Филогенетические корни летального насилия у людей

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Филогенетические корни летального насилия у людей
Название англ. The phylogenetic roots of human lethal violence[1]
Основная тема филогенетика
Автор Miguel Verdu[d][1], Marcos Méndez[d][1], José María Gómez и Adela González-Megias[d]
Язык произведения или названия английский
Дата публикации 28 сентября 2016[1]
Опубликовано в Nature[2][1]
Том 538[1]
Страницы 233-237[1]
Выпуск 7624[1]
Ссылается на The evolution of lethal intergroup violence[d][3], The nature of human aggression.[d][3], Did warfare among ancestral hunter-gatherers affect the evolution of human social behaviors?[d][3], Intergroup aggression in chimpanzees and war in nomadic hunter-gatherers: evaluating the chimpanzee model[d][3], Lethal aggression in mobile forager bands and implications for the origins of war.[d][3], Bioarchaeological contributions to the study of violence[d][3], Genetics of aggression[d][3], Density-dependent intraspecific aggression regulates survival in northern Yellowstone wolves (Canis lupus).[d][3], Sexual conflict. The evolution of infanticide by males in mammalian societies.[d][3], Geographical variation in predictors of mammalian extinction risk: big is bad, but only in the tropics.[d][3], A species-level phylogeny of all extant and late Quaternary extinct mammals using a novel heuristic-hierarchical Bayesian approach[d][3], Male infanticide leads to social monogamy in primates[d][3], Predicting microbial traits with phylogenies[d][3], The delayed rise of present-day mammals[d][3], Ancestral state reconstruction of body size in the Caniformia (Carnivora, Mammalia): the effects of incorporating data from the fossil record[d][3], Late survival of Neanderthals at the southernmost extreme of Europe[d][3], Neandertal roots: Cranial and chronological evidence from Sima de los Huesos[d][3], Out of Africa: modern human origins special feature: the origin of Neandertals[d][3], Inferring the historical patterns of biological evolution[d][3], Testing for phylogenetic signal in comparative data: behavioral traits are more labile[d][3], phytools: an R package for phylogenetic comparative biology (and other things)[d][3], Phylogenetic analysis and comparative data: a test and review of evidence[d][3], Phylogenies and the Comparative Method: A General Approach to Incorporating Phylogenetic Information into the Analysis of Interspecific Data[d][3], Incorporating 16S gene copy number information improves estimates of microbial diversity and abundance[d][3], Nineteenth-Century Arrow Wounds and Perceptions of Prehistoric Warfare[d][3], Using the Past to Predict the Present: Confidence Intervals for Regression Equations in Phylogenetic Comparative Methods.[d][2], Aggression[d][2], A Dictionary of Archaeology[d][3], The Archaeology of Human Bones[d][3], How to measure and test phylogenetic signal[d][3] и How to evaluate models: Observed vs. predicted or predicted vs. observed?[d][3]

«Филогенетические корни летального насилия у людей» (The phylogenetic roots of human lethal violence) — испанское исследование биологов-эволюционистов из CSIC и университетов Гранады (UGR) и имени Короля Хуана Карлоса (URJC), вышедшее в Nature 28 сентября 2016 года[4][5]. Руководил им Хосе Мария Гомес из Гранадского университета[6] (его соавторами являются трое: Marcos Méndez из URJC, Adela González-Megias из UGR и Miguel Verdu из CSIC). Это исследование называют первым полным — о внутривидовом насилии среди млекопитающих[7][8][9]. Как охарактеризовал его антрополог R. Brian Ferguson[en] — «важное и очень амбициозное исследование, представляющее собой героический объем работы»[10], сочетающее обширный обзор внутривидовых убийств среди млекопитающих с эмпирическим изучением уровня убийств среди человеческих популяций. Он также назвал это важным вкладом в дебаты о древности насилия и войн. В Science исследование было названо спорным[11]. В то же время приводимый там антрополог Douglas P. Fry[en] охарактеризовал его как «новаторское и тщательно проведенное».

Содержание[править | править код]

На протяжении двух лет авторы собирали данные (они рассмотрели порядка трех тысяч исследований за десятилетия[11][7], 1044 исследования для млекопитающих[12]), исследуя 1024 видов млекопитающих (проанализировав более 4 миллионов смертей[6]) — для количественной оценки уровня внутривидового насилия со смертельным исходом, а также о человеческих жертвах из 600 цивилизаций за 50 тыс. лет[4].

Согласно результатам, внутривидовое смертоносное насилие встречается редко, но распространено широко — оно существует у почти 40 % из обследованных видов млекопитающих, и варьируется от группы к группе[7]. Как и можно было бы предположить, среди хищников встречается чаще; однако, как заметил руководитель исследования Гомес: поразительно, что оное не было сосредоточено в их группах[13].

Исследование показало средний уровень в 0,3 % внутривидового смертоубийства для млекопитающих (то есть 3 случая на тысячу особей); для общего предка приматов этот показатель составил 2,3 %, у предка человекообразных обезьян — 1,8 %, а для людей же предопределенный эволюционно уровень составляет 2 %[6][7].

Исследование показало, что наиболее агрессивным по отношению друг к другу видом млекопитающих является сурикат (19,36 %; т. е. почти каждый пятый сурикат в среднем гибнет «от рук» своих сородичей)[6][5].

Эд Йонг из The Atlantic по результатам исследования составил диаграмму-список животных по степени их кровожадности[6][7].

Исследователи также установили два фактора, которые провоцируют более высокий уровень смертоносного насилия внутри вида: это социальность и территориальность[4]. Гомес отмечал, что исследование предполагает, что уровень насилия со смертельным исходом изменчив и может увеличиваться или уменьшаться вследствие ряда экологических, социальных или культурных факторов[12].

Исследование показало, что у людей культура способна влиять на эволюционную наследственность смертоносного внутривидового насилия[14]; один из пиков внутривидового насилия среди людей пришелся, согласно исследованию, на средневековье (между 700 и 1500 годами), достигнув порядка 12 %[12][4].

Исследование подверглось критике Pauline Wiessner[en][6][7] (в особенности она поставила под сомнение исходные преисторические данные о людях)[11]; замечания высказывал Ричард Рэнгем[12].

Результаты исследования поддержал Стивен Пинкер[7][12] (Douglas P. Fry[en] отмечал, что данное исследование показало, что утверждение в частности Пинкера о том, что насильственная внутривидовая гибель людей в палеолите была шокирующе высокой, сильно преувеличено[15]). Работа продемонстрировала «важность признания людей животными в целом и приматами в частности», — констатировала антрополог Patricia Lambert[7].

Впоследствии те же авторы опубликовали работу «Killing conspecific adults in mammals»[16].

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]