Фоносемантика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фоносема́нтика — направление в лингвистике[1], изучающее мотивированную, не-конвенциональную связь между двумя сторонами языкового знака.

Фоносемантика – это языковедческая дисциплина, имеющая своим предметом звукоизобразительную (т.е. звукоподражательную и звукосимволическую) систему языка, изучаемую с позиций пространственных и временных [2].

Фоносемантика рождается и утверждает себя на стыке фонетики (по плану выражения), семантики (по плану содержания), лексикологии (по совокупности этих планов) и психологии (теория восприятия) [2].

Содержание

История вопроса[править | править код]

Предположения о наличии у звуков языка отдельной собственной семантики неоднократно делались в истории человеческой мысли: в частности, эту идею развивал уже Михаил Ломоносов, указывавший в «Риторике» (1748) на то, что:

Из согласных письмен твердые к, п, т и мягкие б, г, д имеют произношение тупое и нет в них ни сладости, ни силы, ежели другие согласные к ним не припряжены, и потому могут только служить в том, чтобы изобразить живяе действия тупые, ленивые и глухой звук имеющие, каков есть стук строящихся городов и домов, от конского топоту и от крику некоторых животных. Твердые с, ф, х, ц, ч, ш и плавкое р имеют произношение звонкое и стремительное, для того могут спомоществовать к лучшему представлению вещей и действий сильных, великих, громких, страшных и великолепных. Мягкие ж, з и плавкие в, л, м, н имеют произношение нежное и потому пристойны к изображению нежных и мягких вещей и действий[3].

По словам Г. А. Гуковского, «каждый звук имеет, по Ломоносову, свою содержательную энергию. Но эта энергия сама по себе не рациональна, а эмоциональна. Более того, она несёт в себе явственный признак иррационального»[4].

Подробное толкование значений отдельных звуков предложил Велимир Хлебников в статьях «Наша основа» и «Художники мира!» (1919).

Важной предпосылкой к выделению фоносемантики в качестве самостоятельной научной дисциплины являлось создание Чарльзом Сандерсом Пирсом универсальной классификации знаков[5]. Согласно этой универсальной классификации, в зависимости от характера связи означаемого и означающего выделяют знаки трёх классов: знаки-индексы, знаки-иконы и знаки-символы. Звукоизобразительность (объект изучения фоносемантики) является проявлением иконических отношений в языке.

В качестве самостоятельной научной дисциплины фоносемантика оформилась только в середине ХХ века. Она получила свои предмет, объект и методологию исследования в работах Станислава Васильевича Воронина. Именно в работах С. В. Воронина [6] впервые фоносемантика рассматривается как самостоятельная ветвь лингвистики, целью которой является изучение связи звука и значения в слове . В рамках Санкт-Петербургской школы фоносемантики С.В. Воронин обосновал принцип двоякой (непроизвольной/произвольной) природы языкового знака, вносящий существенную поправку в "принцип произвольности" Ф. де Соссюра. Он разработал метод фоносемантического анализа, вводящего объективные критерии определения звукоизобразительного слова; сформулировал основные законы образования и эволюции языкового знака; выявил категорию фонотипа как основную категорию фоносемантики. Ввел понятие и определил природу синкинестэмии - базиса звукоизобразительности. [7]

Объект и предмет фоносемантики[править | править код]

Объектом фоносемантики является звукоизобразительная (т.е. звукоподражательную и звукосимволическую) система языка[2].

Предметом фоносемантики является звукоизобразительная система языка в пантопохронии [2].

Под термином «пантопохрония» С.В. Воронин понимает совокупность двух подходов (пространственных и временных) к рассмотрению языковых явлений вообще, и явлений звукоизобразительности в частности. Фоносемантика, таким образом, подходит к рассмотрению звукоизобразительной лексики всесторонне:  1) с позиций лингвистической типологии и ареальной лингвистики (пространстввенный аспект) и 2) с позиций синхронии и диахронии (временной аспект) [2].

Цели и задачи фоносемантики[править | править код]

Цели и задачи фоносемантики были впервые сформулированы С.В. Ворониным в монографии «Основы фоносемантики», впервые изданной в 1982 году, и выпущенной повторно в 2006 [2]. . Монография была основана на материалах одноимённой докторской диссертации автора [7].

Целью фоносемантики является изучение звукоизобразительной системы языка на эмпирическом и теоретическом уровне, а также звукоизобразительности как явления [2].

Под «звукоизобразительностью» С.В. Воронин понимает «необходимую, существенную, повторяющуюся и относительно устойчивую фонетически не-произвольную (примарно) мотивированную связь между фонемами слова и полагаемыми в основу наименования признаками объекта-денотата» . Автор также допускает (по его словам) менее точную, но более краткую формулировку («Звукоизобразительность – это мотивированная связь между звуком и значением в слове») [2].

Основными задачами фоносемантики как научной дисциплины являются:

  • изучение особенностей звукоизобразительной системы в целом;
  • создание универсальной классификации звукоизобразительной (звукоподражательной и звукосимволической) лексики языков мира;
  • создание фоносемантической типологии;
  • изучение звукоизобразительных функций фонем звукоподражательных слов;
  • установление критериев выделения звукоизобразительного слова;
  • изучение роли звукоизобразительности в происхождении языка;
  • изучение онто- и филогенетической эволюции языка;
  • изучение звукоизобразительности в тексте;
  • изучение звукоизобразительности в переводе;
  • выделение фоносемантических регулярностей;
  • отражение признаков звукового (акустического) и незвукового денотата;
  • изучение звукоподражательной и звукосимволической лексики языков мира [2].

Основные категории фоносемантики[править | править код]

В рамках Санкт-Петербургской школы фоносемантики были выделены следующие основные понятия и категории фоносемантики как лингвистической дисциплины:

Звукоизобразительность[править | править код]

Звукоизобразительность – это необходимая, существенная, повторяющуюся и относительно устойчивпая фонетически не-произвольная (примарно) мотивированная связь между фонемами слова и полагаемыми в основу наименования признаками объекта-денотата» [2].

Звукоизобразительность – это свойство слова, заключающееся  в наличии необходимой,  существенной, повторяющейся и относительно устойчивой непроизвольной связи между фонемами слова и полагаемым в основу номинации признаком объекта – денотата (мотивом) [2].

Звукоизобразительность – это мотивированная связь между звуком и значением в слове [2].

Звукоизобразительность – это передача тех или иных характеристик денотата посредством фонем языка, имеющих схожие структурные характеристики [8].

Термин «звукоизобразительность» также синонимичен термину «языковая иконичность» [8].

Звукоизобразительное слово[править | править код]

Звукоизобразительное слово –  это слово, обладающее иконической связью между фонетическим обликом и денотатом [8].

