Jagdgeschwader 51

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
51-я истребительная эскадра люфтваффе
Jagdgeschwader 51
Jagdgeschwader 51.svg
Годы существования

19391945

Страна

ГерманияFlag of the German Reich (1935–1945).svg Германия

Подчинение

Balkenkreuz.svg Luftwaffe

Тип

истребительная авиация

Включает в себя

I./JG51
II./JG51
III./JG51
IV./JG51

Функция

завоевание господства в воздухе

Прозвище

Mölders

Снаряжение

Bf 109, FW 190

Участие в

Вторая мировая война

Командиры
Известные командиры

Вернер Мёльдерс (27.7.40 - 19.7.41)

Jagdgeschwader 51 «Mölders» (JG 51) (51-я истребительная эскадра «Мельдерс») — эскадра истребителей люфтваффе. В начальный период действовала на Западно-Европейском театре Второй мировой войны, участвовала в Битве за Британию. В этот период являлась одной из лидирующих эскадр по количеству побед. После начала операции «Барабаросса», основные силы эскадры практически беспрерывно участвовали в сражениях Восточного фронта, за исключением непродолжительных командировок на Средиземноморский театр. Всего в течение Второй мировой войны пилоты эскадры одержали около 8000 побед. После гибели бывшего командира эскадры Вернера Мельдерса получила официальное название «Мельдерс».

История[править | править вики-текст]

Формирование и «странная война»[править | править вики-текст]

Формально эскадра JG51 была создана 25 ноября 1939 года, под командованием оберста Тео Остеркампа, став, таким образом, третьей из пяти Jagdgeschwader сформированных Люфтваффе в ходе восьми месяцев «странной войны». Штабы JG27 и JG77 были сформированы оба 1 октября 1939 года, чуть позже, 8 декабря — Штаб JG1 и, наконец, Stab JG54, появившийся на свет 1 февраля 1940 года.

Однако сначала под командованием оберста Остеркампа были только две группы, но даже они были подчинены другим штабам. Первой была базирующаяся в Мангейме-Сандхофене, под контролем JG52, I./JG51 гауптмана Ганса-Генриха Бруштеллина. Эта группа могла проследить свою историю почти на три года назад.

I./JG51[править | править вики-текст]

Её история началась 15 марта 1937 года, когда была сформирована I./JG135. Она стала первой Jagdgruppe сформированной в Luftkreis V (Воздушный области), согласно плану развития военной авиации, утверждённому RLM 14 марта 1936 года. В соответствии с планом, сначала должны были быть созданы первые две Группы, а Штаб эскадры создан позднее. Luftkreis V охватывала почти всю южную Германию. Новосозданная Группа расположилась на ещё недостроенном аэродроме в Бад-Эйблинге, недалеко от австрийской границы, юго-восточнее Мюнхена. Изначальные условия жизни персонала было очень трудными. Строительные работы ещё продолжались и пилоты и наземный персонал были расквартированы в грубых, деревянных домиках. Однако спустя несколько месяцев, казармы очень хорошего качества были закончены.

Созданная первоначально всего с двумя эскадрильями, I./JG135, под командованием майора Макса Ибеля, была доведена до полного состава 1 июля 1937 года с созданием 3./JG135 под командованием обер-лейтенанта Ганса-Генриха Бруштеллина. Командиром 1./JG135 являлся обер-лейтенант Ханнес Траутлофт, а 2./JG135 — обер-лейтенант Вольфганг Шеллманн. Поскольку I./JG135 была единственной истребительной Группой во всей Luftkreis V, она изначально была непосредственно подчинена командованию Luftkreis V со штабом в Мюнхене. Группа на тот момент была вооружена бипланами He.51, передняя часть фюзеляжей которых, была окрашена в «bayerisch-blau» голубой цвет, характерный для Верхней Баварии, где часть размещалась. 1 июля Группа получила ещё одну эскадрилью — 4./JG135, которая должна была выполнять функции по подготовке пилотов будущей II./JG135.

В октябре 1937 года, командиры эскадрилий обер-лейтенант Ханнес Траутлофт и обер-лейтенант Вольфганг Шеллманн были отправлены в Испанию на службу в составе Легиона Кондор. Они были соответственно заменены обер-лейтенантом Дугласом Питкайрном, только что прибывшим из Испании и гауптманом Георгом Мейером (Georg Meyer).

В ноябре того же года красочные бипланы He.51B-1 в 3./JG135, окрашенные в сине-белые тона Баварии, были заменены на Bf.109B-2, носившими более целенаправленный темно-зеленый сегментированный камуфляж. Существовали планы по аналогичному перевооружению в марте 1938 года двух других эскадрилий на новейшие Bf.109D-1, но они волей-неволей были приостановлены по решению фюрера, стремившегося осуществить Аншлюс.

I./JG135 стала единственной Jagdgruppe непосредственно участвовавшей в аннексии Гитлером Австрии 12 марта 1938 года (хотя другие части осуществляли «показательные полеты» после того как территория была оккупирована). Со своей базы в Бад-Эйблинге, недалеко от австрийской границы, три эскадрильи майора Ибеля были отправлены в другое место. Не удивительно, что 3./JG135, единственная оснащенная Bf.109, была выбрана для прикрытия 2-х Групп Ju.52/3m перевозящих основную часть немецких войск в Вену, на аэродром Вена-Асперн на северо-восточной окраине австрийской столицы. Вскоре после этого He.51 из 1./ и 2./JG135 приземлились в Hörsching, возле Линца, и Гросэнцерсдорфе, к востоку от Вены, соответственно.

Несмотря на многочисленные послевоенные утверждения об обратном, в 1938 году подавляющее большинство населения Австрии приветствовало своих немецких соседей как бывших собратьев по оружию, а не как оккупантов. Маленькие, но очень подготовленные, австрийская армия и военно-воздушные силы были быстро ассимилированы в вермахте, и присутствие хейнкелей из 1./ и 2./JG135 больше не требовалось. 30 апреля их отозвали в Бад-Эйблинг. Мессершмитты 3./JG135 были вынуждены остаться в Австрии. 14 марта 1938 года, всего 2 суток спустя после приземления в Вене-Асперне, эскадрилья обер-лейтенанта Бруштеллина была переименована в 1./JG138 — став первой эскадрильей новой Группы Люфтваффе, которая в противном случае полностью состояла бы из бывшего персонала австрийских ВВС. Взамен, бывшая австрийская эскадрилья 5./JaGeschw II, которой командовал лейтенант Эрих Герлиц, летающая на истребителях Fiat CR.32bis, была переведена в Бад-Эйблинг 15 апреля, заместив теперь вакантное место третьей эскадрильи в I./JG135.

По возвращении из Австрии, Группа закончила перевооружение. Летом 1938 года все три эскадрильи Ибеля были перевооружены ранними Bf.109C-1 и Bf.109D-1. В сентябре 1938 года подразделение пополнилось пилотом, который позже пользовался большим уважением не только в своей эскадре, но и в люфтваффе в целом. Им стал саксонец, унтер-офицер Гейнц Бэр, который сначала был назначен в I./JG135 в качестве пилота трех-двигательного Junkers Ju.52/3m являющегося авиационным транспортом для наземного персонала Группы. Вместе с Бэром начинали свою карьеру другие будущие асы: лейтенанты Герхард Шепфель, Дитрих Храбак и Эдуард Нойманн.

31 октября Макс Ибель покинул пост командира Группы, заняв сначала пост в Luftgaukommando Munchen, а позже командира эскадры JG231 (впоследствии ставшей JG3). Он был заменен майором Эрнстом фон Бергом, приход которого 1 ноября 1938 года совпал с повторным переименованием Группы в I./JG233. Новое наименование части было вызвано недавней реструктуризации командования Люфтваффе с заменой Luftkreise на Luftwaffengruppenkommandos. Это означало, что Группа базирующаяся в Бад-Эйблинге сейчас формировала часть второго Jagdgeschwader, которая должна была базироваться в зоне, контролируемой Lw.Kdo 3.

Однако это громоздкая трехразрядная номенклатура продержалась недолго. С 1 мая 1939 года было введено значительно упрощенное обозначение, в результате чего группа майора Берга стала I./JG51, первой Jagdgruppe нового Luftflotte 3. В то же время, с апреля, часть была занята перевооружением на новейшие модели Bf.109E-1/E-3.

Перед самой войной I./JG51 оказалась в числе Групп, переведенных к границе с Францией, на аэродром Эйтинген (Eutingen), в 22 км юго-западнее Тюбингена, где она была подчинена Luftgau VII, под непосредственным контролем Штаба JG52, базировавшегося в соседнем Беблингене. Шесть дней спустя Гитлер вторгся в Польшу, а через 48 часов после этого, 3 сентября 1939 года, Англия и Франция объявили войну Германии.

I./JG51 провела первые два месяца «странной войны», со своими чуть более 40 Bf.109E, разделенными между Эйтингеном и Шпейером — последний аэродром недалеко от Рейна, к югу от Мангейма. Именно в этот период Группа одержала свои первые три успеха.

25 сентября самолеты I./JG51 были частью смешанной группы Bf.109, посланных на перехват французского разведчика Potez 637 из состава GR II./52, с сильным истребительным сопровождением, который летел для фотографирования обороны немецкой границы вокруг Bad Bergzabern, к западу от Карлсруэ. Разведчик непосредственно сопровождали 3 Curtiss H-75A из GC II./4. Сверху их прикрывали 6 Curtiss H-75A из GC I./4. Вражеское формирование было без труда обнаружено, и вскоре после полудня шесть «Эмилей» из 1./JG51 удачно атаковали верхнее прикрытие разведчика, заявив об уничтожении двух Curtiss Hawk H-75A (которых они опознали как P-36) вблизи Вейссенбурга (Weissenburg). Первая победа в 12:05 пошла на счет командира 1./JG51 обер-лейтенанта Дугласа Питкайрна. Его пули попали в цель, и один из французских истребителей направился на запад испуская густой дым. Другие истребители противника вступили в ряд отдельных воздушных боев. Один из них сбил унтер-офицер Гейнц Бэр в 12:30. Французский пилот Sous.Lt. Пьер Верри (Pierre Verrey) заявил 1 подтвержденную и 1 вероятную победу над Messerschmitt Bf.109. На самом деле, все немцы благополучно вернулись. Двое из них, фельдфебели Карл Шмид (Karl Schmid) и Йозеф Оглодек (Josef Oglodek), получили легкие повреждения самолетов (менее 10 %). 27 сентября, Питкайрн и Бэр, были награждены Железными крестами второго класса.

На следующий день, 28 сентября, Группа понесла первую потерю. Унтер-офицер Георг Павензингер (Georg Pavenzinger) из 2./JG51, на Messerschmitt Bf.109E-1, WNr. 3326, «красная 9» потерял ориентировку в плохую погоду и совершил вынужденную посадку недалеко от Brumath на французской стороне, попав в плен.

Через три недели, 16 октября, гауптман Эрих Герлиц, командир бывшей австрийской 3./JG51, одержал 3-ю победу Группы, заявив французский Potez 63 южнее Кайзерслаутерна. За эти первые три победы Группа заплатила потерей 1 пилота из 2./JG51 (Павензингер).

26 октября 1939 года I./JG51 была переведена в Мангейм-Сандхофен. Здесь она прикрывала Пфальц и Саар. Здесь произошла драматическая авария, когда пилот во время демонстративного полета на малой высоте на полной скорости врезался в группу школьников. Погибли несколько из них.

Вскоре после этого произошла ещё одна замена командования. 31 октября майор Эрнст фон Берг был назначен командиром III./JG26. Его заменил гауптман Ганс-Генрих Бруштеллин, бывший командир 3./JG135 во время аннексии Австрии.

Группа оставалась в Мангейм-Сандхофене под контролем JG52 на протяжении суровой зимы 1939—1940 годов, административно подчиняясь Штабу JG51. В течение этого периода на счет её пилотов пришлось ещё четыре французских самолета, но ценой потери двух собственных, пилоты которых попали в плен после того, как были сбиты над вражеской территорией.

22 ноября обер-фельдфебель Хелфрид Клоймюллер (Herfried Kloimuller) вылетел на Messerschmitt Bf.109E-1, WNr.1215, «красная 14», потерял ориентировку во время патрулирования и ошибочно приземлился на французском аэродроме в Страсбурге, где был взят в плен.

На следующий день произошел бой между девятью Morane MS.406 из GC III./7 и двух звеньев Bf.109E из 1./JG51. Бой длитильностью почти тридцать минут закончился победами лейтенантов Фридриха Эберле и Герман-Фридриха Йоппина. Моран, сбитый Йоппином пилотировал сержант Гийом. Самолет загорелся и совершил аварийную посадку, похоронив пилота при крушении. В то же время машина Йоппина также была повреждена сержантом Jacquin. Йоппин совершил вынужденную посадку на машине поврежденной на 30 %.

Прошел почти месяц, до следующей встречи с врагом. 20 декабря французский разведывательный Potez 637 помеченый как «20» из GR I./33 вылетел из Санкт-Дизье. Целью его полеты являлось фотографирование участка между Мецем и Франкфуртом. Над Pirmasen, машина была атакована звеном из Messerschmitt Bf.109E из I./JG51. Отстреливаясь, самолету удалось бежать с поля боя, но, будучи в огне, он вынужден был приземлиться рядом с Ландштулем, где получивший ранения экипаж взяли в плен. Победа пошла на счет обер-фельдфебеля Франца Виллингера (Franz Willinger).

Начало 1940 года не подходило для авиационных действий. Самая суровая за последние несколько лет зима практически парализовала военно-воздушные силы союзников и Люфтваффе. Операции продолжались в очень ограниченном масштабе. Одним из заметных событий для Группы в этот период, стало крушение Messerschmitt Bf.109E из 1./JG51 на территории Франции, примерно в 20 км к юго-востоку от Саарбрюккена. Во время патрулирования, из выхлопной трубы вырвалось пламя. Пилот обер-фельдфебель Вильгельм фон Балка (Wilhelm von Balka) выпрыгнул с парашютом, но ударился о хвост и получил серьезные травмы. Тем не менее, спустившись на землю, он был доставлен в больницу французскими солдатами, в результате чего его жизнь была спасена.

Последняя воздушная победа I./JG51 в ходе «Странной войны» была одержана 3 марта 1940 года командиром 2./JG51 гауптманом Георгом Майером. В этот день один французский разведывательный Mureaux 117 появился возле Саарбрюккена — «66» из GAO 509 прикрывали несколько Morane MS.406 из GC III./3. Около полудня французская группа была атакована несколькими Bf.109E из III./JG53 и I./JG51. Унтер-офицер Рикерс (Reckers) из III./JG53 сбил Мюро, в то время как гауптман Георг Мейер — MS.406 в 12:10, возле Bitsch. Смертельно раненому пилоту последнего, сержанту Чифу Рибо (Chef Riboa), удалось осуществить успешную посадку на брюхо.

22 марта Группа была переведена в Крефельд, одновременно изменилось её подчинение — с этого дня она подчинялась Stab./JG51. До 9 мая часть патрулировала бельгийскую и голландскую границы. Несмотря на высокую воздушную активности, она не смогла установить контакта с противником.

Всего I./JG51 одержала 7 побед в «странной войне», потеряв 2 пилотов погибшими и 3 захваченных французами в плен. 7 машины были уничтожены, но ни один из них в бою, все разбились в результате потери управления пилотами или из-за механических неисправностей.

II./JG51[править | править вики-текст]

В то же время обрела жизнь вторая Группа — II./JG51. Эта часть была получена путём преобразования одной из четырёх отдельных Jagdgruppen, поспешно созданых в последние недели перед началом войны. 24 июня 1939 года командование Люфтваффе начало формировать восемь новых истребительных эскадрилий, предназначенных для учебных целей (zu Ubungszwecken). Эти эскадрильи были сформированы как своего рода, эскадрильи домашней обороны, персонал которых должен был состоять из небольшого количества опытных фронтовых летчиков, а также молодых выпускников пилотных школ и мобилизованных резервистов. Они должны были летать на устаревших самолетах второй линии.

В случае с I./JG71, Группа состояла только из двух эскадрилий, которым командовали обер-лейтенанты Гейнц Шуман и Йозеф Феце соответственно. Сформированные в Шлейссхейме (Schleissheim) 15 июля 1939 года (на основе кадров, предоставленных I./JG51), 1./ и 2./JG71 были оснащены Bf.109D, и переведены в Бад-Эйблинг 11 дней спустя. Здесь они прослужили месяц наряду с резервной эскадрильей, называемой Reservestaffel/JG71, часть которой также летала на Bf.109D-1, а другая использовала бывшие чешские бипланы Авиа B-534, уже использовавшиеся в летной школе Геппингена. Командовал эскадрильей лейтенант Nagler, который погиб в авиакатастрофе в августе 1939 года.

26 августа (в день, когда I./JG51 сменила Бад-Эйблинг на Ойтинген) трем эскадрильям Мессершмиттов было приказано перебазироваться на Fürstenfeldbruck, для усиления воздушной обороны Мюнхена. Трое суток спустя 1./JG71 обер-лейтенанта Шумана была отделена и направлена дальше на север, в Бёблинген, недалеко от Штутгарта. Были выданы распоряжения эскадрильям «на случай начала военных действий 1 сентября». Но в тот же день пришло распоряжение: 1./JG71 была переименована в 4./JG52.

После двух месяцев в Fürstenfeldbruck, во время которых они были перевооружены с Bf.109D на Bf.109E, две другие эскадрильи были переведены в Эйтинген, около Тюбингена, 28 октября. И именно здесь, 1 ноября 1939 года, II./JG51 была официально сформирована. Командиром Группы стал майор Эрнст-Гюнтер Бургаллер, который был членом эскадры «Рихтгофен» в годы Первой мировой войны. Сделав себе имя в качестве весьма успешного автогонщика в межвоенные годы, он вернулся в Люфтваффе, где последнее время являлся командиром 1./JG2 «Рихтгофен». 2./JG71 обер-лейтенанта Йозефа Феце стала 4./JG51, в то время как Reservestaffel/JG71, возглавляемая к этому моменту гауптманом Хорстом Титценом, ветераном Легиона Кондор с семью победами, была переименована в 5./JG51. Новая 6./JG51 была создана с нуля и обер-лейтенант Йозеф Приллер, офицер связи из I./JG51, был переведен из Мангейма-Сандхофена, чтобы принять на себя командование эскадрильей. В штабе Группы были также адъютант гауптман Гюнтер Маттес (Gunther Matthes), начальник Штаба гауптман Эльзер (Elser), офицер разведки обер-лейтенант Аппель (Appel).

В течение зимы 1939—1940 годов II./JG51 оставалась в Ойтингене. Ойтинген не обеспечивал достаточно места в ангарах и большинство самолетов должно было располагаться на улице. Чтобы исправить это, с 1 января Группа частично базировалась на Фридрихсхафен на берегу Боденского озера, где они занимали огромные ангары, которые первоначально предназначались для дирижаблей Цеппелина. Одновременно проводилась ротация эскадрилий во Фридрихсхафен, где пилоты использовали желанную передышку от суровой зимы.

В течение этого периода Группа мало или вообще не вела операционную деятельность. Она не одержала ни одной победы и в ней произошел только один несчастный случай. 2 февраля 1940 года погиб командир, майор Бургаллер, когда его Bf.109E-3 во время низковысотного полета к западу от Фридрихсхафена ударился о землю и развалился.

Неделю спустя, под руководством нового командира гауптмана Гюнтер Маттеса (ранее бывшим адъютантом Группы), II./JG51 было приказано вернуться в Бёблинген. До сих пор Группа не была непосредственно подчинена различным региональным командованиям. В Бёблингене, который являлся для неё базой в течение последних трех месяцев странной войны, II./JG51 проведет под контролем Stab JG54, задачей которой являлась защита самого южного (Верхний Рейн) сектора границы Германии с Францией.

В этот период был открыт боевой счет Группы тремя победами в течение одной недели. Первой из них стал привязной наблюдательный шар, сбитый 16 апреля в 15:55 над французским берегом Рейна, юго-восточнее города Кольмар, обер-лейтенантом Йозефом Феце. Это было не какое-то легкомысленное времяпрепровождение, как может показаться на первый взгляд. Спустя почти восемь месяцев застоя вдоль западного фронта, такие воздушные шары наблюдения сыграли важную роль в отслеживании активности противника. Они располагались в стратегически важных местах, и каждый из них был окружен своими сильными силами ПВО. Следовательно, уничтожение такого шара было нелегким делом, и в это время считалось на одном уровне со сбитым вражеским самолетом. Поэтому жертва Феце заняла почетное место во главе списка побед II./JG51. Это также позволило командиру 4./JG51 сбрить роскошную бороду, которую он отрастил и которую поклялся сохранять, пока Группа не достиг своей первой победы!

Четыре дня спустя командир 5./JG51 гауптман Хорст Титцен также одержал свою первую победу во Второй мировой войне, добавив её к семи одержанным в Испании. Его противником стал французский разведчик Блок MB.174 (ошибочно идентифицированный как Potez 63), сбитый над немецкой территорией, примерно в 50 километрах от границы.

Двое суток спустя, 21 апреля 1940 года, пилоты Группы поймали ещё один разведывательный самолет, также во внутреннем воздушном пространстве Германии. На этот раз это был Spitfire PR IA N3071 из состава 212 sqn. RAF. Полудюжина «Эмилей» перехватили Spitfire, когда тот облетал их собственную базу в Беблингене. Bf.109 приблизились к ничего не подозревающему противнику непосредственно с хвоста, используя инверсионный след врага, чтобы скрыть свой подход. Когда огненный взрыв ударил по двигателю Spitfire, его пилот немедленно отвернул, надеясь вернуться на безопасную французскую сторону Рейна, но это не удалось. После дальнейших попаданий двигатель окончательно встал и Flg Off Сесил Милн (Cecil Milne) был вынужден выпрыгнуть с парашютом к югу от Штутгарта «после того как перевел машину в крутое пике, чтобы уничтожить фотоаппаратуру на борту». Спитфайр разбился в саду деревни Grossbettlingen, победа пошла на счет фельдфебеля Ганса Йона (Hans John).

К окончанию Странной войны, Группа одержала 3 вышеописанные победы, потеряв своего командира погибшим и 7 самолетов уничтоженных в результате несчастных случаев или из-за механических повреждений.

В конце осени 1939 года Geschwaderstab JG51 оберста Остеркампа был объявлен действующим. В последние недели декабря 1939 года, были созданы два новых командования, чтобы контролировать деятельность истребителей вдоль западного фронта. Два воздушных флота, располагавшиеся перед западными союзниками — 2-й воздушный флот вдоль северного участка фронта и 3-й воздушный флот, на юге — создали для этой цели каждый по своей собственной, подчиненной, Jagdfliegerführer (буквально лидер истребителей, чаще сокращенно Jafü). 11 декабря пилот Штаба, обер-лейтенант Равен фрейхер фрн Барнеков (Raven Freiherr von Barneckow) разбил свой Bf.109E при вынужденной посадке, вызванной отказом двигателя.

1 января 1940 года Stab JG51 был подчинен Jafü 2, генерал-майора Курта-Бертрама фон Деринга, чья штаб-квартира была расположена в Дортмунде, Рур. 12 февраля Остеркамп и его Stab получили приказ перебазироваться ближе к фронту из Мюнстера в Бёнингхардт (Bönninghardt), недалеко от голландской границы. В Бёнингхардте также были размещены I./JG26 и I./JG20. Но в то время как первая из данных Групп скоро вернулась под контроль своей родительской эскадры, I./JG20 стала неотъемлемой частью истории JG51 (она будет переименована в III./JG51 после успешного завершения предстоящей кампании во Франции).

I./JG20[править | править вики-текст]

I./JG20 являлась одной из четырёх Jagdgruppen, которые были сформированы непосредственно перед началом войны. Как и I./JG71, она также первоначально состояла только из двух эскадрилий, предназначенных для учебных целей. Она была сформирована в Дёберице 24 июня 1939 года на основе кадров взятых из состава JG2. Первым командиром Группы стал майор Зигфрид Леманн, который ранее возглавлял Fliegerwaffenschule (школу авиационного вооружения) в Столп-Рейтце, в Померании. Командирами эскадрилий Леманна были ветераны Легиона Кондор, обер-лейтенанты Вальтер Оезау и Альбрехт фон Миннигероде, оба пришедшие из состава Stab I./JG2 и ставшие соответственно командирами 1./ и 2./JG20. В дальнейшем Группа стала специализироваться в качестве ночной истребительной части. Ответственность за подготовку пилотов к ночным полетам доверили гауптману Блюменсаату (Blumensaat). В течение почти месяца с момента своего образования, Группа не обладала ни одним самолетом. В начале августа эскадрилии получили Bf.109C-2/D-1 и только во второй половине августа прибыли долгожданные Bf.109E.

26 августа I./JG20 была переведена из Дёберица в Страусберг, на другой (восточной) стороне Берлина. Шесть дней спустя, когда Гитлер вторгся в Польшу, Группа перебазировалась в Шпроттау (Sprottau), в Нижней Силезии. Здесь её более 20-и Bf.109E было поручено защищать многочисленные промышленные объекты этого региона от атак польских ВВС. Но бомбардировок противника не последовало. 9 сентября, после проведённой недели, I./JG20 было приказано вернуться в Бранденбург-Брист, недалеко от Берлина.

В течение следующих двух месяцев Группа оставалась в Бранденбург-Бристе, где она пережила как смену командования, а также увеличение до размера полного состава, путём создания третей эскадрильи. 18 сентября майор Леманн вернулся в Столп-Рейт, став командиром созданной там Jagdfliegerschule (истребительной школы). Во главе I./JG20 его заменил гауптман Ханнес Траутлофт, бывший командир 2./JG77. 1 ноября была создана 3./JG20 под командованием обер-лейтенанта Рихарда Краута (Richard Kraut). 3./JG20, по сути, была создана в Дёберице, и остальная часть Группы присоединилась к ней там спустя шесть дней. До этого времени, I./JG20 действовала под контролем Stab JG2. Штаб Группы состоял из адъютанта, лейтенанта Отто Ката (Otto Kath), инженера разведки лейтенанта Герберта Венельта (Herbert Wehnelt), и технического офицера лейтенанта Вернера Пихон-Калау фон Хофе (Werner Pichon-Kalau von Hofe). В течение следующих трех зимних месяцев, проведенных в Дёберице, она будет подчинена Stab JG3, но её обязанности останутся прежними — воздушная защита столицы Германии.

15 февраля 1940 года обер-лейтенант Рихард Краут был назначен командиром I./JG76. Офицером, выбранным в качестве нового командира 3./JG20 стал старший пилот эскадрилии, обер-лейтенант Арнольд Лигниц. И только неделю спустя, 21 февраля, I./JG20 была переведена западнее Дёберица в Bönninghardt, присоединившись к I./JG26 и став второй Группой, попавшей под командование Штаба JG51 оберста Тео Остеркампа.

В течение последних 11 недель «странной войны», размещаясь в Bönninghardt под командованием Stab JG51, I./JG20 наконец удалось открыть свой боевой счет. Первой жертвой Группы стал другой разведывательный Spitfire из состава RAF. И в отличие от сбитого почти месяцем ранее пилотами II./JG51, пилоту Спитфайра из Photographic Development Unit, перехваченному лейтенантом Харальдом Юнгом (Harald Jung) из 1./JG20 и его ведомым унтер-офицером Козловски над Клеве 22 марта 1940 года, не удалось пережить боестолкновения. Хотя он также выпрыгнул, Plt Off Уитли (Wheatley) не удалось открыть парашют. Его самолет упал в болотистой почве на берегу реки Ваал, недалеко от пограничного голландского города Неймиген.

В следующем месяце, 14 апреля, командир 3./JG20 обер-лейтенант Арнольд Лигниц поймал Бленхейм (serial no. L9465) из состава RAF (пилот F/O H.G. Graham-Hogga), проводящий разведку в том же районе северо-восточнее Клеве. Перехваченный над Эммерихом, бомбардировщик из 57 sqn. RAF также видели в последний раз, падающим горящим за голландской границей — весь экипаж погиб.

17 апреля Группа одержала ещё одну победу, но она по понятным причинам, не была включена в официальную статистику. В этот день пара Bf.109E, патрулирующих над Везелем открыла огонь по связному Фокке-Вульф Fw.58 Weihs. На борту машины находились оберст фон Деринг (von Doring) и его адъютант, обер-лейтенант фрейхер фон Барнков (Freiherr von Barnckow), оба они были ранены.

Успехи I./JG20 в «странной войне» составили указанные 2 победы, одержанные без потерь. Два Bf.109E были уничтожены в авиационных происшествиях. К этому времени третья Группа была добавлена под командование оберста Остаркампа. 22 марта 1940 года I./JG51 гауптмана Ганса-Генриха Бруштеллина была переведена из Мангейм-Сандхофена в Крефельд, примерно в 25 км к югу от Bönninghardt. Почти через четыре месяца со дня создания его Geschwaderstab JG51, Тео Остеркамп впервые получил непосредственное командование над первой «собственной» Группой.

Четвёртой и последней Группой, подчиненной Stab JG51 в следующем месяце, стала II./JG27 гауптмана Вернера Андреса, прилетевшая в Bönninghardt 20 апреля и присоединившаяся к I./JG26 и I./JG20. Ни одной из 4-х Групп подчиненной Остеркампу не удалось одержать побед в последние дни «странной войны». Но спустя небольшой промежуток времени они оказались в самой гуще событий.

Французская кампания[править | править вики-текст]

Будучи частью Jafü 2 на северном фланге Западного фронта, начальной задачей Stab JG51 оберста Остеркампа, и его четырёх Групп, стала поддержка авиационных десантов в Голландии и Бельгии. Как только они были выполнены, истребители Остаркампа стали прикрывать последующее продвижение сухопутных войск в страны Бенилюкса и во Францию.

Ни один из пилотов не знал, что их действия были частью гигантского плана, направленного на выманивание британских и французских войск вперед в Бельгию и таким образом образовывая опасный разрыв за ними, через который будет начато главное немецкое наступление с холмов Арденн, на юг, через открытые равнины Пикардии к побережью Ла-Манша.

Стратегическое планирование блицкрига на Западе явилось своего рода моделью. Полная неожиданность была достигнута, враг ошибся с местом наступления и оставил подготовленную оборонительную позицию с самого начала. Почти каждая цель была достигнута. На более низком уровне, сложилась совсем другая история. Люфтваффе — и её истребители, в частности, — были далеко не так сильны и хорошо организованы, как это старались представить до войны. Даже после восьми месяцев боевых действий, несколько Jagdgeschwader не были в полном штатном составе из трех Групп, действующих как единое целое. В течение семи недель кампании на западе, стало скорее нормой, чем исключением, что Штаб истребительный эскадры управлял несколькими Группами из других Jagdgeschwader, численность которых менялась в соответствии с неотложной оперативной обстановкой. Во время блицкрига против стран Бенилюкса и Франции, Остеркамп контролировал, на той или иной стадии, в общей сложности не менее десяти (!) различных истребительных Групп. Срок, на который оставалась каждая Группа под его командованием, длился в диапазоне от одного дня до (в единственном случае) полных семи недель, которые длилась кампания.

Начало кампании

«Fall Gelb» («План Жёлтый») — Блицкриг на Западе, был начат на рассвете утром 10 мая 1940 года. Сам оберст Остеркамп вылетел во главе своих трех базирующихся в Bönninghardt Групп, начавших взлет в 5:20 утра, чтобы атаковать три голландских аэродрома. Им было приказано уничтожить вражеские самолеты на земле, до подхода немецких воздушно-десантных войск. Затем они должны были вернуться в Bönninghardt для дозаправки и перевооружения, прежде чем снова взлететь в 7:40 утра, на этот раз для обеспечения зонтика из истребителей над зонами высадки парашютистов.

После сбора у Везеля на высоте 3000 метров, Остеркамп повел I./JG20 гауптмана Ханнеса Траутлофта к назначенной цели — аэродрому в Эйндховене. Облетев по широкой дуге вокруг цели, Остеркамп собирался напасть на аэродром с запада. Приближаясь к нему с этого неожиданного направления, с последними остатками темноты у себя за спиной, Остеркамп надеялся достичь элемент внезапности. Он не достиг желаемого результата, так как по его собственным словам:

«Снижаемся до 1000 метров для окончательного подхода, спускаемся на высоту чуть более 20 метров, при этом нет заградительного огня. Правая линия ангаров в моем прицеле, палец на спусковом крючке — двери ангара распахнуты настежь, не самолетов нет и в помине — пустой, пустой, вообще ничего!»

Командир эскадры немедленно прекратил атаку, приказав вместо этого своим пилотам искать другие военные объекты перед возвращением на базу. К тому времени, когда они снова взлетели во второй боевой вылет, первая волна парашютистов уже приземлилась. Их брошенные парашюты «застилали поля и луга вокруг Роттердама, как урожай огромных белых грибов».

Следующими пришли ещё три большие группы транспортных Ju.52/3m, доставившие воздушно-десантные войска и их снаряжение. Пилоты Остеркампа сопровождали их до заданных им посадочных зон вокруг Роттердама и Гааги. Многие из Юнкерсов даже сели на отличные голландские дороги, которые между этими двумя городами были прямыми и широкими. Не встречая воздушное сопротивление, немецкие истребители обстрелом осуществляли подавление противовоздушной обороны противника.

К концу первого дня блицкрига на Западе, прикрепленные к эскадре I./JG26 и II./JG27 одержали восемь побед, но ни Stab JG51 Тео Остеркампа, ни I./JG20 Ханнеса Траутлофта не моглт похвастаться тем же. Они не одержали ни одной воздушной победы. Что ещё хуже, последняя понесла потерю, когда фельдфебель Вальтер Хоппе (Walter Hoppe) из 1./JG20 по неизвестным причинам разбился недалеко от Рейна.

11 мая 1940 года стал очень похож на предыдущий день. Погода для полетов в этот день была плохой. Низкая облачность значительно затрудняла видимость. Более важные мероприятия состоялись во второй половине дня. Несмотря на дальнейшие вылеты соединения над голландским воздушным пространством, успех продолжал ускользать от Stab JG51 и I./JG20. И снова Группа гауптмана Траутлофта потеряла пилота. На этот раз им стал командир 2./JG20 обер-лейтенант Альбрехт фон Миннигероде, Bf.109E-4 который был сбит голландской зенитной артиллерией рядом с Тилем. В отличие от большинства пилотов Люфтваффе сбитых над территорией Франции в последующие дни и недели кампании на западе, вернувшихся в Германию после капитуляции Франции — «Минни» быстро доставили в Англию, а затем он просидел до конца войны в лагере военнопленных в Канаде. На посту командира эскадрильи его заменил обер-лейтенант Фриц Штендль (Fritz Stendel).

12 мая, Stab JG51, II./JG51 и I./JG20 заявили по победе каждая, одержав свои первые победы в кампании. Последняя сбила французский Potez 63, засчитанный лейтенанту Гансу Колбову из 3./JG20. Его жертва разбилась в 18:55 юго-западнее Антверпена. Фельдфебели Вилли Гастхаус из 4./JG51 в 17:15, восточнее Zabern, сбил французский разведчик Mureaux 117. Stab JG51 открыл свой счет уничтожением Fokker G.I, сбитый самим командиром эскадры. Это была первая победа Тео Остеркампа с момента последних из своих 32 побед в Первой мировой войне, одержанных более чем 21 год назад!

