Уайт, Майкл (психотерапевт)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Майкл Уайт
Michael White
Michael White photo.jpg
Дата рождения:

29 декабря 1948(1948-12-29)[1]

Место рождения:

Аделаида, Австралия

Дата смерти:

4 апреля 2008(2008-04-04)[1] (59 лет)

Место смерти:

Сан-Диего, США

Страна:

Австралия

Научная сфера:

Психология, нарративная терапия

Учёная степень:

доктор гуманитарных наук

Известен как:

основатель нарративной терапии

Майкл Уайт (англ. Michael White; 29 декабря 1949, Аделаида, Австралия — 4 апреля 2008, Сан-Диего, США) — австралийский психолог, основатель нарративного подхода в психотерапии.

Майкл Уайт (совместно с новозеландским психотерапевтом Дэвидом Эпстоном) известен как основатель нового направления в психотерапии — нарративной практики[2],[3]. Его книги «Нарративные средства достижения терапевтических целей» и «Карты нарративной практики» [4] обобщают многолетний опыт работы. Уайт сформулировал новую для психотерапии идею о том, что проблема находится вне индивида, и ввел метод экстернализации таких проблем, который доказал свою эффективность на многочисленных примерах избавления от анорексии, булимии, хронического энкопреза[5]. Уайт является также создателем вспомогательных для нарративной терапии карт.

Научный путь[править | править код]

  • Научный путь Майкла Уайта начался с получения степени социального работника в Южно-Австралийском университете в 1979 году. В то время он увлекался работами Грегори Бейтсона, из которых заимствовал идеи «ментальных карт»[6],[7], связанные с восприятием информации и способные приводить к различным интерпретациям полученной информации.
  • Одновременно Уайт начал работать в психиатрическом отделении Датского госпиталя Аделаиды и вскоре обратил внимание на идеи Мишеля Фуко[8], которые помогли ему в полной мере осознать проявления постмодернизма в мире. Эти мысли легли в основу создания терапии, которая могла бы отразить современные веяния и обозначить возможность самостоятельного конструирования мира и своей идентичности каждым из нас. Практическим подтверждением этих идей стала работа с подростками, страдающими от хронического энкопреза. Именно в этот период Уайт изобрел метод экстернализации и подошел к пониманию этой проблемы как сконструированной в культуре. Известно, что Майклу Уайту удавалось избавлять детей от энкопреза за 4-5 встреч[4].

Нарративная практика[править | править код]

Метафора нарратива, или истории, которую раскрывает Уайт, является основополагающей для нарративного подхода. Основными принципами нарративной терапии являются:

  • Человек достоин уважения: нельзя винить его в его собственных проблемах, единственным экспертом в своей жизни является он сам;
  • Проблемы рассматриваются в отрыве от личности самого человека, у каждого есть необходимые навыки, убеждения, возможности для изменения своих отношений с этими проблемами;
  • Важным принципом работы является постановка терапевтом тех вопросов, на которые он сам не знает ответа: им движет любопытство и разум;
  • Существует множество путей, по которым может развернуться беседа (нет одного верного направления);
  • Сам клиент во многом определяет направление этого пути[11].

Основные идеи[править | править код]

М. Уайт описывает авторские методы работы в нарративном подходе, ставшие впоследствии основными для нарративной практики, а также приводит расшифровки некоторых из его бесед с клиентами[4].

  1. Экстернализующие беседы. В традиционных терапевтических подходах принято считать проблемы клиента отражением его глубинной сущности или его взаимоотношений с другими людьми, то есть человек отожествляется с проблемой. В нарративной терапии проблема клиента представляется как объективно существующая, отдельная и независимая от клиента сущность, бороться с которой он может как с внешним фактом. Экстернализация проблемы — это её вынесение вовне, объективация в виде определённого образа, живого существа. Этот метод позволяет человеку снизить или вовсе снять негативные представления о себе. Особая роль отводится предпочитаемой клиентом метафоре его проблемы — она задаёт направление для дальнейшей беседы и определяет способ решения.
  2. Восстановление авторской позиции. Как правило, клиент приходит к терапевту с историями своих неудач, провалов, игнорируя существование положительно развивающихся сюжетов в своей жизни. С помощью данного метода нарративный терапевт создает возможность для организации сюжета, поддержки и развития тех историй в жизни клиента, которые остались без внимания, придания им нового смысла. Усиление и расширение этих прежде не заметных линий помогает образовать фундамент для новых действий, направленных на раз­решение проблем и сложных жизненных ситуаций клиента.
  3. Восстановление участия. Большое влияние на формирование личности человека оказывает его социальное окружение. Идея данного метода заключается в пересмотре клиентом ценности участия в его жизни некоторых людей, повышения их значимости для него с помощью нарративного терапевта. В оригинальных текстах используется метафора членства в клубе, которым является жизненное сообщество человека, однако она не совсем адекватна для русской культуры и потому в переводе называется восстановлением участия значимых других в жизни человека. Для восстановления участия уже умерших людей в жизни клиента Уайт использует метафору «снова сказать «здравствуй»»[12]: в отличие от классических терапевтических подходов, где клиенту помогают смириться с утратой и «отпустить» умершего, в нарративном подходе, напротив, восстановить утраченную связь со значимым человеком.
  4. Церемония признания самоопределения. Эти церемонии — ритуалы признания и положительной переоценки жизни людей. Для данной процедуры на терапию приглашаются третьи лица – тщательно подобранные внешние свидетели, которые слушают историю клиента и дают на неё свой отклик, пересказывают эту историю, акцентируя внимание на особенно затронувших их моментах. Так клиент, во-первых, может почувствовать связь своей истории с жизнями других людей, во-вторых, посмотреть со стороны на свою историю, переоценить те ценности, о которых он рассказывает. Терапевтический эффект достигается за счет четкой структуризации процедуры и тщательной подготовки.
  5. Беседы, выделяющие уникальные эпизоды. Часто человек игнорирует те аспекты своего опыта, которые были признаны им незначимыми в связи с оценками других людей. Подробное описание этих аспектов и размышления над ними способствуют прояснению ценностей человека для него самого, помогают создать ту опору для работы со своими проблемами, которую они не видели раньше. В этих беседах подчеркивается авторство клиента, его ведущая роль в придании смыслов собственным историям.
  6. Беседы, способствующие простраиванию опор. Человек, пришедший на терапию с конкретным запросом, часто не знает, куда двигаться в решении своей проблемы. Создание системы опор для этого продвижения опирается на идеи Л.С. Выготского о зоне ближайшего развития. Терапевт помогает находить те ориентиры, по которым человек планомерно совершает свои шаги, двигаясь от привычного и известного к тому, что возможно знать и делать.
  7. Карты терапевтического интервью. Одной из заслуг М. Уайта является составление карт для проведенных им бесед с клиентами: они могут использоваться нарративными терапевтами как ориентир, вспомогательное средство при расспрашивании клиента[4]:
  • Карта определения позиции: последовательность вопросов терапевта при экстернализующей беседе (конкретизация проблемы, исследование её последствий, оценка этих последствий, обоснование своей оценки) и при выделении уникальных эпизодов в жизни клиента;
  • Карта беседы пересочинения: вопросы, переводящие клиента на ландшафт действия (последовательность событий, составляющих сюжет истории) или ландшафт сознания (то, что человек знает, чувствует, думает об этих событиях) для развития его жизненных историй;
  • Карта восстановления участия: исследование вклада, который внес клиент в жизнь значимого для него человека, а тот – в жизнь клиента. Обсуждаются, в том числе, умершие люди или персонажи книг и фильмов, если клиент считает их значимыми для своей жизни;
  • Карта пересказа истории внешнем свидетелем – используется для церемонии признания самоопределения;
  • Карта простраивания опор: от знакомого и привычного через выделение уникальных эпизодов клиент движется к поиску альтернатив, новых идей и планов на жизнь.