Звукоизобразительное слово – это слово, звукоизобразительное в своей основе, по своему происхождению [2] , т.е. слово, обладающее свойством звукоизобразительности в момент своего создания.

Звукоподражание (ономатопея)[править | править код]

Звукоподражание (ономатопея) — закономерная не произвольная фонетически мотивированная связь между фонемами слова и лежащим в основе номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом) [8].

Звукоподражание – это закономерная непроизвольная, фонетически мотивированную связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации звуковым признаком денотата [2].

Звукоподражание – это имитация ощущений слуховой модальности путём акустического подражания, т.е. воспроизведения основных акустических характеристик воспринимаемого на слух звучания посредством звуков речи, имеющих акустические характеристики, наиболее приближенные к номинируемым [8].

Звукоподражательное слово (ономатоп)[править | править код]

Звукоподражательное слово – это слово, психо-акустические параметры фонем которого наиболее приближены к акустическими параметрами номинируемого звучания, и чья структура иконически отображает последовательность элементов акустически сложного денотата [8].

С.В. Воронин выделяет пять универсальных классов ономатопов (см. Универсальная классификация звукоизобразительной лексики): инстанты, континуанты, фреквентативы, инстанты-континуанты, фреквентативы-(квази)инстанты-континуанты [9].

Звукосимволизм (звуковой символизм)[править | править код]

Звуковой символизм – это  закономерная, не произволь­ная, фонетически мотиви­ро­ван­ная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом)[8].

Звукосимволизм (звукосимволическое слово)[править | править код]

Звукосимволическое слово – это слово, являющееся артикуляторной или акустико-артикуляторной копией незвукового денотата [8].

Звукосимволизм – это мимический жест, движение, сопровождаемое фонацией [8].

Для обозначения таких движений С.В. Воронин вводит понятие «кинемы». Это понятие обобщает различные жестовые, в первую очередь мимические, движения, выражающие 1) сенсорные, эмотивные, волюнтативные, ментальные процессы в сфере сознания человека и 2) подражания внешним, неакустическим объектам [2]. Исследователь различает интракинемы, которые представляют собой движения внутренние, рефлекторные, сопровождающие внутренние ментальные, сенсорные, волюнтативные, физиологические и эмотивные процессы (к ним исследователь относит кашель, улыбку, гримасу отвращения и т. п.); и экстракинемы, «симпатические» движения, служащие мимическими подражаниями внешним, неакустическим, объектам – их форме, размеру, движению и т.п. [8].

Таким образом, согласно универсальной классификации С.В. Воронина, звукосимволические слова делятся на  звукосимволизмы-интракинесемизмы и звукосимволизмы-экстракинесемизмы (см. Универсальная классификация звукоизобразительной лексики).

Фонотип[править | править код]

Фонотип является важнейшей категорией фоносемантики, поскольку типологическое сравнение звукоизобразительной лексики производится не по фонемам, а по фонотипам. Фонотип –  это акустический или артикуляторный тип фонемы, обладающей  схожим с отображаемым акустическим денотатом звучанием (например, сонанты могут передавать тоновое звучание, шумные щелевые – шумовое, взрывные согласные – звуки ударов) [9].

Фонотип – это тип звука речи, содержащий фонетический признакотип, гомоморфный с номинируемым значением [2].

Релевантный для звукоподражания (ономатопеи) акустический фонотип – это тип звука речи, содержащий акустический признакотип, гомоморфный со звуковым мотивотипом [10].

Примером фонотипа может послужить фонотип "взрывные". Например, в английском языке к нему принадлежат фонемы /p/, /b/, /t/, /d/, /k/, /g/. Слово tap «стук», содержит две фонемы, принадлежащие к данному фонотипу, и при реализации в речи оно – благодаря наличию этих фонем – приобретает акустические характеристики, наиболее приближенные к называемому звучанию (стуку) [8].

Примарная мотивированность языкового знака[править | править код]

Примарная мотивированность – о принципиальная, историческая мотивированность языкового знака [2].

Примарная мотивированность – непроизвольность языкового знака [2].

Принцип произвольности/непроизвольности языкового знака[править | править код]

Принцип произвольности/непроизвольности языкового знака – это принцип, согласно которому, языковой знак непроизволен, однако в процессе своей эволюции слово так быстро усложняется ассоциативными переносами, развиваясь в сторону абстрактности, что звукоизобразительная основа становится трудноразличимой за позднейшими наслоениями [2].

Денатурализация языкового знака[править | править код]

Денатурализация языкового знака – это утрата примарной мотивированности языковым знаком

С.В. Воронин [2] выделяет три фазы денатурализации, т. е. утраты примарной мотивированности, которые иконический знак проходит в своем развитии: 1) натуральную (иконическую); 2) натурально-конвенциональную; 3) конвенционально-натуральную.

Таким образом, языковой знак, согласно C. В. Воронину, «принципиально непроизволен, однако в современной синхронии он представляет собой двоякую сущность – он одновременно непроизволен и произволен». С. В. Воронин подчеркивает, что процесс денатурализации знака не означает его полной демотивации. «Происходит преимущественная утрата примарной мотивированности, но не мотивированности вообще, примарная мотивированность в значительной мере замещается, вы­тесняется, компенсируется секундарной мотивированностью – семантической и морфологической» [2].

Деиконизация звукоизобразительного слова[править | править код]

Деиконизация – это процесс постепенной утраты иконической связи между фонетическим обликом звукоизобразительного слова и его денотатом в ходе языковой эволюции [11].

М.А. Флаксман [11] выделяет четыре стадии деиконизации (СД):

  • СД-1 – слово- междометие, имеющее ряд внесистемных черт, не разрушенное фоносемантически значимыми регулярными фонетическими изменениями, однозначное, практически «чистый» знак-икон, явственная корреляция звук : смысл (например, brrng! – звук бренчания).
  • СД-2 – полнозначное слово, не разрушенное фоносемантически значимыми регулярными фонетическими изменениями, одно- или многозначное, сохраняющее «первичную» семантику, частично разрушенный знак-икон, менее очевидная корреляция звук : смысл (например, plup – хлопать, шлепать).
  • СД- 3  – полнозначное слово, которое: а) или подверглось действию фоносемантически значимымых регулярных фонетических изменений, но сохранило «первичную» семантику (например, hum – жужжать); б) или не было разрушено фоносемантически значимыми регулярными фонетическими изменениями, но утратило «первичную» семантику (например, claque /klæk/ – клака, группа зрителей, хлопающих за деньги, изначально фр. claquer – хлопать; от звука хлопка, звукоподражания-инстанта).
  • СД-4 – полнозначное слово, подвергшееся действию фоносемантически значимых регулярных фонетических изменений и утратившее «первичную» семантику, знак-символ иконического происхождения, корреляция звук : смысл восстанавливается только путем этимологического анализа (например, англ. lunch – обед, ланч) [11].