Действия I./JG51

Другая Группа оберста Остеркампа, I./JG51 с базы в Крефельде, также оказывала поддержку десантным операциям над Голландией в течение этих первых трех дней кампании на западе. Эту задачу они выполнили с большим успехом, заявив четыре победы без собственных потерь 10 мая. Тремя из четырёх жертв стали голландские истребители Fokker D.XXI. Между 14:20 и 14:30 3 победы были заявлены около Роттердама пилотами 1./JG51. Первую победу одержал будущий Experte и обладатель Рыцарского Креста, командир 3./JG51 обер-лейтенант Рихард Леппла. Он сбил голландский истребитель Fokker D.XXI в 06:30 у Зевенбергена.

На следующий день пилоты Stab I./JG51 и 3./JG51 выдержали краткую, но ожесточенную вечернюю схватку вблизи Роттердама, с Харрикейнами из состава 17 sqn. RAF. Им было зачислено уничтожение 5 Харрикейнов (Flt. Lt. Donne и Plt. Off. Slee погибли, Plt. Off. Hulton-Harrop и Sgt. Luck попали в плен). Два пилота, лейтенант Эрнст Терри из Gruppenstab и обер-лейтенант Генрих Крафт из 3./JG51, открыли свои личные счета, одержав по паре побед на каждого. Но на этот раз были потери. Унтер-офицер Фриц Шрейтер (Fritz Schreiter), который сбил первый из пяти Харрикейнов, сам несколькими мгновениями спустя был сбит (вероятнее всего его сбил Flt. Lt. Bill Toyne). Он выпрыгнул над аэродромом Waalhaven и провел следующие четыре дня в голландском плену. Другому члену 3./JG51, унтер-офицеру Францу Шильду (Franz Schild), повезло меньше. Он был сбит южнее Роттердама командиром эскадрильи Sqn.Ldr. George Tomlinson, и стал первым из почти 500 пилотов JG51, которые до конца войны будут убиты или пропадут без вести.

Однако на ближайшее будущее I./JG51 снова должна была быть отделена от своей эскадры. 13 мая гауптман Бруштеллин привел свою Группу в Dünstekoven — авиационную площадку на западном берегу Рейна, недалеко от Бонна. Там она перешла под командование JG27. Это соединение формировалось как истребительный компонент VIII воздушного корпуса генерал-майора фон Рихтгофена, пикирующие бомбардировщики которого будут возглавлять главный немецкий танковый удар из Эйфеля, через предгорье Арденн на побережье Ла-Манша.

В течение оставшейся части месяца I./JG51 была занята изнурительными полетами по сопровождению Штук и вылетами на свободную охоту, которые помогли расчистить небо над вышеупомянутыми немецкими танковыми группами, стремящихся к французским портам Канала. За этот период Группа добавила на свой счет ещё 25 самолетов противника.

16 мая Группа перебазировалась из Dünstekoven в Neufchâteau, в Бельгии.

18 мая в 10:50 гауптман Георг Майер из Stab I./JG51 сбил MS.406 возле Камбре. На самом деле это оказался разведывательный Hawker Hurricane, серийный номер P2536. Британский пилот, Fig. Off. Bob Weatherill погиб.

20 мая во время утреннего вылета I./JG51 против французских авиабаз вокруг Лана, пилоты Группы уничтожили шесть бомбардировщиков Potez на земле. В бою у Chauny, фельдфебель Карл Шмид (Karl Schmid) сбил MS.406, но Группа потеряла 2 мессершмитта сбитых французскими истребителями, их пилоты выпрыгнули с парашютами и вскоре смогли вернуться в часть. Ещё одно перебазирование было предпринято в тот вечер. Группа пересекла границу Франции и разбила лагерь в Гиз, юго-восточнее Камбре.

Наиболее удачным днем стало 21 мая. День начался с раннего утреннего столкновения над Аббевиллем 3./JG51 с 18-ю Morane MS.406 из GC III./6, окончившийся уничтожением 5 французских истребителей без потерь со своей стороны. 2 сбил обер-лейтенант Рихард Леппла и по одному унтер-офицер Алоис Гшвинд (Alois Gschwind), лейтенант Рудольф Буш и обер-лейтенант Генрих Крафт. В следующем вылете фельдфебель Альбин Граф (Albin Graf) из 2./JG51 сбил Curtiss H.75. Закончился день парой сбитых Харрикейнов RAF возле Самера. Они были на счету Дугласа Питкайрна и Гейнца Бэра, дуэта, который открыл счет Группы в сентябре 1939 года.

Утром 22 мая пилоты Группы эскортировали Ju.87, совершающие вылеты против контр-атаковавших под Аррасом французов. При посадке в Гизе, I./JG51 понесла вторую и последнюю летальную потерю в ходе блицкрига на Западе, когда Bf.109E-3 лейтенанта Рольфа Беккерта (Rolf Beckert) из 2./JG51 после боевого вылета протаранил Ju.87 из III./StG2 выруливающий на взлет. Во второй половине дня французская контратака была сломлена, и I./JG51 отправилась на Свободную охоту около Аббевилля. На побережье Ла-Манша они встретились с истребителями RAF и немцы одержали победу. По Харрикейну сбили лейтенанты Эгон Фалькензамер (Egon Falkensamer), Михаэль Зоннер (Michael Sonner) и обер-лейтенант Рихард Леппла. Несколько минут спустя обер-лейтенант Генрих Крафт сбил французский истребитель Curtiss H.75 в коротком бою. Британцы сбили 1 Мессершмитт, пилотируемый унтер-офицером Эдуардом Гернетом (Eduard Gerneth), который выпрыгнул с парашютом и вернулся в свою часть через несколько дней. Вечером Группа перебазировалась в Тюпиньи.

23 мая I./JG51 продолжила свои усилия по оказанию поддержки пикирующим бомбардировщикам в районе Аррас — Бетюн. Утром по 1 Харрикейну сбили фельдфебели Гейнц Бэр и Йозеф Оглодек (Josef Oglodek). Лейтенант Ганс Штрель (Hans Strehl) из 1./JG51 преследовал Харрикейн над Каналом и слишком далеко залетев был сбит эскадрильей Спитфайров. Немецкий летчик выпрыгнул с парашютом и попал в плен. Во второй половине дня I./JG51 отбила атаку британских Бленхеймов, сбив 2 из них над Аррасом (по одном зачислено лейтенанту Эгоно Фалькензамеру и фельдфебелю Якобу Шмитту (Jakob Schmitt)). Около 16:30, прибыли французские истребители и снова Люфтваффе оказалось на высоте, сбив 3 Dewoitine D.520 (обер-лейтенант Герман-Фридрих Йопинн, гауптман Дуглас Питкайрн и фельдфебель Карл Шмид) без потерь.

24 мая, I./JG51 все ещё активно действовала в районе Аррас — Амьен и над Кале во второй половине дня, где впервые появилось большее количество Спитфайров из состава RAF, взлетающие с баз в юго-восточной Англии. Они доказали, что являются серьезным соперником. Несмотря на то, что фельдфебель Карл Шмид сбил 1 британский истребитель, немцы потеряли 2 мессершмитта. Их пилоты получили ранения, унтер-офицер Антон Линднер (Anton Lindner) выпрыгнул с парашютом, а лейтенант Генрих Крафт совершил вынужденную посадку. Вечером фельдфебель Вильгельм Эрдинг (Wilhelm Erdnig) сбил истребитель Bloch MB.152 над Санкт-Полем.

Действия Stab JG51 и I./JG20

Между тем, на севере, Stab JG51 и I./JG20 по-прежнему поддерживали наступление группы армий B через страны Бенилюкса. I./JG20 одержала 13 мая единственный успех — французский Hawk H-75A сбитый над Halsteren в 19:27. Примечательно, что он стал первой победой (после восьми достигнутых в Испании с Легионом Кондор) для другого будущего «Эксперта» Люфтваффе, командира 1./JG20 обер-лейтенанта Вальтера Оезау.

16 мая, на следующий день после голландской капитуляции, Stab Остеркампа и I./JG20 также переместились вперед на оккупированную территорию, оставив Bönninghardt. Они перебазировались на 70 км через границу в Голландию, в Эйндховен.

17 мая I./JG20 поучаствовала в краткой, но кровавой схватке с французскими Hawk H-75A над островом Валхерен, в устье Шельды. 5 из вражеских истребителей было сбито за несколько минут — 2 французских истребителя сбил обер-фельдфебель Артур Дау, и по одному каждый: лейтенант Фриц Штендль, фельдфебель Густав Кюль и лейтенант Готфрид Шлитцер (Gottfried Schlitzer). Но Группа потеряла двух летчиков: унтер-офицер Макс Казмайер (Max Kazmaier) был сбит и погиб над центром острова, а унтер-офицер Вильгельм Оттербек (Wilhelm Otterbeck) попал в плен после вынужденной посадки, после того как закончилось топливо, возле Мерелбека (Merelbeke).

В последующие дни заметно снизилась авиационная активность на северном фланге немецкого наступления, так как союзники бросили почти все свои силы в последней попытке предотвратить катастрофу, надвигающуюся на юге. 20 мая I./JG20 была переведена в Woensdrecht (Hoogerheide) на основании полуострова Бевеланд. Он стал её базой в течение последующих восьми дней, а сама часть патрулировала бельгийскую и французскую береговые линии от Зебрюгге до Кале без ощутимого результата.

23 мая Stab/JG51 был переведен в Antwerpen-Deurne.

Перевод Группы в Гент-Сен-Дени 29 мая привел к немедленному изменению ситуации. Эвакуация британских войск из Дюнкерка — менее чем в 100 км — длилась уже четвёртый день. Вечером после прибытия в Гент, I./JG20 заявила три истребителя RAF в районе Дюнкерка — по Спитфайру сбили командир группы гауптман Ханнес Траутлофт и лейтенанты Ганс Колбов и Карл-Гейнц Шнелл из 3./JG20.

Двое суток спустя, 31 мая, когда эвакуация BEF достигла своего пика, Группа в ряде вылетов на сопровождение бомбардировщиков и свободную охоту над пляжами и прибрежными морскими путями, одержала наибольший успех за один день, с не менее чем десятком уничтоженных вражеских самолетов. Первым стал одинокий Лизандр следивший за передвижениями немецких моторизованных колонн и сбитый у Остенде во время вылета во второй половине дня, в 15:33, унтер-офицером Гансом Бушем (Hans Busch) из 2./JG20. Когда же настал вечер, между 18:00 и 18:30 большая группа Спитфайров к северу и к западу от Дюнкерка, превосходя численностью, сбила два Мессершмитта Bf.109. Их пилоты обер-лейтенант Христл Берриес (Christel Berries) и унтер-офицер Вернер Франке (Werner Francke) погибли. Немцы сразу же ответили: было одержано 5 подтвержденных побед (все Спитфайры), в течение последующих пятнадцати минут, в их числе: вторая для Ханнеса Траутлофта, пара сбитых Вальтером Оезау, и по одной лейтенантами Германом Штайгером и Герберт Венельтом. Заключительный вылет в том же районе, три часа спустя, принес заявки ещё на 6 побед, на этот раз без потерь. Три из них были на счету командира 3./JG20 обер-лейтенанта Арнольда Лигница — пара Спитфайров с перерывом в десять минут и 1 Лизандр. Унтер-офицер Карл Хейлманн (Karl Heilmann) сбил 1 Спитфайр, обер-фельдфебель Артур Дау — 1 Харрикейн, а лейтенант Ганс Колбов, сбив Скьюа из состава FAA над морем у Ньюпорта (Nieuport), сам был сбит ответным огнём при атаке замыкающего Дифаента из 264 sqn. RAF. Он посадил свой истребитель на брюхо к югу от Кале.

С оперативной точки зрения, следующий день был чем-то вроде дня разочарования. 1 июня Bf.109 из I./JG20 столкнулись с большой группой Бленхеймов между Дюнкерком и Остенде. Один из бомбардировщиков сбил обер-лейтенант Вальтер Оезау — его 4-я победа. Истребитель унтер-офицера Вернера Билефельдта (Werner Bielefeldt) был настолько поврежден оборонительным огнём, что пилот был вынужден совершить аварийную посадку, в которой получил травмы.

1 июня 1940 года, однако, стало важной и значимой датой в истории JG51. Это был день, когда Stab оберста Остеркампа присоединился к I./JG20 в Гент-Сен-Дени (после недели проведенной в Antwerp-Deurne). В то же время, временное прикрепление I./JG51 к JG27 подошло к концу, и Группа гауптмана Бруштеллина вернулась под контроль Остеркампа. И в тот же самый день, II./JG51 была выведена из 3-его воздушного флота — командования, которому она была подчинена с момента её формирования 1 ноября 1939 года, действуя в последнее время под контролем JG54 — и передана в 2-й воздушный флот, где, наконец, также присоединиться к родительскому штабу.

Действия II./JG51

По сравнению с группами, базирующимися севернее, II./JG51 гауптмана Гюнтера Маттеса, действую далеко на юге, очень монотонно провела первые две недели блицкрига, патрулируя в верховьях Рейна и в небе Эльзаса. Единственным успехом Группы в этот период стал французский разведывательный самолет Mureaux 117 сбитый северо-западнее Страсбурга 12 мая.

Успехов не было до очередной победы 26 мая, когда лейтенант Ганс Лессинг из 5./JG51 сбил разведывательный Potez Po.63 над Gimbret. В этот же день Группа получила приказ перебазироваться вперед. 6./JG51 стала первой эскадрильей, оставившей немецкую землю, сменив Беблинген на Динан, на юге Бельгии. Остальная часть Группы через двое суток заняла Emptinne, к тому времени 6./JG51 уже действовала над Дюнкерком. Четыре минуты собачей свалки над эвакуационным пляжем, вскоре после полудня 28 мая, стало достаточно, чтобы открыть счет 6./JG51. Два из четырёх истребителей RAF были сбиты двумя будущими кавалерами Рыцарского креста обер-лейтенантом Йозефом Приллером и лейтенантом Гербертом Хюппертцом.

Около 13:00 28 мая, самолеты 6./JG51 появились над Дюнкерком. На этот раз англичане не атаковали со стороны солнца; Спитфайтры спикировали с высоты 7000 метров. Во время пикирования они разошлись. Различные группы нацелились на другие пары немецкого формирования. Мгновение спустя небо превратилось в поле боя. Сине-бело-красные кокарды смешались с черными крестами. На высоте несколько тысяч метров над бурным морем и горящей гаванью начался бой двенадцати немецких самолетов и двукратно их превышавших численностью английских.

Лейтенант Герберт Хюппертц и унтер-офицер Артур Хаас летели над Мало-ле-Бэн, когда Спитфайры оказались ниже их. Английская тройка решила рискнуть атаковать снизу на вертикальном подъёме. Хюппертц немедленно спикировал прямо на приближающегося врага. Проревев вместе в противоположных направлениях, самолеты разошлись на волосок друг от друга. Немецкий пилот потянул ручку управления на себя и оказался лицом к лицу со Спитфайром. Началась утомительная драка на вертикали. Спикировав в сторону пляжа, Хюппертц заметил краем глаза, что один из противников оказался позади него. Кок Спитфайра был направлен прямо на руль его Мессершмитта. Быстро надавив на правую педаль и потянув ручку управления он бросил свой Bf.109 в вираж, совершив переворот через крыло. Спитфайр пролетел мимо и далеко на расстоянии около 200 м.

Хюппертц посмотрел на солнце, пытаясь найти своего ведомого. Хаасе был на несколько сотен метров выше и отчаянно пытался выйти из ловушки, расставленной двумя другими Спитфайрами.

Хюппертц обернулся и увидел, что его преследователь не сдавался. Спитфайр сделал полупетлю и быстро приближался. Они были на расстоянии 150 метров друг от друга. Немецкий пилот предпринял необычный манёвр: он сделал полубочку и начал подниматься на максимальной скорости прямо на солнце. Ослепительные лучи заставили его закрыть глаза. Его оппонент должен был сделать то же самое. Несколько секунд спустя он перевернулся и спикировал. Открыв глаза, он увидел забирающийся Спитфайр немного слева перед собой. Небольшой доворот и враг оказался в прицеле. 20-мм снаряды разворотили обшивку Спитфайра и машина начала падение через левое крыло. Мгновение спустя в воздухе был замечен белый купол парашюта.

Во время этого боя, один Спитфайр также был сбит унтер-офицером Артуром Хаасом, а обер-лейтенант Йозеф Приллер сбил Спитфайр и Харрикейн. Немцы потерь не понесли.

Прибытие II./JG51 в Витри-ен-Артуа 1 июня означало, что впервые в истории эскадры оберста Тео Остеркампа, она собралась в полном составе (I./JG20 давно уже рассматривалась в качестве III. Группы, во всем, кроме названия).

Следующим вечером, 2 июня, Группа одержала 2 последние свои победы над Дюнкерком: 1 Спитфайр сбил унтер-офицер Артур Хаас и 1 Curtiss H.75 сбил обер-лейтенант Йозеф Приллер.

Окончание кампании

«План Жёлтый» — первый этап завоевания Франции, подходил к концу. Последние войска союзников эвакуировались с пляжей Дюнкерка. 1./JG20 Вальтера Оезау заявила 1 Бленхейм сбитый в этом районе 1 июня, а Йозеф Приллер и унтер-офицер Артур Хаас из 6./JG51 сбили каждый по истребителю юго-западнее города сутки спустя. Теперь начинался «Fall Rot» («План красный») — атака на основную часть французской армии. Этому предшествовали масштабные бомбардировки целей в районе большого Парижа 3 июня, в которые были вовлечены Stab JG51 и I./JG20. После этого I./JG51 была переведена в Ла-Като и подчинена JG27 — по крайней мере на короткое время — принимая участие в основном ударе на юг, в самое сердце Франции. 5 июня Группа сбила 4 союзных самолета, в том числе первый (идентифицирован в качестве Бленхейма) командиром Группы гауптманом Гансом-Генрихом Бруштеллином, к северу от французской столицы. Фельдфебель Альбин Граф (Albin Graf) сбил 1 Curtiss H.75, обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин — Bloch MB.152, а лейтенант Эрнст Терри — Бленхейм. Лейтенант Эгон Фалькензамер был сбит над Ла-Като и попал в плен.

На следующий день Группа заявила 4 бомбардировщика Leo 451, атаковавшие немецкий плацдарм на канале Соммы. Две победы одержал фельдфебель Карл Шмид — его 5-я и 6 победы (Шмид стал первым асом эскадры одержавшим 5 побед в ходе Второй мировой войны), по одной гауптман Дуглас Питкайрн и обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин.

Затем, 10 июня, I./JG51 была неожиданно выведена из Франции и переведена в Йевер, в Германию, перейдя под командование Stab JG1, защищавшего побережье Северного моря. Отсюда, 11 дней спустя, 21 июня, она была отправлена в Леуварден в Голландии. Во второй половине того же дня, её пилотам были зачислены три двухмоторных бомбардировщика, сбитых к северу от голландского острова Тексель. Заявленные в то время как «де-Хэвеленды», скорее всего, это были Hudson’ы берегового командования RAF.

Между тем, Stab JG51 Остеркампа вместе с II./JG51 и I./JG20 (плюс третья Группа, компенсирующая отсутствие I./JG51 гауптмана Бруштеллина), действовали на крайнем правом фланге возобновленного немецкого наступления. Поддерживая движение на запад, вдоль французского побережья Канала, к Бретани, они действовали в основном над танковым корпусом Германа Гота. II./JG51 и I./JG20 вели относительно вялые действие, выполняемые в рамках «Fall Rot». К моменту перемирия с французами они добавили всего пять и шесть побед соответственно.

7 июня у Нефшателя 19 мессеров из I./JG20 напали на британское формирование из 30 Харрикейнов и 10 Спитфайров. 1 Харрикейн сбил лейтенант Курт Билдау (Kurt Bildau) из 1./JG20.

На следующий день унтер-офицер Максимилиан Майерл из 2./JG20 сбил в 13:10 британский Бленхейм у Allery. Вечером того же 8 июня II./JG51 перехватила эскадрилью Блейнхемов над Аббевиллем, сбив четыре из них в течение двух минут. Один из них стал первый победой командира Группы гауптмана Гюнтера Маттеса, два сбил обер-лейтенант Йозеф Приллер и ещё 1 лейтенант Вернер Книттель (Werner Knittel).

11 июня, I./JG20 участвовала в отражении рейда бомбардировочной авиации, заявив 3 победы: унтер-офицер Карл Хейлманн (Karl Heilmann) и лейтенант Карл-Гейнц Шнелл сбили по Бофорту, а фельдфебель Курт Зенонер (Kurt Senoner) — Бленхейм. Два дня спустя, 13 июня, обер-лейтенант Вальтер Оезау из I./JG20 сбил бомбардировщик Amiot 351 рядом с Les Andelys, ставший последней победой Группы во французской кампании. 22 июня часть была отведена в Сен-Омер.

До конца кампании II./JG51 действовала над Францией, добившись ещё двух побед. Гауптман Хорст Титцен сбил бомбардировщик Battle 14 июня, и обер-лейтенант Йозеф Приллер Spitfire 25 числа.

По итогам кампании распределение потерь и побед эскадры выглядело следующим образом:

  • Stab./JG51 — 1 победа, без потерь;
  • I./JG51 — 42 победы, 2 пилота погибли, 3 ранены, 3 попали в плен (один вернулся после подписания перемирия с Францией), 9 Bf.109E уничтожены;
  • II./JG51 — 14 побед, 1 пилот попал в плен (вернулся после окончания кампании), 1 Bf.109E уничтожен;
  • I./JG20 — 35 побед, 4 пилота погибли, 3 ранены, 2 попали в плен, 9 Bf.109E уничтожены.

Битва за Британию[править | править вики-текст]

Поражение Франции оставляло только одного врага — Великобританию. Следующим логическим шагом, казалось бы, являлось вторжение в южную Англию через Канал. Тео Остеркамп как никто, был недоволен тем, что его Группы были направлены на запад, в Нормандию и на полуостров Котантен, далеко за пределы эффективного действия его обладавших малой дальностью Bf.109. Он понимал, что будущие действия будут сконцентрированы у Па-де-Кале — той самой площадке, на которой он оперировал против «Лордов» (термин, который он всегда использовал для описания Великобритании) во время Первой мировой войны. Остеркамп смог добиться перевода своих частей в зону предстоящих боев. 22 июня — в день подписания перемирия в Компьене — JG51 было приказано перебазироваться к Па-де-Кале, Штабу — в Ле Туке, II./JG51 в Desvres, примерно в 20 км к юго-востоку от Булони и I./JG20 в St Omer-Wizernes. Таким образом, в отличие от большинства частей люфтваффе, которым был дан заслуженный отдых после суровой французской кампании — в том числе и тем, кто даже вернулся обратно в рейх для отдыха и переоснащения — JG51 совершила почти плавный переход от битвы за Францию к Битве за Британию. В самом деле, Тео Остеркамп так сильно желал справиться с RAF, что даже нашел повод не принимать участие в победном пролёте над Парижем — эту утомительную рутинную работу он оставил своему старшему командиру Группы. Решимость командира вскоре окупилась. 25 июня, всего трое суток спустя, после расположения в Desvres, 6./JG51 обер-лейтенанта Йозефа Приллера сбила 1 Spitfire около Булони.

27 июня у Этапля Мессершмитты Bf.109E из II./JG51 неожиданно атаковали Харрикейны из 79 sqn. RAF, сопровождавшие разведывательный Бленхейм. Тот был сбит гауптманом Хорстом Титценом. В то же время лейтенант Герман Штрейбель (Hermann Striebel) и унтер-офицер Рудольф Дельфс (Rudolf Delfs) сбили по Харрикейну. На следующий день Харрикейны из 79 и 151 sqn. RAF снова были над Кале и Булонью сопровождая разведывательные Бленхеймы. И опять немцы одержали победу. 1 Харрикейн пошел на счет лейтенанта Карла-Гейнца Шнелла из 3./JG20, а Бленхейм на счет обер-фельдфебеля Вернера Хюбнера из 4./JG51.

Перед полуднем 30 июня в районе Merville — Lestrem произошел бой между I./JG20 и группой из 12 Бленхеймов 107 sqn. RAF, летящих в сопровождении 20 Харрикейнов из 111 и 615 sqn. RAF. После короткого боя, немцы прорвались к бомбардировщикам, сбив четыре из них (по 1 сбили лейтенанты Ганс Колбов, Карл-Хайнц Шнелл, Герман Штайгер и фельдфебель Вильгельм Козловски). Люфтваффе также сбили 3 истребителя RAF (лейтенант Ганс Колбов, фельдфебель Фридрих Клоц (Friedrich Klotz) и унтер-офицер Теодор Кролл (Theodor Kroll)). Британцы сбили Мессершмитт, пилот которого, фельдфебель Фридрих Клоц, выпрыгнул и спасся. Верховный главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг начал не торопясь собирать силы для предстоящей битвы. Первым условием для вторжения необходимо было создать превосходство в воздухе над Ла-Маншем и прервать в нём британское судоходство. Чтобы зачистить Дуврский пролив, не было сочтено необходимым использовать целый Fliegerkorps. Вместо этого, была создана смешанная боевая группа из бомбардировщиков Дорнье, пикирующих бомбардировщиков Ju.87 Stuka и Bf.110 Zerstörer. Как только Jagdgeschwader оказался на побережье Ла-Манша, на JG51 была возложена задача истребительного прикрытия этого пестрого соединения.

Тео Остеркамп решил интерпретировать приказ «защитить» бомбардировщики по-своему. Вместо того, чтобы привязать своих пилотов к непосредственному эскорту Do.17 и Ju.88 (тактика, которую впоследствии в битве Геринг неправильно навязал своим истребителям), Остеркамп инициировал серию вылетов на свободную охоту, вдоль побережья Кента направленные на испытание системы обороны истребительного командования RAF. Это сознательная провокация неизбежно привела к столкновениям. Она также возвестила новую главу в истории JG51. Личные показатели пилотов и части в целом, начали резко расти, по сравнению с отдельными победами в последние дни французской кампании, достигая двузначных чисел за день, когда битва начала усиливаться. Но, впервые столкнувшись с решительной и хорошо организованной обороной противника (кроме того, использовавшей преимущество РЛС — факт неизвестный в то время к немцам), потери JG51 так же начали расти.

4 июля I./JG20 гауптмана Ханнеса Траутлофта официально стала частью эскадры путём переименования в III./JG51.

Первыми жертвами среди RAF, уничтоженными над Англией пилотами Остеркампа, стала пара Спитфайров сбитых II./JG51 около Дувра 4 июля. В этот день над Мэнстоном (Manston) произошел бой звена Bf.109 из 5./JG51 и Спитфайров 54 sqn. RAF. По британскому истребителю сбили лейтенант Герман Штрибель и гауптман Хорст Титцен.

На следующий день, 5 июля, 4 Спитфайра патрулирующие около Па-де-Кале, были неожидано атакованы звеном Bf.109 из 4./JG51. P/O Милн (Milne) был сбит, в то время как машина Sub.Lt. Доусон-Поля (Dawson-Paul) получила такие тяжелые повреждения, что пилот был вынужден совершить аварийную посадку. Победы в этом бою одержали лейтенант Эрих Хохаген и обер-фельдфебель Иоханн Илнер (Johann Iliner). Одновременно, другой патруль из 4./JG51 перехватил и сбил бомбардировщик Бленхейм, зачисленный фельдфебелю Вилли Гастхаусу (Willi Gasthaus).

7 июля III./JG51 надлежащим образом отметила своё переименование. Пилоты 7./JG51 атаковали Спитфайры из 65 sqn. RAF над Фолкстоном. Застигнутые врасплох, англичане полностью потеряли хвост своего формирования. Обер-лейтенант Вальтер Оезау и три пилота его новой 7./JG51 — лейтенант Харальд Юнг, фельдфебель Артур Дау и унтер-офицер Роберт Фукс сбили по Спитфайру.

Вечером того же дня 5./ и 6./JG51 сопровождали разведывательный Хейнкель He.111 у Дувра. Хейнкель был атакован Спитфайрами из 54 sqn. RAF. Британцы не заметили 12 Мессершмиттов высоко над Хейнкелем, которые набросились на них, как ястребы. 5 Спитфайров было заявлено сбитыми, но на самом деле вражеская эскадрилья потеряла только 3 самолета.

Неизбежно приходилось платить за эти вторжения. И 7./JG51 Оезау стала первой пострадавшей в этой битве. 8 июля 9 Харрикейнов из 79 sqn. RAF вылетели из Hawkinge для защиты конвоя у английского побережья, когда были атакованы 8 Bf.109 из III./JG51. Три победы были одержаны немцами при потере одной машины и её пилота — унтер-офицер Конрад Шнейдербергер (Konrad Schneiderberger) был сбит и погиб.

В тот же день, 8 июля, пострадала и II./JG51, когда Schwarm (звено из четырёх самолетов) из 4./JG51 обер-лейтенанта Йозефа Феце стало преследовать Спитфайры из 74 sqn. RAF вглубь Англии. Лейтенант Иоханн Бём (Johann Böhm) на «Белой 4» получил попадание в радиатор, и был вынужден совершить эффектную посадку на брюхо на лугу на склоне холма Bladbean у деревни Elham, в графстве Кент. Он стал первым истребителем люфтваффе сбитым над Британией. Разбитый «Эмиль» Бема, стал источником огромного интереса для местных жителей! В то же время командир 4./JG51 обер-лейтенант Йозеф Феце сбил одинокий Спитфайр S/L Кука (S/L Cooke) из 65 sqn. RAF. Немецкий пилот кружил над местом, где выпрыгнула с парашютом его жертва, указывая своё местонахождение спасательной службе Люфтваффе. Когда вокруг него появилось множество Спитфайров, он был вынужден бежать. Ни англичане, ни немцы не спасли Кука, который с того времени числится пропавшим без вести.

II./JG51 снова понесла следующие две потери JG51, когда по одному пилоту из 5./JG51 погибли в воздушных боя в каждый из двух последующих дней. 9 июля в 07:55 одиночный Бленхейм был сбит унтер-офицером Эдуардом Хеммерлингом (Eduard Hemmerling) из 6./JG51. В боях с эскортами конвоев над Каналом, 5./JG51 столкнулась с 65 sqn. RAF, подав 2 заявки на победы (по одной от унтер-офицера Вольфганга Стокера (Wolfgang Stocker) и гауптмана Хорста Титцена). В то же время лейтенант Герман Штрайбель погиб в своей машине, его сбил сержант Филлипс (Sgt. Phillips). Вечером 4./JG51 сопровождала спасательные гидросамолеты Хейнкель He.59, патрулирующие канал в поисках оставшихся в живых из экипажей самолетов люфтваффе, сбитых в течение дня. Немцев атаковали Спитфайры 54 эскадрильи RAF. Те потеряли 1 Хейнкель, но заявили 4 истребителя сбитыми (по 1 фельдфебель Ганс Йон (Hans John), лейтенант Эрих Хохаген, обер-фельдфебель Иоханн Илнер и унтер-офицер Альфред Ленц (Alfred Lenz)).

10 июля, считается большинством британских историков, официальным началом разворачивающейся битвы. Это привело к серии жестоких столкновений над конвоем двигающимся в западном направлении через Дуврский пролив.

Утром 10 июля Dornier Do.17P из 4.(F)/121 обнаружил британский конвой под кодовым названием «B read» в устье Темзы. Возвращаясь во Францию, Дорнье, в српровождении 12 Bf.109 из II./JG51, был атакован 6 Спитфайрами из 74 sqn. RAF. Британский огонь нанес огромные повреждения разведчику, но экипаж сумел привести его обратно на базу. Немцы, в ответ заявили 2 Спитфайера, сбитые лейтенантом Эрихом Хохагеном и фельдфебелем Генрихом Торновым. F/O Фриборн (Freeborn) сбил 1 Мессершмитт, в огне погиб пилот унтер-офицер Вольфганг Штрайбель (Wolfgang Striebel), имевший 3 победы. Возвращаясь на базу, унтер-офицер Отто Танге из 5./JG51 сбил одиночный Спитфайр северо-западнее Дувра, одержав свою первую победу.

Второй вылет за день для II./JG51 закончился тремя победами, заявленными фельдфебелями Густавом Кюллем, Бернхардом Лаушем (Bernhard Lausch) и обер-лейтенантом Арнольдом Лигницем.

Около 14:00 начался рейд 47 Dornier Do.17Z из I./ и III./KG2 на конвой «Bread». В ходе боя у Фолкстона II./JG51 заявила 7 побед. На самом деле RAF подтвердила потерю только одного истребителя, сбитого командиром 7./JG51 обер-лейтенантом Вальтером Оезау, ещё 4 британских истребителя получили повреждения. Британцы были не менее оптимистичны в подсчете своих побед. Они утверждали 12 побед, в то время как потери люфтваффе составили 3 бомбардировщика, 1 Messerschmitt Bf.110 и 2 сильно поврежденных Bf.109, один из которых совершил аварийную посадку во Франции.

К концу дня, III./JG51 сбила не менее чем 10 Спитфайров — в том числе три сбил Вальтер Оезау (7-9-я победы), потеряв два собственных Bf.109, совершившие аварийные посадки по возвращении во Францию (один из них был списан).

На следующий день 7./JG51 перехватила и сбила 2 Бленхейма, записанных унтер-офицеру Курту Хюбелю (Kurt Hubel) и лейтенанту Герману Штайгеру. 12 июля временно прикомандированная к JG1, I./JG51 гауптмана Ганса-Генриха Бруштеллина прибыла в St. lnglevert/Pihen у Па-де-Кале — недалеко от новой базы Штаба у мыса Блан-Не. За время своего базирования с 21 июня в Левуардене, Группа участвовала в отражении налетов британских бомбардировщиков на цели в Западной Европе, одержав 7 побед.

Уже во второй раз в недолгой истории JG51, под непосредственным командованием оберста Остеркампа находились все три Группы эскадры. Как будто, чтобы отпраздновать этот факт, Остеркамп сутки спустя, 13 июля, сбил Спитфайр над Дувром. Было ли это его шестой или второя победой во Второй мировой войне — вопрос открытый для обсуждения. Но не вызывает сомнений в том, что это была его последняя победа. Всего через десять дней ему придется покинуть пост командира эскадры, которую он создал. Его Спитфайр был сбит над Дувром.

Вечером конвой «Bread» был атакован 18 Ju.87 из II./St.G1 летевшие в сопровождении 24 Bf.109 из II./JG51. 11 Харрикейнов из 56 sqn. RAF поднялись на защиту конвоя. Они сели на хвост «Штукам», однако немецкий эскорт, в свою очередь, очень быстро сел на хвост противника. Первую очередь от командира 4./JG51 обер-лейтенанта Феце получил F/L Колен (F/L Coghlan). Позже в бою, Феце заметил поврежденную Штуку уходящую во Францию на хвосту которой находился Харрикейн. Английскую машину преследовал фельдфебель Ганс Йон, а того, в свою очередь, другой Харрикейн. Обер-лейтенант Феце сел на хвост Харрикейна, который замыкал этот необычный строй. Таким образом, пять самолетов летали друг за другом, каждый стреляя по впереди летящему. Немцы доказали свою меткость, первым сбил свою цель фельдфебель Йон, обер-лейтенант Феце повторил его успех несколькими секундами спустя. Английские сержанты Cowsill и Whitfield не выжили. Унтер-офицер Эрнст Будер, гауптман Хорст Титцен и фельдфебель Генрих Торнов также заявили победы после этого боя. Для поддержки возвращающихся Штук, взлетели и вскоре вступили в бой со Спитфайрами из 54 sqn. RAF самолеты III./JG51. Обер-лейтенант Арнольд Лигниц из 9./JG51 заявил ещё 1 победу. P/O Грей (Gray) сбил 1 Мессершмитт, убив лейтенанта Йоахима Ланге.

