Культурная антропология

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Культу́рная антрополо́гия (иногда социальная или социально-культурная антропология) — наука о культуре как совокупности материальных объектов, идей, ценностей, представлений и моделей поведения во всех формах её проявления и на всех исторических этапах её развития[1]. В упрощённом понимании культурная антропология занимается изучением поведения человека и результатов его деятельности[2]. Как самостоятельная дисциплина сформировалась в конце XIX века-начале XX века в основном в США[3][4]. Основные представители: Лео Фробениус, Франц Боас, Рут Бенедикт, Маргарет Мид, Бронислав Малиновский, Альфред Радклиф-Браун, Эдуард Тайлор, Марсель Мосс, М. Херсковиц, Люсьен Леви-Брюль, Клод Леви-Стросс[3][4] и Клиффорд Гирц. В США используется понятие «культурная антропология»[3], в Великобритании — «социальная антропология»[4].

Связь с этнологией / этнографией[править | править вики-текст]

Одни авторы полагают, [4] что этнология и культурная антропология — понятия синонимичные. Другие считают, что понятие культурная антропология включает в себя этнологию. По их мнению, культурная антропология выступает как знание об основных институтах культуры, в то время как этнология представляет собой сравнительный анализ культур[1]. Третьи настаивают на том, что этнология шире культурной антропологии, которая по их мнению, не выходит за рамки науки о биологической и физической природе человека[5]. Четвёртый вариант сводится к тому, что предмет культурной антропологии — аспекты культуры человечества, предмет этнологии — изучение отдельных этносов и теоретический анализ этнических общностей как таковых[6].

В российской науке более распространён третий подход, в то время как в западной — первые два[4]. В США и Великобритании термин «этнология» как определение научной дисциплины практически неизвестен. В России в течение ХХ века (после политически окрашенных дискуссий конца 1920-х годов) в научном обиходе за исследованиями подобного рода закрепился термин «этнография»; слово этнология до 1990-х годов употреблялось редко и только по отношению к зарубежной («буржуазной») науке, хотя и её чаще именовали «зарубежной этнографией». В 1990-е годы слово «этнология» стало использоваться чаще в связи с введением в учебные программы вузов предмета «этнология» и этим термином стали обозначать теоретическую дисциплину, а «этнографией» — практические (эмпирические) исследования.

История[править | править вики-текст]

Если принять гипотезу о синонимичности культурной антропологии и этнологии, временем её появления как науки следует считать время появления этнологии, то есть 1830-е — начало 1840-х годов. Термин «антропология» на Западе закрепляется с начала 1870-х, а уже в 1879 году начинается преподавание антропологии в Рочестерском университете в США и в 1884 году в Оксфорде[1]. Сложилось несколько подходов, объясняющих многообразие культуры у народов мира и в разные исторические эпохи[7].

В то же время, изучаемым культурной антропологией проблемам уделялось внимание ещё в эпоху античности. Демокритом и Титом Лукрецием Каром были сформированы первые концепции антропосоциогенеза. Идея о природно-географической обусловленности социально-психологических и политических явлений была предложена Гиппократом. Корнелий Тацит бывший, вероятно, первым этнографом, противопоставил цивилизованность дикости, указывая на свойственное цивилизации падение нравов[1].

В XVI—XVIII веках в связи с увеличением знаний о мире в Европе в результате Великих географических открытий интерес предмету антропологии сильно возрос. С именами Пьетро Мартира, Мишеля де Монтеня, Жана Жака Руссо и Дени Дидро связана получившая широкую популярность концепция «счастливого дикаря», идеализирующая общественный строй «примитивных» народов[1].

В XIX веке направлениями общественной мысли, оказавшими наибольшее влияние на формирование антропологии, были идеи исторического прогресса Фергюсона, Кондорсе и Тюрго, работы немецкого историка культуры Гердера, а также идеи «мифологической школы»[1].

В XIX веке появился линейный эволюционизм, рассматривающий культуру человечества как переход от простых форм к более сложным. Основным объектом исследования эволюционистов (Джэймс Фрэзер, Люсьен Леви-Брюль) были «примитивные» общества — коренное население колоний в Африке, Южной Америке, Юго-Восточной Азии. Появление этого подхода было связано с накоплением этнографического материала и распространением принципа историзма.

Следующий подход, сохраняющий научную значимость в современной антропологии — функциональный — появился в начале XX века. Функционализм как способ изучения культур связывают с работами Б. Малиновского и А. Рэдклифф-Брауна. «Особенностью функционального подхода, – пишет А. А. Белик, – является рассмотрение культуры как целостного образования, состоящего из элементов, частей. Каждая “атомарная клеточка” культуры исследуется не в качестве случайного (архаичного) образования (пережитка), а как выполняющая определенную функцию в социокультурной общности. Теория потребностей есть основа концепции культуры Б. Малиновского. Он делит потребности на основные и производные. К последним относятся потребности в экономическом обмене, авторитете, социальном контроле, системе образования и т. д. Культура – совокупность ответов на основные и производные потребности. Такова общая картина структуры культуры по Б. Малиновскому. Особенностью функционалистской теории культур (в большей степени это касается учения А. Рэдклифф-Брауна) была практическая направленность исследований – управление на территориях с доминированием традиционных культур. Не без влияния установок функционализма была разработана концепция "косвенного" управления, т. е. с опорой на традиционные институты власти…»[8].

