Супин в древнерусском языке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Супин (от лат. supinum «лежащее на спине, обращённое назад, обратное») — неизменяемая глагольная форма, образовывавшаяся от основы инфинитива при помощи суффикса -тъ; служил в древнерусском языке для указания цели движения, выраженного другим глаголом. Употреблялся только при глаголах движения несовершенного вида. Другие названия супина, употребляемые в научной литературе: достигательное наклонение или инфинитив цели[1][2].

История[править | править код]

Исторически супин являлся формой винительного падежа единственного числа существительных на *-u- — мужского рода с окончанием [3][1][2].

Супин как особая форма глагола существовал уже в праславянском языке и был унаследован всеми славянскими языками, в том числе и древнерусским. Однако уже в самых ранних памятниках древнерусского языка он начинает употребляться нерегулярно, его часто заменяли формами инфинитива. В литературном древнерусском языке супин полностью исчезает к XIV веку. Некоторые исследователи считают, что он до сих пор сохраняется в некоторых севернорусских народных говорах (например, иду пахат)[4], но другие учёные видят здесь формы инфинитива с отвердевшим -ть[5].

В берестяных грамотах XI-XV вв., наиболее близко отражающих живую речь, супин не встретился ни разу. Впрочем, в них не представлены и контексты, в которых заведомо требовался бы супин. Встретилось только один раз явишися... шити с инфинитивом (грамота 490, XIV век (недоступная ссылка)), но неизвестно, требовал ли глагол явитися супина[6].

Исчезновение супина связывают с тем, что по своей функции он был близок к инфинитиву, но употреблялся значительно реже последнего[2].

Примером употребления супина может послужить фраза из Суздальской летописи[1]:

«Прислаша ся ко князю Андрею Романъ с братьею своею просяще Роману Ростиславичу Кыева княжитъ»

Может быть выражена словами современного русского языка[1]:

«Прибыли к князю Андрею Роман с братьями, прося Киев Роману Ростиславовичу княжить»

Из Повести временных лет:

«Придоша половци первое на Руськую землю воеватъ»

История открытия[править | править код]

В числе других успехов Александра Христофоровича Востокова было обнаружение отсутствия деепричастий в церковнославянском языке, при наличии в последнем супина, который учёным именовался достигательным наклонением[7][1].

Немногим ранее был выявлен чешским славистом Й. Добровским, который печатал тогда же свой труд «Institutiones linguae Slavicae dialecti veteris»; ознакомившись с работами А. Х. Востокова, уже готов был прекратить публикацию этих своих исследований и отказался от намерения, лишь уступив убеждениям Е. Копитара[7].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Русинов Н. Д. Древнерусский язык. Учебное пособие для студентов филологических и исторических специальностей университетов и педагогических институтов. — М.: Высшая школа, 1977. — С. 95, 129, 130, 186.
  2. 1 2 3 Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. — М.: Просвещение, 1983. — С. 360.
  3. Таких существительных было не более двадцати (Шахматов А. А. Историческая морфология русского языка. — М.: Учпедгиз. 1957); наиболее важные: сынъ, медъ, полъ (в значении половина), верхъ, волъ, домъ, низъ, чинъ, миръ (в этом склонении не было мягкого варианта)
  4. Борковский В. И., Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. — М.: КомКнига, 2006. — С. 302. — ISBN 5-484-00280-X.
  5. Соболевский А. И. Лекции по истории русского языка. — М.: ЛКИ, 2007. — С. 258.
  6. А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект. М., Языки русской культуры, 1995, 2 изд. 2004.
  7. 1 2 Востоков, Александр Христофорович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1892. — Т. VII. — С. 283—285.

Литература[править | править код]

  • Русинов Н. Д. Древнерусский язык. Учебное пособие для студентов филологических и исторических специальностей университетов и педагогических институтов. — М.: Высшая школа. 1977