14 июля из-за дождливой погоды II./JG51 совершила только один боевой вылет, заявив 3 победы над Харрикейнами — по одной обер-лейтенант Йозеф Приллер, гауптман Хорст Титцен и фельдфебель Вальтер Кригер.

Очередная победа JG51 была одержана 18 июля, когда гауптман Хорст Титцен во время свободной охоты у Кале сбил Spitfire из 610 sqn. RAF.

Одним из основных событий в последнюю неделю командования оберста Остеркампа эскадрой, стало уничтожение III./JG51 целой истребительной эскадрильи RAF 19 июля. Недавно прибывшие из Шотландии, экипажи двухместных Дифаентов из 141 sqn. RAF были относительно неопытными, и имели мало шансов, когда получили вскоре после полудня приказ патрулировать линию к югу от Фолкстона. Единственным преимуществом Дифаента был элемент неожиданности в столкновении с одномоторным истребителем, так как он не имел вооружения стреляющего вперед по курсу, а вместо этого был обременен громоздкой четырёх пушечной задней турелью. Он уже применялся (и тогда же был безжалостно разоблачен) 264 sqn. RAF над Дюнкерком, шестью неделями ранее. Таким образом, пилоты гауптмана Траутлофта были полностью осведомлены о фатальных недостатках своих противников. Согласованные атаки снизу-сзади — в наиболее уязвимой, слепой зоне Дефаентов — привели к заявкам на 11 самолетов, уничтоженных всего за восемь минут! Первый сбил Ханнес Траутлофт, в то время как Вальтер Оезау довел свой счет до десяти побед, став первым пилотом JG51, достигшим двузначного числа побед. Три победы были засчитаны лейтенанту Вернеру Пихон-Калау фон Хофе, по одной обер-лейтенанту Отто Кату (Otto Kath), лейтенанту Герберту Венельту, фельдфебелю Бернхарду Лаушу (Bernhard Lausch), лейтенанту Гейнцу Шмидту (Heinz Schmidt), обер-лейтенанту Арнольду Лигницу и лейтенанту Готфриду Шлитцеру (Gottfried Schlitzer). Хотя немецкие заявки были и преувеличены, результат встречи для англичан был достаточно плох — 4 Дифайента были отправлены в Канал менее чем за 60 секунд, пятый разбился у Дувра, а два других совершили вынужденные посадки (один был списан, а второй поврежден, но отремонтирован). Потерей Траутлофта стал один Bf.109 поврежденный огнём стрелков и совершивший аварийную посадку во Франции, а также фельдфебель Карл Хейлманн (Karl Heilmann) из состава 9./JG51, убитый в последовавшем столкновении с пришедшими на помощь истребителями из состава 111 sqn. RAF. Немцы также заявили 2 Харрикейна, сбитые унтер-офицером Максимиллианом Майерлом и обер-лейтенантом Вальтером Оезау.

Дневной вылет к Фолкстону привел к встрече Bf.109 из 9./JG51 со Спитфайрами из 64 эскадрильи RAF, два из которых были сбиты лейтенантом Гансом Колбовым и обер-лейтенантом Арнольдом Лигницем. Унтер-офицер Вальтер Мисала (Walter Miesala) был ранен, но сумел добраться до Франции на своем Bf.109E-1, где он совершил вынужденную посадку. В то же время у Дувра по одному Спитфайру сбили фельдфебель Якоб Шмидт и гауптман Эрнст Виггерс, оба из 2./JG51.

20 июля первую потерю с летальным исходом в ходе Битвы за Британию понесла I./JG51, когда обер-фельдфебель Оскар Зикинг (Oskar Sicking) из 1./JG51, имевший 2 победы, стал жертвой одного из ранних конвойных сражений над Каналом. Во второй половине дня 20 июля группа юнкерсов Ju.87 из II./StG1 в сопровождении Bf.109E из I./ и II./JG51 появились над конвоем «Bosom». Харрикейны из 615 sqn. RAF, защищавшие корабли, сразу атаковали. В дополнение, через несколько минут в бой вступили Спитфайры из 610 эскадрильи и Харрикейны из 65 эскадрильи. Немцы заявили три Харрикейна, сбитые гауптманом Хорстом Титценом, обер-лейтенантом Йозефом Приллером и обер-фельдфебелем Иоханном Иллнером и один Спитфайр, который сбил лейтенант Махаэль Зоннер из 3./JG51. Зикинг был убит при попытке выпрыгнуть с парашютом над французским побережьем. Его самолет разбился на пляже возле Audighem во время отлива и сгорел.

Следующие несколько дней были не богаты на события из-за плохой погоды, значительно ограничивающей видимость. Одним из важных событий стало уничтожение 23 июля разведывательного Бленхейма около Остенде унтер-офицером Гансом Бушем (Hans Busch) из 8./JG51.

Основные события в небе состоялась только 25 июля, вскоре после 15:00, когда возле Дувра были сбиты 3 Спитфайра: обер-фельдфебелем Карлом Шмидом из 1./JG51, командиром 7./JG51 гауптманом Вальтером Оезау и командиром 2./JG51 обер-лейтенантом Рихардом Лепплой. Два часа спустя в том же районе пилоты II./JG51 заявили три Спитфайра сбитые гауптманом Хорстом Титценом, лейтенантом Гансом-Отто Лессингом и унтер-офицером Паулем Обстом (Paul Obst). Это произошло ценой серьезного повреждения Bf.109E-1, который совершил вынужденную посадку недалеко от St.lnglevert, а его летчик унтер-офицер Пауль Обст был ранен.

Ещё 23 июля оберст Тео Остеркамп был освобожден от командования JG51. Его отстранение от должности не имело ничего общего со снятием старых командиров эскадр, инициированного позже, во время Битвы, разгневанным рейхсмаршалом Герингом, что тон тогда мотивировал как «отсутствие агрессии» среди своих Jagdgeschwader. На самом деле, причиной снятия Остеркампа стал его успех. Его опыт работы и лидерские навыки сделали его идеальным кандидатом на должность командира Jafü 2 — истребителтного командования, ответственного за контроль всех истребительных подразделений, размещенных у Па-де-Кале и прилегающих районах.

Веселый и добродушный Остеркам был потерян для эскадры. Но уже был человек, хотя и совершенно другого характера, но который идеально подходил для его замещения. Уже ставший национальным героем, 27-летний майор Вернер Мельдерс был самым результативным пилотом Легиона Кондор, вернувшись из Испании с 14 победами на своем счету. Совсем недавно, во время битвы за Францию, он, в качестве командира Группы III./JG53, первым одержал 20 побед в ходе Второй мировой войны, после чего стал первым летчиком-истребителем, удостоенным Рыцарского креста.

Но вступление Мельдерса 27 июля в командование JG51 не прошло без инцидентов. Он некоторое время не летал, поскольку его сбили в день начала «Плана красный» и он пробыл во французском плену более двух недель. Уходивший командир, старался дать несколько благонамеренных советов, настраивая на другой тип войны, в настоящее время навязанной люфтваффе «Лордами» из-за Ла-Манша. Его предупреждения были проигнорированы. Майор Мельдерс сам взлетел, чтобы повести I./ и II./JG51 на сопровождение бомбардировочного налета на Дувр на следующий день. Перехваченные Спитфайрами на полпути через пролив, бомбардировщики отвернули, в то время как истребители JG51 попытались прикрыть их отход. Мельдерсу был зачислен Спитфайр F/O Lovell из 54 sqn. RAF над Дувром (его 26-я победа), и ещё по Спитфайру сбили командир 3./JG51 обер-лейтенант Рихард Леппла и обер-фельдфебель Карл Щмид из 3./JG51. Но ефрейтор Мартин Гебхардт (Martin Gebhardt) из 2./JG51 был сбит над Каналом и погиб. И только быстрое вмешательство командира 3./JG51 обер-лейтенант Рихарда Лепплы спасло своего нового командира от возможной подобной участи. Леппла сбил преследовавший Спитфайр на хвосте уже раненого Мельдерса и также сопровождал его сильно повреждённую машину обратно к побережью Франции. Командир эскадры совершил последующую посадку на брюхо избежав дальнейших серьезных травм, но тем не менее был вынужден — по приказу самого рейхсмаршала — провести следующие десять дней под наблюдением в больнице в Берлине. Сам Мельдерс вспоминал:

Мой первый вылет над Англией навсегда останется в моей памяти. Мой адъютант обер-лейтенант Киршисс (Kircheiss) летел вместе со мной. Оказавшись над Дувром, мы увидели ниже себя звено Спитфайров, остальные выплывали вслед за ними из тумана. Мы напали на первую группу, и я послал одного из них горящим к земле. Но потом я очутился среди восьми — десяти англичан, все стремились сесть мне на хвост. К счастью, они атаковали все сразу. Пытаясь одержать победу надо мной, они мешали друг друг. Я продолжал лавировать между ними, внося ещё больший беспорядок. Тем не менее, я не избежа попаданий. Что-то с безумным грохотом разорвалось внутри моего самолета. Радиатор и топливный бак были пробиты. Я спикировал и на полном газу попытался выйти из боя через Канал. Вся их свора последовала за мной, как гончие. Обер-лейтенант Леппла заметил мое положение и ему удалось сбить Спитфайр сидевший у меня на хвосте. Это позволило мне почувствовать себя намного лучше. Мой двигатель продолжал работать, пока я не достиг Франции. Только тогда он отказал. Я не смог выпустить шасси для посадки, поэтому был вынужден совершить посадку на брюхо. Она прошла гладко. Поскольку я хотел оставить самолет, мои ноги были согнуты под меня. При ближайшем рассмотрении я обнаружил пятна крови. Осмотр в больнице установил: три осколка в бедро, один в колене, и один в левой ноге. Я не заметил этого в пылу борьбы. Кстати осколок в колене все ещё там. Тогда же я ощутил заботу нашего Рейхсмаршала, когда меня по воздуху отправили в больницу люфтваффе в Берлине. Одиннадцать дней проведенных там стали для меня временем большого отдыха. Я думаю, что пропитался хорошим духом больницы; медсестры заботились обо мне так, что моя собственная мать не могла бы сделать лучше: позже я послал девушкам мешок кофе захваченного у врага.

Тео Остеркамп приветствовал неожиданную возможность вернуться к «своей» JG51 в качестве исполняющего обязанности командира на время ранения Мельдерса. В течение этого периода эскадра заявила сбитыми ещё 20 Спитфайров (и одиночный «Curtiss») — все были сбиты над проливами, или в районе Дувра — при потери 3 своих пилотов погибшими и 1 раненым.

29 июля 48 Штук в сопровождении более шестидесяти Bf.109 из I./ и II./JG51 атаковали конвой у Дувра. Пикирующие бомбардировщики стали мишенью для Спитфайров из 41 sqn. RAF. Ослепленные солнцем, британцы не заметили Мессершмитты, которые неожидпнно вдруг посыпались на них сверху. Пилотам RAF повезло в том, что их тотальное поражение было предотвращено товарищами из трех других эскадрилий, которые присоединились к битве. I./ и II./JG51 подали по 5 победных заявок: в I./JG51 3 победы одержал обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин, и по одной обер-фельдфебель Карл Шмидт и обер-лейтенант Эрнст Терри, во II./JG51 по одной: гауптман Хорст Титценн, обер-лейтенант Йозеф Приллер, обер-фельдфебель Фриц Бик (Fritz Beeck), фельдфебели Артур Хаас и Эдуард Хеммерлинг (Eduard Hemmerling). Немецкими потерями стали гауптман Вернер Эйхель (Werner Aichele) и фельдфебель Эдуард Хеммерлинг, которые погибли при аварийных посадках их поврежденных машин.

31 июля пилотам II./JG51 впервые пришлось охотиться за аэростатами заграждения возле Дувра, а затем они были атакованы Спитфайрами из 74 sqn. RAF, пролетающими мимо. Немцы заявили 5 побед, по одной одержали гауптман Хорст Титцен, обер-лейтенант Йозеф Феце, унтер-офицер Эрнст Будер (Ernst Buder), лейтенант Эрих Хохаген и фельдфебель Генрих Торнов.

Дальнейшие бои с истребителями RAF произошли 5 августа, непосредственно перед 10:00, когда 5./ и 7./JG51 столкнулись над каналом со Спитфайрами. По одной победе заявили лейтенант Герман Штайгер, унтер-офицер Пауль Лимперт (Paul Limpert) и гауптман Вальтер Оезау из 7./JG51, а также лейтенант Герман Загатц из 5./JG51. Во второй половине дня гауптман Ганс-Генрих Бруштеллин утверждал, что сбил французский Curtiss H.75. В том же боестолкновении погиб первый ас эскадры, имевший 9 побед — обер-фельдфебель Карл Шмидт из 1./JG51. При взлете из Pihen, два мессера столкнулись, причем один из пилотов, командир 1./JG51 гауптман Дуглас Питкайрн был тяжело ранен. Его заменил в качестве командира гауптман Герман-Фридрих Йоппин.

Но первый этап битвы близился к концу. Операции по ликвидации британского судоходства, в которых JG51 играла важную роль, были весьма успешным. Теперь настало время перенести войну внутрь страны и, в истинном стиле блицкрига, попытаться уничтожить авиацию противника на земле.

Возвращение Вернера Мельдерса из Берлина 7 августа, награждённого благодарным фюрером специальным знаком пилота в золоте и бриллиантах, совпало с усилением борьбы с RAF. JG51 была теперь одной из пяти Jagdgeschwader размещенных внутри и вокруг Па-де-Кале. Дни свободных вылетов Остеркампа были закончены. Дуврский пролив больше не был зоной действий исключительно JG51. Эскадра стала лишь частью мощной армады люфтваффе, собранной вдоль побережья канала и готовой нанести смертельный удар силам истребительного командования RAF в южной Англии.

В полдень 8 августа, самолеты II./ и III./JG51 взлетели на свободную охоту над юго-восточной Англией. Над аэродромом Hawkinge они столкнулись с самолетами 610 эскадрильи RAF. Через некоторое время присоединились Спитфайры из 64 эскадрильи. Шесть истребителей RAF были заявлены в качестве побед, по одной одержали гауптман Ханнес Траутлофт, обер-лейтенанты Отто Кат, Ганс Колбов, Йозеф Феце, лейтенант Фриц Штендель, унтер-офицер Максимилиан Майерл. В тот же день командование над 2./JG51 принял гауптман Эрнст Виггерс, в то время как его предшественник гауптман Георг Майерс (Georg Meyers) был переведен в истребительную школу в Фюрте.

Погода улучшилась в воскресенье, 11 августа. В этот день I./ и II./JG51 совершили несколько боевых вылетов над каналом. Утренняя свободная охота привела к пяти сбитым Спитфайрам, а во время вылета во второй половине дня к устью Темзы они добавили ещё 7. Эскадра потеряла Bf.109E-3, пилот которого, фельдфебель Курт Вальц (Kurt Walz) из 5./JG51 утонул в канале.

После нескольких отсрочек, массированная атака на аэродромы RAF и другие объекты в южной Англии, была наконец запланирована на 13 августа. Но «Adlertag» (День Орла) дал осечку. Сочетание неблагоприятных погодных условий и нарушение связи, сорвало хорошо продуманные планы люфтваффе. Некоторые бомбардировщики появились над Англией, лишенные обещанного прикрытия из истребителей, в то время как в других случаях, истребительные Группы кружили бесцельно над серединой канала, ожидая встречи с бомбардировщиками, которые так и не появились. Роль JG51 в «Adlertag» вряд ли можно назвать ключевой. К концу дня её пилоты заявили один Спитфайр (не подтверждён), пошедший на счет командира I./JG51 гауптмана Ганса-Генриха Бруштеллина. III./JG51 в свободной охоте у Дувра встретилась со Спитфайрами из 65 sqn. RAF и потерпела полное поражение: не одержав ни одной победы, она потеряла 3 машины, совершившие вынужденные посадки во Франции, при этом 1 пилот, унтер-офицер Макс Эндрисс (Max Endriss) был серьезно ранен.

Большая результативность была показана на следующий день, 14 августа. В бою около Дувра обер-лейтенант Йозеф Приллер, гауптмаан Вальтер Оезау и обер-фельдфебель Артур Дау сбили по Спитфайру каждый.

Совершенно другая история произошла сутки спустя, 15 августа, когда люфтваффе предприняло другой рейд, снова направленный, в основном, против аэродромов. «Черный четверг» 15 августа для JG51 прошел легче, чем для других частей люфтваффе. Первый боевой вылет был совершен на сопровождение Дорнье Do.17Z из KG3 и принес победы гауптманам Эрнсту Виггерсу, Хорсту Титцену (две), Вальтеру Оезау (две) обер-лейтенанту Арнольду Лигницу и унтер-офицеру Рудольфу Хелберу (Rudolf Helber). Во второй половине дня новые победы оказались у гауптманов Ганса-Генриха Бруштеллина и Эрнста Виггерса, обер-лейтенантов Йозефа Приллера, Йозефа Феце, Германа-Фридриха Йоппина и Вильгельма Хахфельда, фельдфебелей Артура Хааса и Генрих Торнова. Ещё несколько встреч состоялось вечером над Каналом, в ходе которых победы одержали обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин, гауптман Хорст Титцен, унтер-офицер Отто Танге и обер-фельдфебель Фриц Беек (Fritz Beeck).

Все три Группы Вернера Мельдерса заявили за день, ни много ни мало, 19 истребителей RAF в трех вылетах, ценой потери 2 Bf.109 и одного попавшего в плен пилота — фельдфебеля Отто Штейгенбергера (Otto Steigenberger), имевшего 1 победу. Ещё два пилоты были ранены — фельдфебель Артур Хаас и гауптман Ганс-Геннрих Бруштеллин.

6 побед I./JG51, одержанные за день, включали в себя по две победы обер-лейтенанта Германа-Фридриха Йоппина и гауптмана Эрнста Виггерса, командиров 1./ и 2./JG51 соответственно. Второй из двух Харрикейнов Йоппина довел его общий счет до 10 побед. Ещё один Харрикейн был засчитан командиру Группы гауптману Гансу-Генриху Бруштеллину, но он сам был тяжело ранен в бою. Бруштеллину тем не менее, удалось вернуться в Pihen, где он совершил аварийную посадку. К счастью, он был вытащен из обломков своего «Эмиля», прежде чем тот был полностью уничтожен огнём. Бруштеллин выключился из боев на последующие семь недель, в течение которых Группой умело руководил, в его отсутствие, исполняющий обязанности командира Группы обер-лейтенант Рихард Леппла, командир 3./JG51. II./JG51 оказалась ещё более успешной 15 августа, одержав 10 побед — все над Харрикейнами в трех отдельных вылетах в течение дня над Кентом и Эссексом. Все три командира эскадрилий были среди отличившихся: командир 5./JG51 гауптман Хорст Титцен сбил троих, в то время как обер-лейтенанты Йозеф Феце и Йозеф Приллер, командиры 4./ и 6./JG51 соответственно, сбили по одному. Йозеф Феце вспоминал:

«Эскадрилья вылетела с нашей новой базы Marquise, в 15:30. Мы летели на высоте 6500 м между Эшфордом и Тонбриджем, когда на высоте 3700 м появился одинокий самолет на встречном курсе. Он летел с востока на запад. Я спикировал и сбил его. Уверен, что это был Харрикейн, выполнявший испытательный полета — поэтому он и был один. Я до сих пор жалею пилота: когда я открыл огонь с 70 метров, самолет развалился, он не имел ни малейшего шанса на выживание…»

Сутки спустя, 16 августа, II-я Группа действовала ещё лучше. JG51 совершала вылеты на свободную охоту над юго-восточной Англией. 12 заявок II./JG51 на эту дату (обер-лейтенант Йозеф Феце три, гауптман Хорст Титцен и лейтенант Ганс-Отто Лессинг по две, а обер-фельдфебель Йоханн Иллнер, лейтенант Эрих Хохаген, обер-лейтенант Йозеф Приллер, фельдфебель Генрих Торнов и обер-фельдфебель Вернер Хюбнер по одной), оказались самым результативным дневным итогом Группы за всю Битву за Британию. Это стоило II./JG51 1 пилота — унтер-офицер Эрнст Будер (Ernst Buder), имевший 2 победы, выпрыгнул с парашютом после стычки со Спитфайрами над Фавершамом и попал в плен. III./JG51 одержала за день 2 победы, а эскадра в целом, потеряла 2 Bf.109.

17 августа Люфтваффе отдыхало после испытаний прошедшей недели. Враги были так же измотаны, о чём упоминал лейтенант Лессинг из 5./JG51 в своем письме:

«Все меньше и меньше англичан в последнее время, но те, кто борется, делает это превосходно. Харрикейны неуклюжи, как полностью груженые баржи. Для меня это, конечно, лучшее время в моей жизни. Я не обменялся бы им даже с королём.»

Потом настал 18 августа, который позже опишут, как «самый тяжелый день». Люфтваффе в основном бомбили аэродромы RAF. Потери составили 9,4 % от самолетов, принимающих участие в боях.

Снова были задействованы все три Группы из JG51. Первой над Англией появилась III./JG51 истребители которой, сопровождали 12 Ju.88 из II./KG76. Целью бомбардировщиков стал аэродром Кенли. Боевые действия проходили в районе цели и немцы одержали 6 побед: по одной унтер-офицер Вальтер Хархайм (Waiter Harheim), лейтенант Фриц Штендель, унтер-офицер Максимилиан Маерль, фельдфебель Бернхард Лауш (Bernhard Lausch), унтер-офицер Карл Виллиус и лейтенант Готфрид Шлитцер (Gottfried Schlitzer).

На этот раз II./JG51 гауптмана Гюнтера Маттеса не только стала третьей по результативности — всего 2 Харрикейна, но и понесла первую серьезную потерю эскадры в битве за Британию. Оба Харрикейна были сбиты (Хорст Титцен и Йозеф Феце) над северным побережьем Кента, когда II./JG51 участвовала в вечернем рейде бомбардировщиков Дорнье, направляющихся к аэродрому Hornchurch, в Эссексе. Вскоре после этого, в то время как немецкое формирование по-прежнему находилось над устьем Темзы, другая эскадрилья Харрикейнов, вступила в бой, увеличив преимущество противника. Они очень быстро отправили в море мессершмитты гауптмана Хорста Титцена и его ведомого Ганса-Отто Лессинга, сутки назад отозвавшегося о Харрикейне, как о груженной барже. Оба пилота погилбли. Их победителями стали P/O Zenker и F/O Witorzenc из 501 sqn. RAF. В то же время, недавняя жертва Титцена стала его 20-й победой в ходе войны.

Пилоты I./JG51 оказались более успешными. Они сбили 4 британские машины без собственных потерь, по одной победе одержали унтер-офицер Эрвин Флейг, фельдфебель Гейнц Бэр, лейтенант Эрих Мейер и обер-фельдфебель Фриц Штрохлейн (Fritz Strohlein). Жертвой Флейга стал польский пилот F/O Грушка (Gruszka) из 65 sqn. RAF.

Всего 18 августа III./JG51 одержала над Кентом 9 побед. Вечером она снова действовала над Кентербери и сбила 3 Харрикейна: два сбил гауптман Вальтер Оезау и один обер-фельдфебель Артур Дау. Причем второй из Харрикейнов, сбитый над серединой канала — довел счет гауптмана Вальтер Оезау до 20 побед. Это количество побед составило критерий, за который Вернер Мельдерс первым из истребителей, получил в мае Рыцарский крест. 20 августа Оезау и Титцен (последний посмертно), стали первыми пилотами JG51, которые были награждены желанной наградой. Стоит также упомянуть, что 2 суток спустя, хотя уже и не командир JG51, но недавно произведенный в генерал-майоры Тео Остеркамп, также был удостоен Рыцарского Креста.

Несмотря на густую облачность 20 августа I./JG51 вылетала в Англию для расчистки пространства впереди Do.17 из KG2, направлявшимся к аэродромам West Mailing и Manston. Немцы сбили 3 Спитфайра (они пошли на счет фельдфебеля Гейнца Бэра, унтер-офицера Гейнца Дейна (Heinz Dhein) и лейтенанта Эриха Мейера (Erich Meyer))) ценой потери 1 самолета, чей пилот, фельдфебель Гельмут Мол (Helmut Maul), был поднят из моря спасательной службой Люфтваффе. Вечером состоялся церемония награждения Рыцарским Крестом Вальтера Оезау.

Фельдфебель Гельмут Мол вспоминал:

20 августа стало особенно трудным для меня. Мы взлетели в 15:20 и направились к устью Темзы. Мой Bf.109E «белая 6» получил попадание в двигатель, и вскоре я приводнил самолет у Англии, едва успев покинуть самолет, который ушел вниз очень быстро. Я был в ужасе, увидев, что мой спасательный жилет не наполняются воздухом, и хотя я очень старался удержаться на поверхности, тяжелый костюм и унты потащил меня вниз. Уже уверенный, что скоро утону, я заметил один из наших спасательных самолетов. Они всегда летали недалеко от боевых зона и успешно подбирали многих наших пилотов. Самолет подлетел ко мне вплотную и сбросил лодку, но я не смог доплыть до неё. Гидросамолет развернулся и сбросил ещё одну лодку, но я все ещё был слишком слаб, чтобы добраться до неё. Пилот сказал мне позже, что был весьма неуверен о посадке на воду из-за возможных проблем с последующим взлетом на таком бурном море. Однако, видя мое состояние, экипаж рискнул своей жизнью, чтобы спасти меня.

Гидросамолет гладко приводнился и экипаж сбросил третью лодку с веревкой, привязанной к ней. Лодка упала всего в нескольких метрах от меня, и, несмотря на мое истощение, мне удалось забраться в неё. Затем экипаж подтянул лодку к самолету и втянул меня на борту.

Я думал, что оказался в безопасности, но это был не тот случай. Экипаж сказал, что высокие волны препятствуют нашему взлету. Хуже того, они даже ожидали в ближайшее время бурю. Используя двигатели, пилот пытался направить машину против ветра, чтобы не быть сметеным волной. Тем не менее, одна особенно большая волна повредила один винт. Мы потеряли всякую надежду на успешный взлет.

В то же время радист отправил отчет о нашем плохом положении. Вскоре мы узнали, что за нами была выслан спасательный катер. Когда катер прибыл на место, которое мы указали, оказалось что мы уплыли за несколько миль, и находимся очень близко к минному полю.

Спустя три часа мы наконец услышали стук двигателя катера и выстрелили ракету. Наступил вечер, поэтому её легко заметил экипаж катера. К этому времени мы были почти полностью разрушены волнами. Крылья были серьезно повреждены, один двигатель не работал. С большим трудом при помощи веревок, нам удалось перебраться на борт катера. В 05:00 следующего утра мы в конечном счете вернулись во Францию, истощенные, но все ещё живые!

В более солнечную погоду 24 августа Люфтваффе возобновило широкомасштабные операции против Англии. Снова действовали все три Группы Вернера Мельдерса, заявившие 16 истребителей RAF уничтоженными. Но эти успехи начали приходить по все более высокой цене, ибо, хотя II./JG51 своими 8 победами над Кентом лихвой окупила потерю 1 пилота раненым и 1 попавшего в британский плен, III./JG51 не отделалась так легко. А сомнительные претензии Группы, на «Р-36» (возможно, Спитфайр) и пару Дифайентов были одержаны ценой 1 пилота погибшим и ещё 2 пропавшими без вести — последние пропали после столкновения в воздухе, во время воздушного боя у Рамсгита.

Во время свободной охоты лейтенант Эрнст Терри сбил Спитфайр пилотируемый P/O Zenker из 501 sqn. RAF, убив поляка. У Дувра обер-лейтенант Йозеф Фёце сбил Спитфайр из 610 sqn. RAF, его летчик сержант Arnfield спасся. Третью победу одержал лейтенант Карл-Гейнц Шнелл, который сбил Дифайент из 264 sqn. RAF. Ещё 2 победы были одержаны во второй половине дня обер-лейтенантом Арнольдом Лигницом из 9./JG51. III./JG51 понесла тяжелые потери, три пилота погибли: фельдфебель Ганс Буш (Hans Busch, 1 победа) и унтер-офицер Вальтер Хархайм (Walter Harheim, 1 победа) столкнулись в воздухе во время боя у Рамсгита, в то время как унтер-офицер Теодор Кролл (Theodor Kroll) был сбит Дифаентом над Фолкстоном.

Во время полуденного вылета над каналом 3 победы заявили пилоты 4./JG51: фельдфебель Ганс Йон, обер-фельдфебель Иоханн Иллнер и ефрейтор Эрих Холм (Erich Holm). Во второй половине дня, около Маргита 6./JG51 атаковав группу Харрикейнов, сбив четыре из них: обер-лейтенант Йозеф Приллер два и обер-фельдфебель Фриц Бик (Fritz Beeck) и фельдфебель Вальтер Кригер по одному.

Тем не менее, немцы потеряли 3 самолета: один совершил аварийную посадку в Маркизе, другой рядом с Восточным Лэнгдоном (East Langdon), его пилот обер-фельдфебель Фриц Бик, имевший 4 победы, попал в плен. Третий разбился у Булони, его пилот унтер-офицер Рудольф Делфс (Rudolf Delfs) спасся. Делфс прикрывал спасательный гидросамолет He.59 от возможных атак англичан, когда сам был атакован другим, нераспознанным, Bf.109, который, вероятно, ошибочно принял Делфса за английского летчика, пытающегося сбить He.59. Самолет Делфса был тяжело поврежден, а сам он ранен. К счастью, неизвестный Bf.109 не повторил атаку. Командир 6./JG51 обер-лейтенант Йозеф Приллер стал свидетелем инцидента и сопровождал подбитую машину к Франции. Поскольку Делфс был ранен, то не рискнул совершить вынужденную посадку и решил выпрыгнуть с парашютом. Падая вниз, он потерял сознание и приземлился на железнодорожном пути. Приллер сделал круг над ним и увидел, что Делфс лежит неподвижно, а тем временем, появился поезд. Приллер подлетел к локомотиву и выпустил предупреждающую очередь, одновременно жестикулируя машинисту. Последний не понял его и поезд продолжил движение. Летчик был вынужден выпустить ещё одну очередь перед поездом, добившись его полной остановки.

В то же время I./JG51 провела жесткий бой со Спитфайрами, одержав 4 победы: по одной у обер-лейтенанта Германа-Фридриха Йоппина, фельдфебелей Йозефа Оглодека (Josef Oglodek), Гейнца Бэра и обер-лейтенанта Рихарда Лепплы, ценой потери 2 Bf.109. Фельдфебель Йозеф Оглодек, имевший 2 победы, погиб, столкнувшись со Спитфайром во время боя.

В тот же день произошли существенные кадровые изменения в составе III./JG51. В последние дни августа, JG51 принимала активное участие в операциях над юго-восточной Англией. Но это было также время перемен для эскадры, так как Геринг сейчас начал свою чистку среди командиров эскадр, ветеранов-истребителей. И гауптман Ханнес Траутлофт, командир III./JG51, стал одним из так называемых «молодых турок» выбранных, чтобы привить некоторое количество «столь необходимой пылкости» — по словам Геринга, операциям истребителей. 24 августа Траутлофт принял от майора Мартина Митига командование JG54, эскадры, с которой он в дальнейшем всегда будет ассоциироваться. С собой он забрал Обер-лейтенанта Кэта (Kath) и лейтенанта Пихона-Калау фон Хофе. Новым командиром III./JG51 стал гауптман Вальтер Оезау, бывший командир 7./JG51. Командиром последней стал обер-лейтенант Герман Штайгер.

На следующий день Stab JG51 майора Вернера Мельдерса перебазировался из Wissant, база на которой они находились со «Дня Орла», в Pihen, где он будет оставаться рядом с I./JG51 до конечных стадий Битвы за Британию.

В тот же день, 25 августа, на соседний аэродром Marquise-West прибыла I./JG77, которая вошла под оперативное управление Stab JG51 и которая впоследствии будет включена в состав эскадры, под наименованием IV./JG51.

Утром 26 августа один Спитфайр сбил командир 3./JG51 обер-лейтенант Рихард Леппла. После выздоровления, длившегося несколько недель, командир JG51 майор Вернер Мельдерс вернулся к боевым вылетам, сбив в 12:55 Спитфайр из 616 sqn. RAF над Фолкстоном и ранив его пилота, P/O Уокера (Walker).

Наиболее важным событием дня, однако, стало большое сражение над базой West Mailing, в Кенте, где сражалась II./JG51. Ей противостояло не менее чем 40 Харрикейнов, 30 Спитфайров и 10 Дифайентов. Немцы утверждали, что сбили 7 врагов без потерь (7-й был сбит у французского побережья). Успех праздновали обер-лейтенанты Ганс Колбов — две, Йозеф Феце, Йозеф Приллер, лейтенант Эрих Хохаген, фельдфебель Ганс Йон и обер-фельдфебель Вернер Хюбнер. Но это были последние успехи Группы на следующие несколько недель, так как она была выведена из Битвы за Британию в конце этого месяца, для пополнения и отдыха. По возвращении в Германию, её назначили в оборону побережья Северного моря, под контролем Stab JG1.

Два дня спустя Штаб и III./JG51 сопровождали He.111 из KG53, к Eastchurch. У Дувра они столкнулись с Харрикейнами из 56 sqn. RAF, один из которых был сбит майором Вернером Мельдерсом, а второй унтер-офицером Куртом Кохом (Kurt Koch). Немцы потеряли 3 самолета. Командир 9./JG51 обер-лейтенант Арнольд Лигниц был ранен, но совершил успешную вынужденную посадку возле Clairmarais. Адбютант эскадры обер-лейтенант Эрих Кирхиг (Erich Kircheig), попал в плен со сломанной ногой после приземления с парашютом. Также обер-фельдфебель Артур Дау из 7./JG51 стал военнопленным, затем описывая это событие:

«28 августа 1940 года навсегда останется в моей памяти, даже если я доживу до ста лет! Моя эскадрилья была на свободной охоте над каналом и южной Англией. В какой-то момент два Харрикейна попали в поле зрения, и я, и мой ведущий пары атаковали их. Я собирался открыть огонь, когда моя машина была сбита, и мне пришлось прыгать у Дувра. Я был захвачен береговой охраной, вскоре появился унтер-офицер и записал мои личные данные. Я был доставлен в Фолкстон, где меня посадили в камеру. Через некоторое время пришел офицер Королевских ВВС с забинтованной головой. Мы пожали друг другу руки, и он спросил, не я ли был пилотом самолета, разбившегося под Фолкстоном. Я подтвердил, и тогда он указал на голову и сказал: „Это ты сделал мне“. Я пожал плечами и ответил: Меня это не заботит. Тогда англичанин уехал. Через несколько часов они отвезли меня в Лондон и допросили. Это был конец моей карьеры пилота.»

Во второй половине дня по одному Харрикейну сбили обер-лейтенант Карл-Гейн Шнелл из 9./JG51 и фельдфебель Леонхард Бирк (Leonhard Birk) из 7./JG51. В Stab/JG51 майор Вернер Мельдерс и его новый адъютант обер-лейтенант Георг Клаус, которого Мельдерс привел из своей бывшей III./JG53, также сбили по Харрикейну из 56 sqn. RAF, над Кентербери. В вечернее время Stab/JG51 приветствовал другого друга Мельдерса — майора Фридриха Бека, который в начале 1940 года был офицером связи истребительной авиации в районном авиационном штабе в Висбадене.

