве, содержание и идейное осмысление притчи резко отличается от притчи о двух монахах в немецких «летучих листках»[4] Некоторые исторические события вымышлены, например, сражение между Владом и Матвеем Корвином, которого в реальности не было.

Примечания[править | править код]

  1. Зарезин М. И. Последние Рюриковичи и закат Московской Руси. М., 2020. С. 65.
  2. Соболевский А. И. Переводная литература Московской Руси XIV—XVII вв. — СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1903. — С. 41.
  3. Шамин С. М. Куранты XVII столетия: Европейская пресса в России и возникновение русской периодической печати. — М.: Альянс-Архео; СПб.: Контраст, 2011. — ISBN 978-5-98874-058-2
  4. Талмазан О. Н. Авторский вымысел в «Сказании о Дракуле воеводе» // Философский полилог. — 2018. — № 3. — С. 152-177. — ISSN 2587-7283.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]