Фоносемантическая значимость регулярного фонетического изменения[править | править код]

Фоносемантически значимое регулярное фонетическое изменение – это фонетическое изменение, полностью разрушающее исходную смысло-звуковую корреляцию иконического слова [11].

Чтобы считаться фоносемантически значимым, регулярное фонетическое изменение должно: 1) затрагивать центральные, смыслонесущие признаки фонем ЗИ-слова; 2) тем самым выводить фонему, обладающую смыслонесущими признаками, за рамки фонотипа; 3) происходить в слове, еще не утратившем на момент его протекания своего первичного значения, т. е. значения, напрямую связанного со звуком или артикуляционным жестом [11].

Фоносемантическая инерция[править | править код]

Фоносемантическая инерция – это сохранение более раннего фонетического облика звукоизобразительного слова вопреки действию регулярных фонетических изменений [11].

Фоносемантически инертное слово[править | править код]

Фоносемантически инертное слово – это звукоизобразительное слово, не являющееся заимствованием из других диалектов языка, которое, в отличие от основной массы слов своего этимологического класса, оказывает сопротивление происходящим в языке фонетическим изменениям, если эти изменения существенным образом нарушают имеющуюся у него смысло-звуковую корреляцию [11].

Звукоизобразительная модификация[править | править код]

Звукоизобразительная модификация — это способ словообразования, при котором происходит частичное изменение корня звукоизобразительного слова, не обусловленное действующими в языке фонетическими законами [12].

Звукоизобразительное словообразование путём изменения уже существующего слова является перестройкой исходного звукового материала для приспособления к нуждам говорящего. А слова, получившиеся в результате ЗИ-модификации, — это не что иное, как неполные новообразования, которые отличаются от полных тем, что для их создания носитель языка не ищет полностью новый фонетический материал, а ради экономии усилий частично использует старый базис [12].

Универсальная классификация звукоизобразительной лексики[править | править код]

Основным достижением фоносемантики является создание универсальной классификации звукоизобразительной лексики.

Универсальная классификация звукоизобразительной лексики была изначально разработана С.В. Ворониным на материале английского языка [9], и позднее применена к материалу родственных и неродственных языков. Согласно этой классификации, звукоизобразительная система любого языка включает в себя звукоподражательную и звукосимволическую подсистемы [2].

Звукоподражательная подсистема[править | править код]

Звукоподражательная подсистема, в свою очередь, делится на пять универсальных классов. Выделение этих классов основывается на сопоставлении акустических характеристик фонотипов звукоподражательных слов с акустическими характеристиками называемых звучаний.

На основе сочетаемости различных параметров С.В. Воронин выделил девять типов звучаний: I. Удар; II. Тоновый неудар; III. Чисто шумовой неудар; IV. Тоношумовой неудар; V. Квазиудар; VI. Чистый диссонанс; VII. Тоновый квазинеудар; VIII. Чисто шумовой квазинеудар; IX. Тоношумовой квазинеудар [2].

Типы звучаний, в свою очередь, могут также сочетаться друг с другом в различных комбинациях В целом, типы звучаний образуют три класса: А. Удары; Б. Неудары; В.Диссонансы. Типы сочетания звучаний объединяются в два гиперкласса: АБ. Удары-неудары (совмещает черты классов А и Б) ВАБ. Диссонансы квазиудары (совмещает черты все трех классов при доминировании класса В) [2].

Для обозначения классов и гиперклассов ономатопов приняты следующие названия:

  • А. Инстанты;
  • Б. Континуанты;
  • В. Фреквентативы;
  • АБ. Инстанты-континуанты;
  • ВАБ. Фреквентативы квазиинстанты - континуанты [2].

Внутри каждого класса и гиперкласса выделяются более дробные типы ономатопов, а также выделяются словообразовательные модели.

Инстанты[править | править код]

Инстанты – это гиперкласс звукоподражательных слов, обозначающих удар, т.е. «сверхкраткий», «мгновенный» шум, воспринимаемый человеком как акустический удар [2].

Инстанты обозначают такие естественные звуки, как стук, щелканье и т.п. В английском языке фонемами, обладающими акустическими характеристиками, сходными с этими звучаниями, являются смычные /p/, /b/, /t/, /d/, /k/, /g/. Так, инстант tap /tæp/ «удар, касание» является акустической копией резкого отрывистого звука, который слышится при ударе одного предмета о другой [8].

Континуанты[править | править код]

Континуанты – это гиперкласс звукоподражаний, обозначающих длительные звучания [2].

Длительное звучание может быть тоновым, шумовым и тоно-шумовым. С.В. Воронин выделяет соответственно тоновые континуанты, чисто шумовые континуанты и тоношумовые континуанты [2].

Для тоновых континуантов  основообразующим элементом является долгий (напряжённый) гласный. Акустические характеристики гласного играют решающую роль при различении особенностей передаваемого звука: низкие звучания будут передаваться гласными заднего ряда, высокие – переднего. Например, центральным элементом английского beep /bi:p/ «пищать (о приборах)» является высокочастотный гласный /i:/ номинирующий высокочастотный писк [8].

Шумовые континуанты обозначают длительное шумовое звучание (неудар): свист, шипение, шелест, жужжание и т.п. Важнейшим элементом их структуры являются щелевые звуки, по своим акустическим характеристикам схожие с номинируемыми звучаниями. В английском языке это /v/, /f/, /s/, /z/, /ʃ/, /ʒ/ а также /h/ реже /w/ (напр., hiss / hɪs/  «шипеть, свистеть») [8].

Фреквентативы[править | править код]

Фреквентативы – это обозначения диссонансных звучаний, т.е. серий ударов, в которых каждый удар почти не ощущается отдельно, но полного слияния последовательности ударов в единое звучание ещё нет [2].

Фреквентативы обозначают дрожание, разного рода дробные, резкие звучания. Главным элементом звукоподражания-фреквентатива является согласный /r/ в абсолютном конце слова (напр., 16в. arr /a:r/ «рычать»). Стоит, однако, отметить, что в современном английском языке (в его британском варианте) чистые фреквентативы полностью отсутствуют (исключение составляют местоимения) — в результате регулярных фонетических изменений (вокализации /r/) фонотактика современного английского языка не допускает поствокалического /r/. Таким образом, в британском варианте английского языка фреквентативы являются историческим гиперклассом. Например, purr «мурлыкать» — (исторически) фреквентатив [8].

Инстанты-континуанты[править | править код]

Инстанты-континуанты – это гиперкласс звукоподражаний смешанного типа, обозначающих удар с последующим или предшествующим неударом (тоном или шумом) [2].