Следующие два дня прошли относительно спокойно. 29 августа по одному Спитфайру сбили обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин и фельдфебель Гейнц Бэр. На следующий день ещё одна победа пошла на личный счет фельдфебеля Георга Павензингера.

Ещё 25 августа I./JG77, служившая под управлением Stab JG51 в битве за Францию прибыла на аэродром Marquise-West. 31 августа Группа совершила свои первые операции в Битве за Британию. Её первый вылет был назначен в поддержку бомбардировщиков, возвращающихся в Debden после рейда. Эта операция была очень сложной. Хотя пилоты Группы заявили 5 побед (в том числе 2 Харрикейна пошли на личный счет недавно назначенного командиром 3./JG77 обер-лейтенанта Карла-Готфрида Нордманна), они потеряли 7 самолетов. Фельдфебель Вальтер Эверс (Walter Evers) погиб, фельдфебель Гюнтер Крамер (Gunther Kramer), лейтенант Бруно Петренко (Bruno Petrenko), унтер-офицер Ксавьер Кек (Xawer Keck), а также командир 1./JG77 обер-лейтенант Ганс-Юрген Эриг (Hans-Jurgen Ehrig, 1 победа) и командир 2./JG77 обер-лейтенант Эккехард Приб (Ekkehard Priebe, 3 победы) попали в плен. Седьмому пилоту, будущему кавалеру Рыцарского Креста фельдфебелю Адольфу Борхерсу, повезло избежать той же участи. Хотя его «Эмиль» также был сильно поврежден в воздушном бою над устьем Темзы, ему удалось довести истребитель обратно до французского побережья и спастись.

Ветераны I./JG51, опытные в операциях над Каналом, действовали гораздо успешнее. Они заявили 11 побед без потерь: гауптман Эрнст Виггерс — 4, обер-фельдфебель Фриц Штрохлейн — 3, обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин — 2 и обер-лейтенант Рихард Леппла и фельдфебель Эрвин Флейг по одной. Также III./JG51 сбила 3 Харрикейна без потерь — по одному лейтенант Готфрид Шлитцер (Gotrfried Schlitzer), унтер-офицер Карл Виллиус и обер-лейтенант Арнольд Лигниц. Stab/JG51 так же не сидел сложа руки, майор Вернер Мельдерс заявил 3 и обер-лейтенант Георг Клаус 1 победу.

Битва за Британию не ослабевала в течение первой недели сентября, Мельдерс и его пилоты, претендовали на около двух десятков побед с минимальной потерей для себя. Именно в этот момент, руководство люфтваффе — не зная о том, насколько близко они были к достижению своей цели по подавлению обороны RAF — вдруг сменило тактику, перейдя к тотальной атаке на Лондон.

Это дало передышку аэродромам истребительного командования на юге Англии, так отчаянно нуждавшимся в этом и это стало поворотным моментом в битве. Немецкое изменение ведения кампании несло частично политический характер. До сих пор Гитлер запрещал любые атаки на Лондон. Но налет бомбардировщиков RAF на собственную столицу, Берлин, в ночь на 25/26 августа (осуществленный в ответ на бомбы, сброшенные «случайно» на Лондон сутками ранее) помог изменить мнение фюрера. 2 сентября он лично отдал приказ о «начале репрессивных рейдов против Лондона».

Утром 2 сентября, I./JG51 было приказано поддерживать 25 Хейнкелей He.111, летящих бомбить аэродром Рочестер. К северу от Дувра они вступили в контакт Харрикейнами из 253 sqn. RAF. По одному Харрикейну сбили гауптман Эрнст Виггерс и лейтенант Эрих Мейер. Немцы продолжили полет и по завершении задачи подверглись нападению у Chetham истребителями из 54 sqn. RAF. I./JG51 заявила 3 Спитфайра сбитыми (обер-лейтенант Эрнст Терри, фельдфебели Эрвин Флейг и Гейнц Бэр), но потеряла двух пилотов и три самолета. Гейнц Бэр утопил свою потрепанную машину в канале, но был спасен. P/O Gribble сбил и убил лейтенанта Гюнтера Руттковски (Gunter Ruttkowski), а S/Ldr Leathard сбил лейтенанта Гельмута Тёрля (Helmut Thorl).

Тёрль живо вспоминал это событие:

«Возвращаясь во Францию, на наш Сент-Омер, мы попали в полосу прекрасной погоды. Вдруг я услышал звук, похожий на звук бобов перекатывающихся по тарелке. Кабина наполнилась дымом. Глядя в зеркало я увидел истребитель прямо позади меня, но не смог разглядеть, был ли это Spitfire или Bf.109. Оказалось, это был Spitfire. У меня осталась одна возможность: потянуть вверх и открыть дроссельную заслонку на полную. Я знал, что у Spitfire был карбюратор, и он быстро захлебывался потянув в подъём. Bf.109 был оснащен впрыском, который работал безболезненно при таких маневрах. В любом случае все это было не важно. Самолет теперь был в огне и мне пришлось отказаться от его спасения. Мгновение спустя, с сильными ожогами лица и рук, я спустился на луг, где меня ожидала толпа. Члены территориальной обороны взяли меня в плен и доставили в ближайшую больницу.»

Этот инцидент был описан в письме к отцу лейтенанта Тёрля его командиром, обер-лейтенантом Германом-Фридрихом Йоппином:

«Во время вылета, когда ваш сын пропал, эскадрилья была атакована с тыла Спитфайрами, имеющими преимущество в высоте. Ваш сын оказался в тылу левого фланга, и мы не могли ему помочь. Вскоре я увидел, как его машина была поражена в левое крыло, и дальнейшие попадания со Spitfire разрывали куски обшивки. Я видел, что ваш сын открыл фонарь и выпрыгнул. Мгновение спустя фельдфебель Флейг сбил этот Spitfire, который упал горящим. Я считаю, что ваш сын не был ранен и в настоящее время находится в плену.»

Для III./JG51 этот день прошел спокойно. Единственное крупное событие произошло около 08:55, когда унтер-офицер Курт Кох из 9./JG51 сбил одиночный Харрикейн.

Во второй половине дня I./JG77 вела бой, заявив 2 Спитфайра сбитых обер-лейтенантом Гербертом Кунцем и унтер-офицером Рудольфом Микснером (Rudolf Meixner). 3 сентября, JG51 потеряла 1 самолет, одержав 2 победы: по одной обер-лейтенант Георг Клаус из Stab./JG51 и унтер-офицер Эрих Кох из 9./JG51.

На следующее утро I./ и III./JG51 вместе с I./JG77 сопровождали Ju.88 из LG1 в налете на Грейвсенд. За Tongridge Wells на немцев напали истребители из 66 sqn. RAF, к которым вскоре присоединились истребители из 222 и 46 Sqn. RAF. I./JG51 одержала 2 победы: обер-лейтенант Рихард Леппла и лейтенант Эрих Мейер, III./JG51 одержала 3: обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелл — 2 и гауптман Вальтер Оезау — одну, а I./JG77 — пять. Потери составили 2 машины и одного пилота раненым.

6 сентября, после 14.00, Ju.88 из KG51, в сопровождении Bf.109 из JG51 провели рейд на аэродром Медвей. Им на перехват были подняты 42 Спитфайра и 18 Харикейнов. Немцы заявили 7 побед: майор Вернер Мельдерс, обер-лейтенанты Эрнст Терри и Герман-Фридрих Йоппин, гауптманы Эрнст Виггерс и Вальтер Оезау, фельдфебели Герман Зимер и Бернхард Лауш (Bernhard Lausch), без потерь. Командный пункт на мысе Блан-Не посетил Герман Геринг, который решил лично проконтролировать начало наступления люфтваффе на Лондон.

Во второй половине дня 7 сентября Люфтваффе начали операцию «Loge» — серию массовых рейдов на британскую столицу. Первый был проведен почти 200 бомбардировщиками из состава KG2, KG3 и KG53 и оказался очень успешным. Лондонские доки наполнились дымом от горящих топливных цистерн и складов. JG51 заявила 11 самолетов противника уничтоженных в бою: Stab/JG51 — 2: майор Вернер Мельдерс и обер-лейтенант Георг Клаус, I./JG51 — 1: фельдфебель Георг Павензингер, III./JG51 — 8: обер-лейтенант Герман Штайгер — два, обер-лейтенанты Арнольд Лигниц, Фриц Штендель, унтер-офицеры Пауль Лимперт (Paul Limpert) и Курт Хюбель, гауптман Вальтер Оезау и фельдфебель Вернер Билефельд по одному). Их товарищи из I./JG77 заявили 7 побед. Потери также были тяжелые: I./JG51 потеряла 3 самолета и 3 пилота: обер-фельдфебель Фриц Штрохлейн (Fritz Strohlein) пропал без вести, унтер-офицер Гейнц цур Лаге (Heinz zur Lage, 2 победы) и ефрейтор Генрих Вернер (Heinrich Werner) попали в плен, III./JG51 2 самолета и 1 пилота — унтер-офицер Курт Кох (Kurt Koch, 3 победы) попал в плен и I./JG77 — 2 самолета и 1 пилота — обер-фельдфебель Готтхард Гольтцш (Gotthard Goltzsche, 1 победа) также попал в плен. Помимо успехов, следуют отметить, что люфтваффе потеряли 4 из 200 бомбардировщиков.

Геринг, который посетил столовую JG51 вечером, был очень разочарован, сказав, что его пилоты снова потерпели поражение от врага, во время сопровождения бомбардировщиков. После разглагольствований его настроение стало лучше, и он захотел, чтобы ему представили пилотов, находящихся перед ним. Когда майор Мельдерс подошел к только что ставшему лейтенантом Гейнцу Бэру и доложил фельдмаршалу, что Бэр был выловлен из Канала за несколько дней до этого, то Геринг весело спросил последнего: «И о чём Вы думали в этот момент?» Ответ Бэра был беспрецедентным: невысокий лейтенант стоя по стойке смирно и, глядя смело прямо в глаза Геринга ответил со своим саксонским акцентом: «Господин рейхсмаршал, каждое мое движение при плавании заставляло думать о ваших словах, что Англия больше не остров!» Все командиры, затаили дыхание. Геринг что-то пробормотал себе под нос и повернулся к следующему пилоту…

На следующий день состоялось несколько незначительных стычек над каналом. Пилоты I./JG51 лейтенант Гейнц Бэр и обер-лейтенанты Рихард Леппла и Рудольф Буш заявили по победе каждый.

Перед полуднем 9 сентября Stab и I./JG51 совершили новую свободную охоту на побережье канала. Они заявили 6 побед: обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин две, майор Вернер Мельдерс, лейтенант Гейнц Бэр, гауптман Эрнст Виггерс и обер-лейтенант Виктор Мельдерс по одной на каждого. 1 Мессершмитт разбился на французском берегу из-за нехватки топлива.

Ещё один важный налет на Лондон был предпринят 11 сентября. Когда основная группа Хейнкелей повернула во Францию, истребители JG51 вступили в действие. Над Танбридж Уэллс немцев яростно атаковали истребители 253 sqn. RAF. Сержант Хиггинс первым сбил у Льюиса Bf.109E-4 (W.Nr.1641), его пилот командир 2./JG51 гауптман Эрнст Виггерс, имевший на своем счету 13 побед погиб разбившись. Мгновение спустя F/Lt Edge сбил Bf.109E-1 (W.Nr.6293) «желтая 9». Его пилот, фельдфебель Герман Зимер (Hermann Siemer, 1 победа), также погиб. Почти одновременно прибыло ещё 170 истребителей RAF из сотава восемнадцати эскадрилий! Несмотря на большое количественное преимущество, британцам не удалось сбить больше никаких мессершмиттов, но JG51 в свою очередь отомстила за смерть своих товарищей, заявив 5 побед: обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин две, майор Вернер Мельдерс, фельдфебель Фридрих Клотц (Friedrich Klotz) и гауптман Вальтер Оезау по одной. Новым командиром 2./JG51 стал обер-лейтенант Виктор Мельдерс, брат Вернера, летавший до этого на Bf.110 в ходе польской, скандинавской и французской кампаний.

14 сентября I./JG77 отправилась на свободную охоту над Англией. У Танбридж Уэллс немцы атаковали Харрикейны из 73 sqn. RAF и заявили 5 сбитых: унтер-офицер Рудольф Мейкснер (Rudolf Meixner) два, обер-лейтенанты Хуберт Мютерих, Франц Хан и фельдфебель Франц Баррен (Franz Barren) по одному каждый. В скором времени к бою присоединились Спитфайры из 603 и 92 Sqn. RAF. Обер-лейтенант Вальтер Лейерер (Walter Leyerer) сбил один. 2 немецких самолетов были потеряны вместе с пилотами — адъютант Группы обер-лейтенант Герберт Кунце (Herbert Kunze) был убит, а фельдфебель Гейнц Эттлер (Heinz Ettler) попал в плен. Stab и III./JG51 также приняли участие в свободной охоте. Они заявили 6 британских самолетов сбитыми без потерь для себя: гауптман Вальтер Оезау два, майор Вернер Мельдерс, обер-лейтенант Герман Штайгер, унтер-офицер Курт Хюбель и фельдфебель Эдмунд Вагнер по одному.

JG51 также бороздила Британское небо и 15 сентября, известный в Великобритании как «День Битвы за Британию». Первый боевой вылет в этот день для I./JG77, закончился сбитым Спитфайром, на который претендует унтер-офицер Гейнц-Гюнтер Флейшхакер (Heinz-Gunther Fleischhacker). Во втором вылете, во второй половине дня, I./JG77 сбила два Спитфайра, числящиеся за обер-лейтенантами Францом Ханом и Гансом-Карлом Кейтелем, но унтер-офицер Рудольф Микснер (Rudolf Meixner, 3 победы) с того боя числится пропавшим без вести. В то же время Stab, I./ и III./JG51 бились над Лондоном, подав заявки на 12 побед: обер-лейтенанты Герман-Фридрих Йоппин и Фриц Штендель каждый по две, обер-лейтенанты Георг Клаус и Герман Штайгер, лейтенанты Гейнц Бэр и Эрих Мейер, фельдфебели Густав Кюлл, Леонхард Бирк, унтер-офицер Карл Виллиус и гауптман Вальтер Оезау по одной каждый. Потери немцев составили: фельдфебель Фридрих Клотц (Friedrich Klotz, 2 победы) из 9./JG51 был убит, а лейтенант Курт Билдау (Kurt Bildau, 2 победы) из 7./JG51 попал в плен.

На следующий день майор Мельдерс повел Stabsschwarm (штабное звено) на свободную охоту в район Лондона. Они встретили Харрикейны из 605 sqn. RAF. По одному Харрикейну сбили майор Вернер Мельдерс и обер-лейтенант Георг Клаус. Вечером обер-лейтенант Йоппин был награждён третьим Рыцарским крестом в эскадре, за 21 победу, две из которых, были одержаны им накануне.

18 сентября 2 Спитфайра над каналом сбил фельдфебель Эрвин Флейг из 1./JG51 и по одному сбили гауптман Вальтер Оезау и фельдфебель Леонхард Бирк из 7./JG51.

Два дня спустя, 20 сентября, майор Вернер Мельдерс показал необычные навыки стрельбы, сбив два крайних конечных Спитфайра из 92 sqn. RAF, менее чем за двадцать секунд. Это увеличило его личный счет до сорока побед. Его незамедлительно вызвали в Берлин, где сообщили, что он награждён Дубовыми листьями к рыцарскому кресту. На следующий день их ему лично вручил Гитлер. Он стал вторым человеком в вермахте, после «героя Нарвика» генерал-майора Эдуарда Диттля, награждённого этой наградой. Одновременно это награждение установило новую планку для летчиков-истребителей. Если для получения Рыцарского креста требовалось одержать 20 побед, то для награждения Дубовыми листьями — в два раза больше. 25 сентября аналогичной наградой был награждён Адольф Галланд, после достижения нужного результата.

24 сентября обер-лейтенант Альберт Кинд (Albert Kind) из 1./JG77 был ранен над Лондоном, но, несмотря на это и серьезное повреждение его самолета, он вернулся в Wissant, где совершил аварийную посадку. Во второй половине дня по одному Харрикейну над каналом было сбито унтер-офицером Адольфом Бензингером (Adolf Benzinger) и обер-лейтенантом Михаэлем Зоннером из 3./JG51.

26 сентября в бою с 303 sqn. RAF над Каналом, погиб фельдфебель Вальтер Меудтнер (Walter Meudtner) из 3./JG51.

Улучшение погоды 27 сентября позволило люфтваффе активизировать действия. Вылеты JG51 на свободную охоту дало много поводов для боев с английскими истребителями. Победы были заявлены: обер-лейтенантом Арнольдом Лигницем и гауптманом Вальтером Оезау (по две), майором Вернером Мельдерсом, обер-лейтенантами Виктором Мельдерсом и Германом-Фридрихом Йоппином, лейтенантом Эрихом Мейером (по одной). I./JG77 была также очень активна, заявив 5 побед: обер-лейтенант Хуберт Мютерих две и обер-лейтенанты Карл Фюринг (Karl Fuhring), Франц Хан и гауптман Йоханнес Янке по одной.

К концу месяца JG51 заявила ещё 9 побед: гауптман Вальтер Оезау три, майор Вернер Мельдерс, обер-лейтенант Арнольд Лигниц, унтер-офицеры Гюнтер Эберхард и Карл Виллиус, фельдфебели Бернхард Лауш (Bernhard Lausch) и Леонхард Бирк, лейтенант Герхард фон Карнир (Gerhard von Carnier) по одной. Потери составили: унтер-офицеры Курт Хюбель (Kurt Hübl, 2 победы) и Пауль Лимперт (Paul limpert, 2 победы) и лейтенант Герхард фон Карнир — все из III./JG53 и все трое погибли. I./JG77 потеряла 1 пилота, обер-лейтенанта Вернера Лейерера (Werner Leyerer, 3 победы) из 2./JG77, в бою над Гастингсом.

Результативность эскадры в октябре была кардинально противоположной. Если командир эскадры был ответственен за все 13 побед одержанных в октябре Штабом, то для основной массы пилотов эскадры октябрь оказался очень разочаровывающим после результативных сражений в августе и сентябре. I./ и III./JG51 смогли достичь всего по 8 побед каждая за месяц (ровно половину в последней одержал командир Группы гауптман Вальтер Оезау, тем самым доведя свой счет до 38 побед). Их потери, однако, были несоразмерны. Группа Оезау потеряла 2 пилотов попавших в британский плен, в то время как в I./JG51 5 пилотов попали в плен, а 1 — адъютант Группы, обер-лейтенант Эрнст Терри — погиб.

II./JG51 стала наиболее успешной из трех Групп в октябре. Пилотам гауптмана Маттеса были зачислены в общей сложности 26 самолетов противника уничтоженными. Но потери Группы также были наибольшими среди остальных за месяц — 6 пилотов погибли, 1 попал в плен.

Поскольку бомбардировщикам все чаще приходилось действовать под покровом темноты, Геринг искал новые способы вернуть борьбу с RAF в дневное время. С приходом октября авиационный персонал люфтваффе изменил тактику. Лозунг «бомбы на Лондон в любое время!» вступил в силу. Бомбардировщики должны были действовать над столицей ночью, и днем — истребители-бомбардировщики. Каждая истребительная Группа была вынуждена перепрофилировать одну эскадрилью в истребительно-бомбардировочную. Идея содержала ошибку с самого начала. Люфтваффе знало, что истребительное командование оставляло свои эскадрильи на земле, когда немецкие истребители только появлялись в небе. Таким образом, немцы ожидали, что их использование истребителей-бомбардировщиков заставит англичан взлетать и сражаться в воздухе. Такой план, однако, мог быть успешным только при условии, что господство в воздухе было достигнуто. В противном случае, истребители-бомбардировщики рисковали понести тяжелые потери, что в итоге и произошло.

В соответствии с принятым решением, большая часть Jagdgeschwader находящихся в районе боевых действий, в том числе и каждая из Групп Мельдерса выделила по эскадрильи для преобразования в истребительно-бомбардировочную. Каким образом был произведен выбор не ясно, но этими эскадрильями стали 2./JG51, 9./JG51 и 1./JG77. Пилоты двух последних провели несколько дней в начале октября с экспертами Jabo (истребители-бомбардировщики) из Erprobungsgruppe 210 в Динане, где их «Эмили» были оснащены подфюзеляжными бомбодержателями, и они также получили некоторую базовую инструкцию в методах бомбардировки с истребителей. 2./JG51 обер-лейтенанта Виктор Мельдерса не имела такой роскоши. Её машины были переоборудованы на месте в Pihen, и пилотам пришлось познавать своё новое искусство «в работе». Их первые вылеты состоялись над Кентом и Большим Лондоном 2 октября. Возможно, это стало также причиной того, что 2./JG51 осталась со своими самолетами, оснащенными бомбодержателями, когда другие эскадрильи Группы начали получать первые из новых Bf.109F-1 в конце месяца.

В первую неделю октября произошли некоторые организационные изменения в команде Мельдерса. 2 октября I./JG77 гауптмана Йоханнеса Яанке была отделена и передана под контроль JG54, с базированием в близлежащем Campagne-lès-Guines. Тогда же, спустя три дня, 5 октября, II./JG51 была освобождена от своих бесплодных обязанностей по обороне побережья Северного моря под управлением Stab JG1 и вернулась в лоно, став базироваться на Mardyck, недалеко от Дюнкерка. Это коснулось также переоборудование «Эмилей» из 5./JG51, каждый из которых был оснащен бомбодержателем под 250-кг бомбу, а обер-лейтенанту Гансу Колбову сообщили, что отныне его эскадрилья должна будет выполнять Jabo миссии.

5 октября 5./JG51 совершила первый истребительно-бомбардировочный вылет в Англию. 1 Spitfire был сбит у Лондона командиром III./JG51, гауптманом Вальтером Оезау. Звено Bf.109 из 2./JG77 сопровождало разведывательный Henschel Hs.126 из 4.(H)/31 в полете над Каналом и было неожиданно атаковано Спитфайрами из 92 sqn. RAF, которые сбили Bf.109E-1 (W.Nr. 4073), пилот которого обер-фельдфебель Вильгельм Швейкерт (Wilhelm Schweikert) был ранен. Hs.126 разбился неподалеку от Кале из-за серьезных повреждений. 1 Spitfire был заявлен сбитым фельдфебелем Гейнцем Клоппером.

Хотя, как правило, Jabostaffeln (истребительно-бомбардировочные эскадрильи) действовали на больших высотах, они не были застрахованы от потерь. И, по иронии судьбы, их первой жертвой стал командир 2./JG51 обер-лейтенант Виктор Мельдерс, которые вместе с одним из своих пилотов, был сбит в воздушном бою с Харрикейнами из 605 sqn. RAF у южного побережья 7 октября.

Виктор Мельдерс вспоминал:

В понедельник, 7 октября, между 10:00 и 10:30, мой брат отдал приказ моей эскадрильи — восемь машин с 250-кг бомбами, взлететь из Pihen, подняться на 6000 м, достичь Лондона, и сбросить бомбы на доки. Затем мы должны были вернуться домой как можно быстрее. Мы летели в сопровождении Stabsschwarm и восьми других самолетов.

По достижению устья Темзы, брат сообщил мне, что он останется на этой высоте и вернётся в Pihen, так как заканчивалось топливо. Я и мой ведомый спикировали и мы прошли над улицами Лондона чуть выше крыш. Это был необычный опыт, видеть разрывы зенитных снарядов выше себя. Мы сбросили бомбы и направился во Францию. Вдруг я услышал: «Индейцы за нами!». Оглянувшись вокруг, я увидел около тридцати самолетов пикирующих на нас с высоты 6000 м. Я ждал, что они приблизятся, чтобы совершить манёвр уклонения и встретить их. Единственное, что я помню после этого, является попадание в радиатор, утечка гликоля, быстро растущая температура двигателя. Я решил остаться на малой высоте, поскольку двигатель не мог вытянуть самолет выше, приходилось переодически выключать и снова включать его. Я заметил один истребитель RAF за собой. Мгновение спустя я влетел в облако, и когда вылетел, то увидел преследователя рядом. После этого я потерял его где-то и не видел больше.

Летя слишком низко, чтобы выпрыгивать с парашютом, я осмотрелся вокруг в поисках места для посадки. Старые грузовики и другие противодесантные препятствия стояли на всех полях, что я пролетал. В конце концов мне пришлось приземлиться на краю противотанкового рва, что я сделал очень хорошо; машина даже не загорелась. Вскоре я был взят в плен членами территориальной обороны; они посадили меня в Rolls-Royce и отвезли домой на чай с пирогом. После этого они отвезли меня в отделение полиции.

Другим Jabo пилотом сбитым над Лондоном стал лейтенант Эрих Мейер (Erich Meyer, 6 побед). 1 сбитый Spitfire был заявлен лейтенантом Фридрихом Эберле из 1./JG51. II./JG51 заявила 4 победы: обер-лейтенант Йозеф Приллер две, обер-фельдфебель Вернер Хюбнер и фельдфебель Вальтер Кригер по одной. Преемником Виктора Мельдерса в качестве командира 2./JG51 стал обер-лейтенант Вильгельм Хахфельд, специалист по истребительно-бомбардировочным операциям и известный в эскадре как «Bomben Willi».

8 октября произошел необычный инцидент. В кабине машины лейтенанта Гейнца Эшерхауса (Heinz Escherhaus) из 1./JG77, во время утренней свободной охоты надулась сама по себе спасательная лодка. В результате он потерял контроль над самолетом и совершил вынужденную посадку недалеко от Eastry, где был взят в плен.

На следующий день Спитфайр из 41 sqn. RAF серьезно повредил Bf.109E-1. Его пилот, унтер-офицер Рудольф Делфс (Rudolf Delfs, 2 победы) смог долететь до Франции, но погиб при аварийной посадке.

10 октября обер-лейтенанты Кари-Готфрид Нордманн и Гюнтер Бейзе из 3./JG77 сбили каждый по одному Бленхейму, которые они перехватили вблизи Фолкстона. Множество Jabo атак состоялось 12 октября, что привело к нескольким сражениям. 1./JG77 сбила 3 Харрикейна — по одному фельдфебель Адольф Розен (Adolf Rosen), лейтенант Бернд Галлович и унтер-офицер Гаральд Кальбе (Harald Kalbe). Гауптман Вальтер Оезау, командир III./JG51, сбил Spitfire, обер-лейтенант Георг Клаус из Stab./JG51 — Харрикейн и Geschaderkommodore майор Вернер Мельдерс три Харрикейна.

Утром 15 октября JG51 провела свободную охоту у Лондона. Рядом с Редхиллом её пилоты натолкнулись на несколько Харрикейнов из 501 sqn. RAF. Майор Мельдерс сбил Sgt. Fenemore, и по одному Харрикейну сбили обер-лейтенанты Ганс Колбов и Йозеф Феце из II./JG51. Унтер-офицер Эрих Хён (Erich Hohn, 2 победы) на Bf.109E-1 (W.Nr. 3535), «белая 2» был сбит, пилоту пришлось прыгать и он попал в плен. На обратном пути обер-фельдфебель Вернер Хюбнер сбил Спитфайр из 41 sqn. RAF над каналом, летчик сержант Uoyd утонул. Вторая свободная охота, во второй половине дня, привела к сбитию 4 Харрикейнов: по одному сбили гауптман Вальтер Оезау из III./JG51 и лейтенант Вальтер Штенгель (Walter Stengel) из 6./JG51, и два обер-лейтенант Йозеф Приллер.

Два дня спустя, 17 октября, ожесточенные бои снова произошли над Англией. Майор Мельдерс сбил Spitfire. По одной победе было на счету фельдфебеля Эрвина Флейга, обер-лейтенантов Йозефа Приллера (для него, сбитый одиночный Харрикейн стал 20-й победой), Франца Хана, Карла Фюринга (Karl Fuhring), унтер-офицера Гейнца-Гюнтера Флайшхакера, ефрейтора Карла Райзингера (Karl Raisinger) и по две на счету обер-лейтенанта Карла-Готфрида Нордманна, унтер-офицера Гейнца Уиста (Heinz Wiest) и фельдфебеля Франца Бартена. Машина Нордманна была повреждена настолько, что он совершил аварийную посадку мысе Гри-Не. Гауптман Бруштеллин оставил I./JG51 и принял командование I./JG53. Командование над его Группой принял гауптман Йоппин. Соответственно командование над 1./JG51 принял адъютант эскадры обер-лейтенант Георг Клаус. Обер-лейтенант Кепке (Kopke), в свою очередь, стал новым адъютантом.

19 октября обер-лейтенант Приллер стал четвёртым человеком в эскадре, награждённый Рыцарским крестом.

На следующий день фельдфебель Гейнц Вильгельм из 3./JG77 был захвачен в плен после того, как был сбит возле Истборна Спитфайром из 603 sqn. RAF (пилот P/O Дьюи — Dewey).

Днем 22 октября во время Jabo вылета майор Мельдерс сбил 3 Харрикейна, ставшие его 49-51-й победами. Таким образом Мельдерс стал первым пилотом во Второй мировой войне, одержавшим 50 побед. Его имя в очередной раз было упомянуто в ежедневной сводке вермахта, а в Pihen были проведены памятные торжества. В то же время, после боя у Гастингса фенрих Курт Мюллер из 3./JG51 попал в плен.

Три дня спустя майор Мельдерс одержал ещё 2 победы, сбив Хариикейны F/L Яастержебского (Jastrzębski) из 302 sqn. и P/O Юла (Yule) из 145 sqn. RAF. Командир JG51 впервые вылетел на новейшем Bf.109F-1 (W.Nr. 5628). В то же день он получил звание оберст-лейтенанта.

Тогда же, 25 октября, в районе Лондона произошло много воздушных схваток, в которых 2 Харрикейна сбил лейтенант Генрих Торнов из 4./JG51, и 1 лейтенант Хуберт Хюппертц из 6./JG51. III./JG51 заявила 5 побед: обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелл, лейтенант Герхард Зенонер, ефрейтор Гельмут Зейхм (Helmut Ziehm) и гауптман Вальтер Оезау. Немцы понесли тяжелые потери, 3 пилота попали в плен: фельдфебель Вильгельм Козловски (1 победа) из 7./JG51 выпрыгнул около Guestling, фельдфебель Леонхард Бирк (Leonhard Birk, 4 победы) из 7./JG51 совершил вынужденную посадку недалеко от Hunton и ефрейтор Карл Райзингер (Karl Raisinger) из 3./JG77 на Bf.109E-4 (W.Nr. 5104) «коричневая 13» приземлился в районе Saltdean.

Перед полуднем 27 октября Jabo из JG51 атаковали конвой в устье Темзы. Фельдфебель Линднер потопил грузовое судно водоизмещением 4000 брт. Фельдфебель Галлович атаковал большое судно из состава конвоя, которое оказалось вспомогательным крейсером. Оно встретило немца сосредоточенным огнём и заставило его прекратить атаку. II./JG51 в свободной охоте над Лондоном, сбила 4 Спитфайра: лейтенант Вальтер Штенгель и Генрих Торнов по одному, а обер-фельдфебель Ганс Йон два. 1 Харрикейн был сбит унтер-офицером Гейнцем Вистом (Heinz Wiest) из 3./JG77. Во время послеобеденного патруля в поисках летчиков сбитых над каналом, пилоты 2./JG51 атаковали группу Бленхеймов в сопровождении двухмоторных истребителей Уирлуинд. 2 Бленхейма были сбиты фельдфебелем Георгом Павензингером, 1 унтер-офицером Гейнцем Дейном, 1 Уирлуинд был сбит ефрейтором Вернером Хейдорном (Werner Heidorn).

28 октября, во время утреннего Jabo вылета погиб обер-фельдфебель Ганс Йон (Hans John, 8 побед) из 4./JG51, сбитый британским асом S/Ldr Таком (Tuck) из 257 sqn. RAF. Во второй половине дня погиб адъютант II./JG51, лейтенант Вернер Книттель (Werner Knittel, 1 победа), сбитый Харрикейном над Лондоном.

На следующий день майор Вернер Мельдерс одержал свою 54-ю победу. Его жертвой стал Spitfire P/O Эдмондса (Edmonds) из 615-й sqn. RAF. 1 Харрикейн пошел на личный счет командира I./JG51 гауптмана Йопинна. Его Группа потеряла 2 пилотов: фельдфебель Карл Бабенхофер (Karl Bubenhofer) попал в плен, а адъютант обер-лейтенант Эрнст Терри (Ernst Terry, 4 победы) был убит. Бой с истребителями 74 и 253 sqn. RAF во второй половине дня, проведенный II./JG51 пополнил счет Группы на 4 победы: лейтенанты Эрих Хохаген, Генрих Торнов, Герберт Хюппертц и обер-лейтенант Вернер Хюбнер. Группа также понесла и потери — 3 пилота погибли: лейтенант Генрих Торнов (Heinrich Tornow, 10 побед) из 4./JG51, унтер-офицер Альфред Ленц (Alfred Lenz, 1 победа) из 4./JG51 и фенрих Отто Брунк (Otto Brunk).

JG51 приняла участие в последних боях Битвы за Британию. 30 октября по одной победе над Спитфайрами из 602 sqn. RAF заявили лейтенант Герман Зегатц и обер-лейтенанты Ганс Колбов и Франц Ягер из III./JG51, а четвёртый Spitfire был сбит сбит Гансом-Карлом Кейтелем из 1./JG77.

Всего, в ходе Битвы за Британию, до конца октября, JG51 (включая I./JG77) одержала 455 побед, в том числе одержанные:

  • Stab./JG51 — 37;
  • I./JG51 — 93;
  • II./JG51 — 129;
  • III./JG51 — 137;
  • I./JG77 — 59.

В то же самое время эскадра потеряла 80 пилотов: 39 погибли, 29 попали в плен, 12 было ранено. Из 44 пилотов выбывших из строя в сентябре — октябре 1940 года, 21 не имел побед, а 7 имели только по одной победе. Помимо новичков, JG51 потеряла несколько асов, которые не вернулись из боевых вылетов: гауптман Виггерс (13 побед), обер-лейтенант Терри (8), лейтенант Торнов (10), обер-фельдфебель Ганс Йон (8). Эти потери были самыми высокими из всех истребительных и тяжелоистребительных эскадр, которые участвовали в битве за Британию.

Ухудшение погоды в ноябре привело к дальнейшему заметному снижению воздушной деятельности. 5 ноября над Англией выпрыгнул с парашютом и попал в плен обер-фельдфебель Йоханн Иллнер из 4./JG51, имевший на своем счету 7 побед.

8 ноября стало самым успешным днем эскадры за весь месяц, пилоты I./JG51 заявили по 3 Харрикейна без потерь, в каждом из двух отдельных вылетов над южным побережьем. 1 из истребителей RAF пошел на счет обер-лейтенант Германа-Фридриха Йоппина, но больше всего Харрикейнов — 3 были зачислены на личный счет обер-лейтенанта Георга Клауса.

Дальнейшие изменения в командовании произошло 10 ноября, когда командир 3./JG51 Рихард Леппла получил звание гауптмана и был назначен командиром III./JG51 на место гауптмана Вальтера Оезау, который покинул эскадру, став командиром III./JG3. Лепплу в качестве командира 3./JG51 сменил обер-лейтенант Генрих Крафт.