Публикации[править | править код]

  • White, M. (1984). Pseudo-encopresis: From avalanche to victory, from vicious to virtuous cycles. Family Systems Medicine, 2(2), 150-160.
  • White, M. (1988, Spring). Saying hullo again: The incorporation of the lost relationship in the resolution of grief. Dulwich Centre Newsletter, 7-11.
  • White, M. & Epston, D. (1990). Narrative means to therapeutic ends.New York: WW.Norton.
  • White, M. & Epston, D. (1992). Experience, contradiction, narrative, and imagination: Selected papers of David Epston and Michael White,1989-1991. Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, М. (1995). Re-authoring lives: Interviews and essays. Adelaide,Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, M. (1995). Reflecting teamwork as definitional ceremony. In M.White (Ed.), Re-authoring lives: Interviews and essays (pp. 172–198). Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, M. (1997). Narratives of therapists' lives. Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, M. (2000). Reflections on narrative practice. Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, M. (2000). Re-engaging with history: The absent but implicit. In M. White (Ed.), Reflections on narrative practice: Essays and interviews (pp. 35–58). Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, M. (2003) Narrative practice and community assignments, The Inter-national Journal of Narrative Therapy and Community Work,(2), 17-55.
  • White, M. (2004). Narrative practice and exotic lives: Resurrecting diversity in everyday life. Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, M. (2004), Narrative practice, couple therapy and conflict dissolution. In M. White (Ed.), Narrative practice and exotic lives: Resurrecting diversity in everyday life (pp. 1–41). Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications.
  • White, M. & Morgan, A. (2006). Narrative therapy with children and their families. Adelaide, Australia: Dulwich Centre Publications. 
  • White, M. (2006). Narrative practice with families and children: Externalising conversations revisited. In M. White & A. Morgan (Eds.), Narrative therapy with children and their families (pp. 1–56). Adelaide Australia: Dulwich Centre Publications. 

Премии и награды[править | править код]

  • International Fellow, American Association for Marriage and Family Therapy.
  • Masters Interview, American Association of Marriage and Family Therapy Conference, San Francisco, 1989.
  • Distinguished Contribution to Family Therapy Theory & Practice Award, American Family Therapy Academy, 1999 Narrative Therapy: Michael White.
  • Honorary Doctorate of Humane Letters, John F. Kennedy University, Orinda, California[4].

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #135549086 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. Narrative Therapy: Michael White
  3. Sydney Narrative Therapy Centre
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Уайт М. Карты нарративной практики: Введение в нарративную терапию. Пер. с англ. - М.: Генезис, 2010. - 326 с. - (Расширение горизонтов).ISBN 978-5-98563-229-3
  5. White, M., Epston, D. Narrative Means to Therapeutic Ends. New York: 1990
  6. Бейтсон Г. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. с англ. М.: Смысл, 2000. - 476 с.
  7. Фридман Дж., Комбс Дж. Конструирование иных реальностей: Истории и рассказы как терапия. — М.: Независимая фирма "Класс", 2001. — 368 с.
  8. Foucault, M. (1965). Madness and civilization: A history of insanity in the age of reason. New York: Random House
  9. Выготский Л.С. Собрание сочинений, т. 2, М: Педагогика, 1982 – 504 с.
  10. The New York Times
  11. Morgan, Alice. What is Narrative Therapy?
  12. White, M. (1988). Saying hullo again: The incorporation of the lost relationship in the resolution of grief. Dulwich Centre Newsletter, Spring