В зависимости от сочетания и последовательности типов фонем, отражающих номинируемое акустически сложное звучание, выделяют следующие подтипы инстантов-континуантов с несколько отличающимися структурными моделями: Тоновые послеударные инстанты-континуанты – звукоподражания, обозначающие удар с последующим тоном. Удар у них передаётся смычным, тон – сонорным (в английском это /m/, /n/, /ŋ/). Например, это английское plump /plʌmp/ «плюхаться» [8].

Чисто шумовые послеударные инстанты-континуанты – это звукоподражания, обозначающие удар с последующим шумом. Удар у них передаётся смычным, шум – щелевым. Например, clash /klæʃ/, «ударяться с шумом, сталкиваться» [8].

Чисто шумовые предударные и тоношумовые предударные инстанты-континуанты – это звукоподражания, обозначающие шум с последующим ударом. Например,  flap /flæp/ «хлопок» [8].

Чисто шумовые тоновые «предударно-послеударные» и «тоношумовые предударно-послеударные» инстанты-континуанты – это звукоподражания, обозначающие различные сочетания тона (выраженного сонорными) и шума (выраженного щелевыми разных типов). Например, slump /slʌmp/ «резкое падение» [8].

Фреквентативы-(квази)инстанты-континуанты (Фреквентативы смешанных типов)[править | править код]

Фреквентативы смешанных типов – это гиперкласс звукоподражаний, который служит в языке для обозначения смешанных звучаний, одним из компонентов которых является диссонансное звучание [8].

Фреквентативами смешанных типов подразделяют на фреквентативы-инстанты, фреквентативы-континуанты (тоновые, шумовые, тоношумовые) и фреквентативы-инстанты-континуанты [8]. В оригинальной работе носят названия фреквентативы-квазиинстанты, фреквентативы-квазиконтинуанты фреквентативы квазиинстанты-континуанты [2].

Фреквентативы-инстанты – это смешанный класс звукоподражаний, которые в целом  обозначают диссонирующий удар в сочетании с ещё одним последующим или предшествующим ударом (напр., crick /krɪk/ «хруст, спазм») [8].

Фреквентативы-континуанты могут быть трёх типов. С.В. Воронин выделяет шумовые, тоновые и тоношумовые подтипы Воронин 2006. Центральным элементом для фреквентативов-тоновых-континуантов является, помимо R, также долгий гласный. Например, scroop /skru:p/ «скрежетать». Для фреквентативов шумовых континуантов кроме R таким элементом будет щелевой или в начале, или в исходе слова. Например, rustle /rʌsl/ «шуршать» [8].

Фреквентативы-инстанты-континуанты – акустически наиболее сложный класс звукоподражаний, обозначающих диссонирующий удар с последующим или предшествующим неударом. Центральным элементом для ФИК, помимо R, являются сонорные, передающие неудар, т.е. тон. ФИК могут также акустически усложняться согласными разных типов. Примером слова данного типа может послужить thrum /θrʌm/ «играть на музыкальном инструменте, перебирать струны» [8].

Звукосимволическая подсистема[править | править код]

С точки зрения объекта исследования звуковой символизм делится на два вида субъективный и объективный. Субъективный звукосимволизм обозначает связь между звучанием и смыслом в психике человека, а объективный звукосимволизм обозначает реализацию потенциально существующей связи между звучанием и значением слова в том или ином языке или связь между звуком и значением в системе [10]. В рамках Санкт-Петербургской школы фоносемантики[ изучается, прежде всего, объективный звуковой символизм.

Звуковой символизм – это  закономерная, не произволь­ная, фонетически мотиви­ро­ван­ная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом) [13].

В основу номинации звукосимволических слов могут быть положены признаки объектов, воспринимаемые человеческими органами чувств (кроме слуха: в этом случае речь идет о звукоподражании). Наибольшее число возможных признаков приходится на долю зрения, а именно: движение – мгновенное/длительное, быстрое/медленное, резкое/мягкое, неровное/ровное, непрерывное/прерывистое, беспорядочное, скользящее, различные виды походки; статика – удаленность – близко/далеко, размер – большой/маленький, форма – округлая, искривленная, заостренная, вытянутая. Обоняние определяет различение запахов, которые квалифицируются как приятные/неприятные. Вкус дает вкусовые характеристики объекта: сладкое, соленое, кислое, горькое. Осязание дает возможность различать: признаки кожно-осязательной (тактильной) группы: прикосновение, давление; свойства поверхности: гладкая, шероховатая, фактура объекта: твердость/жесткость, упругость; признаки температурной группы: горячее/холодное; признаки болевой группы: боль: режущая, колющая, ноющая, тупая, острая. Органические ощущения: признаки голода, удушья, жажды. Так как отмеченные признаки охватывают столь различные виды т. е. все, кроме звуковых, С. В. Воронин определяет сферу мотивации звукосимволических слов антонимически объединяя их как «незвук» [2].

В звукосимволической подсистеме выделяются два основных класса лексики – интракинесемизмы и экстракинесемизмы.

Звукосимволизмы-интракинесемизмы[править | править код]

Звукосимволизмы-интракинесемизмы – сопровождаемые звуком акустико-артикуляторные копии неакустического или отчасти акустического денотата [8].

Звукосимволизмами-интракинесемизмами являются: 1) обозначения лизания, лакания и т. п., т. е. различные имитации движения языка, сопровождаемые звуком; они передаются латеральным сонорным /l/ – напр., англ. lick  «лизать, облизывать»; 2) обозначения чавканья, жевания, и т. п., т. е. различные имитации движения челюсти, сопровождаемые звуком; в английском языке часто передаются аффрикатами – напр., champ «чавкать»; 3) обозначения всасывавания, втягивания, вдоха и т. п., т. е. различные имитации хватательных движений, сопровождаемых звуком; артикуляторный жест часто сопровождается свистом проходящего по ротовой полости воздуха, поэтому центральным элементом ЗС ИКС данной категории чаще всего является глухой свистящий или шипящий /s/ или /ʃ/ – напр., англ. sip «всасывать, пить, попивать» и т. д . Всего выделяется 36 типов интракинем и, соответственно, 36 типов интракинесемизмов [2].

Звукосимволизмы-экстракинесемизмы[править | править код]

Звукосимволизмы-экстракинесемизмы – сопровождаемые звуком артикуляторными копии неакустического денотата, для которых фонация является вторичной [8].