В ходе крупной анти-конвойной операции над устьем Темзы 11 ноября I./JG51 было зачислено ещё 4 победы, но на этот раз это стоило им 2 пилотов из состава 1./JG51, одним из которых стал, недавно назначенный командир, обер-лейтенант Георг Клаус. Ас, имевший на своем счету 17 побед — погиб. Кроме того, участвуя в воздушных боях у северного побережья Кента, III./JG51 заявила одинокий Спитфайр, но потеряла 1 из собственных пилотов. Но худшее было впереди. Спасательный самолет Группы, Fw.58 «Weihe», был отправлен в устье, искать пропавших без вести пилотов. Он был перехвачен звеном Харрикейнов и сбит. Вместе сним погибли все три члена экипажа.

19 ноября эскадры попрощалась с другим своим ветераном, когда командир 6./JG51 обер-лейтенант Йозеф Приллер был назначен командиром 1./JG26.

Двое суток спустя I./JG77 гауптмана Янке вернулась в Гиз после семи недель пребывания под управлением Stab JG54. По прибытии, Группа сразу же была переименована в IV./JG51, в результате чего эскадра майора Вернера Мельдерса стала уникальной среди фронтовых Jagdgeschwader в этот период. Она была единственной, состоящей из четырёх Групп. За время своего пребывания в составе JG54, Группа заявила 26 побед ценой 1 пилота погибшим и 2 пленными. Однако она была гораздо менее успешной в ходе своих первых недель действия в качестве IV./JG51. К концу ноября она потеряла 1 пилота погибшим, и ещё 1 попавшего в плен, не одержав ни одного успеха.

I./JG51, которая начала месяц так хорошо, закончила его в худшем стиле. Участвуя в рейде над Дуврским проливом 27 ноября Jabo из 2./JG51 были перехвачены тремя эскадрильями Спитфайров. 2 «Эмиля» с подвешенными бомбами были расстреляны над морем, похоронив с собой своих пилотов. Третий совершил вынужденную посадку на аэродром Manston. Часть эскорта истребителей-бомбардировщиков, 3./JG51 пострадала точно так же как и их подопечные — 2 пилота погибли, 1 попал в плен.

Ноябрь стал полностью бесплодным месяцем для Вернер Мельдерса, который заболев гриппом не участвовал в операциях на протяжении большей части времени. Но 1 декабря он заявил один из пары Харрикейнов, с которыми немцы встретились возле Эшфорда — второй был зачислен на счет его ведомого, обер-лейтенанта Хартманна Грассера. На самом деле, из 2 атакованных машин 253 sqn. RAF, жертва Мельдерса совершила аварийную посадку, но была отремонтирована, а другой самолет вернулся на базу с повреждениями.

В тот же день, но в отдельных боестолкновениях, II./ и III./JG51 также удалось сбить по одному Харрикейну. Они пошли на личные счета будущих кавалеров Рыцарского креста: для лейтенанта Эриха Хохагена из 4./JG51 он стал 10-й победой, а для командира Группы гауптмана Рихарда Лепплы — 13-й. И все в тот же день, 1 декабря III./JG51 понесла последнюю в 1940 году боевую потерю эскадры со смертельным исходом, когда унтер-офицер Вальтер Мисала (Walter Miesala) из 9./JG51 упал в канал у Дувра.

Шесть дней спустя вся эскадра был снята с Па-де-Кале и отправлена обратно на родину для отдыха и пополнения. Stab, I./, II./ и IV./JG51 провели следующие два месяца вместе в Мангейм-Сандхофене, в то время как III./JG51 в гордом одиночестве примерно в 270 км к северу от них, в Гютерло.

Зимне-весенний период на Канале[править | править вики-текст]

Оберст-лейтенант Мельдерс и его Geschwaderstab стали первым в эскадре, кто вернулся на передовую, к каналу, перелетев в Mardyck 5 февраля 1941 года. Четыре дня спустя I./ и IV./JG51 приземлились в Аббевилле и Ле-Туке, соответственно. Как и Штаб, I. Gruppe теперь летала на Bf.109F, но IV./JG51 все ещё использовала E-модели, и она получит свои первые Фридрихи только в следующем месяце. Последнеми, 14 февраля, прибыли II./JG51 — все ещё оснащенная «Эмилями» — она присоединилась к Штабу в Mardyck и III./JG51, оснащенная смесью Bf.109E и Bf.109F, обосновалась на соседнем St Omer-Wizernes. Но война, на которую они вернулись, очень разительно отличалась от той, которую они вели прошлой осенью. RAF усилили свою оборону (на самом деле, их позиция может теперь быть более точно описана, как наступление), и в течение следующих трех месяцев Мельдерс и его пилоты будут действовать в основном над открытыми водами Ла-Манша — и чаще ближе к побережью Франции, чем к Англии. Налеты на вражескую территорию стали малыми и выполнялись с большими интервалами.

Первая победа Вернера Мельдерса после возвращения в Па-де-Кале (56-я победа, заявленая 10 февраля 1941 года) стала характерной для того, что ждало эскадру впереди — Харрикейн был сбит в пяти километрах к северо-востоку от Кале. В оставшееся время проведенное в Mardyck, Stab./JG51 заявит ещё 20 побед над истребителями противника. Ровно половина из этого числа будет числиться за командиром эскадры, доведя общий счет оберст-лейтенанта Мельдерса до 68 побед. На счету гауптмана Йоппина, была львиная доля побед своей Группы, он одержал 12 из 20 побед, которые засчитали I./JG51 в ближайшие недели. Среди этих 12 побед была и 40-я победа Йоппина с начала войны. Определенная как Харрикейн (но, возможно Spitfire) сбитый северо-западнее Эшфорда 21 апреля, она привела к награждению Йоппина Дубовыми листьями 2 суток спустя.

Оснащенная «Эмилями» II./JG51 не далеко отставала от I./JG51, одержав 14 побед за тот же период. Они были более равномерно распределены среди 13 её пилотов. Только одному было зачислено две победы — будущему кавалеру Рыцарского креста унтер-офицеру Вильгельму Минку, первой победой которого стал Бленхейм, сбитый над Каналом 29 апреля.

Ровно месяцем ранее, 29 марта, ещё пока неизвестный унтер-офицер, был тяжело ранен в аварии при посадке в Mardyck. К счастью, ефрейтор Антон Хафнер полностью восстановился. Перед гибелью в бою в июне 1944 года обер-лейтенант «Тони» Хафнер стал самым успешным пилотом эскадры и единственным, превысившим рубеж в 200 побед.

Но, пожалуй, самым значимым событием для II./JG51 в это время стали проводы командира Группы гауптмана Гюнтера Маттеса в военно-воздушную академию в Берлин-Гатов, и его замена во главе Группы обер-лейтенантом Йозефом Феце.

Из двух оставшихся Групп Мельдерса, III./JG51 заявила всего 6 побед за время её трехмесячного пребывания в St Omer-Wizernes (к окончанию этого периода она полностью перевооружилась на Bf.109F). IV./JG51 достигла результата 19 побед, и за это время также претерпела две смены командования.

18 февраля, длительное время командовавший Группой гауптман Йоханнес Яанке, который был с ней почти со дня её формирования в июле 1938 года, в конце концов покинул её, после того как он был назначен на штабную должность. Его заменил обер-лейтенант Ганс-Карл Кейтель, бывший командир 10./JG51. Но командование Кейтеля длилось чуть более недели. Через несколько минут после заявления своей восьмой победы — Харрикейн над Дуврским проливом 16 февраля, он сам был сбит над каналом Спитфайром.

Кейтеля в свою очередь сменил майор Фридрих Бек, являвшийся до 1 марта членом Штаба Мельдерса. Новый командир IV./JG51 четыре дня спустя открыл счет своим побед — один из квартета Спитфайров из 610 sqn. RAF, сбитых Группой у Булони.

Во время своего второго периода развертывания в зоне Па-де-Кале, JG51 было зачислено в общей сложности 85 самолетов противника уничтоженными. Эти успехи стоили эскадре 6 пилотов погибших в боях, 1 пропавшего без вести и 1 раненого. Но дни подсчета успехов десятками, а потери индивидуальными, быстро подходили к концу. В течение последней недели мая и первую неделю июня 1941 года, Мельдерс и все его четыре Группы, одна за другой, покинули Ла-Манш во второй, и последний, раз. Они были отозваны в очередной раз в Германию. И когда они поднялись снова спустя пару дней, их курс пролегал на восток — в сторону той части Генерал-губернаторства (оккупированной немцами Польши), которая прилегала к советской границе к востоку от Варшавы. Первая половина восьмилетней истории эскадры была окончена. Вторая половина должна была вот-вот начаться. Но это уже не будет иметь никакого отношения к тому, что было раньше.

Операция «Барбаросса»[править | править вики-текст]

Накануне операции «Барбаросса» Люфтваффе собрало вдоль границы с Советским Союзом в 20 Группах 858 истребителей из которых 657 были боеспособными. Большинство из них были Bf.109F в количестве 680 машин, из которых 555 были исправны. Оставшиеся 179 (в том числе 102 исправных) являлись более старой моделью E.

Stab, I./, II./ и III./JG51 входили в II.Fliegerkorps, который, в свою очередь, подчинялся Luftflotte 2, прикрепленном к группе армий Центр. Между тем, IV./JG51 совместно с I./JG53 была прикреплена к JG53, которая подчинялась непосредственно Luftflotte 2. Каждая из четырёх Групп JG51 была оснащена Messerschmitt Bf.109F-2. В целом, JG51 имела 160 машин этого типа из которых 121 были исправны (Stab — 4/4, I./ — 40/38, II./ — 40/23, III./ — 38/30 и IV./ — 38/26).

В своем кластере из четырёх аэродромов к востоку от Варшавы (которые они делили с частями JG53), Группы оберст-лейтенанта Мельдерса находились почти в центре 4480-километрового фронта, который простирался от Баренцева моря на севере до Чёрного моря на юге. Их главной задачей, на этом новом театре военных действий, состояла зачистка неба впереди и над танковыми дивизиями 2-й танковой Группы, которая сама по себе образовывала правый фланг двойных клещей группы армий Центр, направленной на северо-восток в сторону Москвы (падение которой, по предположениям, должно было немедленно привести к развалу Советского государства).

Накануне войны с Советским Союзом майор Вернер Мельдерс созвал своих пилотов на брифинг и придал им немного бодрости духа. Среди пилотов был и ефрейтор Гюнтер Шак из 7./JG51, позже ставший Experte с 174 победами, он вспоминал:

Мельдерс приказал своим людям собраться в Седльце в Польше. Мы медленно пробирались к месту встречи по дорогам, загруженных танками и всеми видами военной техники. Стояла угнетающая жара, и пыль месимая бесчисленным транспортом и грузовиками поднималась высоко в небо. Было уже поздно; Мельдерс пообещал поставить каждому из нас пиво в полдень, и я волновался, что мы могли пропустить это! Мы прибыли как раз вовремя, чтобы выслушать его речь, которая продолжалась в течение двух часов. Некоторые слова, которые он говорил, возможно, ускользнули от моего внимания, потому что все волновались, но я помню, что мы были глубоко затронуты тем, что мы только что услышали. Мельдерс объяснил нам необходимость новой кампании. Было ясно, что ставка фюрера изложила общее послание его речи, особенно её политических и военных аспектов. Но мы услышали, что-то ещё. Наше командование было убеждено, что после наших первых успехов русские люди повернут против своего правительства в Кремле, потому что они не были большевиками в сердцах. Мельдерс, однако, выразил сомнения по поводу этого. Он подозревал, что это должна была стать длинная и долгая кампания. Он сказал, что мы столкнемся в воздухе с многочисленным, но технически уступающим врагом, и что у каждого из нас будет много возможностей награждением Рыцарским крестом. Он был очень торжественен, когда пожелал нам всем на прощание удачи.

Но сначала, в истинном стиле Блицкрига, Барбаросса началась с серии упреждающих авиационных ударов, предназначенных для устранения воздушных сил противника на земле. Результаты в первый день кампании превзошли все ожидания. К наступлению темноты 22 июня, было подсчитано, что около 300 советских самолетов был сбито и около 1500 (!) уничтожено на земле. Даже Геринг сначала отказался верить таким ошеломляющим цифрам.

Не известно, как много советских самолетов эскадра уничтожила на земле, но только 2./JG51, чьи новые «Фридрихи» — как и более ранние «Эмили» — были оснащены подфюзеляжными бомбодержателями, заявили 43 уничтоженных самолета в четырёх Jabo-вылетов в ходе дня.

В воздухе, четыре Группы Мельдерса (считая IV./JG51, временно прикрепленную к Stab JG53), заявили не менее 93 вражеских машин сбитыми! Stab/JG51, размещенный в Седлеце, 22 июня 1941 года произвел 34 боевых вылета. Сам командир эскадры открыл счет победам в 5:00, когда майор Мельдерс сбил И-153. Штабное звено, которое действовало вместе с II./JG51, одержало за день 5 побед (четыре майор Мельдерс и 1 обер-лейтенант Грассер) без каких-либо потерь. Победы Мельдерса довели его личный счет до 72 побед, за чем последовало непосредственное награждение Мечами к Рыцарскому кресту. Первое вручение этой, вновь учрежденной награды, состоялось сутками ранее, когда был награждён Адольф Галланд за его 69 побед одержанных на Западе.

Многие другие пилоты добились личных побед за эти начальные часы проведения операции Барбаросса. Среди них был и лейтенант Гейнц Бэр из 1./JG51, три победы которого утром довели его личный счет до 20. Но Бэру придется подождать десять дней для награждения Рыцарским крестом, к этому времени он добавил ещё девять побед на свой счет.

Во время первого вылета I./JG51 за день — эскортной миссии — произошел воздушный бой с большой группой вражеских истребителей, 2 из которых были сбиты (по одному обер-лейтенант Генрих Крафт и лейтенант Гейнц Бэр), при потери 1 Bf.109F-2, W.Nr.5678, «Коричневый 9» из 3./JG51. Пилот истребителя, фельдфебель Теодор Штебнер (Theodor Stebner), совершил вынужденную посадку за линией фронта, но ему посчастливилось избежать захвата в плен и он вернулся спустя шесть дней.

Около 9:30 часов, лейтенант Гейнц Бэр и его ведомый, обер-фельдфебель Генрих Хофемейер, во время сопровождения поврежденного Хейнкеля He.111 возвращающегося на свою базу, обнаружили вблизи Седлеца летящее без сопровождения соединение из примерно 30 бомбардировщиков СБ-2. Два немца вызвали по радио подкрепление, а затем занялись противником. Лейтенант Бэр подбил 2, ставшие для него 19-й и 20-й победами. Обер-фельдфебель Хофемейер сбил 4 — первые победы этого молодого пилота. Когда он сел на хвост пятому, то был поражен огнём стрелков. Немного пострадав, он прервал атаку и оба немецких летчика вернулись на базу. Между тем, пилоты 3./JG51, взлетевшие на вызов по радио лейтенанта Бэром, прибыли на место боя и сбили ещё 9 бомбардировщиков.

Во второй половине дня, в 17:45 часов, обер-лейтенант Генрих Крафт одержал свою 4 победу за день, бомбардировщик ДБ-3.

Для II./JG51 первые вылеты против колонны советских бомбардировщиков превратился в охотничье веселье. День принес 23 победы над бомбардировщиками и 5 над истребителями без единой потери. Кроме того, 63 самолетов было уничтожено на земле.

Первый день войны против Советского Союза хорошо помнил обер-лейтенант Вальтер Штенгель из 6./JG51:

«Накануне Барбароссы, боевой счет эскадрильи показывал, что у меня было только две победы. Наша Коммодор, Вернер Мельдерс, сказал, что это скоро изменится… В 04:30 утра 22 июня 1941 года, я взлетел с остальными пилотами 6./JG51 в нашем первом вылете против России. Мы видели поезда, по-прежнему следующие в восточном направлении и на запад, через советскую границу, но аэродромы в её районе были заполнены советскими самолетами, что привело меня к мысли, что русские планировали напасть на нас. В этом вылете у нас не было встреч с вражеской авиацией и мы приземлились почти двумя часами позднее. Быстро позавтракали, в то время как наши машины были заправлены и перевооружены. Вся II./JG51 приземлилась, после первых вылетов, не одержав побед, поэтому, когда мы снова взлетели, то надеялись на большее везение. На этот раз, примерно в 07:30 часов, наш 6-й Staffel столкнулся с летящими самолетами противника. Я сбил „Рату“, так же как и два других пилота, таким образом, II./JG51 одержала первые свои победы на новом фронте. Мы приземлились, и как можно скорее, опять взлетели, совершая другой вылет. Первый день стал типичным для последующих, хотя нам часто приходилось перебазироваться на новые аэродромы, чтобы сопровождать продвигающиеся сухопутные войска.»

Пилоты III./JG51 заявили 19 самолетов противника, в том числе 15 СБ-2, ещё 23 было уничтожено на земле. Собственные потери составили 1 самолет потеряный в воздушном бою вблизи Брест-Литовска. Его пилот, обер-лейтенант Готфрид Шлитцер, добрался до своей части пешком на следующий день. Ещё 4 самолета из состава III./JG51 были повреждены.

Ефрейтер Гюнтер Шак из 7./JG51 вспоминал первый день войны на Востоке следующими словами:

22 июня мы были в боевой готовности с 03:00. Четверть часа спустя первые немецкие бомбардировщики промелькнули над нашими головами, направляясь на восток. Жребий был брошен! Вскоре после этого мы услышали катящийся гром нашей артиллерии. Она, вероятно, обстреливала Брест-Литовск. В 04:00 наш Штаффель взлетел. По возвращении, ни один пилот не помахал крыльями в знак воздушной победы. Советские самолеты в воздухе отсутствовали.

В 12:00 часов мы были подняты по сообщению на перехват вражеского соединения с этой стороны реки Буг. Когда мы прибыли на место боя, наши истребители уже почти закончили уничтожение советских бомбардировщиков. При возвращении назад нам сообщили о 21-м вражеском бомбардировщике, проходящем над Бьята Подляска. Мы сразу же развернулись и через несколько мгновений уже вступили в крупный ближний бой. Наши товарищи приближались к бомбардировщикам и устраивали им ад. В пылу сражения мой Katzmarek (ведомый) и я атаковали одну и ту же машину и расстреляли много снарядов, но она продолжала полет! Я был очень взволнован, так как это был мой первый бой. Бомбардировщик поволочился обратно по широкой дуге, пытаясь добраться до той стороны Буга. Мы оба сидели у него на хвосте и засыпали выстрелами. Наконец, после моей третьей атаки я ясно увидел что левый двигатель русского в дыму и огне. Бомбардировщик совершил аварийную посадку недалеко за рекой и сгорел. Я не мог проследить, но прокричал по радио, объявив о своей первой победе. Я немного увлекся, но тогда же был полностью ошеломлен, когда моей ведомый заявил, что он был тем, кто сбил «мой» бомбардировщик! Я был разочарован. Во всяком случае, наши счета были открыты. Во второй половине дня почти каждый пилот возвращаясь на базу с гордостью помахал крыльями.

IV./JG51 начала свою войну на Востоке в первые часы 22 июня 1941 года вылетом на сопровождение группы Штук, направляющихся для атаки русских укреплений в Брест-Литовске. В тот же день Группа выполнила несколько заданий по сопровождению и свободных боев против вражеских истребителей на восточном берегу реки Буг, особенно в районе Кобрина. Результататом дня стали 23 сбитых советских самолета, при потери 1 Bf.109F-2, (W.Nr.6656), который пострадал из неисправности двигателя и был вынужден сесть на живот на аэродроме в Krzewica. Пилот не пострадал.

Второй день кампании на востоке принес эскадре очередную серию маловысотных атак, но с резким контрастом дня ранее, это привело только к 2 воздушным победам.

В этот же день, I./JG51 перебазировалась в Тересполь. Пилоты 2./JG51 совершили несколько штурмовых вылетов против авиабазы в Белостоке, где находился один из штабов советских ВВС; 7 вражеских самолетов были уничтожены на земле. Единственным успехом в воздухе стал биплан Р-3, сбитый в 13:04 и ставший первой победой для будущего кавалера Рыцарского креста фельдфебеля Антона «Тони» Линднера из 2./JG51.

II./JG51, действовавшая из Седлеца, присоединилась к I./JG51 в Тересполе в тот же день. В этот день, Группа потеряла 2 машины. Одна из них была сбита огнём с земли; на второй, командир группы, гауптман Йозеф Феце, был сбит в воздушном бою. Первоначально он был объявлен пропавшим без вести, но вернулся в свою часть спустя два дня.

23 июня, IV./JG51 совершила около десятка вылетов, но заявила только 1 победу — в 19:32 фельдфебель Генрих Хофман из 12./JG51 сбил бомбардировщик СБ-2. Сутки спустя, 24 июня, другой «Тони» открыл свой боевой счет. Полностью оправившийся от травмы, полученной при аварийной посадке в Mardyck тремя месяцами ранее, ефрейтор Антон «Тони» Хафнер из 6./JG51 сбил советский бомбардировщик СБ-2, сделав первый шажок по лестнице становления лучшего стрелка JG51. В дополнение к победе Хафнера, эскадре 24 июня были зачислены ещё 81 победа, ибо, несмотря на все усилия Люфтваффе, ВВС Красной Армии были ещё далеки от уничтожения.

24 июня, ВВС РККА будто очнулись от своего первоначального оцепенения. Пилоты Stab, II./ и III./JG51 отбивали волны вражеских бомбардировщиков. Общая оценка подразделений за день составила 58 побед. Особо отличились два пилота из 9./JG51: обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелл с 7 победами (его 10-я — 16-я победы) и лейтенант Оттмар Маурер с 6-ю (его первые победы).

Утром, IV./JG51 была переведена в Пружаны, примерно в 60 км к северо-востоку от Брест-Литовска. Действуя со своеей новой базы, Группа заявила 24 советских бомбардировщика к полудню. Унтер-офицер Франц-Йозеф Бееренброк, который позднее стал одним из «Экспертов» эскадры, одержав 117 побед, заявил свои первые два.

На следующий день, 25 июня, JG51 повезло ещё больше, сбив 70 вражеских бомбардировщиков. Но эскадра понесла свою первую безвозвратную потерю в воздушных боях над Россией: ею стал лейтенант Вальтер Кригер (Walter Krieger) из 6./JG51, имевший 5 побед.

26 июня, III./JG51 была послана против группы из 80 советских танков, прорвавшихся через линию фронта. Большинство из них были выведены из строя; три советских бомбардировщика, которые оказались в непосредственной близости от места событий, были сбиты. В тот же день эскадра добавила 9 побед к своему быстро растущему счету.

Оправившись от непосредственного удара дикого натиска первых дней, советские командиры перебросили бомбардировщики с пока ещё нетронутых тыловых баз и вводили их волнами в бой против наступающих немецких сухопутных войск. При отсутствии фронтовых истребителей, советские бомбардировщики несли страшные потери. 30 июня 1941 года советские бомбардировщики предприняли отчаянную, но бесплодную попытку предотвратить концентрацию немецких войск на плацдарме на Березине вблизи Бобруйска. При осуществлении защиты плацдарма, пилоты JG51 заявили беспрецедентный результат: 113 самолетов противника уничтоженными за день в 157 боевых вылетах! Ценой этого стали только 7 собственных самолетов (1 пилот погиб, ещё один ранен).

Эта огромная цифра увеличила несколько десятков личных счетов. Третий из 5 бомбардировщиков ДБ-3 сбитых командиром эскадры, довел его счет до 80 побед — уровень барона Манфреда фон Рихтгофена, легендарного «Красного Барона», и ведущего немецкого пилота-истребителя Первой мировой войны. Гауптман Герман-Фридрих Йоппин также одержал 5 побед, четвёртая из которых стала на счету командира I./JG51 50-й, а пять побед лейтенанта Гейнца Бэра из 1./JG51 довели его личный счет до 27. К этому времени гауптманы Феце и Леппла, обер-лейтенанты Колбов, Шнелл, Нордманн, Штайгер и лейтенант Бэр одержали не менее 20 побед каждый, что в теории давало им право получить желанную награду в виде Рыцарского креста.

Этот день, 30 июня 1941 года, стал датой на которую было объявлено, что JG51 первой среди Jagdgeschwader достигла 1000 побед! Её одержал лейтенант Бернд Галлович из 10./JG51 — им был СБ-2, ставший одновременно его 10-й личной победой.

Молодой 19-летний лейтенант Ганс Штрелов из 5./JG51, который вскоре одержит внушительные 68 побед, 30 июня праздновал свою вторую победу:

«Я сократил расстояние до 400 метров и дал несколько коротких очередей, чтобы заставить замолчать заднего стрелка. После этого я сблизился с 70 до 30 метров, и поджег правый двигатель самолета. Поскольку ответного огня не было, я продолжал лететь в 30 метрах за бомбардировщиком, наблюдая, как пламя охватывает его. Вдруг я увидел, что задний стрелок встал. Он посмотрел на меня и погрозил кулаком. Затем он отчаянно взглянул на переднюю часть машины, а потом вниз, на несущуюся землю и снова на меня. Бомбардировщик летел на высоте не более 15 метров и об использовании парашюта не могло быть и речи. Я был заворожен его бедственным положением. Чертовы идиоты, как вы собираетесь выходить из него? Двигатель в огне, места для аварийной посадки нет и слишком поздно выпрыгивать. Самолет начал косить верхушки деревьев, и в мгновение ока он погрузился в лес, оставив огненную полосу.»

В конце июня и в июле 1941 года приоритетной задачей эскадры являлось следование за танковыми группами Гота и Гудериана при их продвижении к Днепру. Русские были полны решимости остановить немецкие танки, независимо от цены, и они отправляли волна за волной бомбардировщиков и штурмовиков. 2 июля 1941 года запись в боевом журнале JG51 включала краткую, но зловещую запись: «враг по-прежнему имеет в своем распоряжении значительное количество истребителей и бомбардировщиков».

К этому времени немецкие войска уже прорвали советскую оборону вдоль реки Буг и достигли «Линии Сталина» примерно в 300 км внутри территории Советского Союза, защищавшую подступы к Минску. Борьба вокруг столицы Белоруссии привела к первому из великих сражений-«котлов» Восточного фронта. Когда оно закончилось 9 июля, в плен было взято почти треть миллиона советских солдат. В тщетной попытке пробить путь к отступлению уцелевшим войскам, советские ВВС, не считаясь с потерями, бросили в бой бомбардировщики. И снова пилоты JG51 нанесли им тяжелые потери.

Минск лежал на западном конце шоссе связывавшим его непосредственно с Москвой. Оно сформировало очевидную ось для наступления группы армий Центр. И в течение 24 часов с момента разгрома Минского «котла», передовые войска группы армий захватили город Витебск, лежавший почти на трети пути вдоль 880-километровой магистрали ведущей к советской столице.

В этот же день, 2 июля, СБ-2, сбитый гауптманои Йозефом Феце, стал его 22-й победой и поводом для награждения Рыцарским крестом. На следующий день командир эскадры Вернер Мельдерс был вызван в Берлин, в штаб фюрера, для награждения Мечами к рыцарскому кресту.

Группы JG51 перебазировались четыре раза с момента начала Барбароссы, сопровождая и поддерживая танки генерала Гудериана.

В течение этого периода I./JG51, действовала в районе Витебск — Орша — Могилев, где немцы штурмовали укрепления «линии Сталина». Счет побед возрастал: 19 побед 2 июля; 14 — 3 июля и ещё 8 — 5 июля. Среди этих побед эскадры было около дюжины истребителей МиГ-3 из 401-го иап, под командованием подполковника Героя Советского Союза Степана Супруна. Примечательно, что 401-й иап был одним из истребительных полков ВВС укомплектованных летчиками-испытателями. Эти элитные подразделения должны были вернуть превосходство в воздухе и обеспечить пример для других советских истребительных частей. 401-й иап расположился вблизи Смоленска, и быстро был выбит JG51. Сам Супрун был сбит и погиб 5 июля от огня либо лейтенанта Гейнца Бэра, либо оберст-лейтенанта Вернера Мельдерса. Между тем, 2./JG51 выполняя истребительно-бомбардировочные вылеты уничтожила 7 вражеских самолетов на аэродроме Рогачев и ещё 10 в Шклове. IV./JG51, которая в то время находилась в Минске, одержала за первые четыре дня июля в общей сложности 31 победу.

6 июля 1941 года, лейтенант Гейнц Бэр из 1./JG51 сбил 2 Ил-2 из 4-го шап, а обер-фельдфебель Генрих Хофемейер, также из 1-й эскадрильи, сбил ещё 1.

9 июля 1941 года передовые силы вермахта вышли на линию Днепра.

К 10 июля большая часть эскадры была собрана на комплексе бывших советских аэродромов вокруг Бобруйска, расположенного южнее Минского шоссе. Только IV./JG51 майора Бека по-прежнему действовала под контролем JG53, базируясь на Борисов, недалеко от самого шоссе.

До сих пор, потери эскадры были невероятно малыми. Только 5 пилотов погибли или пропали без вести, в том числе один сбитый во время маловысотной атаки на советский бронепоезд. Но многие недавние перебазирования, в сочетании с многочисленными задачами в ходе почти ежедневных вылетов, вызвали серьезное снижение численности боеспособных самолетов в JG51. Многие пилоты также начали чувствовать перенапряжение.

11 июля обеспечивая прикрытие над немецкими плацдармами по ту сторону Днепра, II./JG51 одержала 10 из 34 побед, зачисленных на счет эскадры к концу дня. Собственные потери при этом, составили всего 4 самолета. Лейтенант Бэр сбил 2 бомбардировщика ДБ-3, увеличившие его счет до 40 побед. В тот же день гауптман Йозеф Феце, командир II./JG51, потерпел аварию на взлете и получил тяжелое ранение. Он выбыл с действующей службы до мая 1942 года.

12 июля гауптман Рихард Леппла одержал 500-ю воздушную победу JG51 в ходе кампании, которая одновременно стала 1200-й победой эскадры за время Второй мировой войны. Этот результат начала кампании был одержан эскадрой за три недели ценой потери 89 самолетов и 6 пилотов погибшими или пропавшими без вести.

В тот же день I./ и II./JG51 перебазировались в Старый Быхов, расположенный примерно в 50 км к югу от Могилева на реке Днепр. В течение первых 12 дней июля 1941 года, пилоты JG51 одержали более 200 побед над самолетами советских ВВС.

На следующий день, 13 июля 1941 года, оберст-лейтенант Вернер Мельдерс сбил 2 ДБ-3, одержав свои 95-ю и 96-ю победы. Сутки спустя его счет составил 99 — он сбил 3 бомбардировщика Пе-2. Наконец, 15 июля 1941 года, Мельдерс записал на свой счет ещё два Пе-2 в 18:40, ставшие его 100-й и 101-й победами. Он стал первым летчиком-истребителем в истории, преодолевшим отметку в сотню побед. В тот же день Адольф Гитлер направил Мельдерсу поздравительное послание, в котором звучало:

Господину оберст-лейтенанту Мельдерсу, командиру Jagdgeschwader 51. Примите мои сердечные поздравления по случаю ваших последних пяти воздушных побед. Борьба во имя Великой Германии, в которой вы победили в 101 воздушном поединке, в том числе и ваши успехи во время гражданской войны в Испании, составили общий счет в 115 побед. В благодарной признательности ваших героических действий в боях за будущее нашего народа, награждаю Вас в качестве первого солдат германского вермахта, Бриллиантами к Рыцарскому кресту железного креста с дубовыми листьями и мечами, высшей наградой Германии за доблесть. Подписано: Адольф Гитлер

Сразу после этого, для Мельдерса последовал запрет на полеты. 20 июля он получил звание оберста, а 7 августа был назначен инспектором (командующим) истребительной авиации.

Между тем перед JG51 встали проблемы. Впервые в своей истории соединение серьезно пострадало от проблем со снабжением. 15 июля 1941 года гауптман Бехт (Becht), технический офицер JG51, сообщил, что боеспособность эскадры составила 47 % от её первоначальной оперативной численности. 26 машин были обездвижены из-за отсутствия запасных частей. Из 58 пригодных к полетам машин, 22 имели налет более 50 часов без капитального ремонта двигателя. С 22 июня эскадра списала в общей сложности 89 самолетов, получив взамен только 49.

Потери среди летного состава стали столь же острыми. 14 июля 1941 года, обер-лейтенант Герман Штайгер, командир 7./JG51, был сбит огнём зенитной артиллерии, во время штурмового вылета. Он вспоминал:

Я был сильно приправлен осколками зенитного снаряда. Один пронзил мое легкое, другой прошелся по левой руке. Каким-то образом, я смог вернуться обратно в Старый Быхов. Я был доставлен в военный госпиталь в Варшаве, а затем, по моей просьбе, в Берлин. Мельдерс выделил свой личный Юнкерс, чтобы перправить меня туда. Чуть позже, после того как он получил свои бриллианты, он оказался у изголовья моей кровати. Это было одной из тех вещей, которые сделали Мельдерса таким популярным командиром — он никогда не забывал ни об одном из своих людей, в отличие от других современных асов. Я был ещё совсем слабым во время его визита и не мог много говорить. Он просто улыбнулся мне и повесил Рыцарский крест на спинке моей кровати! Я был награждён им в результате его личного обращения к фюреру.

Обер-лейтенанту Гансу Колбову, командиру 5./JG51 и асу с 27-ю победами, повезло меньше. 16 июля 1941 года, всего через два дня после того, как был сбит Штайгер, советски зенитные батареи сбили Bf.109F-2 (W.Nr. 8974) Колбова. Он выпрыгнул с парашютом на высоте 20 метров, слишком малой для его раскрытия, и погиб при ударе о землю.

19 июля Мельдерс официально передал командование эскадрой майору Фридриху Беку, бывшему до этого командиром IV./JG51.

Майор Бек совершил свой первый боевой вылет 5 марта 1941 года вместе с ветераном Легиона Кондор обер-фельдфебелем Адольфом Борхерсом, (позже стал кавалером Рыцарского Креста) в качестве ведомого. В непосредственной близости от Булони, на высоте 8200 метров, они встретили несколько истребителей RAF, и каждый сбил по Спитфайру. К 21 мая 1941 года на счету Бека было четыре победы. В СССР, в качестве командира IV./JG51, он добавил к ним ещё четыре. Когда Бек был назначен в качестве нового командира JG51, его IV./JG51 была передана под командование обер-лейтенанта Карла-Готфрида Нордманна, бывшего командиром 12./JG51, которого соответственно заменил лейтенант Гейнц Бэр.

В то время как эскадра продолжала одерживать в воздухе успехи (хотя и более высокой ценой), наземные войска двигались все ближе и ближе к Москве. Но заявление сделанное 16 июля о том, что захвачена очередная крупная ключевая точка — город Смоленск на Днепре, примерно в 370 км от советской столицы — оказалось преждевременными. Немцы были отброшены, но образовывался ещё один огромный «котел» из трех советских армий.

23 июля 1941 года пилоты IV./JG51 терзали бомбардировщики Пе-2 из 411-го бап, которые пытались совершить налет на аэродром Шаталовка; русские потеряли 8 бомбардировщиков. На следующий день 411-й бап вернулся, потеряв ещё 3 машины. В тот же день, в 06:15, лейтенант Бэр, недавно назначенный командиром 12./JG51, сбил Ил-2, ставший его 45-й победой.

27 июля, состоялось награждение последними двумя из 5 Рыцарских Крестов выданных пилотам эскадры за месяц. Одним из них был награждён командир III./JG51 гауптман Рихард Леппла, за 27 побед. Другое было посмертно присвоено Гансу Колбову, который имел точно такое же количество побед на момент гибели. Три дня спустя преемник Колбова на посту командира 5./JG51, лейтенант Ганс-Йоахим Штеффенс, был убит в бою с советскими бомбардировщиками к северу от Бобруйска. Последние дни июля 1941 года оказались особенно эффективными для JG51. Её I./JG51 подала в общей сложности 27 заявок: 24 июля — 10, 27 июля — 5 (все из них сбили истребители-бомбардировщики из 2./JG51), 28 июля — 9, и ещё 3 — 30 июля. Кроме того, 28 июля 2./JG51 уничтожила 8 советских самолетов на земле, и ещё 5 — 30 июля.