Ещё один подход, отказавшийся от эволюционистской трактовки культурной динамики, получил название "культурный релятивизм". М. Херсковиц (1895–1963) в книге «Культурная антропология» (1955) отверг идею единой эволюционно-прогрессивной направленности исторического процесса и представление о необходимости подтягивать «отсталые» культуры к «цивилизованному» уровню. Основной акцент он делал на осмыслении результатов конкретных исследований культур, размышлял о ценности каждой культуры, независимо от уровня ее развития. Согласно выдвинутому М. Херсковицем принципу культурного релятивизма, культурные ценности, создаваемые разными народами, равноправны, каждая культура самостоятельна и полноценна, культуру народа следует стремиться понимать изнутри, на основе ценностей изучаемой культуры, описывать народ следует в терминах его культуры; существует множество равноправных вариантов культурного развития.

В России[править | править вики-текст]

В 1990-е — 2000-е годы в России стали выходить учебники по культурной (социальной и культурной) антропологии, представляющие по сути изложение концепций, разработанных представителями культурной антропологии Запада. В них не излагались достижения представителей российской культурной антропологии, частично потому, что в 1990-е годы она находилась в процессе становления и не имела крупных достижений, частично потому, что представления авторов учебников о релевантных и, стало быть, подлежащих изложению в учебниках, авторах и трудах в области культурной антропологии пребывали в русле англо-американского (западного) восприятия истории науки. Если же говорить не об изданных российскими авторами учебниках, излагающих историю и теорию западной (немецкой, французской, английской и американской) культурной антропологии, а о российской культурной антропологии, то следует отметить, что она начала складываться в начале 1990-х годов на базе отечественной этнографии, фольклористики, детской психологии и эмпирической социологии. Отличительной чертой российской культурной антропологии является опора исключительно на отечественный и русско-культурный материал (в отличие от западной культурной антропологии, опиравшейся преимущественно на зарубежный («колониальный») материал (Европа) или исследование иноэтнических вкраплений (семероамериканские индейцы, польские, китайские, латиноамериканские «диаспоры») в доминирующий государствообразующий этнос (США).

Формирование оригинальной российской культурной антропологии завершилось к началу 2000-х гг. Её наиболее известными представителями являются Мария Осорина (автор книги «Секретный мир детства»), Александр Белоусов (составитель книг «Школьный быт и фольклор», «Русский школьный фольклор»), Сергей Неклюдов (руководитель веб-сайта «Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика» (http://www.ruthenia.ru/folklore с 2003 года), Сергей Борисов (автор книг «Культурантропология девичества» и «Русское детство: культурно-антропологический словарь»), Игорь Морозов (автор книги «Женитьба добра молодца» и докторской диссертации "Феномен куклы в традиционной и современной культуре"), Галина Кабакова (автор книги «Антропология женского тела»), Татьяна Щепанская (автор книги «Символика молодёжной субкультуры»).

Современная культурная антропология[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 Терешкович П.В. Антропология культурная // Новейший философский словарь : Энциклопедия / Сост. А. А. Грицанов. — Минск, 1998. — С. 896. — ISBN 985-6235-17-0.
  2. Антропология. Онлайн Энциклопедия «Кругосвет» (2001-2009). Проверено 31 июля 2009.
  3. 1 2 3 Солонин Ю. Н., Соколов Е. Г. Введение в культурологию : Курс лекций / Под ред. Ю. Н. Солонина, Е. Г. Соколова. — СПб., 2003.
  4. 1 2 3 4 5 Кравченко А. И. Социальная антропология // Энциклопедия Фонда знаний «Ломоносов».
  5. Садохин А. П. Связь этнологии с другими науками // Этнология. — М.: Гардарики, 2000.
  6. Сурова Е. Э. Культурная антропология // Введение в культурологию : Курс лекций / Под ред. Ю.Н. Солонина, Е.Г. Соколова. — СПб., 2003. — С. 131.
  7. Лич Э. Культура и коммуникация: логика взаимосвязи символов. К использованию структурного анализа в антропологии. / Пер. с англ. — М.: Восточная литература. РАН, 2001. — 142 с.
  8. Белик А. А. Культурология. Антропологические теории культур. Учебное пособие. — М.: РГГУ, 1999. — С. 67–71.

Литература[править | править вики-текст]

на русском языке
на других языках
  • Benedict R. Patterns of Culture. — Boston and New York: Houghton, Mifflin and Company, 1934. — 260 p.
  • Mead M., Bunzel R. L. The Golden Age of American Anthropology. — New York: George Brazziller, 1960.

Ссылки[править | править вики-текст]