Эта статья входит в число добротных статей

Сушилка для бутылок

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Сушилка для бутылок» Марселя Дюшана из собрания Чикагского института искусств
«Сушилка для бутылок» Марселя Дюшана из собрания Чикагского института искусств
Марсель Дюшан
Сушилка для бутылок. 1914
фр. Porte-bouteilles
Музей Израиля[1]
(инв. 191718[1])

«Сушилка для бутылок» (фр. Porte-bouteilles) — реди-мейд французского и американского художника, теоретика искусства Марселя Дюшана, считающегося одним из самых влиятельных представителей современного искусства XX века. «Сушилка для бутылок» создана в 1914 году, ещё до появления самого термина реди-мейд, введённого им в 1915 году. Представляет собой сушилку для винных бутылок, приобретённую им в парижском универмаге Bazar de lʼHôtel de Ville. В отличие от первого реди-мейда — «Велосипедного колеса» — его вторая скульптура в этой технике не претерпела каких-либо изменений, приобретя новый, художественный контекст. Оригинальная работа не сохранилась, но в 1960-е годы Дюшан сделал её реплики, которые представлены в экспозициях нескольких музеев мира.

История[править | править код]

Реди-мейд (англ. ready-made, от ready «готовый» и made «сделанный») — техника в разных видах искусства (главным образом — в изобразительном искусстве), при которой некоторые объекты или тексты, изначально созданные не с художественными целями, преобразуются автором в оригинальное, творческое произведение. Основоположником данной техники и автором термина стал французский художник и теоретик искусства Марсель Дюшан[К 1]. Он считается одним из самых влиятельных художников XX века, а его творчество оказало влияние на формирование таких направлений в искусстве, как сюрреализм, поп-арт, минимализм, концептуальное искусство, абстрактный экспрессионизм[3][4][5].

Термин «реди-мейд» возник у Дюшана около 1915 года, когда он жил и работал в Нью-Йорке. Ещё в 1913 году Дюшан создал реди-мейд «Велосипедное колесо», представляющий собой велосипедное колесо с вилкой, установленной в сиденье табурета. Работа «Сушилка для бутылок» состоит только из оцинкованного металлического держателя бутылок (около 64—42 см), приобретённого Дюшаном в 1914 году в парижском универмаге Bazar de lʼHôtel de Ville. Подобного рода приспособления широко применялись во французских винодельческих хозяйствах и погребах для сушки бутылок[6]. В 1966 году в одном из интервью, данном французскому критику Пьеру Кабанну, Дюшан сказал, что после покупки сушилки он её надписал, но уже не помнит, как именно. С этой работой он связывал появление самой идеи надписи, приводящей к изменению содержания выбранного предмета[7]. «Велосипедное колесо» и «Сушилку для бутылок» художник позже отнёс к реди-мейдам «до создания термина» (фр. avant la lettre)[8]. Некоторые исследователи отмечают, что «Велосипедное колесо» ещё не в полной мере соответствует реди-мейду, так как в нём автор физически вмешался в его создание, когда объединил два разных предмета[9]. Как подчёркивает французский искусствовед и биограф Дюшана Каролин Кро, в отличие от первого своего опыта в этой новой технике, при создании «Сушилки для бутылок» он ничего не изменял в её конструкции, а придал ей новые содержание и значение иным способом: «Вся его деятельность свелась к тому, что он приобрёл вещь, перенёс её в другой контекст и снабдил подписью, не описательной, а каламбурной, построенной на игре слов. Этот новый подход, подрывающий современные представления о самой природе и ценности искусства, сообщал обычному предмету „иное назначение“»[8].

После того как Дюшан уехал в США, эти две скульптуры остались в его мастерской на улице Сент-Ипполит в Париже, где он попросил навести порядок свою сестру Сюзанну, в связи с чем упоминал о скульптурах в письме к ней. В частности, он останавливался на следующих сторонах новой техники, в которой стал работать:

Теперь, если ты была у меня, то видела в мастерской велосипедное колесо и сушилку для бутылок. Я купил их как готовые скульптуры. И у меня есть план относительно этой так называемой сушилки для бутылок. Послушай: здесь в Нью-Йорке я накупил предметов того же рода и рассматриваю их как „реди-мейды“. Ты достаточно владеешь английским, чтобы понять значение «реди-мейда», которым я наделяю эти объекты. Я подписываю их и придумываю надписи по-английски[10].

Далее, намереваясь создать реди-мейд дистанционно, он инструктировал сестру по поводу надписи, которой она должна снабдить «Сушилку для бутылок». По его указанию она должна была нанести надпись на основание сушилки с внутренней стороны: «небольшими буквами масляной краской серебристо-белого цвета и кистью надпись, которую я тебе передаю, тем же почерком: Марсель Дюшан». Ни в этом, ни в другом письме, где речь шла о надписи, не говорилось о её содержании, хотя позднее Дюшан просил Сюзанну написать о проделанной работе. Дюшан создал в Нью-Йорке ещё несколько «готовых скульптур», а «Велосипедное колесо» воссоздал заново. Эти скульптуры он разместил в своей мастерской, которую снимал на Бикман-Плейс с мужем Сюзанны — художником Жаном Кротти[11]. Дюшан придавал большое значение лаконичности названий произведений, выполненных в данной технике, так как они должны были «увести мысли зрителя в другие, более вербальные области»[12].