II./JG51 так же была занята, прореживанием рядов ВВС. За период между 24 и 31 июля Группа сбила 23 самолета противника, в том числе 8 — 26 июля. В этот день ефрейтер Курт Кнаппе из 5./JG51, один из будущих «Экспертов» JG51, одержал свою первую победу над бомбардировщиком ДБ-3. Но даже за такие громкие успехи приходилось платить, II./JG51 потеряла 3 пилотов. Фельдфебель Альфред Диттмар (Alfred Dittmar) из 6./JG51 погиб в столкновении с Р-10 24 июля; фельдфебель Вернер Буттке (Werner Buttke), также из 6./JG51, получил травму при аварийной посадке 28 июля; лейтенант Ганс-Йоахим Штеффенс (Hans-Joachim Steffens, не менее 14 побед), командир 5./JG51, был убит в бою с советскими бомбардировщиками 30 июля.

В течение последней недели июля 1941 года пилоты III./JG51 сбили 23 советских самолета (в том числе 9 — 28 июля) без каких-либо потерь для себя.

За тот же период времени IV./JG51 одержала 29 побед с потерей 1 пилота — 26 июля фельдфебель Гейнц Геркен (Heinz Gerken, не менее 9 побед) из 10./JG51 был убит огнём стрелков советских бомбардировщиков.

К этому моменту начали вновь появляться истребители ВВС, отсутствие которых было заметно с первых дней Барбароссы. Но ими, в основном, были устаревшие типы истребителей Поликарпова, переброшенные из тыловых районов. Они не стали серьезным соперником для Bf.109 люфтваффе, особенно тех, что находились в руках опытных пилотов, индивидуальные счета которых продолжали расти.

И в самом деле, много летчиков-истребителей приближались или уже преодолели ориентир в 20 побед, который до сих пор использовался в качестве определения для награждения Рыцарским Крестом, что создавало очень реальную опасность девальвации этой престижной награды. Если такое множество других строевых летчиков достигнет ранее обязательного количества в 20 побед, то когда-то самая высокая награда рейха за доблесть может превратиться в немного большее, чем медаль за кампанию! Что-то необходимо было сделать. В течение оставшихся лет войны планка числа побед, необходимых, для награждения Рыцарским крестом постоянно росла, особенно на востоке. Но это увеличение не было стабильным и не имело какой-либо четкой связи между отдельными частными случаями.

Следующими награждёнными Рыцарским крестом в JG51, стали командир IV./JG51 Карл-Готфрид Нордманн и обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелл, командир 9./JG51, которые были представлены к наградами 1 августа, по достижении их личных счетов в 29 побед у каждого. Следующая пара, награждённая 11 дней спустя, имела существенные отличия. Лейтенант Эрвин Флейг из 1./JG51 имел на счету 26 побед, в то время как у обер-фельдфебеля Генриха Хофмана из 12./JG51 их было уже 40. Критерии для награждения дубовыми листьями также были повышены. Одиннадцатью месяцами ранее, для награждения первыми дубовыми листьями (Вернер Мельдерс и Адольф Галланд), было достаточно 40 побед. К тому времени, когда 14 августа обер-лейтенанту Гейнцу Бэру объявили о его награждении, он уже достиг отметки в 60 побед. На самом деле, 60-я победа Бэра была одержана двумя днями ранее, и командир 12./JG51 за этот промежуток добавил к ним ещё две.

В течение первой недели августа 1941 года JG51 действовала над Смоленском и Рославлем, где образовались два больших очага сопротивления. 1 августа 2./JG51 действовала над аэродромом Slobolyevka, где сожгла 20 советских самолетов на земле, в то время как IV./JG51 сбила ещё 3 в воздухе.

IV./JG51 2 августа, заявила 17 воздушных побед. Особо пострадали штурмовики 174-го шап. Их соединение было перехвачено недалеко от линии фронта одним звеном из IV./JG51. За каких-нибудь десять минут было сбито 9 Ил-2; обер-фельдфебель Генрих Хофманн заявил 4, обер-лейтенант Карл-Готфрид Нордманн 3, и лейтенант Ганс Боос оставшиеся 2. В тот же день III./JG51 заявила 9 побед, II./JG51 — 2.

Успехи не остались незамеченными. 3 августа 1941 года фельдмаршал Альберт Кессельринг прибыл в Шаталовку для личного награждения рыцарскими крестами Карла-Готфрида Нордманна и Карла-Гейнца Шнелла.

В течение последующих нескольких дней советские бомбардировщики повторили свои рейды против Шаталовки, стремясь уничтожить Bf.109 из JG51 на земле. Их усилия было напрасными и дорогими. Между 5 и 13 августа II./JG51 сбила 13 машин советских ВВС без собственных потерь. Цели были многочисленны; к исходу 16 августа III./JG51 были засчитаны, по крайней мере 40 побед, хотя и ценой потери 2 пилотов: унтер-офицер Герберт Бушманн (Herbert Buschmann) из 7./JG51 пропал без вести, в то время как лейтенант Оттмар Маурер (Ottmar Maurer, как минимум 12 побед) из 9./JG51 попал в плен.

IV./JG51 внесла большой вклад в успехи эскадры в первой половине августа 1941 года, одержав 29 побед за первые 4 дня месяца. Во второй половине дня 8 августа 27 СБ-2 57-го бап, в сопровождении МиГ-3 19-го иап, отправились бомбить скопление немецких танков под Ельней. На пути к цели они были перехвачены мессершмиттами II./ и IV./JG51. МиГи мало что могли сделать, чтобы остановить бойню. Bf.109 нацелились на 9 бомбардировщиков 2-й эскадрильи 57-го бап, которой командовал старший лейтенант И. Т. Красночубенко и в течение нескольких минут сбили всех. После этого они переключили своё внимание на 1-ю эскадрилью и сбили ещё 2 самолета, потеряв 1 пилота: унтер-офицер Альфонс Бауэр (Alfons Bauer) из 10./JG51 был объявлен пропавшим без вести.

На следующий день, 9 августа, 57-й бап вернулся, чтобы использовать ещё один шанс атаковать танки в районе Ельни. Восемь бомбардировщиков, летящих без сопровождения, наткнулись на истребители 12./JG51. Немцы быстро отправил 5 из бомбовозов к земле, оставшиеся три бросились в бегство. Их преследование предолжил лейтенант Гейнц Бэр, пытаясь использовать возможность записать на свой счет 55-ю победу. Советские экипажи, приняли, хотя и невыгодный, бой. Сержант Листратов, один из стрелков, сбил Bf.109 лейтенанта Герберта Хюппертца, аса с 33-мя победами, который остался невредимым. В ходе других стычек в ходе дня IV./JG51 добавила ещё 21 победу. Последующие дни (10 — 15 августа) принесли Группе ещё 23 победы.

Не удивительно, что отдельные счета многих пилотов эскадры росли с беспрецедентной скоростью. На 14 августа Гейнц Бэр имел 62 победы, принесшие ему дубовые листья, обер-лейтенанты Галлотч и Хохаген, унтер-офицер Биееренброк превысили рамку в 20 побед каждый. С другой стороны, бешеный темп операций взял своё в уменьшении количества боеготовых машин. На 16 августа I./JG51 смогла выставить только 11 исправных Bf.109F, которые составляли 27,5 % от первоначальной численности Группы. В II./JG51 ситуация была не менее мрачной — 13 боеготовых Bf.109F.

Темпы операций во второй половине августа 1941 года не показывали никаких признаков ослабления. 16 августа III./JG51 перебазировалсь в Стабну, расположеную в 20 км к северу от Смоленска. Здесь, к концу месяца Группа сбила 19 самолетов противника, в том числе шесть 18 августа. Её собственные потери составили 5 Bf.109F и двух пилотов. Командир 9./JG51 обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелл был ранен в бою 20 августа; обер-лейтенант Йоханнес Миссфельдт (Johannes Missfeldt) из штаба III./JG51 погиб от огня стрелков Пе-2 31 августа.

17 августа II./JG51 перебазировалась на аэродром Шаталовка. К концу месяца она записала на общий счет 26 побед, включая 11 одержанных 30 августа, потеряв два самолета.

I./JG51 перебазировалась 20 августа из Старого Быхова в Понятовку и спустя три дня на аэродром Гомель-Северный. К концу августа Группа одержала 31 победу. В то же время IV./JG51 обогнала все остальные группы эскадры со значительным отрывом. 24 августа она оказалась в Мглине, чуть более чем 150 км к западу от Брянска. Спустя четыре дня группа перебазировалась в Новгород-Северский на реке Десна. После захватывающей череды успехов, IV./JG51 к концу месяца одержала 82 победы.

Но помимо почивания на лаврах, к эскадре в конце августа пришло чувство тяжелой утраты. 25 августа был сбит и погиб командир I./JG51 гауптман Генрих-Фридрих Йоппин. В тот день он вместе с ведомым лейтенантом Эрвином Флейгом вылетел на свободную охоту, действуя над наступающими танками перед Брянском. Рапорт Флейга гласил:

«Примерно в 15 км к юго-западу от Брянска, гауптман Йоппин заметил три Пе-2 справа под нами, летевшими в юго-западном направлении. В широком правом вираже, мы подошли к советским самолетам снизу сзади. Подойдя ближе, мы заметили три русских истребителя типа И-16 в 100—200 метрах над бомбардировщиками слева. Истребители находились на высоте 500—600 метров, и летели в 150—200 метрах друг от друга.

Гауптман Йоппин приказал атаковать истребители. Он взял на себя правого ведомого, а я левого. Мы атаковали сзади и снизу. Прежде, чем я открыл огонь по машине летевшей впереди меня, я заметил, что истребитель атакованный гауптманом Йоппином потеряв управление провалился вправо, выпуская толстый столб дыма. Я не наблюдал падение этой машины, так как открыл огонь по истребителю передо мной.

После того, как он также пошел вниз, оставляя густой чёрный дым, я увидел, что гауптман Йоппин вдруг потянул свой Bf.109 резко вправо. Я повторил его манёвр и наблюдал как самолет гауптмана Йоппина, с высоты примерно в 600—700 метров сделал крутой переворот с неконтролируемым пикированием и, без попытки выхода из него, врезался в землю. Я наблюдал взрыв и пожар в месте удара.

Я не могу сообщить, был ли гауптман Йоппин сбит ведущим советских истребителей, или же он был сбит огнём с одного из бомбардировщиков летевшими справа под ним.»

Два сбитых в бою истребителя стали 28-й победой для Флейга и 70-й для Йоппина, что сделало последнего, на момент гибели, 4-м по результативности пилотом люфтваффе. Он стал первым погибшим (но далеко не последним) командиром группы, со времен гибели майора Бургаллера, погибшим в аварии на берегу Боденского озера в течение Странной войны.

На посту командира группы Йоппина сменил командир Jabo 2./JG51 гауптман Вильгельм Хахфельд, пришедший в эскадру в октябре 1940 года. За успехи его эскадрильи на восточном фронте Хахфельд получил прозвище «Бомбен-Вилли» (Bomben-Willi). На посту командира эскадрильи его соответственно сменил обер-лейтенант Фридхельм Хешен (Friedhelm Hoschen).

30 августа очередной Рыцарский крест получил лейтенант Герберт Хюппертц из 12./JG51. К этому моменту уже был взят Смоленск (14 августа) и группы эскадры начали действовать на направлении южнее. В начале сентября 1941 года эскадра приняла участие в разварачивающейся грандиозной битве за Киев. JG51 прикрывала действие 2-й танковой группы, повернувшей на юг, с целью отрезать советские войска сосредоточенные в городе.

Месяц для эскадры начался на плохой ноте — во время налета советских бомбардировщиков на Шаталовку, прямое попадание бомбы в одно из строений на аэродроме вызвало гибель пятерых членов наземного персонала. За первые пять дней сентября, I./JG51 записала себе 2 победы, II./JG51 — 15 (в том числе 4 сентября — 14). IV./JG51 также заявила 15. 2 сентября обер-фельдфебель Генрих Хофман из IV./JG51 сбил три машины определеные им как «Р-3» (наиболее вероятно Ил-2). Эти победы подняли его счет до побед. 6 сентября лейтенант Ганс Штрелов из 5./JG51 одержал свою седьмую победу, которую он описал следующими словами:

Мы были на свободной охоте. Вдруг я увидел два истребителя И-18. Они были на 200 метров, в то время как мы держали едва 20, а их пилоты не заметили нас. По мере нашего приближения к ним, правый истребитель начал отставать. Им занялся Минк (фельдфебель Вильгельм Минк из 5./JG51). Я задержался сзади, чтобы дать Минку свободно атаковать. Он выстрелил по И-18 и тот стал извергать дым, но русский слева оказался опытным и развернулся, чтобы зайти в хвост Минку. Он не смог заметить меня и это стало причиной его гибели. Я покатился вправо, входя внутрь его разворота и выпустил три короткие очереди. Он сократил радиус разворота, а я резко поднялся для удара по нему сверху. Когда я поднялся, то увидел, как моя жертва перешла в штопор и врезалась в землю, взорвавшись при ударе. И-18 подбитый Минком плюхнулся на соседней поляне, и мы принялись обстреливать его, пока он не загорелся. Когда мы вернулись на базу, выяснилось, что я использовал десять пушечных снарядов и по 45 выстрелов из каждого из двух пулеметов.

На следующий день, 7 сентября 1941 года, танки Гудериана прорвали линию фронта у Конотопа и ворвались в тылы советских войск, защищающих Киев. Перерезав железнодорожные линии Конотоп — Рыльск и Лубни — Полтава немцы предотвратили возможность перебрасывать подкрепления своим противникам и изолировали поле боя.

В этот же день, командир 4./JG51 обер-лейтенант Эрих Хохаген, исполняющий обязанности командира II./JG51 был тяжело ранен в бою над Брянском; его немедленно заменил другой командир эскадрильи — 5./JG51, обер-лейтенант Хартман Грассер, получивший свой Рыцарский Крест всего тремя днями ранее, 4 сентября 1941 года, за одержанные 29 побед. На посту командира эскадрильи его сменил обер-лейтенант Хорст Гейер (Horst Geyer, всего 31 победа). Хохаген, имевший к тому моменту 30 побед, был награждён Рыцарским крестом в госпитале 5 октября, а к боевым действиям вернулся лишь в январе 1943 года.

8 сентября командир эскадры майор Фридрих Бек одержал юбилейную 2000-ю победу своей эскадры (из которых 1300 были одержаны над Советским Союзом). Это был так же его 24-й личный успех. В тот же день обер-фельдфебель Генрих Хофман из IV./JG51 сбил два бомбардировщика СБ, ставшие его 54-й и 55-й победами. 12 сентября 1941 года унтер-офицер Антон Хафнер из 6./JG51 сбил два бомбардировщика Су-2 из 135-го БАП. Пилоты этих самолетов оказались женского пола: капитан Лебедева и старший лейтенант Екатерина Зеленко; обе погибли.

14 сентября, 1-я и 2-я танковые группы встретились в Лохвице, восточнее Киева, охватив советские войска в огромный котел. Северо-восточнее Киева разгоралось очередное крупное сражение по ликвидации котла. Основной задачей эскадры было недопущение вмешательства советских бомбардировщиков в попытки прорыва, почти полностью окруженного юго-западного фронта.

16 сентября 1941 года командир IV./JG51 обер-лейтенант Карл-Готфрид Нордманн был награждён Дубовыми листьями к Рыцарскому Кресту, имя на своем счету 59 одержанных побед. В тот же день, командир эскадры майор Фридрих Бек, после записи на свой счет очередной пары вражеских машин — бомбардировщиков СБ-2, был ранен огнём с земли во время штурмовки наземных позиций противника. Он совершил успешную аварийную посадку на своей территории в 30 километрах от базы. Два дня спустя он был награждён Рыцарским крестом за 27 воздушных побед и 20 самолетов уничтоженных на земле. Первоначально Бек заявил, что он продолжит командование эскадрой с земли, оставаясь в строю и не выполняя боевых вылетов, но 3 октября его в конце концов доставили в госпиталь из-за развития инфекции в раненой левой ноге. Бек выбыл из строя до конца декабря, и даже после этого он некоторое время не мог полноценно исполнять свои обязанности. Командование JG51 временно передали командиру JG3 майору Гюнтеру Лютцову, совмещавшего оба поста.

На следующий день I./JG51 перебазировалась в Стабну, примерно в 20 км к северу от Смоленска. В течение следующих десяти дней Группе засчитали десять побед, при потери одного пилота — 23 сентября обер-фельдфебель Александр Мудин (Alexander Mudin) из 1./JG51 совершил аварийную посадку на своем поврежденном Bf.109 в тылу врага и с тех пор его больше никогда не видели.

Между тем, 14 сентября II./JG51 перебазировалась в Конотоп, а спустя три дня в Свечинскую. Большинство её действий проводилось в районе Конотопа, но интенсивность операций была сокращена увеличившейся нехваткой запасных частей и ухудшением погодных условий, которые принесли с собой частые туманы и дождевые шквалы. А утром 23 сентября 1941 года, первые заморозки обелили землю. Во второй половине сентября 1941 года Группе зачислили 15 побед. Собственные потери ограничились двумя ранеными пилотами: унтер-офицер Карл-Гейнц Функ (Karl-Heinz Funk) и командир 5./JG51 обер-лейтенант Хорст Гейер.

III./JG51 начала действовать с Конотопа 13 сентября. По 30 сентября Группа одержала 23 победы, потеряв одного пилота — лейтенанта Альберта Лутца (Albert Lutz) из 8./JG51. За тот же период IV./JG51 одержала 18 побед без собственных потерь.

19 сентября войска вермахта взяли Киев, а спустя неделю закончились бои по уничтожению котла. В плен было взято более 600 тысяч советских солдат и офицеров. Была одержана грандиозная победа, которая однако повлияла на итоги кампании в целом. Задержка у Киева не позволила немцам взять Москву до наступления морозов.

В конце сентября вермахт готовился к проведению операции «Тайфун» — проведение непосредственного наступления на Москву. Большие потери люфтваффе в самолетах не могли обеспечить надежное прикрытие наступающим войскам. В составе JG51 к началу наступления было около 50 боеспособных самолетов. Во время предстоящей операции JG51 снова было поручено прикрывать передовые колонны 2-й танковой группы Гудериана. Действия советских бомбардировщиков и штурмовиков становились все более эффективными, они применяли тактику бей и беги, когда атакующие приближаясь на малой высоте, часто избегая обнаружения до момента атаки.

Операция «Тайфун» началась 2 октября. В тот же день I./JG51 перебазировалась в Понятовку, расположенную в 100 км к юго-востоку от Смоленска. Погода была прекрасной — холодной, но с чистым небом. Пользуясь этим, пилоты Группы за первую неделю октября выполняли по несколько вылетов в день. 2-го октября они одержали три победы, затем пять 3 октября, две 4-го и снова пять 5-го, без собственных потерь.

За тот же самый период II./JG51 заявила 26 побед, в том числе 15 — 5 октября.

III./JG51 была менее успешной, одержав шесть побед между 1 и 5 октября.

IV./JG51 сбив 3 октября два вражеских самолета потеряла одного из своих ведущих асов. Во время атаки группы Ил-2 в 10 километрах южнее Ельни погиб обер-фельдфебель Генрих Хоффман из 12./JG51, имевший на своем счету 63 победы. Возможно он был сбит старшим лейтенантом Сергеевым из 233-го ИАП. Хоффман, на момент гибели являлся лучшим пилотом Группы, после госпитализации и последовавшего отпуска командира 12./JG51 обер-лейтенанта Гейнца Бэра. Посмертно, 19 октября, он был награждён Дубовыми листьями к рыцарскому кресту.

6 октября два пилота IV./JG51 были награждены Рыцарскими крестами. Ими стали лейтенант Георг Зеелман из 11./JG51, получивший награду за 37 побед и унтер-офицер Франц-Йозеф Бееренброк из штабного звена, имевший 42 победы. В этот самый день пилоты эскадры одержали 18 побед, одна из которых стала 1500-й на восточном фронте. Примечательно, что в этот же день выпал первый снег! Хоть он и пролежал недолго — вскоре повысившаяся температура сменила его дождем, но это стало первым звоночком наступающей зимы.

7 октября немецкие танки замкнули кольцо окружения под Вязьмой и Брянском. Очередной успех позволил 9 октября заявить пресс-секретарю Гитлера доктору Отто Дитриху заявить, что военный вопрос на востоке завершен. Россия разгромлена. Это оказалось немного преждевременным заявлением. Преследование отступающих советских войск было значительно заторможено осенней распутицей.

Примерно в то же время I./JG51 действовала с аэродрома Шайковка; в период с 6-го по 12-го октября Группа записала на свой счет 24 победы без потерь. III./JG51 повезло даже больше — 28 побед без потерь за тот же период.

6 октября IV./JG51 перебазировалась на аэродром в Утриково (также известный как Кастевенское). Во время пребывания на этой базе пилоты Группы уничтожили 25 вражеских самолетов.

Между тем, 11 октября II./JG51 перебазировалась на аэродром Орел-Западный, где она временно была подчинена Gefechtsverband Schonborn — отдельной боевой авиационной группе, названной в честь командира StG77 оберст-лейтенанта Клеменса графа фон Шенборн-Вейсенфельда, чья эскадра составила основу данного соединения. II./JG51 действовала в составе данного соединения, являясь его истребительной компонентой, прикрывая с воздуха немецкие танковые клинья, которые двигались на Москву с юга, через Тулу и Калугу. К 19 октября II./JG51 одержала 13 побед (снова без потерь), и ещё пять до конца месяца. Прежде чем вернуться в состав эскадры 26 ноября, пилоты II./JG51 одержали в общей сложности 56 побед без собственных потерь. 24 октября в дневнике Группы была сделана запись о качестве советских ВВС на тот момент:

Несмотря на огромные потери вражеской авиации, испытываемые до сего момента, она поддерживает высокий уровень активности. Следует предположить, что свежие подкрепления из Сибири в настоящий момент переброшены на военно-воздушные базы вокруг Москвы. Их подготовка заметно неполноценна; вражеские летчики неоднократно пойманы врасплох, и они предлагают немного противоборств в бою. По всей вероятности, они брошены на передовую прямо из летных школ, без боевого опыта. Им не хватает инициативы и базовых навыков.

12 октября I./JG51 перебазировалась в Медынь, приблизительно в 50 км северо-западнее Калуги. Несмотря на постоянно ухудшающуюся погоду, Группа одержала 47 побед к концу месяца, потеряв при этом трех пилотов (все из 1-й эскадрильи). 15 октября пропал без вести после воздушного боя унтер-офицер Гейнц Фальк (Heinz Falk), пилотировавший Bf.109F-2 W.Nr. 5703. Два дня спустя унтер-офицер Гейнц Йон (Heinz John) погиб в столкновении примерно в 15 км к востоку от Малоярославца. Наконец, 23 октября обер-фельдфебель Гейнц Шваллер (Heinz Schawaller), ас с 12 победами погиб в бою.

В то время III./JG51 действовала из Юхнова (расположенного в 85 км к северо-западу от Калуги). В период с 13 по 31 октября 1941 года Группа одержала 56 побед потеряв трех пилотов — все из 7./JG51. 13 октября 21-летний лейтенант Йоахим Хакер (Joachim Hacker) атаковал группу летевших на малой высоте штурмовиков Ил-2. Каким-то образом, он оказался перед одним из них и взрыв пушечных снарядов, выпущенных в упор, разорвал крыло его Мессершмитта. Лейтенант Хакер врезался в землю и погиб мгновенно. На момент своей смерти он был ведущим асом 7./JG51 с 32 победами на личном счету. Девять дней спустя эскадрилья потеряла ещё одного аса, ставшего в эскадрильи ведущим. Обер-фельдфебель Роберт Фухс (Robert Fuchs), имевший 23 победы, попал под огонь стрелков во время атаки бомбардировщика ДБ-3. Его Bf.109F-2, W.Nr. 5422, был сбит. И как итог, 27 октября, 7./JG51 потеряла своего командира, обер-лейтенанта Герберта Венельта (Herbert Wehnelt), имевшего 19 побед. Он повел своё звено в атаку на большую группу Ил-2, которые собирались штурмовать передовые немецкие танки в районе Волоколамска. Погода в тот день была отвратительная, с кратковременными дождевыми шквалами и облачностью на высоте в 100 метров. Во время несколько хаотичного боя Bf.109F-2, W.Nr. 12840, был контр-атакован одним из Штурмовиков и обстрелян. Подбитый неуправляемый Мессершмитт плашмя упал на небольшом открытом участке леса. Солдаты вермахта из противотанкового подразделения, которые оказались рядом, вытащили из остатков самолета получившего тяжелые ранения пилота. Венельт пролежал в госпитале почти полгода, вернувшись к командованию эскадрильей 25 апреля 1942 года, которая за время его отсутствия потеряла 2-х новых командиров. После ранения Венельта, командование эскадрильей перешло к обер-лейтенанту Гельмуту Лохоффу из 8./JG51, который на тот момент имел 7 побед. В бою, в котором был сбит Венельт, своими же зенитками был подбит будущий ас унтер-офицер Гюнтер Шак, вынужденный совершить аварийную посадку. Он же, четырьмя днями ранее, 23 октября был вынужден прыгать с парашютом с высоты всего 100 метров, после того как его самолет был поврежден в бою в районе Малоярославца.

IV./JG51 в это время также базировалась в Юхнове, одержав без потерь 31 победу в период с 13 по 31 октября.

Первые пять недель операции «Тайфун» принесли огромные потери Красной Армии, потерявшей около 650 000 солдат. В течение этого периода JG51 заявила 289 побед потеряв в бою только 13 Bf.109F. Наиболее успешным в этот период был обер-фельдфебель Эдмунд Вагнер из 9./JG51, одержавший 22 победы в октябре и превысивший свой счет за 50. Ведущим действующим асом JG51 являлся гауптман Карл-Готфрид Нордманн, с 66 победами на счету.

В первые дни ноября 1941 года погода ухудшилась. Постоянные дожди превратили дороги в трясину, и немецкое наступление увязло. Неизвестный член JG51 в своем дневнике дал некоторое представление об условиях, с которыми столкнулись в это время на Московском направлении, когда осень уступала свои права зиме:

28 октября 1941 — Погода меняется почти ежедневно. Небольшой дождь и густая облачность. Дороги и аэродромы очень заболочены. Взлеты и посадки производятся с большим трудом.

29 октября 1941 — Необычно хорошая погода. Увеличение воздушной активности врага. Истребители и Zementbomber (то есть Штурмовики).

1 — 3 ноября 1941: Плохая погода.

7 ноября 1941: Сильный снег и метели. Оборудование не справляется.

12 ноября 1941: Повышение активности противника. Температура упала до минус 20 градусов. Большие трудности при запуске двигателей.

Кроме того, некоторые истребительные части Люфтваффе были переброшены с восточного фронта на Средиземноморский театр, чтобы помочь восстановить там воздушное превосходство. С ноября, только Bf.109 из JG51, совместно с истребителями из I. и II./JG52 могли обеспечивать истребительную поддержку немецкой группы армий Центр.

4 ноября, III./JG51 одержала 11 побед; IV./JG51 заявила 9 сбитых самолетов. При этом Группа потеряла двух пилотов, сбитых зенитным огнём — лейтенант Гюнтер Клейнхорст (Gunther Kleinhorst) из 7./JG51 погиб, в то время как лейтенант Эберхард Веннингер (Eberhard Wenninger) из 8./JG51 отделался травмами. 6 ноября, I./JG51 перебазировалась в Старую Руссу, к югу от озера Ильмень. Группа вошла в оперативное подчинение 1-го воздушного флота, и тактическое Stab./JG54. Новая база не была в состоянии обеспечить даже минимум средств, необходимых на время предстоящей зимы. Частично обгоревшие ангары представляли собой одно из немногих оставшихся строений, но они дали лишь ограниченную защиту от холода, снега и ледяных ветров. К 5 декабря одержала 17 побед, потеряв трех пилотов. 13 ноября, унтер-офицер Альфред Вебер из 2./JG51 погиб в авиакатастрофе. Два дня спустя два Bf.109 из 2./JG51 были сбиты в воздушных боях, их пилоты — лейтенант Вальтер Шик (Walter Schick), и имевший 10 побед, а также лейтенант Ганс Хопп (Hans Hopp) с 1-й победой пропали без вести. 19 ноября, пилоты 3./G51 одержали единственную победу эскадры за день, которая стала 1500-й победой с начала войны на востоке.

II./JG51 до 26 ноября действовала к югу от Москвы в сотаве Gefechtsverband Schonborn. После четырёх дождливых дней в начале месяца погода начала проясняться. Соответственно, 5 ноября Группа записала на свой счет четыре победы, ещё шесть на следующий день, и ещё четыре 8 ноября, без каких-либо собственных потерь. Краткая продолжительность хорошей погоды подошла к концу 10 ноября, когда температура упала до −10 °C. Поддержание боеспособности самолетов, уже сильно пострадавшее от нехватки поставок, теперь превратилось в сущий кошмар. Двигатели, оставленные на ночь на открытом воздухе промерзали, как и гидравлические системы и вооружение. Несмотря на растущие проблемы, II./JG51 удалось добавить восемь побед на свой счет, при потери одного пилота; 16 ноября фельдфебель Юлиус Уссманн (Julius Ussmann) совершил аварийную посадку из-за отказа двигателя и получил сотрясение мозга.

После перебазирования в Калугу 26 ноября, II./JG51 начала совершать вылеты в районе Москвы. К 5 декабря Группа одержала 13 побед не понеся потерь. Из этих 13 побед, пять пришлось на 2 декабря, в том числе была 39-я личная победа командира II./JG51 гауптмана Хартмана Грассера.

Непогода также препятствовала действиям III./JG51. С 5 ноября по 5 декабря 1941 года Группе засчитали только 17 побед. 13 ноября в скоротечном бою погиб обер-фельдфебель Эдмунд Вагнер (55 побед) из 9./JG51. Он гнался за группой бомбардировщиков Пе-2, когда истребитель И-153 из 120-го ИАП, пилотируемый старшим лейтенантом M.M. Кулаковым, дал по нему залп реактивными РС-82. Одна из ракет поразила Мессершмитт, который развалился в воздухе. Его потеря стала сильным ударом для пилотов III./JG51.

IV./JG51 базируясь в Ермолино оставалась активной, несмотря на неблагоприятные погодные условия. 5 ноября 1941 года Группа одержала пять побед, в том числе два были на счету её командира, гауптмана Карла-Готфрида Нордманна (его 68-я и 69-я победы). В течение следующей недели, IV./JG51 была прикована к земле из-за плохой погоды. Она бездействовала до 12 ноября, когда обер-фельдфебель Франц Бартен из 11./JG51 сбил два бомбардировщика СБ-3. К концу месяца IV./JG51 добавила 11 побед на свой счет. 28 ноября гауптман Гейнц Бэр одержал свою первую победу после возвращения на фронт. Ею стал СБ-3, а победа была 81-ой по счету. 2 декабря погода окончательно улучшилась, в результате чего пилоты одержали 12 побед. Гейнц Бэр быстро наверстывал упущенное время, одержав четыре победы (его 82-я — 85-я); унтер-офицер Франц-Йозеф Бееренброк внес свой вклад тремя (47-я — 49-я). К концу окончаяния немецкого наступления 5 декабря, Группа одержала ещё 5 побед.

Тем временем, 17 ноября в Берлине произошло неординарное событие. Покончил жизнь самоубийством генерал-полковник Эрнст Удет. На его похороны из Крыма в Берлин вылетел инспектор истребительной авиации оберст Вернер Мельдерс. Мельдерс полетел на возвращавшемся в Германию бомбардировщике He.111 из III./KG27. 22 ноября в районе Бреслау у самолета отказал 1 двигатель, он упал и разбился, Мельдерс погиб. Два дня спустя, 24 ноября, по приказу Геринга, JG51 получила почетное наименование «Мельдерс» в честь своего бывшего командира.

Оборонительные бои зимы 1941—1942 годов[править | править вики-текст]

6 декабря десять армий Западного фронта начали масштабное контрнаступление против группы армий Центр. Поддерживающие эту операцию ВВС Красной Армии превосходили люфтваффе примерно в 2 раза. JG51 уже не была достаточно сильна, чтобы изолировать поле боя и держать самолеты противника на расстоянии от него, как это осуществлялось в ходе предыдущих «котельных» сражений. Директива фюррера № 39 от 8 декабря приказывала всей группе армий Центр отступить на удобную позицию и окопаться на зиму. Но перед этим Гитлер воспользовался возможностью, чтобы передать большую часть 2-го воздушного флота, который поддержал группу армий Центр с начала Барбароссы, на Средиземноморский театр для операций против Мальты. Остался только 8-й воздушный корпус, для прикрытия полосы шириной 650 километров в центральном секторе восточного фронта. И JG51 теперь входила в его состав.

В первый день советского контрнаступления, три победы одержал командир 3./JG51 обер-лейтенант Генрих Крафт, в то время как командир II./JG51 обер-лейтенант Хартманн Грассер, обер-лейтенант Гаральд Юнг из 4./JG51, унтер-офицер Франц-Йозеф Бееренброк из IV./JG51 и ефрейтор Густав Мюллер из 11./JG51 одержали по одной победе каждый. На следующий день, гауптман Гейнц Бэр одержал две победы, а фельдфебель Эгон Гроссе (Egon Grosse) из 3./JG51 и лейтенант Ганс Боос (Hans Boos) из IV./JG51 по одной.

В течение следующих нескольких дней неблагоприятные погодные условия приковали JG51 к земле. Так продолжалось до 12 декабря, когда I./JG51 совершила пару вылетов, в которых командир 3./JG51 обер-лейтенант Генрих Крафт реализовал возможность одержать свою 34-ю победу. К концу декабря I./JG51 записала на свой счет ещё пять сбитых самолетов противника, не потеряв ни одного собственного.

Постоянная пелена и низкая облачность также прервали на большую часть времени боевую деятельность II./JG51. Трехдневное улучшение погоды в период между 13 и 15 декабря привело к короткому всплеску авиационной активности. Она принесла Группе более десяти побед, достигнутых ценой трех потерянных пилотов. 13 декабря фельдфебель Альфред Ребель (Alfred Rebel, не менее 3 побед) из 6./JG51 пропал без вести после воздушного боя вблизи Каширы. 21 декабря унтер-офицер Вальтер Хакер (Walter Hacker) был ранен в аварии на взлете. 22 декабря обер-лейтенант Вернер Меллентин (Werner Mellenthin) из 5./JG51 погиб во время тренировочного вылета.

15 декабря эскадра начала отступать вместе с остальными войсками вермахта. Пилоты II./JG51 были вынуждены в спешке оставить свою базу северо-западне Тулы. Сначала в Чайковскую, рядом с Орлом, а позже, 30 декабря, в Брянск, где аэродромные сооружения давали больше возможностей улучшить обслуживание и имелись комфортные жилые помещения. К концу года II./JG51 смогла выставить 32 пилотов и 29 Bf.109, из которых только 20 были исправны.