Экстракинесемизмы представляют собой один из наиболее многочисленных по типам отображаемых признаков классов звукосимволизмов. Они передают движение (toddle «ковылять», wallow «катиться по земле», birl «вращаться (как пуля при полёте)»), форму предмета, характер поверхности). Наиболее хорошо изученными представителями экстракинесемизмов являются обозначения округлого. Для передачи округлой формы денотата используют лабиальные. Лабиальные встречаются в составе слов, обозначающих округлый, шарообраззный предмет, во всех языках мира, вне зависимости от принадлежности к той или иной языковой семье – например, А.М. Газовым-Гинзбергом было обнаружено в семитских языках 66 корней с этим значением губных фонем [14]; а по результатам структурно-фонетического анализа лексико-семантической группы английских обозначений округлого у них выявилось превышение вероятностного ожидания лабиальных почти в 2,5 раза по сравнению с фоном [15].

Метод фоносемантического анализа[править | править код]

Многосторонний системный подход к изучению звуковой изобразительности стал возможен в рамках предложенного С. В. Ворониным метода фоносемантического анализа, который позволил на совершенно ином уровне проводить этимологизацию звукоизобразительной лексики [10]. Апробация этого метода на материале ряда неродственных языков показала его широкие возможности [16].

Метод фоносемантического анализа направлен на установление наличия или отсутствия звукоизобразительности в слове и выявление ее характера и заключается в анализе слова посредством шести последовательных и взаимосвязанных операций:

I. «Семантика» - определение звукового или незвукового значения слова. Если слово обозначает звук, то оно, как правило, является ономатопом.

II. «Критерии» А. Семантические критерии: 1) экспрессивность и эмоциональность; 2) образность семантики; 3) конкретность  семантики; 4) обозначение простейших элементов психофизиологического универсума человека; Б. Грамматические критерии: 5) морфологическая гипераномальность; В. Словообразовательные критерии: 6) редупликация; Г. Структурно-фонетические (формальные) критерии: 7) фонетическая гипераномальность; 8) относительное единообразие формы; 9) фонетическая гипервариативность; Д. Функциональные критерии: 10) стилистическая ограниченность.

III. «Этимология» – установление этимологии слова на максимально-возможную глубину, привлечение его коррелятов из родственных языков.

IV. «Экстралингвистика» – установление мотива номинации путем сопоставления акустических и артикуляторных характеристик звуковой стороны слова с сенсорными характеристиками денотата.

V. «Типология» – выявление слов со сходными фонотипами и семантикой в неродственных языках.

VI. Summa summarum – анализ данных, полученных в результате проведения предыдущих пяти этапов и выводы о наличии или отсутствии в слове примарной мотивированности [2].

Теория фоносемантического анализа слова[править | править код]

Советский филолог А. П. Журавлёв высказал предположение, что каждому звуку человеческой речи соответствует определённое подсознательное значение [17]. Воспользовавшись техникой «семантических дифференциалов» Ч. Осгуда, Журавлёв провёл исследование для выяснения этих значений. Результаты легли в основу его диссертации. Журавлёв предложил список качественных характеристик каждого звука русской речи, а именно каким он является по следующим 23 шкалам:

     хороший - плохой,
     красивый - отталкивающий,
     радостный - печальный,
     светлый - темный,
     легкий - тяжелый,
     безопасный - страшный,
     добрый - злой,
     простой - сложный,
     гладкий - шероховатый,
     округлый - угловатый,
     большой - маленький,
     грубый - нежный,
     мужественный - женственный,
     сильный - слабый,
     холодный - горячий,
     величественный - низменный,
     громкий - тихий,
     могучий - хилый,
     веселый - грустный,
     яркий - тусклый,
     подвижный - медлительный,
     быстрый - медленный,
     активный - пассивный.

Всем звукам русского языка по этим шкалам сопоставлены оценки. Согласно идее Журавлёва, качественные фоносемантические шкалы позволяют оценивать влияние звуков на психическое состояние человека. Каждое слово состоит из звуков; предлагается, для оценки воздействия на человека слова как набора звуков, с помощью соответствующих расчётов определить общее фоносемантическое значение составляющих данное слово звуков по всем 23 шкалам. С появлением дешёвых компьютеров фоносемантический анализ слова стал занимать малые доли секунды.

Наиболее значимые публикации по фоносемантике на русском языке[править | править код]

Книги[править | править код]

  • Phonosemantics (Сборник статей под ред. М.А. Флаксман, О.И. Бродович) [18]
  • Воронин С. В. Английские ономатопы: фоносемантическая классификация [9]
  • Воронин С. В. Основы фоносемантики [2]
  • Воронин С. В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании [19]
  • Воронин С.В. 2005. Iconicity. Glottogenesis. Semiosis [20]
  • Газов-Гинзберг, А. М. Был ли язык изобразителен в своих истоках? [14]
  • Журавлев А. П. Фонетическое значение [17]
  • Казакова Е.В. Звукоизобразительная система арабского языка [21]
  • Колева-Златева Ж. С. Славянская лексика звукосимволического происхождения: проблемы этимологизации [22]
  • Киле Н. Б. Образные слова нанайского языка [23]
  • Левицкий В. В. Семантика и фонетика [24]
  • Левицкий В.В. Звуковой символизм: мифы и реальность [25]
  • Михалёв А.Б., 1995 Теория фоносемантического поля [26]
  • Пузырев А.В. Анаграммы как явление языка: Опыт системного осмысления [27]
  • Флаксман М.А. Звукоизобразительная лексика английского языка в синхронии и диахронии [11]
  • Шестакова О.В. Мир сквозь призму ономатопеи [28]
  • Шляхова С. С. «Другой» язык: опыт маргинальной лингвистики [29]
  • Шляхова С. С. Тень смысла в звуке: Введение в русскую фоносемантику [30]
  • Шляхова С. С., М. Г. Вершинина. Фоносемантическая звуковая картина мира [31]
  • Шляхова С.С., Лобанова А.С. Звукоизобразительность в коми-пермяцком языке [32]

Словари[править | править код]

  • Флаксман М. А. Словарь английской звукоизобразительной лексики в диахроническом освещении [8]
  • Шляхова С.С. Дребезги языка: Словарь русских фоносемантических аномалий [33]
  • Шляхова С.С., Шестакова О.В.  Немецкая ономатопея: история изучения, проблемы, немецко-русский словарь [34]

Электронные ресурсы по фоносемантике[править | править код]

Международный научный интернет-проект Лингвистический ИКонизм[править | править код]

Международный научный интернет-проект Лингвистический Иконизм [35] является на сегодняшний день самым крупным русскоязычным интернет-ресурсом по фоносемантике. Главная целью проекта является объединение усилий по исследованию звукоизобразительности по различным языкам мира и распространение научных и достоверных знаний о лингвистическом иконизме, фоносемантике и смежных с ними областей научного знания. Фонд текстов проекта содержит около 700 докуменов по 54 языкам мира, находящихся в открытом доступе. [35]

Многоязычный словарь звукоизобразительной лексики Iconicity Atlas Project[править | править код]

Многоязычный словарь звукоизобразительной лексики Iconicity Atlas Project [36] это постепенно пополняющийся интерактивный словарь звукоподражательной, звукосимволической, мимической лексики и идеофонов языков мира. Словарь содержит аудиозаписи произношения звукоизобразительных слов, сделанные носителями представленных языков, транскрипции слов в МФА, а также развёрнутые словарные дефиниции на английском языке. Словарь создаётся на базе 100-словного опросника, сделанного по принципу списка Сводеша. Целью создания словаря Iconicity Atlas является детальное и всестороннее описание звукоизобразительных систем различных языков мира, предназначенное для типологического сопоставления [36].