Оригинальная работа не сохранилась, так как Сюзанна и невестка Дюшана при уборке в его парижской мастерской избавились от неё и её следы затерялись[7]. В 1960-е годы художник сделал реплики, которые представлены в экспозициях нескольких музеев мира. В 1959 году на выставке «Искусство и найденный объект» в нью-йоркском Рокфеллеровском центре художник Роберт Раушенберг купил копию «Сушилки для бутылок». При этом он попросил подписать эту работу её автора, который выполнил просьбу, поместив на ней следующие слова: «По Марселю Дюшану» (фр. D’après Marcel Duchamp). Такое содержание расценивается как показательное, программное отношение автора реди-мейдов к их авторству и контексту[13].

Искусствовед Серж Лемуан останавливался на различных концептуальных проблемах связанных с «готовыми предметами», значимости «творческого акта». Он подчёркивал, что предмет искусства непосредственно зависит от контекста, приданного ему художником. В частности, по его мнению, «сушилка для бутылок» Дюшана, если её переместить из музейной среды в другой контекст, становится просто бытовым приспособлением. Американский художник Роберт Мозервелл[en] охарактеризовал работу как самую «совершенную по форме» и самую интересную с пластической точки зрения скульптурную композицию 1914 года[9]. Французский философ и культуролог Жан Бодрийяр расценивал работы Дюшана в технике реди-мейда как своеобразные предшественники виртуальных технологий, реалити-шоу и даже современных людей: «Всякий объект, индивид или ситуация сегодня являются виртуальным реди-мейдом, поскольку обо всём можно сказать то, что сказал Дюшан по поводу сушилки для бутылок: это существует, я встретил это»[14].

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Существует довольно обоснованная точка зрения, что его опытам в этой сфере предшествовали работы его хорошей знакомой баронессы Эльзы фон Фрайтаг-Лорингхофен. Впрочем, сам художник и вслед за ним ряд крупных авторитетов отмечают, что именно он сделал реди-мейд достоянием искусства, а не шутки, розыгрыша[2].
Источники
  1. 1 2 3 https://museums.gov.il/he/items/Pages/ItemCard.aspx?IdItem=ICMS_IMJ_191718
  2. Моррис, Десмонд. «В этом не было ничего непристойного». Он изображал трансвестита, восхищался писсуарами и изменил мир // Lenta.ru. — 2019. — 17 февраля. Архивировано 13 сентября 2020 года.
  3. Ходж, 2019, с. 88.
  4. Писсуар Дюшана — шах и мат искусству, BBC News Україна. Архивировано 21 ноября 2020 года. Дата обращения 21 ноября 2020.
  5. Гомперц, 2016, с. 26.
  6. Кро, 2016, с. 58—59.
  7. 1 2 Кабанн, 2019.
  8. 1 2 Кро, 2016, с. 59.
  9. 1 2 Дюпети II, 2003, с. 14.
  10. Кро, 2016, с. 69—70.
  11. Кро, 2016, с. 60—62.
  12. Рихтер, 2014, с. 125.
  13. Балаш, 2017, с. 102.
  14. Бодрийяр, 2019, с. 51—54.

Литература[править | править код]

  • Балаш А. Н. Реди-мейды Марселя Дюшана и их репродуцирование // Вестник СПбГУКИ. — 2017. — 30 марта (№ 1). — С. 99—102.
  • Бодрийяр, Жан. Совершенное преступление. Заговор искусства / Пер. с фр. А. Качалова. — М.: РИПОЛ-Классик, 2019. — 347 с. — ISBN 9., 2019. — 347 с. — (Фигуры Философии). — ISBN 978-5-386-13301-6.
  • Гомперц, Уилл. Непонятное искусство. От Моне до Бэнкси. — М.: Синдбад, 2016. — 464 с. — ISBN 978-5-905891-62-5.
  • Дюпети, Марк. Марсель Дюшан // Великие художники. Их жизнь, вдохновение и творчество. — Киев: Иглмосс Юкрейн, 2003. — 32 с.
  • Дюпети, Марк. Дадаизм // Великие художники. Их жизнь, вдохновение и творчество. — Киев: Иглмосс Юкрейн, 2003. — 32 с.
  • Кабанн, Пьер. Марсель Дюшан, Беседы с Пьером Кабанном / Пер. с фр. А. Шестаков. — М.: Ад Маргинем, Музей современного искусства «Гараж», 2019. — 224 с. — ISBN 978-5-91103-507-5.
  • Кро, Каролин. Марсель Дюшан. — М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. — 208 с. — (Критические биографии). — ISBN 978-5-91103-294-4.
  • Рихтер, Ханс. Искусство и антиискусство. Вклад дадаистов в искусство XX века. — Химки, 2014. — 357 с. — ISBN 978-5-87987-0909.
  • Ходж, Сьюзи. Главное в истории современного искусства. Ключевые работы, темы, направления, техники. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2019. — 224 с. — ISBN 978-5-00146-397-9.

Ссылки[править | править код]