В начале советского контрнаступления III./JG51 размещался в Спас-Лищина около Малоярославца, расположенный всего в 60 км к юго-востоку от Москвы. В Группе имелось 33 Bf.109F-2, из которых только 20 были исправны. Но что хуже, в наличии оставалось только 15 пилотов. Хотя Группа произвела несколько вылетов в течение первых дней советского контрнаступления, их усилия не привели к победным результатам. Периоды снегопада сменялись установившейся низкой облачностью и пеленой. Наконец, 14 декабря мессершмитты из III./JG51 смогли снова подняться в воздух. На следующий день они встретились с противником в воздухе, в непосредственной близости от Кубинки, в 60 км к западу от Москвы. Было заявлено уничтожение двух советских истребителей, по одному на счет гауптмана Рихарда Лепплы (его 47-победа) и обер-фельдфебеля Бернхарда Лауша (Bernhard Lausch) (его 26-я).

Два дня спустя, 17 декабря, несколько танков Красной армии появились около аэродрома в Спас-Лищина, который вынужден был спешно эвакуироваться. Большинство наземного оборудования III./JG51 оказалось брошенным. Вf.109 перелетели на аэродром Юхнов-Южный. 20 декабря в Группе было всего десяток боеготовых Bf.109F-2, с 13 пилотами. На следующий день они вылетали на свободную охоту в район Калуги и к северу от Наро-Фоминска. В результате боя с несколькими советскими истребителями 1 Bf.109 был подбит и совершил вынужденную посадку (пилот не пострадал). Последние две победы 1941 года, зачисленные на счет III./JG51, одержали на утро Сочельника обер-фельдфебель Бернхард Лауш (его 27-я) и унтер-офицер Гельмут Брунке (Helmut Brunke) (его первая); каждый сбил по одному Пе-2.

IV./JG51 испытала подобную судьбу. Группа постаралась воспользоваться хорошей погодой. 14 декабря её пилоты одержали две победы. На следующий день они сопровождают несколько Штук; обеспечивая защиту своих подопечных, два пилота из 12./JG51 — лейтенант Бернхард Галлович и обер-лейтенант Эгон Фалькензамер сбили каждый по истребителю ЛаГГ-3. Это были 45-я победа первого, и 3-я второго. Угроза захвата наступающим противником заставила IV./JG51 перебазироваться 17 декабря обратно на Юхнов-Северный. В этот день, лейтенант Вольфганг Бовинг-Тройдинг из 12./JG51 сбил советский истребитель. IV./JG51 окончила год тремя победами одержанными 30 декабря.

21 декабря вернулся после излечения последствий от ранения оберст-лейтенант Фридрих Бек, но командир эскадры все ещё не мог выполнять боевые вылеты. Поэтому лидирование пилотов эскадры в бою легло на командира 12./JG51 Гейнца Бэра — недавно повышенного в звании до гауптмана, и полностью оправившегося от последствий вынужденной посадки в тылу врага в конце августа. Это было неблагодарное дело. Декабрьские потери в 32 % стали самыми высокими, понесенными JG51 с начала войны. В сочетании с этим резко снизилось и число одержанных побед. Примером выступала серьезно потрепанная 7./JG51 обер-лейтенанта Гельмута Лохоффа, которой было зачислено только четыре победы в течение последних двух месяцев 1941 года.

Тем не менее, первый год войны на Востоке стал чрезвычайно успешным для JG51. Цифры говорят сами за себя. Штаб эскадры заявил 77 побед имея только одного пострадавшего (раненый пилот); I./JG51 одержала 356 побед потеряв десять пилотов погибшими или пропавшими без вести и ещё шесть человек получили ранения; II./JG51 заявила 437 самолетов противника уничтоженными, в то же время собственные потери были ограничены четырьмя пилотами погибшими и семеро ранеными; на счет III./JG51 приходилось 434 победы, при потери одного пилота попавшим в плен и девяти получившими ранения; IV./JG51 зачислили 577 советских самолетов ценой потери шести пилотов погибшими и двух ранеными.

Несмотря на крайне критичную ситуацию под Москвой, встреча Нового года отмечалась традиционным порядком. Некоторые счастливчики даже отправились домой в Германию в отпуск. Но тогда же советские войска начали ещё одно важное контрнаступление. 4 января 1942 года шесть советских армий ударили по сектору фронта, где левый фланг группы армий Центр стыковался с правым крылом группы армий Север.

В январе 1942 года, III./JG51 не удалось одержать ни одной воздушной победы поскольку Группа была задействована в выполнении нескольких истребительно-бомбардировочных заданий.

В то же время II./JG51, действуя в районе Ржева, сбила в январе не менее 46 советских самолетов. Двое пилотов Группы — лейтенант Ганс Штрелов и обер-фельдфебель Вильгельм Минк, оказались особенно успешными. 4 января 1942 года они сбили пять МиГ-3 из 16 ИАП (Минк три, и лейтенант Штрелов два). Десять дней спустя Минк сбил бомбардировщик Пе-2, в то время как Штрелов завалил два биплана Р-Z (его 30-я и 31-я победы). 24 января 1942 года, Минк снова сбил Пе-2, а 27 января последовал биплан Р-Z. В тот же день, Штрелов заявил истребитель И-26 (наиболее вероятно, Як-1).

Тем не менее, Группа в январе временно потеряла своего Командира. Сбив 24 января ДБ-3 и записав таким образом на личный счет 45-ю победу, обер-лейтенант Хартманн Грассер сам был сбит и покинул свой Bf-109F-2 W.Nr.9204 на парашюте. Получив серьезное ранение глаза, он приземлился на нейтральной территории, но все же смог, несмотря на ранение, добраться до позиций немецких войск. В свою часть он вернулся только после двухмесячного пребывания в госпитале.

Две другие Группы JG51 были гораздо менее активны в январе 1942 года I./JG51, действуя по-прежнему под управлением JG54, одержала 11 побед. Наиболее эффективными летчиками стали обер-лейтенанты Генрих Крафт и Рейнхард Йостен (Reinhard Josten) из 3./JG51, сбившие по 2 самолета каждый. Два пилота Группы погибли в авариях.

IV./JG51 записала на свой счет только пять побед в течение месяца, в том числе три 8 января. Одна из них стала 700-й победой Группы. 23 января аэродром Юхнов, где базировалась IV./JG51, был атакован советскими войсками, прорвавшими линию фронта. И летчики и наземный персонал Группы взяли в руки оружие, чтобы защитить свою базу и отбить атаку. К счастью, среди защитников не было потерь. А 24 января, лейтенант Бернд Галлович из 12./JG51 получил Рыцарский Крест за одержанные им 42 победы.

В начале февраля 1942 года, I./JG51 перебазировалась из Дно в Сольцы, находящиеся в 40 км к западу от озера Ильмень. Там, Группе было поручено обеспечение воздушного прикрытия немецких войск, занимающих позиции к югу от озера, а также участие в свободной охоте и прикрытие бомбардировочных вылетов. Менее завидной задачей стала необходимость выполнения маловысотных атак для поддержки наземных войск, участвующих в ожесточенных оборонительных боях около Демьянска. В ходе нескольких схваток, произошедших в течение первых десяти дней февраля, I./JG51 записала на свой счет девять побед, в том числе три 3 февраля, и ещё три 10-го. Собственные потери части включали лейтенанта Йоахима Бренделя из 2./JG51, который был ранен в авиакатастрофе 6 февраля, и обер-лейтенанта Рейнхарда Йостена, раненого осколком зенитного снаряда 10 февраля.

В середине февраля 1942 года мастерские люфтваффе пополнились вновь поставленным оборудованием и запасными частями, которые заметно улучшили техническое состояние обслуживаемых самолетов.

10 февраля из Германии в Сольцы прибыла III./JG3, чтобы усилить истребительное прикрытие над Демьянском. Два Группы сформировали Jagdverband Andres — отдельную авиационную часть во главе с командиром III./JG3 Вернером Андресом, чье имя она несла. Истребительно-бомбардировочная 2./JG51 (которая до сих пор использовала старые Bf.109E-7) неустанно бомбила советские колонны направлявшиеся к Демьянску. С 10 по 20 февраля, в ходе многочисленных встреч, I./JG51 одержала 21 победу без потерь.

В это время, советская армия прорвав фронт южнее замерзшего озера Ильмень, поймала в ловушку немецкий 11-й армейский корпус численностью примерно в 100 000 солдаты и офицеров, взяв его в полуокружение, т. н. «Карман», вокруг Демьянска. Ещё 3500 человек оказались изолированы в меньшем «Кармане» в районе Холма. 1-й воздушный флот немедленно получил приказ организовать воздушный мост для снабжения армейских подразделений, с эскортированием истребителями из состава Jagdverband Andres. I./JG51 смогла позволить себе направить только пару звеньев на защиту Юнкерсов Ju.52/3m, которые осуществляли транспортировку грузов имея численность более 100 машин. Во время этих вылетов I./JG51 одержала девять побед без потерь, но не смогла увеличить этот счет до конца февраля 1942 года.

Между тем II./JG51 в Брянске была, по большому счету, прикована к земле снегопадом в течение первых дней февраля 1942 года. 3 февраля фельдфебель Вилли Бруннер (Willi Brunner) из 4./JG51 погиб в аварии на взлете. На следующий день погода улучшилась, и II./JG51 активизировалась, чтобы принять участие в боевых действиях вокруг Юхнова, где русские вогнали клин между позициями 4-й и 4-й танковой армиями. Группа одержала девять побед в этот день, и ещё четыре в течение последующих двух дней, без каких-либо потерь. Затем погода прервала воздушные действия до 15 февраля. II./JG51 было приказано предоставить прикрытие с воздуха немецких войск, которые пытались окружить русских в районе Черна, Мценска и Болхова, северо-восточнее Орла. Итогом пятидневных интенсивных боев II./JG51 было зачислено 25 побед. 18 февраля унтер-офицер Альбрехт Кетцель из 4./JG51 скопотировал при посадке и был ранен.

В конце февраля 1942 года наземные операции в секторе группы армий Центр затихли. Вермахт сумел стабилизировать фронт и создать прочную линию обороны. К концу месяца на счет II./JG51 записали шесть побед. 28 февраля 1942 года в Группе числилось 27 Bf.109, в том числе 20 Bf.109F и 7 Bf.109E. Последние были поставлены в II./JG51 в качестве временной замены «Фридрихов», которые по-видимому были в дефиците. «Эмили» в основном использовались в истребительно-бомбардировочных вылетах. Группа стала самой успешной в эскадре, в общей сложности, за два зимних месяца года ей засчитали 90 побед. При этом она потеряла четыре Bf.109F, которые сели на брюхо в связи с остановками их двигателей (ни один из пилотов не был ранен).

III./JG51 не много действовала в течение первых десяти дней февраля из-за ненастной погоды. Группа одержала только две победы в течение этого периода, потеряв три самолета. 10 февраля погода улучшилась, и Группа начала поддерживать 9-ю армию, которая участвовала в тяжелых боях под Ржевом. Были достигнуты только три победы ценой одного пилота. Фельдфебель Герхард Вилле (Gerhard Wille) из 8./JG 51 (имевший 13 побед) приземлился на оккупированной врагом территории после полученных попаданий в бою с тремя Ил-2 и пропал без вести.

На следующий день, пилоты 7./JG51 сбили два Пе-2, но потеряли своего командира. Стрелки бомбардировщика сбили обер-лейтенанта Гельмута Лохоффа, летевшего на Bf.109F-2 W.Nr. 5531. Он был вынужден совершить аварийную посадку в тылу противника. Лохофф, ас с 14 победами, был взят в плен. Он вспоминал:

В ранние часы 11 февраля 1942 года, восемь пилотов моей эскадрильи находились в нашей операционной комнате, ожидая просвета погоды, для возможности совершения вылета. Среди прочих, были обер-фельдфебель Билефельд и недавно прибывший унтер-офицер Гюнтер Шак, который впоследствии стал великим асом. В попытке сохранить тепло мы намотали на себя куски белой ткани, но сделать это было практически невозможно. У нас были видны только кокарды наших Schirmmutze, остроконечных полевых шапок, ставшие едва ли не единственными частями нашей формы, которые можно было рассмотреть — благодаря их боковым частям, которые можно было расстегнуть и опустить на уши — они помогли согреться. Под белой тканью прятались все остальные предметы нашей летней униформы и, что действительно удручало, так понимание того, что никаких приготовлений для зимней войны сделано не было. Интересно, какое будущее ожидало нас, если, по-видимому, не предпринималось долгосрочное планирование.

Примерно в 11.00 часов погода показала признаки улучшения и я решил поднять свои шесть машин, совершавших разбег в снежном вихре впереди взлетавших. Мы построились над аэродромом, взяв курс на северо-запад и поднявшись на 2500 метров. Там мы обнаружили фантастическое голубое небо и великолепный солнечный свет, которые свовершили огромный толчок к нашему моральному подъёму. С моим Качмареком (ведомым) унтер-офицером Шаком, мы выполняли в течение примерно 30 минут свободную охоту, выискивая цели, но ничего не было видно. Я только подумал об изменении цели нашего полета на штурмовку в районе Зубцова, где каваллерийская бригада СС под командованием группенфюрера Фегелейна находилась в очень плохом положении, когда мы заметили в отдалении несколько маленьких черных пятнышек. Подлетев поближе, мы насчитали 17 Пе-2 летящих в двух соединениях. Видимо, они уже сбросили свои бомбы. Я радировал своим подчиненным: Möbelwagen (мебельные фургоны) на 11, в атаку!

Пока мы маневрировали, пытаясь подвести себя поближе, то поняли, что оба вражеских соединения заметили нас, ибо они собрались вместе для того, чтобы лучше прикрывать друг друга. Как только мы приблизились к ним, то получили несколько ответных очередей их заградительного огня. Вскоре каждый из нас выбрал цель, и мы начали атаку. Как только я открыл огонь, выбранный мной Пе-2 вошел в крутое пике, которое поставило его в наилучшее для меня положение. Я последовал за ним вниз и дал по нему длинную очередь. Я заметил попадания в рули и крылья, а также чёрный дым, валящий из его левого двигателя — но все время хвостовой стрелок постоянно стрелял по мне. Я сконцентрировал свой огонь на нём и на втором двигателе. Это продолжалось несколько минут, но, наконец, я одержал свою 14-победу.

Оглянувшись вокруг в поисках своих товарищей, я заметил, что звук работы моего двигателя не показался мне нормальным. Из него шел своего рода металлический звон, и я понял, что был поражен и мой храбрый Bf.109 не сможет доставить меня домой. Это стало страшным шоком. Я подумал, что живу свои последние минуты: что настал конец моей жизни в качестве офицера; конец моей страсти к полетам и многим месяцам борьбы за свою страну. Я находился примерно в 30 км к юго-западу от Ржева и проинформировал своих пилотов по радио, что собираюсь совершить аварийную посадку.

Моя ситуация оказалась невероятно плохой. Я находился далеко от своих собственных позиций, с улицами, полных красноармейцев, внизу и у меня не было никакого снаряжения, которое позволило бы мне бежать и выжить в массах снега и температуре −50 °C. Тем не менее, я прогнал эти негативные мысли из своей головы и сосредоточился на посадке. Я избежал одного или двух препятствий и приземлил свою «Белую 3» на брюхо. После того, как я остановился, то первым, что произвело на меня впечатление, стала полная тишина. Я отсоединил свои ремни, расстегнул парашют, вытащил провод радио и открыл фонарь. Как только я ступил на снег, то услышал крики и хлопки выстрелов, направленных в мою сторону. Русские уже были тут. Я попал на дорогу, заполненную силами противника и был мгновенно захвачен.

К обеду я уже находился под охраной потеряв свободу. Над головой я услышал знакомый звук двигателей Bf.109. Возможно мои товарищи искали меня. Было тяжело идти, услышав так рядом своих друзей свободными, но не имея возможности связаться с ними. Так начались мои семь с половиной лет заключения в ужасных условиях. Они должны был стать моей тяжелейшей битвой, но я выжил и пережил все это, чтобы в итоге снова обрести свободу.

13 февраля III./JG51 сопровождала несколько Bf.110 во время рейда против аэродрома Старица, совершив затем поиск над советской стороной линии фронта и сбив два самолета. К 20 февраля Группа записала ещё шесть побед. Она оставалась активной в течение оставшейся части месяца, добавив ещё пять побед на свой счет. Тем не менее, 7./JG51 потеряла свою второго командира в течение двух недель; советские зенитные орудия сбили Bf.109F-2 W.Nr. 9692 обер-лейтенанта Антона Ниса (Anton Nies) в непосредственной близости от Луковойка. Он совершил вынужденную посадку за линией фронта, но пропал без вести.

IV./JG51 также имела трудности с проведением полетов в начале февраля 1942 года. 2-го и 4-го пилоты Группы одержали отдельные победы, но 3 февраля в воздушном бою в районе Хованщины (около 60 км к северо-востоку от Смоленска) погиб лейтенант Вольфганг фон Калькройт (Wolfgang von Kalckreuth) из 10./JG51. Начиная с 10 февраля, установившаяся хорошая погода привела к шести победам Группы, в том числе двух гауптмана Гейнца Бэра (его 89-я и 90-я). 16 февраля за достигнутый результат гауптман Гейнц Бэр стал вторым (и последним) членом JG51 награждённым Рыцарским крестом с дубовыми листьями и мечами. В течение последних десяти дней февраля IV./JG51 заявила ещё 13 побед, но потеряла обер-фельдфебеля Гейнца Флейшхакера (Heinz Fleischhacker) из 12./JG51, который был сбит в воздушном бою в 30 км к востоку от Гжатска.

Март стал свидетелем ожесточенных боев, в которых Красная Армия стремилась вернуть по возможности большую территорию до начала весенней оттепели, делавшей невозможной любое масштабное продвижение. Напротив, следующие два месяца оставались относительно спокойными, поскольку каждая сторона сделала паузу, чтобы перевести дух и подготовиться к своим предстоящим летним наступлениям.

Начало марта 1942 года ознаменовалось резким падением температуры вокруг Демянска и озера Ильмень. Приоритетной задачей I./JG51 осталось сопровождение транспортных самолетов, осуществляющих поставки окруженным немецким войскам. Жестокие холода препятствовали деятельности Группы; 10 марта она одержала четыре победы, без потерь. В течение следующих десяти дней ситуация практически не улучшается, пилоты заявили только три самолета противника к 20 марта. 21 марта четыре дивизии 11-го армейского корпуса под командованием генерала Вальтера фон Зейдлица предприняли попытку вырваться из Демянского кармана и война в воздухе над местом боев вспыхнула моментально. I./JG51 оказалась задействована в сопровождении транспортных самолетов, а также пикировщиков и бомбардировщиков, которые поддерживали немецкий прорыв. К концу месяца Группа повысила свой счет на 21 победу.

К началу апреля 1942 года зима ещё не показал признаков ослабевания. В первый день месяца I./JG51 одержала восемь побед, ещё семь спустя три дня, семь 5 апреля, и ещё четыре на следующий день. Группа не понесла потерь за этот период.

5 апреля в Группе состоялось последнее зимнее награждение Рыцарским крестом эскадры. Кавалером за 41 одержанную победу стал обер-фельдфебель Генрих Хёфемейер.

Внезапное потепление, которые наступило 7 апреля, превратило аэродром Сольцы в бассейн грязи. Оттепель вывела аэродром из строя на неделю. Между тем, 12 апреля части 10-го армейского корпуса достигли села Рамушева и установили контакт с подразделениями 11-го армейского корпуса. I./JG51 делала то малое, что могла в условиях почти полного отсутствия возможности полетов. В период между 10 и 20 апреля 1942 года Группе зачислили лишь одну победу, которую 16 апреля одержал лейтенант Эрвин Флейг из 2./JG51 (его 58-я победа). 21 апреля I./JG51 перебазировалась в Режелбицы и к концу месяца одержала 17 побед при потери одного пилота — обер-лейтенант Рейнхард Йостен из 3./JG51, имевший шесть побед, погиб за штурвалом своего Bf.109F-2, W.Nr. 12 944 во время своей первой посадки на новую базу. Его гибель стала 1-й потерей в эскадрильи, прозванной «счастливая третья», со времен покидания берегов Канала годом ранее. Поставки новых самолетов, позволили довести состав Группы до 36 Bf.109F и 1 Bf.109E на 30 апреля.

Для II./JG51 первые дни марта 1942 года также оказалась неблагоприятны. Только три победы были одержаны в течение этого времени. Но 6 марта, над фронтом в районе Медыни и Юхнова, состоялось несколько интенсивных боестолкновений, которые привел к 16 победным заявкам II./JG51 — в том числе четыре на счет будущего «эксперта» унтер-офицера Курта Кнаппе из 5./JG51. Ожесточенные воздушные бои в районах Медыни и Юхнова продолжались следующие четыре дня. В течение этого времени II./JG51 одержала 20 побед без потерь. Затем последовало шесть дней нелетной погоды.

Начало 1942 года стало также периодом яркого восхождения звезды лейтенанта Ганса Штрелова, назначенного командиром 5./JG51 в январе 1942 года вместо обер-лейтенанта Хорста Гейера. 4 февраля он сбил четыре советские машины, которые довели его счет до 36 побед. 28 февраля он поднялся до 40. 16 марта солнце пробилось сквозь доселе пасмурные облака, и II./JG51 поднялась в небо, чтобы заявить девять побед, в том числе четыре из них лейтенантом Штреловом. Он так же являлся лучшим асом Группы на этот момент. 17 марта, сбив три советских самолета, Штрелов увеличил счет до 52-х побед, и на следующий день был награждён RK. В течение того же 18 марта он одержал семь побед, что стало лучшим результатом одного дня для всех пилотов сражающихся в зимний период 1941—1942 годов. Спустя сутки его имя было упомянуто в коммюнике ОКВ. Всего же из 26 побед засчитанных II./JG51 в период с 10 по 20 марта, 16 были зачислены на счет Штрелова. Тем не менее, 19 марта ещё два ветерана Группы обер-фельдфебели Вильгельм Минк и Отто Танге были награждены Рыцарским крестами за 40 и 41 победу соответственно.

В течение последних десяти дней марта, II./JG51 активно действовала в районе Ржева. 21 марта Группа одержала семь побед и ещё четыре на следующий день, потеряв два сильно поврежденных Bf.109. 24 марта Штрелов одержал 66-ю победу, и был удостоен Дубовых листьев к Рыцарскому Кресту, что позволило ему стать самым молодым солдатом Вермахта, получившим эту награду, так как он получил её за два дня до своего 20-го дня рождения. После этого ему предоставили отпуск до второй половины мая.

На несколько дней облачная погода приостановила череду успехов Группы. Пауза прервалась 29 марта. В этот день II./JG51 одержала три победы, а затем шесть 30-го и девять 31 марта. В последний день марта 1942 года в Группе числилось 35 Bf.109F, в том числе 25 F-2 и десять новых F-4.

5 апреля II./JG51 приветствовало чистое небо. В районе Юхнова пилоты Группы сбили десять самолетов противника, ещё восемь на следующий день, и два 7 апреля. Собственные потери составили пару Bf.109, которые были сильно повреждены при взлете. Начиная с 8 апреля, облачная погода положила конец всем полетам в течение следующих двух недель. Облачность рассеялась 27 и 28 апреля, что позволило II./JG51 одержать в общей сложности три победы.

III./JG51 проводила в начале марта 1942 года, в районе Ржева, свободную охоту над фронтом или сопровождала пикировщики. Группа базировалась в Дугино на которое, регулярно совершали налеты советские бомбардировщики, в результате которых были некторые потери. В течение первых десяти дней марта III./JG51 было зачислено девять побед. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, ещё пять побед были добавлены к её счету между 10 и 20 марта. Майор Фридрих Бек, коммодор JG51, внес свой вклад одной победой (в то время Stab и III./JG51 вместе делили аэродром Дугино). 18 марта Дугино атаковали советские сухопутные войска, которые прорвали линию фронта. Персонал Stab и III./JG51 приняли участие в отражении этой атаки. Шесть членов наземной команды Stab/JG51 были убиты в этом бою.

В течение последних десяти дней марта, III./JG51 активизировала свою деятельность, что совпало с тяжелыми наземными боями вокруг Ржева. 22 марта лейтенант Максимилиан Майерл из 9./JG51 одержал свою 21 победу. Далее последовало несколько дней нелетной погоды. 26 марта она прояснилась снова и Группа попыталась наверстать упущенное, отдельные пилоты совершали до четырёх вылетов в день. Тем не менее, к концу месяца III./JG51 смогла добавить только две новые победы на свой счет, обе 29 марта.

Между тем, коммодор, майор Фридрих Бек выдал впечатляющую череду успехов. 29 марта он одержал одну, а затем две 30-го и пять побед 31 марта! В течение первой недели апреля, III./JG51 заявила четыре победы, в то время как майор Бек один одержал шесть, все из них 5 апреля. Но уже 10 апреля Бек был освобожден от должности командира эскадры и отправлен служить в штаб RLM. Вместо него командиром эскадры стал командир IV./JG51 майор Карл-Готфрид Нордман.

Поскольку III./JG51 в это время занималась почти исключительно операциями по штурмовке, что сказывалось на её результативности, одним из первых приказов Нордманна, в качестве командира эскадры, стало освобождением 2./JG51 от истребительно-бомбардировочных вылетов, которые эскадрилья усердно выполняла с дней Битвы за Британию и восстановил её амплуа в чисто истребительной роли. Этот шаг помог толчку карьеры ряда будущих «Экспертов» эскадрильи, которые до этих пор не могли показать свой истинный потенциал. Среди них оказались обер-фельдфебель Йоахим Брендель и Йозеф «Пепи» Йенневейн.

Когда весенняя оттепель сделала аэродром Дугино непригодным к использованию, то Stab и III./JG51 отступили к Смоленску, где местный аэродром обладал всеми признакам настоящих взлетно-посадочных полос. Последние две победы этого периода были зачислены III./JG51 27 апреля 1942 года.

IV./JG51 также в начале марта 1942 года, осуществляла свободную охоту или сопровождала пикировщики в районе Ржева. В первые дни месяца Группа одержала 6 побед. Примечательно, что все из них одержал один пилот — лейтенант Эрнст Вейсман из 12./JG51. 1 марта он заявил, два советских истребителя (его 24-я и 25-я победы), 5 марта ещё два, а на следующий день два бомбардировщика Пе-2, доведя свой счет до 29. Поскольку аэродром Юхнов к тому времени располагался слишком близко к линии фронта, IV./JG51 была переведена дальше в тыл, в Вязьму-Градина. Как и в случае с остальными тремя Группами, в период между 10-м и 20-м марта IV./JG51 смогла выполнить лишь около десятка вылетов из-за плохой погоды. Были записаны только три победы: по одной лейтенанту Хорсту Хаасе (его 11-я) и обер-фельдфебелям Францу Бартену (его 29-я) и Адольфу Борхерсу (его 25-я).

Последние десять дней марта для IV./JG51 стали гораздо лучшими, несмотря на непогоду. Тем не менее, столкновения в воздухе оставались спорадическими. Две победы были записаны 21 марта, по одной 26, 28 и 29 марта. 31 марта советские ВВС активизировались, давая IV./JG51 возможность заявить семь побед, в том числе три унтер-офицеру Францу-Йозефу Биеренброку (его 57-59-я победы). На 31 марта 1942 года Группа могла выставить 30 пилотов, 32 Bf.109F и два Bf.109E. В первый день апреля 1942 года Группа продолжала действовать в районе Ржева. Из четырёх побед, одержанных в тот день, одна стала 60-й унтер-офицера Франца-Йозефа Биеренброка. 5 апреля лейтенант Вольфганг Бёвинг-Тройдинг сбил Пе-2, ставший его 16-й победой. На следующий день обер-фельдфебель Франц Бартен одержал свои 32-ю и 33-ю победы, в то время лейтенант Эрнст Вейссман только одну — 32-ю. Унтер-офицер Отто Дёпке (Otto Döpke) из 11./JG51 разбился на смерть около Шаталовки. Внезапные оттепели практически обездвижили IV./JG51 в течение оставшейся части месяца. Только три победы были записаны в этот период, без собственных потерь.

За время почти пяти месяцев зимних оборонительных боев на восточном фронте летчики JG51 хорошо зарекомендовали себя, заявив в общей сложности 475 самолетов противника уничтоженными в воздухе: Stab/JG51 — 15, I./JG51 — 132, II./JG51 — 209, III./JG51 — 48 и IV./JG51 — 71. Их собственные потери были следующими: I./JG51 — один пилот погиб в авиакатастрофе, четыре получили ранения, восемь машин списаны и 20 повреждены; II./JG51 — два пилота погибли в бою и ещё два в результате несчастных случаев, один попал в плен, четыре получили ранения, 13 самолетов уничтожено и 18 повреждено; III./JG51 — три пилота погибли, один попал в плен, 12 самолетов уничтожено и повреждено 17, IV./JG51 — три пилота погибли, один ранен, девять самолетов уничтожены и шесть повреждены. 7 апреля в эскадре была одержана её 3000-я победа с начала войны.

Период позиционной войны на Восточном фронте[править | править вики-текст]

В первую неделю мая 1942 года с Демянской и Холмской «крепостями» были установлены наземные каналы снабжения, хотя первая и оставалась частично окруженной и получала припасы по воздуху. Постоянная поддержка I./JG51 в этих операциях, привела в результате к нескольким жертвам ближе к концу месяца. Среди них стал лейтенант Эрвин Флейг, один из бывших ведомых Мёльдерса, которого майор Нордманн назначил командиром обновленной 2./JG51 только четыре недели назад. 29 мая, после заявки над МиГ-3, ставший его 66-й победой, его Bf-109F-2 W.Nr.8902 был сбит в бою в районе Поддорья, в 60 км южнее Старой Руссы. Выпрыгнув с парашютом, Флейг попал в плен.

Однако уже 31 мая гауптман Йозеф Фёце, который 3 мая принял на себя командование I./JG51 у гауптмана Вильгельма Хахфельда, закончил свою летную карьеру, после того как его Bf.109F-2 W.Nr.8086 разбился во время посадки. При этом Фёце получил новые тяжелые ранения и травмы. После выхода из госпиталя он служил в различных авиашколах и в боях уже больше не участвовал.

Но самой печальной потерей эскадры за месяц, несомненно стал командир 5./JG51 лейтенант Ганс Штрелов. Стремительный взлет его успехов — 42 победы с начала января, окончился 22 мая уничтожением бомбардировщика Пе-2 юго-западнее Тулы. Истребитель Штрелова был поврежден ответным огнём с бомбардировщиков, и ему пришлось совершить вынужденную посадку в тылу врага. Вместо того, чтобы сдаться в плен, молодой кавалер Дубовых листьев предпочел застрелиться. К июню стало ясно, что подготовка к летнему наступлению 1942 года вермахта на Востоке была завершена. Пополнение для JG51 пришло в неожиданном виде — эскадрильи испанских добровольцев. Это было вторым подобным добровольческим подразделением, которое испанский генералиссимус Франко послал в Россию. Первое первоначально действовало под командованием JG27 в течение зимы 1941—1942 годов. Подчиненная в оперативном управлении II./JG51 эскадрилья, чье официальное название было 15.(span)/JG51, под командованием майора Хулио Сальвадора, обычно именовалось в эскадре просто как «Spanische Staffel» — Испанская эскадрилия, хотя сами испанцы предпочли 2а Escuadrilla Azul (2-я Голубая эскадрилья). Независимо от наименования, испанцы будут воевать вместе с пилотами JG51 на Московском направлении все ближайшие летние и осенние месяцы.

22 июня (через день после того как он приветствовал присоединение испанской эскадрильи к эскадре) майор Нордманн перенес аварию подобную Йозефу Фёце, когда при посадке разбилась его машина. Сначала считалось, что травмы командира эскадры были относительно незначительными, и в течение нескольких недель он вернется в небо — несмотря на то, что тот испытывал какие-то боли и нарушение зрения. Позже было обнаружено, что он на самом деле получил перелом в основании черепа, который должен был повлечь за собой длительное пребывание в больнице.

Большое летнее наступление, наконец начавшееся 28 июня, было направлено не на захват Москвы. Фюрер изменил свои взгляды. Немецкие усилия теперь были сосредоточены на южном фланге фронта, с двумя целями наступления — Сталинград и захват российских нефтяных месторождений на Кавказе.

В центральном секторе, немецкие войска продолжали удерживать свои позиции в Вяземском выступе перед советской столицей, сохранявшимся вермахтом в качестве трамплина для любого возможного будущего наступления, а также предотвращавшим контр-атаки Красной Армии в южном направлении и создание угроз основному наступлению. В течение короткого периода в разгар лета 1942 года, результаты эскадры приравнивались, а иногда даже превосходили пьянящие первые дни Операции Барбароссы.

II./JG51 была особенно успешной. 5 июля ей зачислили 46 побед — наилучший результат одного дня, одержанный за все время существования Группы. Исполняющий обязанности командира Группы гауптман Хартманн Грассер одержал восемь побед, командир 5./JG51 обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелл и фельдфебель Антон Хафнер заявили шесть и семь побед соответственно. Это довело индивидуальные счета каждого из трио до 61, 50 и 43 побед соответственно.

IV./JG51 также имела своих высокорезультативных пилотов. Девять побед, одержанных 1 августа обер-фельдфебелем Францем-Йозефом Биеренброком из 10./JG51, сделали его лучшим пилотом эскадры на тот момент. Его счет в 102 победы — на одну больше чем официальный счет Вернера Мельдерса, принесли ему спустя два дня Дубовые листья к Рыцарскому кресту.

Пилоты эскадры продолжали одерживать победы. 4 августа перевалили рубеж в 3500 побед (3511 к концу дня). Спустя сутки лейтенант Герберт Пушманн из 6./JG51 принес II./JG51 1000-победу в ходе войны, что сделало её самой успешной из всех четырёх Групп.

В то же время рост отдельных личных счетов в этот период привел к уменьшению интенсивности награждений Рыцарским крестом (перерыв длился почти пять месяцев), поскольку рамка для награждения была поднята в очередной раз — до 60 или более побед. 21 августа обер-лейтенанта Эрнста Вейсмана из 12./JG51 наградили посмертно — он был объявлен пропавшим без вести, к северу от Ржева, восемью днями ранее. На его счету числилось 67 побед одержанных на востоке. 23 августа крест получил фельдфебель Антон Хафнер из 6./JG51, ровно за 60 одержанных побед. А 4 сентября другой пилот, обер-фельдфебель Генрих Клеппер из 11./JG51, так же был удостоен награды за 65 побед.

К этому времени эскадра усилили добавлением ещё одной эскадрильи, состоящей из двухмоторных штурмовиков Hs.129. Изначально планировалось оснастить каждую эскадру, действующую на Восточном фронте, подобной полуавтономной эскадрильей с противотанковыми Hs.129 на вооружении, но JG51, в итоге, оказалась единственной эскадрой получившей её по факту. Обер-лейтенант Эггерс и пилоты его Panzerjägerstaffel закончили свою подготовку и обучение в Деблин-Ирена, в Польше, после чего в начале августа они внезапно были переброшены в район Вязьмы, чтобы помочь уменьшить советское танковое давление на 2-ю и 3-ю танковые армии.

В то время, как Красная Армия сосредоточила все свои усилия на срезе Вяземского выступа (усилия, которые вскоре увязли в осенней грязи), ситуация за северной границе группы армий Центр оставалась относительно стабильной. Настолько, что I./JG51, во главе с гауптманом Генрихом Крафтом — бывшим командиром 3./JG51, принявшим Группу после ранения Феце, в конце августа вывели в Йесау в Восточной Пруссии, чтобы переовооружить на Фокке-Вульфы Fw.190. После почти двухнедельной переподготовки, и напутственной речи оберст-лейтенанта Гюнтера Лютцева, I./JG51 вернулась на восточный фронт, став таким образом, первой Группой оснащенной Fw.190 для действий против СССР.