Компьютерная программа ВААЛ[править | править код]

По утверждениям авторов (В. П. Белянин, М. Дымшиц, В. И. Шалак) программы ВААЛ, она основана на идее и результатах исследований Журавлёва. Следует отметить, что программа ВААЛ анализирует не звуки, а буквы в составе слов и никак не учитывает их взаимное расположение.

Основные направления и школы[править | править код]

Санкт-Петербургская школа фоносемантики[править | править код]

Санкт-Петербургская школа фоносемантики – это старейшая фоносемантическая школа России [35]. В рамках Санкт-Петербургской школы фоносемантика была впервые создана в качестве самостоятельной научной дисциплины (основатель – С.В. Воронин). Исследователи школы занимаются поиском фоносемантических универсалий и регулярностей, типологическим сопоставлением звукоизобразительной лексики языков мира, разработкой универсальной классификации ономатопов и звукосимволической лексики, описанием звукоизобразительных систем языков мира, изучением звукоизобразительной этимологии, а также семантической и фонетической эволюции звукоизобразительной лексики. В рамках Санкт-Петербургской школы фоносемантики был разработан метод фоносемантического анализа, базирующийся на данных этимологии и лингвистической типологии. Основной отличительной чертой школы является упор на использование методов сравнительно-исторического языкознания.

В рамках Санкт-Петербургской школы фоносемантики создаётся многоязычный онлайн-словарь звукоизоразительной лексики Iconicity Atlas (Флаксман М.А., Ноланд Н.Н.) [36].

Руководителями школы были Станислав Васильевич Воронин (до 2001 года) и Ольга Игоревна Бродович (до 2018 года).

Представители школы: Афанасьев А. Ю., Барташова О. А., Бартко Н. В., Беседина Е. И., Братусь И. Б., Вельди Э. А., Жутовская Н. М., Канкия Н. Д., Климова С. В., Койбаева Т. Х., Краснова А. В., Кузьмич И. В., Лапкина Л. З., Ливанова А. Н., Ноланд Н. Н., Петухова Е. В., Пономарева С. Н., Татаринова Е. С., Флаксман М. А., Шамина Е. А.

Пятигорская фоносемантическая школа[править | править код]

Пятигорская фоносемантическая школа занимается теорией фоносемантического поля; фоносемантической этимологией; обоснованием протоконцептуального иконического пространства языка; иконической концепцией происхождения языка; исследованием звукоизобразительности морфемотипов, фонестем, инициалей, финалей.

Руководитель – А. Б. Михалёв. Представители: Атаджанян С.А. [35]

Пермский фоносемантический кружок[править | править код]

Пермский фоносемантический кружок – это активно развивающаяся фоносемантическая школа России. Школа занимается диалектной фоносемантикой и маргинальной лингвистикой,  изучением звукоизобразительности коми-пермяцкого языка и универсальной типологией ономатопов (русский, немецкий), а также фоносемантической лексикографией. Представители школы занимаются созданием и расширением международного научного интернет-проекта Лингвистический Иконизм [35].

Руководитель школы – Шляхова С. С. Представители: Вершинина М. Г., Шестакова О. В. [35]

Черновицкая фоносемантическая школа (Украина)[править | править код]

Черновицкая фоносемантическая школа занимается изучением объективного и субъективного звукового символизма, проблемой этимологии звукоизобразительной лексики, особенностями формально-семантического варьирования корней звукоподражательного происхождения в индоевропейском праязыке.

Основатель – В. В. Левицкий. Представители: Комарницкая Л. А., Козлова Т. О. [35]

Саратовская психолингвистическая школа[править | править код]

В рамках саратовской психолингвистической школы ведётся психолингвистическое экспериментальное исследование звукосимволизма проводится обоснование тезиса о примарной мотивированности языкового знака.

Руководитель школы – И. Н. Горелов. Представители: Л. П. Прокофьева. [35]

Бийская лаборатория антропоцентрической типологии языков[править | править код]

Бийская лаборатория антропоцентрической типологии языков занимается изучением иконизма  в условиях психолингвистического эксперимента и исследованием процессов окказиональной вербализации и восприятия сигналов разной природы носителями русского, английского, китайского, корейского, японского, алтайского языков.

Руководитель: Е. Б. Трофимова. [35]

Примечания[править | править код]

  1. Фоносемантика в словаре лингвистических терминов Т. В. Жеребило. 2010 (Изд. 5-е, испр-е и дополн. — Назрань: Изд-во «Пилигрим».) на academic.ru
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 Воронин С. В. Основы фоносемантики. — М.: ЛЕНАНД, 2006. — 248 с. с. — ISBN 5-9710-0052-7.
  3. Ломоносов М. В. Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии, сочиненная в пользу любящих словесные науки // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений / АН СССР. — М.; Л., 1950—1983. Т. 7: Труды по филологии 1739—1758 гг. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. — С. 242 (§ 173).
  4. Гуковский Г. А. Ломоносов-критик // Литературное творчество М. В. Ломоносова: Исследования и материалы / Под ред. П. Н. Беркова, И. З. Сермана. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. — С. 96.
  5. Пирс Ч. С. Избранные философские произведения. — M.: Логос, 2000. — 448 с.
  6. Бродович О. И. Слово об авторе // Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии. — 3-е. — М.: Эдиториал УРСС, 2013. — 216 с. — ISBN 978-5-397-03557-6.
  7. 1 2 С.В. Воронин. Лингвистический Иконизм. Международный научный интернет-проект.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 Флаксман М.А. Словарь английской звукоизобразительной лексики в диахроническом освещении. — Санкт-Петербург: НОУ ВПО «Институт Иностранных языков», Изд-во РХГА, 2016. — 201 с. — ISBN 978-5-88812-801-5.
  9. 1 2 3 4 Воронин С.В. Английские ономатопы: фоносемантическая классификация. — СПб: Изд.-во Института иностранных языков, 1998. — 196 с.
  10. 1 2 3 Швецова Н.Н. Звукоизобразительная лексика в английских диалектах: дис. … канд. филол. наук. — Санкт-Петербург, 2011.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 Флаксман М.А. Звукоизобразительная лексика английского языка в синхронии и диахронии. — СПб: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2015. — 199 с. — ISBN 978-5-7629-1974-6.
  12. 1 2 Флаксман М.А. Звукоизобразительная модификация как способ словообразования (рус.) // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. Вып. 4.. — 2012. — С. 106-114. — ISSN 2541-9358.
  13. Лингвистический энциклопедический словарь / В.Н. Ярцева. — М: Советская энциклопедия, 1990.
  14. 1 2 Газов-Гинзберг, А. М. Был ли язык изобразителен в своих истоках?. — М: Наука, 1965.
  15. Слоницкая, Е. И. Звукосимволизм обозначений округлого: дис. … канд. филол. наук.. — Ленинград, 1987.
  16. Воронин С. В. О методе фоносемантического анализа (рус.) // Лингвометодические аспекты семантики и прагматики текста / ред. кол.: Р. Б. Лебедева, М. Н. Кострикин, И. Ф. Шамара. — Курск, 1990. — С. 98–100.
  17. 1 2 Журавлев А. П. Фонетическое значение. — Л: Изд-во ЛГУ, 1974. — 159 с.
  18. Phonosemantics / М.А. Флаксман, О.И. Бродович. — Anglistics of the XXI century, vol. 2. — Санкт-Петербург: АНКО "Университетские образовательные округа", 2016. — 157 с. — ISBN 978-5-4416-0030-9.
  19. Воронин С.В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании. — Л: Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1990. — 200 с. — ISBN 5-288-00342-4.
  20. Воронин С.В. Iconicity. Glottogenesis. Semiosis: Sundry Papers. — Санкт-Петербург: Изд-во СПбГУ, 2005.
  21. Казакова Е.В. Звукоизобразительная система арабского языка. — Одесса: Куприенко С.В., 2015. — 149 с.
  22. Колева-Златева Ж. С. Славянская лексика звукосимволического происхождения: проблемы этимологизации. — Budapest: Studia Slavica Academiae Scientiarum Hungaricae, 2008.
  23. Киле Н. Б. Образные слова нанайского языка. — Л: Наука, 1973. — 188 с.
  24. Левицкий В. В. Семантика и фонетика. — Черновцы: 1973.
  25. Левицкий В.В. Звуковой символизм: мифы и реальность. — Черновцы: Рута, 2009.
  26. Михалёв А.Б. Теория фоносемантического поля. — Пятигорск: ПГЛУ, 1995. — 213 с.
  27. Пузырев А.В. . Анаграммы как явление языка: Опыт системного осмысления. — М.; Пенза: Институт языкознания РАН, ПГПУ им. В.Г.Белинского, 1995. — 380 с.
  28. Шестакова О.В. Мир сквозь призму ономатопеи. — Пермь: Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та, 2016. — 302 с.
  29. Шляхова С. С. «Другой» язык: опыт маргинальной лингвистики. — Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-та, 2005. — 350 с.
  30. Шляхова С. С. Тень смысла в звуке: Введение в русскую фоносемантику. — Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-та, 2003. — 216 с.
  31. Шляхова С. С., М. Г. Вершинина. Фоносемантическая звуковая картина мира. — Пермь: Изд-во ПНИПУ, 2016.
  32. Шляхова С.С., Лобанова А.С. Звукоизобразительность в коми-пермяцком языке. — Пермь: Перм. гос. гуманит.-пед. ун-т, 2012. — 297 с.
  33. Шляхова С.С. Дребезги языка: Словарь русских фоносемантических аномалий. — Пермь: Перм. гос. пед. ун-т, 2004. — 226 с.
  34. Шляхова С.С., Шестакова О.В. Немецкая ономатопея: история изучения, проблемы, немецко-русский словарь. — Пермь: Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та, 2011. — 289 с.
  35. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Лингвистический ИКонизм. Международный научный интернет проект Лингвистический ИКонизм.
  36. 1 2 3 Flaksman M.A. Iconicity Atlas Project. ICONICITY ATLAS: An interactive multi-lingual comparative dictionary of iconic (imitative, onomatopoeic, sound symbolic, echoic) words.

Литература[править | править код]

  • Воронин С. В. Фоносемантика: Цель, задачи, проблематика, разделы // Основы фоносемантики. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1982
  • Журавлёв А.П. Звук и смысл. — Москва: Просвещение, 1991. — 160 с. — ISBN 5-09-003170-3.
  • Iconicity Atlas Project: an interactive multi-lingual comparative dictionary of iconic words: http://www.iconicity-atlas.com
  • Flaksman М.А. Iconic Treadmill Hypothesis – The Reasons Behind Continuous Onomatopoeic Coinage // Dimensions of Iconicity, by Bauer, Matthias, Angelika Zirker, Olga Fischer and Christina Ljungberg (eds.) [ILL 15]. John Benjamins Publishing Company, 2017. P. 15-38
  • Абаев В. И. Мимео-изобразительные слова в осетинском языке // Сб. науч. тр. Ин-та языкознания АН СССР. М., 1956. Т. 6. С. 409.
  • Аветян Э. Г. Смысл и значение. Ереван: Изд-во Ереван. гос. ун-та, 1979. 412 c.
  • Афанасьев А. Ю. Вопросы семантической эволюции лексики (на материале английских звукоподражательных существительных): дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1984.
  • Ашмарин Н. И. Подражание в языках Среднего Поволжья // Изв. Азербайджанского ун-та. Обществ. науки. 1925. № 1–2. С. 143–156.
  • Барташова О. А. Звукоизобразительность в терминологии (на материале английских морских терминов): дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л.: 1987.
  • Бартко Н. В. Английские звукоизобразительные RL-глаголы: фоносемантический анализ : дис. … канд. филол. наук / СПбГУ. СПб., 2002.
  • Братусь И. Б. Акустические ономатопы в индонезийском языке: дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1976.
  • Бродович О. И., Швецова Н. Н. К вопросу о вариативности слова (на материале звукоизображений открывания рта в английских диалектах) // Проблемы семантики и прагматики: сб. науч. тр. Калининград. 1996. С. 39–44.
  • Бродович О. И. Звукоизобразительность и звуковые законы // Язык–сознание–культура–социум. Саратов: Изд. центр Наука. 2008. C. 485–489.
  • Бродович О. И., Воронин С. В. Об одной черте диалектной лексики // Вестник ЛГУ. 1985. №  2. С. 82–84.
  • Вершинина М. Г. Экспликация фоносферы в русской фоносемантической звуковой картине мира (на материале пермских говоров): дис. … канд. филол. наук. Пермь, 2013.
  • Воронин С. В. Фоносемантика и этимология // Диахроническая германистика / отв. ред. Л. П. Чахоян. СПб.: Изд-во С.-Петербургского гос. ун-та, 1997. С. 131–164.
  • Воронин С. В. Фоносемантические идеи в зарубежном языкознании. Л.: Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1990. 200 с.
  • Горелов И. Н. О возможной примарной мотивированности языкового знака // Материалы семинара по проблеме мотивированности языкового знака. Л., 1969. С. 17–20.
  • Дубинская Е. A., Воронин С. В. К символизму лабиальных // Функциональные особенности лингвистических единиц. Краснодар, 1979. С. 113–119.
  • Егорова А. А. Звукоизобразительность в традиционной английской детской поэзии (на материале Nursery Rhymes) дис. … канд. филол. наук / М., 2008.
  • Ермакова Н. М. Ономатопея: англо-русские параллели в переводе: дис. … канд. филол. наук / СПбГУ. СПб., 1993.
  • Журавлев А. П. Фонетическое значение. Л.: Изд-во ЛГУ, 1974. 159 с.
  • Журинский А. Н. Звуковой символизм в языке: некоторые подходы и принципы // Проблемы африканского языкознания. М.: Наука, 1972. С. 92‑104.
  • Иванова М. В. Звукоизобразительная лексика в англоязычной детской сказке: дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1990.
  • Канкия Н. Д. Примарная мотивированность слова (на материале английского и грузинского языков): дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1988.
  • Карпухин С. А. Звукоподражательные слова в русском языке. Саратовский гос. ун-т, 1979. 19 с.
  • Киле Н. Б. Образные слова нанайского языка. Л.: Наука, 1973. 188 с.
  • Климова С. В. Глаголы неясного происхождения в сокращенном Оксфордском словаре: дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1986
  • Климова С. В. На пути к этимологической фоносемантике (о мотиве номинации) // Фоносемантические исследования. Пенза, 1990. С. 44–51.
  • Койбаева Т. Х. Звукосимволическая лексика английского и осетинского языков (опыт фоносемантической типологии): дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1987.
  • Комарницкая Л. А. Субъективный и объективный звукосимволизм в английском языке. Черновцы, 1985. 288 с.
  • Кузьмич И. В. Звукоизобразительность и американский сленг: фоносемантический анализ: дис. … канд. филол. наук / СПбГУ, СПб., 1993.
  • Лапкина Л. З. Английские и башкирские акустические ономатопы (опыт типологического исследования): дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1979.
  • Левицкий В. В. Семантика и фонетика. Черновцы: Изд-во Черновицкого ун-та, 1973. 103 с.
  • Левицкий В. В. Фоносемантическая мотивированность слова // Вопр. языкознания. 1994. № 1. С. 26–31.
  • Лихоманова Л. Ф. Семантическая филиация английских звукоизобразительных глаголов движения: дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л., 1986.
  • Мазанаев И. А. Основные группы звукосимволических слов: фоносемантический анализ (на материале английского и лезгинского языков): дис. … канд. филол. наук / ЛГУ. Л.,1985.
  • Михалев А. Б. Теория фоносемантического поля: дис. ... д-ра филол. наук / ПГЛУ, Пятигорск, 1995.
  • Михалев А. Б. Фоносемантика: от античности до современности // Вестник ПГЛУ. 2012. № 1. C. 92–96.
  • Михалев А. Б. Фоносемантические универсалии // Пятигорск: Материалы науч.-метод. чтений ПГЛУ. Университетские чтения. 2006. Ч. 1. С. 42–46.
  • Петухова Е. В. Морфологическое и конверсионное словообразование от звукоподражательных основ в английском языке : дис. … канд. филол. наук. Курск, 2001.
  • Татаринова Е. С. Звукоизобразительность в английском профессиональном жаргоне (на материале экономического жаргона) дис. … канд. филол. наук / СПб. 2006.
  • Флаксман М.А. Словарь английской звукоизобразительной лексики в диахроническом освещении. СПб, НОУ ВПО «Институт Иностранных языков», Изд-во РХГА, 2016. - 201 с.
  • Флаксман М.А. Деиконизация звукоизобразительного слова: особенности протекания процесса в английском языке / Вестник СПбГУ - Сер. 9 .- Вып. 1 - 2015. - с. 163-172
  • Флаксман М.А. Диахроническое развитие звукоизобразительной лексики английского языка. канд...дис. СПбГУ 2015.
  • Флаксман М.А. Заимствованная звукоизобразительная лексика английского языка: характер и динамика появления // Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ». – № 5. –  2014. – С. 87-93
  • Флаксман М.А. Звукоизобразительная лексика английского языка в синхронии и диахронии. - СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2015. - 199 с.
  • Флаксман М.А. Универсальные черты звукоизобразительной лексики: опыт типологического сравнения / Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ» - №1 (2015). – СПб.: Издательство СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2015. – с. 87-92
  • Флаксман М.А. Фонестемный звуковой символизм – «Вещь в себе»? / Дискурс – Вып. 2 – 2015. – с.97-108.
  • Шамина Е. А. Дистрибуция лабиальных в фонетическом и фоносемантическом отношении (статистико-экспериментальное исследование на материале английского и русского языков): дис. … канд. филол. наук / Л., 1989.
  • Шамина Е. А. Дистрибуция лабиальных в фонетическом и фоносемантическом отношении // Англистика XXI века. СПб., 2002. С. 52–54.
  • Шамина Е. А. К вопросу о носителе фонетического значения // Слово отзовется: памяти А. С. Штерн и Л. В. Сахарного. Пермь: Изд-во Перм. ун-та. 2006. С. 204.
  • Швецова Н. Н. Звукоизобразительная лексика в английских диалектах: дис. … канд. филол. наук. СПб., 2011.
  • Швецова Н. Н. Категория гиперлексемы и проблема вариативности звукоизобразительного слова // Информация–коммуникация–общество (ИКО-2004): материалы Всеросс. конф. 2004. С.167–170.
  • Швецова Н. Н. Установление звукоизобразительного статуса фонем: структурно-фонетический анализ // Вестн. СПбГУ. 2007. Вып. 4–2. С. 182–188.
  • Шляхова С. С. «Другой» язык: опыт маргинальной лингвистики. Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-та, 2005. 350 с.
  • Шляхова С. С. Тень смысла в звуке: Введение в русскую фоносемантику. Пермь: Изд-во Перм. гос. пед. ун-та, 2003. 216 с.
  • Якобсон Р.О. Звук и значение // Избранные работы. М.: Прогресс, 1985. С. 30–91.
  • Якобсон Р. О. В поисках сущности языка // Семиотика: Антология. Антология. М.: Академический Проект, 2001. С. 111–126.

См. также[править | править код]