Она перебазировалсь под Любань, к юго-востоку от Ленинграда, куда Группа прибыла 10 сентября. Там она была передана под контроль JG54, и хотя аэродром в Любани приходилось делить с Bf.109 из III./JG77, пилоты Крафта оставались в районе Ленинград — Волхов в течение последующих пяти недель. В этот период было мало признаков активности со стороны противника, а Группа не смогла полноценно протестировать свои новые самолеты. 17 октября I./JG51 перевели под Вязьму, где она наконец, воссоединилась с остальной эскадрой на Московском фронте. Но даже здесь сражения утихли к данному моменту и в оставшуюся часть месяца Фокке-Вульфы Группы были в основном заняты патрулированием над собственной базой.

В августе, после восстановления от последствий перелома основания черепа, Карл-Готфрид Нордманн был отправлен в Германию, сначала в отпуск на родину, а затем пройти несколько курсов. Его место во главе эскадры занял временно исполняющей обязанности Коммодора гауптман Йоахим Мюнхеберг, эксперт с 83-я победами и кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями, ранее командовавший II./JG26 на побережье Ла-Манша. В течение двух месяцев, проведенных в главе JG51 Мюнхебергу удалось повысить свой счет ещё на 33 победы, одержанные на восточном фронте. 20-я из них — его 103-я в целом, заявленная 9 сентября — принесла ему Мечи к Рыцарскому кресту.

Ещё до прибытия I./JG51 в Вязьму со своими Fw.190, II./JG51 уже вывели с фронта для аналогичного переоснащения. Пилоты Гауптмана Грассера отправились в Йесау 7 октября, но их подготовка по перевооружению на Фокке-Вульфы была прервана событиями на других фронтах. Кампания в Африке развивалась не очень хорошо. 23 октября 1942 года британцы начали битву за Эль-Аламейн. Немецкая разведка также получила данные о неизбежной высадке союзников на побережье северо-западной Африки. Люфтваффе срочно были необходимы подкрепления в данный район и II./JG51, как опытная Группа, на тот момент не задействованная в операциях, стала очевидным кандидатом для переброски. Соответственно Штаб гауптмана Грассера вместе с 4./ и 5./JG51 были сняты с переоснащения Фокке-Вульфами и были вооружены последним вариантом Мессершмитта — Bf.109G. 8 ноября — в день англо-американской высадки в Марокко и Алжире — гауптман Грассер и две его эскадрильи покинули Йесау, направившись в Сицилию, оставив только 6./JG51 завершить переоснащение на Fw.190.

1 ноября было объявлено, что JG51 стала первой эскадрой, достигшей рубежа в 4000 уничтоженных самолетов противника. Два дня спустя, последний в 1942 году Рыцарский крест достался унтер-офицеру Курту Кнаппе, старожилу II./JG51, за его 51 одержанную на восточном фронте победу.

Но ноябрь также принес и неожиданную волну потерь — среди них были ведущие пилоты эскадры. Недавно получивший звание лейтенанта и назначенный командиром 10./JG51 Франц-Йозеф Биеренброк, был вынужден приземлиться в тылу врага 9 ноября, после того, как его Bf-109F-2 W.Nr.6779 получил попадание в радиатор во время воздушного боя с советскими истребителями. К моменту попадания в плен, число побед Биеренброка составляло 117.

Несмотря на растущее число вражеских самолетов в районе действия эскадры — всегда верный признак надвигающего контрнаступления — III./JG51 была снята с фронта 12 ноября, так как планировалось её перевооружение на Фокке-Вульфы и прибыла в Йесау. Таким образом, когда неизбежная контратака началась, на фронте в наличие из эскадры оставались только две Группы: I./ и IV./JG51, плюс прикрепленные испанская и штурмовая эскадрильи.

Наступление, начатое семью советскими армиями 24 ноября, прорвало левый фланг группы армий Центра к западу от Ржева. Ослабленная JG51 сделала все, что могла для поддержки боевой готовности сухопутных войск, но высокой ценой. Одной из первых жертв стал лейтенант Гюнтер Йолас (Günther Jolas) из Panzerjägerstaffel, получивший ранение, когда его Хеншель был сбит вражеским огнём с земли. Другим потерянным пилотом оказался новичок, совершавший свой первый боевой вылет. К концу ноября испанские добровольцы, заявившие 13 побед ценой потери трех пилотов убитыми и одного раненым, завершили своё турне и готовились вернуться домой. Они сразу же были заменены новой эскадрилией, майора Карлоса Фернандеса — 3а Escuadrilla Azul. Прибытие из Испании через юг Франции, в Россию, в середине зимы стало неприятным шоком. «Это было ужасно — я не думал, что в другом месте на земле, может быть так холодно» — вспоминал один из членов эскадрильи много лет спустя. И эти непривычные условия — безликий заснеженный пейзаж до горизонта, загораживаемый густой низкой облачностью привел к потере в первом вылете эскадрильи, осуществленном 1 декабря, капитана Андреса Асенси (Andrés Asensi). Предполагается, что он был дезориентирован и врезался в землю за линией фронта.

С набором оборотов советского наступления, I./JG51 перестала жаловаться на недостаток соперников своим новым Fw.190. 4 декабря Группа заявила в общей сложности 27 побед, одна из которых стала первой для будущего кавалера Рыцарского Креста унтер-офицера Оскара Ромма. Шесть дней спустя пара побед гауптмана Крафта довела счет командира до 78, но его ведомый, гауптман Хорст Риман (Horst Riemann), который являлся офицером связи Группы, был сбит и погиб. Четыре дня спустя сам Генрих Крафт оказался среди тех, кто не вернулся. Он был сбит советской зенитной артиллерией юго-западнее Ржева, смог приземлится, но был убит советскими пехотинцами.

17 декабря погиб лейтенант Рольф Кикерт (Rolf Kickert) недавно заменивший Биеренброка на должности командира 10./JG51. В тот же день вернулась из Йесау III./JG51, переоснащенная Фокке-Вульфами. «Бесхозная» 6./JG51, из отсутствующей II./JG51, вернулся несколько раньше и действовала своими Fw.190 вместе со штабом эскадры в качестве отряда «специального назначения», то есть Jabo — истребительно-бомбардировочной эскадрильи.

В отличие от своих коллег из I./JG51, пилоты III./JG51 и их новые самолеты были немедленно брошены в гущу событий. В своем первом вылете на Фокке-Вульфе, лейтенант Гюнтер Шак заявил пять советских бомбардировщиков Пе-2 сбитыми и шестой поврежденным.

Но отдельные успехи в воздухе не могли остановить неумолимый ход наступления вражеских сил на земле. К середине декабря 3-я советская ударная армия в ходе Великолукской наступательной операции окружила около 7000 немецких солдат и офицеров в Великих Луках — важном автомобильном и железнодорожном узле к северо-западу от Ржева. В очередной раз фюрер приказал гарнизону держаться. Снабжение должно было осуществляться сбросом с неба (в пределах периметра не было ни одной посадочной площадки). Люфтваффе был создан специальный Gefechtsverband для поставки снабжения осажденным защитникам. В целях поддержки этой операции Fw.190 из I./JG51 были подкреплены частью самолетов из III./JG51 и переброшены из района Вязьмы на замерзшее озеро недалеко от котла в Великих Луках. Замерзшее «Большое Иван озеро» стало их базой на несколько последующих недель. Но, несмотря на все усилия, они были не в состоянии предотвратить ликвидацию окруженных в Великих Луках войск. Связь с гарнизоном была потеряна 15 января 1943 года.

I./JG51 осталась на их замороженном «аэродроме» на последующие две недели, выполняя вылеты на свободную охоту и сопровождение бомбардировщиков и пикировщиков атакующих наступающего противника.

Именно после взлета с «Большого Иван озера» 17 января, во время восходящего крутого виража Fw.190 оберст-лейтенанта Нордманна вдруг свалился в противоположный вираж (неприятная особенность истребителя Фокке-Вульфа, когда скорость была близка к скорости сваливания) и столкнулся с самолетом своего ведомого. Хотя Нордманн смог отделатся вывихом руки, гауптман Рудольф Бек — принявший командование I./JG51 после гибели Генриха Крафта месяцем ранее — погиб. Этот инцидент так глубоко потряс Карла-Готфрида Нордмана, что хотя он и оставался Коммодором JG51 на протяжении более года после столкновения, он никогда больше не совершал боевых вылетов.

На следующий день (18 января) соединение из девяти бомбардировщиков Пе-2 атаковало базу I./JG51 — «Большое Иван озеро». Лейтенант Йоахим Брендел и фельдфебель Йозеф Йенневейн оказались в это время в воздухе, и в идеальном положении для атаки двухмоторных Петляковых. Это была ситуация, о которой бывшие Jabo-пилоты 2./JG51 мечтали уже давно. Йенневейн отправил к земле пять самолетов и Брендел три — девятый смог уйти.

Первый Рыцарский Крест 1943 года был вручен 24 января. Как и Курт Кнаппе в ноябре, обер-фельдфебель Герберт Фрибель из IV./JG51 получил свою награду за 51 победу. Казалось бы, поднявшийся до рубежа более 60 побед, критерий для награждения Рыцарским крестом снова снизился обратно к отметке полусотни!

29 января I./JG51 была переведена в район Орла, на южном фланге группы армий Центр. Её на «Большом Иван озере» заменили Fw.190 из состава IV./JG51, которая провела последние недели переовооружаясь с Фридрихов. Красная Армия начала наступление к югу от Великих Лук и в этом районе погиб обер-лейтенант Вольфганг Бёвинг-Тройдинг, чей Фокке-Вульф был сбит огнём с земли 11 февраля. Третий командир 10./JG51, потерянный за несколько месяцев, Бёвинг-Тройдинг 24 марта посмертно удостоится Рыцарского креста, за 46 одержаных побед.

Между тем Советское давление осуществлялось вдоль всего сектора Вязьма — Орел, центрального фронта. Это отразилось в увеличении счета JG51. 24 февраля I./ и III./JG51 на двоих заявили 47 самолетов противника уничтожеными. Из 20 побед I./JG51, семь пошли на счет Йозефа Йенневейна из 2./JG51 и ещё пять на счет командира его эскадрилии, обер-лейтенанта Эдвина Тиля. Среди успехов пары оказалось целое соединение из шести Штурмовиков Ил-2, плюс два сопровождавших их истребителя ЛаГГ-3!

На следующий день этим силам эскадры было зачислено ещё 43 победы. Но, как и везде, личные достижения в воздухе — хоть и несомненно впечатляющие, не могли изменить неудачи гораздо более масштабных наземных операций. Далеко на юге 6-я армия уже сдалась под Сталинградом. Сейчас, в конце февраля 1943 года, немецкие войска на центральном участке были напряжены до предела. На противоположном левом фланге, группа армий Север эвакуировала давний Демьянский карман. III./JG51 на этот период временно присоединили к JG54, с целью прикрытия наземных войск при их отступлении.

Это ставило Вяземский выступ перед Москвой в опасное положение. И после многих жарких споров со своими генералами, фюрер наконец согласился реализовать операцию «Büffel» — масштабный вывод войск из Вяземского выступа. Манёвр, который длился на протяжении всей первой половины марта, был поддержен Fw.190 из состава I./ и IV./JG51. По его завершении, Центральный фронт был спрямлен примерно на 230 километров и как следствие, 21 немецкая дивизия была освобождена для развертывания в других местах. Но Вязьмский «трамплин», являвшийся большой и постоянная угрозой для советской столицы, в конце концов оказался уничтоженным.

11 марта (за день до освобождения Вязьмы), I./JG51 вернулась из Орла в Брянск. Однако именно из Орла 15 новых Fw.190A-4 Группы стартовали четыре дня спустя, чтобы провести низковысотную атаку на аэродром в 80 километрах в тылу наступающей Красной Армии, на окраине Курска.

В начале апреля наступила весенняя оттепель на центральном участке. Это обеспечило желанную передышку для обеих сторон, которые были близки к полному истощению после борьбы друг с другом.

16 апреля командир 2./JG51 обер-лейтенант Эдвин Тиль, был награждён Рыцарским крестом за череду недавних побед, поднявшихся до 51. И шесть дней спустя, один из самых успешных пилотов Тиля, лейтенант Иоахим Брендель, был назначен командиром 1./JG51 после того, как предыдущий командир обер-лейтенант Ганс Боос (Hans Boos), погиб во время прыжка с парашютом в ходе воздушного боя, после того, как парашют не раскрылся.

Хотя ситуация на фронте весной и в начале лета 1943 года стабилизировалась, жизнь для Групп JG51 не протекала в сонном режиме. Среди множества операций, проведенных со своих баз вокруг Орла и Брянска, были и необычные — дальние проникновения с подвесными топливными баками за линию фронта с пролётом на большой высоте. Целью в основном являлись советские линии связи и концентрация войск внутри огромного выступа, созданный Красной армией вокруг Курска.

Пилоты Fw.190 также сопровождали ряд налетов бомбардировщиков и Штук в том же районе. Во время одной из таких операций, 22 мая, в ходе которой 60 пикирующих бомбардировщиков имели своей целью станцию Курска, I./JG51 оказалась втянутой в бой с большой группой советских Аэрокобр. Обер-фельдфебель Йеневейн из 2./JG51 добавил пару ленд-лизовских машин на свой счет, который уже превысил 60 побед. Обратной стороной монеты, стала потеря аса с личным счетом в 54 победы — обер-фельдфебеля Гейнца Лебера (Heinz Leber) из той же 2./JG51. 1 июня он пал жертвой зенитного огня к северо-востоку от Орла.

На следующий день эскадра объявила о достижении рубежа 5000-й победы. К этому времени аэродромы Люфтваффе в районе Орел — Брянск начали наполняться самолетами концентрирующимися в районе, в рамках подготовки к предстоящему немецкому наступлению, направленному на ликвидацию Курского выступа. Истребителям JG51 было поручено защищать эти скопления от атак ВВС Красной Армии. 8 июня пилоты Фокке-Вульфов заявили уничтоженными 51 вражескую машину.

22 июня произошла смена командира III/JG51 гауптмана Карла-Гейнца Шнелла, который часто лидировал эскадру в воздухе, после аварии Нордманна в начале года. Он был назначен на штабную должность в RLM. Было предположено что начальство Шнелла, многих из которого он критиковал в прошлом за их управление операциями, захотело держать его в своем поле зрения! «Буби» Шнелл являлся членом эскадры, с предвоенныех дней I./JG71. Его замена на должности вновь прибывшим, в равной степени носила характер откровения. Им стал гауптман Фриц Лозигкейт, карьера которого включала отсидку в испанской республиканской тюрьме (после того, как он был сбит во время гражданской войны) и службу военно-воздушным атташе в Токио (откуда он вернулся на борту блокадопрорывателя). Он успел послужить на побережье Ла-Манша, при защите Рейха и на русском фронте — на последнем в качестве командира I./JG26. Таким образом, с собой в III./JG51 он принес богатый опыт, но имел на счету всего семь побед.

В конце июня истек срок службы в России третьей испанской эскадрильи. За семь месяцев пребывания на восточном фронте испанцы одержали 62 победы при потере шести собственных. Убывших в свою очередь сменила 4а Escuadrilla Azul. Новички, под командованием майора Мариано Куадра, не заняли сразу позиции вместе с JG51 в районе Орла. Вместо этого, они расположились несколько в тылу на аэродроме к юго-востоку от Смоленска. Причин для этого было две — их неопытность, и факт того, что прибытие совпало с днем начала операции Цитадель.

Операция Цитадель[править | править вики-текст]

По сравнению с предыдущими летними наступлениями Гитлера на востоке — Барбароссы в 1941 году, в ходе которой не смогли захватить Москву, и Блау/Брауншвейг в 1942 году, в ходе которых не удалось овладеть ни Сталинградом ни кавказскими нефтяными месторождениями — цели Цитадели были более скромными. Намерением фюрера было сначала срезать врезавшийся в германский фронт выступ, созданный Красной Армией западнее Курска, а затем планомерно уничтожить советские войска, попавшие внутрь. Некоторые сравнивали наступление 1943 года немногим более чем спрямлением линии фронта, но это не совсем справедливо. Курская дуга, протяженностью около 200 километров с севера на юг, охватывала огромную площадь. Располагаясь на границе групп армий Центр и Юг, она в форме гигантского кулака, вдавалась вглубь немецкой территории. Внутри располагалось 11 советских армий, потеря которых могла представить собой крупное поражение для СССР. Немецкий план предусматривал одновременное наступление двумя ударными группировками с северной и южной сторон выступа. Затем они должны были встретиться в середине, возле самого города Курск, эффективно охватив части Красной Армии в «котле». И хотя Курск считается крупнейшим в мире танковым сражением, почти 5000 самолетов с обеих сторон сошлись в воздушных схватках в небе.

Со своих баз возле Орла и Брянска, 123 Фокке-Вульфа из Stab./JG51 и её трех Групп формировали основную составляющую истребительных сил северного кулака. Для большинства пилотов эскадры Операция Цитадель началась в 3:00 часа утра 5 июля, когда они взлетели для сопровождения соединений Ju.87 и Ju.88, отправленные для прорыва фронтовой обороны противника. Некоторые уже были готовы подняться в воздух спустя 30 минут, чтобы беспрерывно — и это было беспрецедентно, патрулировать над своими аэродромов, что продолжалось до 21:00 часа.

Первые серьезные столкновения истребителей произошли после полудня. Они дали новому поколению экспертов JG51, подобных Йоахиму Бренделю и Иозефу Йенневейну широкие возможности увеличить свои личные счета. Но одно имя затмило все другие во время первых боев над Курском.

С момента прибытия в эскадру в конце 1941 года, обер-фельдфебелю Хуберту Штасслю из 8./JG51 было зачислено 37 побед. За первые четыре дня Цитадели он почти вдвое увеличил свой счет. В четырёх вылетах к югу от Орла во второй половине дня и вечером 5 июля, он заявил уничтоженными 15 самолетов противника. На следующий день он добавил ещё десять побед, после чего был представлен к награждению Рыцарским крестом. 7 июля, находясь в шаге от полного истощения сил, Штрассл смог сбить только два самолета. Сутки спустя он сбил ещё три, но потом самого Штрассля зажала на малой высоте группа из четырёх ЛаГГ-3. Как он не пытался набрать высоту, разрыв одного из снарядов Лавочкина разорвал крыло его «Черной 4». Штрассл выпрыгнул, но высоты в 300 метров не хватило для раскрытия его парашюта.

Обер-фельдфебель Штрассл стал четвёртым погибшим из состава JG51 с начала Цитадели. На пятый день наступления численное превосходство воздушного врага начало девать о себе знать. Пилоты Люфтваффе были также несколько смущены, обнаружив, что ВВС Красной Армии оставили свои обычные формирования-стаи и начали перенимать немецкую тактику. Четыре ЛаГГа сбившие Фокке-Вульф Штрассла летели в идеальном формировании немецкого Звена.

11 июля IV./JG51 потеряла своего командира майора Рудольфа Реша, который был сбит. Реш принял Группу в марте, получив ранее Рыцарский крест в составе JG52, в сентябре 1942 года. К моменту гибели, на его счету было 94 победы. Исполняющим обязанности командира Группы, до получения замены, стал командир 12./JG51, будущий «Эксперт» гауптман Вильгельм Мориц.

К этому времени наступление на юг группы армий Центр в направлении на Курск уже застопорилось. Затем, 12 июля, советские войска контратаковали в тылу группы армий, к северу от Орла. Этот 270-километровый участок фронта, занимаемый 2-й танковой армией, был прорван в трех местах. Встревоженный этой внезапной угрозой, недовольный прогрессом, достигнутым против выступа — немецкие войска до сих пор покрыли менее четверти расстояния, отделяющего её северный и южный кулаки, а также обеспокоенный англо-американской высадкой на Сицилии двумя днями ранее (что потребовало масштабного снятие войск с Восточного фронта и переброску их в Средиземноморье), Гитлер отменил Цитадель 13 июля. Это стало поворотным моментом войны на востоке. Хотя и продолжалось чуть более недели, третье летнее наступление вермахта оказалось даже более катастрофичным двух предыдущих. На плечах начавших отступать от Курской дуги немецких дивизий, находилась победоносная Красная Армия.

II./JG51 в 1942—1944 годах[править | править вики-текст]

После того, как их планируемое перевооружение на Fw.190 в Йесау, в Восточной Пруссии было отменено, пилоты гауптмана Хартманна Грассера II./JG51, за исключением 6./JG51 — сразу же были посланы на сборочные заводы Мессершмитта в Лейпциге и Винер-Нойштадте для получения комплекта новых Bf.109G-2/trop. Затем через Италию и Сицилию они перелетели в Тунис, в Северной Африке. Они прибыли в Сиди-Ахмед, недалеко от Бизерты 14 ноября 1942 года и здесь переданы в подчинение местному авиационному командованию Тунис (Fliegerführer Tunis). Пилотам дали целый день на «смену вшей России на мух Африки», чтобы они смогли акклиматизироваться к новой обстановке. Им провели серию лекций по таким предметам, как типы самолетов союзников, с которыми они скорее всего скоро встретятся, план действий после вынужденной посадки в пустыне, покидание самолета над морем, и многое другое. Им также пояснили круг задач — свободная охота и эскортирование штурмовых вылетов над фронтом, охрана побережья и прикрытие воздушных маршрутов над Средиземным морем, защита портов и аэродромов. После этого, они были представлены сами себе.

Их первым боевым днем стал 16 ноября, когда была одержана одна победа над Спитфайром. Одержал её фельдфебель Антон Хафнер из 4./JG51. На следующий день он снова был среди претендентов на победы, как и гауптман Грассер, после того как британские бомбардировщики атаковали базу Группы в Сиди-Ахмеде и четыре из них были сбиты. Идентифицированные в то время как Бофорты, бомбардировщики на самом деле оказались Бленхеймами из 18 эскадрильи RAF. 25 ноября часть был введена в состав Fliegerführer Tunis.

3./JG1 — одна из трех отдельных высотных эскадрилий, ранее оперировавшая на северном побережье Германии в рамках обороны Рейха, сменила свои Bf.109G-1 на G-2/Trops и была направлена в Тунис. После прибытия в Северную Африку, эскадрилья обер-лейтенанта Ганса Гейдриха (Hans Heidrich) была включена в состав II./JG51 в качестве новой 6./JG51. Это событие было отмечено потерей одного из пилотов унтер-офицерского состава, которого сбили Спитфайры юго-западнее Туниса. Он стал первой летальной потерей II./JG51 на Средиземноморском театре.

На следующий день (27 ноября), две других эскадрильи отыгрались за потерю, сбив семь Спитфайров в районе Туниса. «Тони» Хафнер сбил два, в то время как среди других победителей были командир Группы и два многообещающих молодых «Эксперта» — гауптман Гюнтер Рюбель и обер-лейтенант Карл Раммельт. Последний добавил ещё пару Спитфайров сутки спустя, в то время как фельдфебель Антон Хафнер заявил первую победу JG51 над американцами — он сбил B-17 Flying Fortress, опознанную им в качестве английского Шорт Стирлинг!

Первая неделя декабря для II./JG51 приняла вид стабильного пополнения побед над британскими и американскими истребителями — всего около двух десятков и все без потерь. Середина месяца привела к простою в связи с дождливой погодой, но как только действия возобновились, лидерство снова принял Антон Хафнер добавлявший пополнение к своему счету почти каждый раз, как Группа вступала в схватку.

18 декабря выдался неординарным днем. Лейтенант Альфред Раух — будущий кавалер Рыцарского креста сбил B-17, и так же как Хафнер идетентифицировал его в качестве Стирлинга. Сам же Хафнер сбил два из прикрывающих бомбардировщики, 2-х моторных истребителя P-38 «Лайтнинг». Пилот одного из них, лейтенант Норман Видэн выпрыгнул с парашютом и Хафнеру позже удалось с ним встретиться. Перед тем, как отправиться в лагерь военнопленных, Видэн вручил Хафнеру свой лётный жетон и личный талисман, охранявший его от смерти, а сами пилоты пообещали встретиться после войны. Хафнер переслал вещи Видэна своему брату Альфонсу в Германию, подчеркнув, что если он погибнет, брат должен найти американца, чтобы вернуть ему эти вещи, а также Немецкий Крест в золоте и масляный портрет Антона Хафнера. Уже в 1960-х годах Альфонс Хафнер исполнил желание брата — с помощью американского правительства он нашёл майора Нормана Видэна и передал ему необыкновенное наследство.

До сих пор, с более чем 50 победами, одержанными ценой всего двух пилотов погибшими и четырёх ранеными, II./JG51 сопутствовал успех. Но, как и в России, превосходство противника в численности начало сказываться. В январе 1943 года в Группе оказалось восемь пострадавших и жертв, и первым из них стал фельдфебель Хафнер. 2 января он заявил один P-38, но в тот же день Bf.109G-2 из II./JG51 участвовали в воздушном бою с двумя эскадрильями Спитфайров возле Пон-дю-Фа. Машина Хафнера была подбита, а сам он ранен. Покидая самолет в воздухе он получил дополнительные травмы. Хотя его смогли быстро спасти и доставить на полевой перевязочный пункт, африканская война Хафнера — 20 побед в течение семи недель — была закончена. 3 января он был помещен на борт транспортного Me.323 для переброски через Средиземное море в стационарный госпиталь в Неаполе. Оттуда он был направлен в Германию, для прохождения лечения в течение последующих шести месяцев.

Ко второй недели февраля постоянно растущий темп операций сократил число боеспособных самолетов Группы до нуля, в связи с чем, её пилоты вернулись на Сицилию, чтобы получить новые Bf.109G-4 и G-6. Небольшая команда во главе с унтер-офицером Вилли Шенком, была затем отправлена на Сардинию, для усиления итальянских истребительных частей, защищавших аэродромы и порты этого острова от американских бомбардировочных атак. Во время одного из таких вылетов, 28 февраля, Bf.109G-4 Шенка был сбит в бою с «60 истребителями сопровождавшими бомбардировочное соединение». Шенк выпрыгнул с парашютом над морем к югу от Сардинии, но утонул, прежде чем мог быть спасен.

Основная часть Группы вернулась в Тунисе, где давление союзников только нарастало. К 3 марта всего шесть новых Густавов могли подняться в воздух. Пополнения могли быть переправлены с Сицилии, но единственно доступным оказались только G-2.

Оставшуюся часть месяца Группа в основном провела в дорогостоящих для неё штурмовых вылетах на юге Туниса, где английская 8-я армия собиралась обойти пограничную оборонительную линию Марет. К концу месяца II./JG51 потеряла ещё шесть пилотов, и её деятельность снова была сведена к действию отдельных пилотов. Тем не менее, состоялась очередная поставка самолетов и на этот раз Группа получила G-4.

В разгар всех этих событий, 14 марта было объявлено о двух награждениях Рыцарскими крестами — Гюнтера Рюбелля и имевшего большой стаж обер-фельдфебеля Отто Шульца из 4./JG51, получивших свои награды за 43 и 51 победу соответственно. 25 марта гауптман Хартманн Грассер своими 11-ю североафриканскими победами довел свой счет до 103 — планки, более чем достаточной для награждением Дубовыми листьями в то время. Но Грассеру придется ждать ещё более пяти месяцев, прежде чем получить награду. Это случилось после того как он уже оставил командование Группой и был повышен в звании до майора, заняв штабную должность. Конец в Тунисе быстро приближался. Хотя некоторые пилоты — в первую очередь обер-лейтенант Карл Раммельт, недавно назначенный на должность командира 4./JG51 — продолжали одерживать успехи в апреле, II./JG51, как и все силы Оси в стране, была оттеснена в сокращающийся периметр вокруг столицы Туниса. 8 апреля она прибыла на Menzel Temime — аэродром на восточном побережье полуострова мыс Бон, где её персонал начал готовиться к эвакуации.

11 апреля первые члены наземной команды отправились воздухом на сицилийский аэродром Трапани, но два из их Ju.52/3m были сбиты истребителями союзников у берегов. Через неделю Группа провела свои заключительные вылеты с африканской земли. На следующий день, 19 апреля, она передала последние из своих G-4 в JG77, получив от той взамен несколько изношенных G-2. В тот же вечер большинство пилотов вылетело в Сан-Пьетро, на Сицилии, где они садились на свет горящей в бочках нефти, расставленных с интервалом вдоль взлетно-посадочной полосы.

Тунисская одиссея II./JG51 подошла к концу. Группа заявила 121 самолет союзников уничтоженными, но ценой 26 собственных пилотов погибшими, пропавшими без вести или ранеными. С учетом численности, с которой Группа прибыла в Африку 5 месяцев назад, это означало почти стопроцентную ротацию из-за потерь в личном составе.

Май и июнь 1943 года будут проведены в перелетах между аэродромами на Сицилии и Сардинии. 7 июня обер-лейтенант Карл Раммельт, который исполнял обязанности командира Группы, поскольку Хартманн Грассер отбыл ещё в апреле, был официально назначен её командиром. Несмотря на то, что II./JG51 в течение этого периода была доведена до полного состава несколькими наборами пополнений недавно подготовленных молодых пилотов, все более массированные союзные бомбардировки по известным им базам Люфтваффе в регионе, причинили существенный материальный ущерб.

10 июля англо-американские войска вторглись на Сицилию и II./JG51 сразу перевели в Трапани, на северо-западной оконечности острова. Отсюда она совершила три вылета в день начала вторжения, и девять в каждый из двух последующих дней. Хотя эти вылеты состояли в основном из штурмовки высадившихся войск противника, Группе, тем не менее, удалось одержать 26 побед — четыре из них были зачислены на счет Карла Раммельта. Но были сбиты и погибли 7 собственных пилотов, все из числа последних пополнений.

К этому времени Группа была разбомблена в Трапани, и оставшиеся были рассеяны по небольшим посадочным полосам в окрестности. Но, как и в Тунисе, II./JG51 избежала последних этапов сицилийской кампании. 13 июля они получили приказ эвакуироваться с острова. Все пригодные самолеты были взорваны, а персонал выведен на аэродром вблизи Бриндизи, на пятке сапога Италии. Отсюда они были отправлены в Тревизо, в северной Италии, для перевооружения. Но прежде, чем они смогли к нему приступить, были получены свежие указания — Группа должна вернуться в Германию и переквалифицироваться в специальное подразделение по борьбе с бомбардировщиками. 18 августа Группа прибыла в Мюнхен-Нойбиберг.

Ряд уцелевших ветеранов — «alte Hasen» — старых зайцев гауптмана Раммельта смогли заявить тяжелые бомбардировщики во время тунисской кампании, но все они были сбиты в мелких противоборствах. Со всем по-другому складывалась ситуация в обороне Рейха, где базировавшаяся в Великобритании Восьмая воздушная армия США собирала соединения из нескольких сотен тяжелых бомбардировщиков, используя их против немецких целей. Поэтому новый командир настаивал на тщательном составлении учебной программы, чтобы подготовить своих пилотов для предстоящей задачи. Они практиковали групповые атаки в составе Группы и эскадрилий на бомбардировщики люфтваффе, играющих роль врага — пока один стажер не ошибся в своем подходе и не столкнулся лоб в лоб с He.111. Возможно ещё более травмирующим, стало посещение Нойбиберга несколькими днями спустя командующего люфтваффе рейхсмаршала Германа Геринга, который приветствовал собравшихся пилотов Раммельта несдержанной речью.

II./JG51 начала действовать в качестве непосредственной защиты Родины с 14 октября 1943 года, когда восьмая воздушная армия США совершила свой второй крупный рейд на завод шарикоподшипников в Швайнфурте. Взлетев в 13:00 часов, гауптман Раммельт повел Группу на северо-запад плотным строем. Они увидели американские B-17 к северу от Франкфурта спустя 80 минут. В последовавшем бою пилотам Раммельта записали девять бомбардировщиков уничтоженными. Среди отличившихся были сам командир (его 30-я победа) и командир 5./JG51 обер-лейтенант Гюнтер Рюбель (48-я). Их единственной потерей стал легко раненый пилот, но при этом также было потеряно пять новых G-6. Четыре пилота, в том числе Раммельт — выпрыгнули с парашютами, пятый совершил вынужденную посадку.

2 ноября Группа участвовала в отражении другого крупного налета. На этот раз это было смешанное соединение из B-17 и B-24 недавно созданной 15-й воздушной армии США, взлетевшее с района Средиземноморья, для атаки завода по производству Bf.109 в Винер-Нойштадте. Неправильно направленные сначала к Инсбруку, пилоты II./JG51 не смогли атаковать бомбардировщики, до момента начала их атаки. Но они смогли отделить 2 B-17 и 3 B-24 от вражеских соединений, когда те уже направлялись домой, в южном направлении. Опять же, потери составили одного пилота раненым и пять сбитых Густавов.

В следующем месяце II./JG51 была переведена в район Удине, на северо-востоке Италии. Отсюда она обеспечивала первую линию обороны против бомбардировщиков 15-й воздушной армии летающих через Альпы в направлении целей расположенных в Австрии и Южной Германии. Но на Рождество 1943 года, сам Удине стал одной из целей «тяжеловесов» из 15-й армии. Группа не заявила ни одного бомбардировщика, но после боя с истребителями сопровождения, её пилотам было зачислено шесть P-38 без потерь.

Три дня спустя II./JG51 сбила четыре из десяти B-24 из состава 376 BG, уничтоженных во время налета на железнодорожную станцию в Виченце. Это стоило Группе двоих ранеными, одним из которых стал гауптман Карл Раммельт — он в самый последний момент смог выпрыгнуть с парашютом. Обер-лейтенант Гюнтер Рюбелль был вынужден командовать Группой вместо него в течение последующих нескольких недель.

Таким образом, в начале нового года II./JG51, возглавляемая Рюбеллем, была переброшена на аэродром вблизи Рима, который должен был стать его базой для операций над сектором Монте-Кассино на Итальянском фронте. Но после того как 22 января 1944 года союзные войска высадились в Анцио, в 45 километрах к югу от столицы Италии, Группа была задействована над местом высадки. Их противобомбардировочная роль была временно отложена, а летчики в основном выступали в качестве прикрытия для самолетов штурмовой авиации во время их почти суицидальных атак на места высадки союзников и морской транспорт.

Тем не менее, она действовала и против бомбардировщиков, в бою с которыми погиб командир 6./JG51. После атаки группы из 30 B-26 Мародер северо-западнее Рима 3 февраля, Bf-109G-6 W.Nr.160767 гауптмана Герберта Пушманна видели неуправляемым и падающим. Пушманн, имевший 54 (или 57 побед), чье место во главе 6./JG51 занял обер-лейтенант Отто Шульц — посмертно, 5 апреля, будет награждён Рыцарским крестом.

То же самое соединение B-26 поставило крест на летной карьере кавалера Рыцарского креста обер-фельдфебеля Вильгельма Минка из 5./JG51. Минк был тяжело ранен и после восстановления провел остаток войны в качестве инструктора. Он погиб над Данией 12 марта 1945 года, когда курьерский Fw.58 на котором он летел, был сбит истребителями RAF.

К концу марта II./JG51 снова перебазировалась. На этот раз на восток, через Адриатику, в Ниш, в Югославии. И именно здесь, на Балканах, в Юго-Восточной Европе, Группа останется, пока не будет расформирована 12 месяцами спустя.

Апрель и май 1944 года II./JG51 провела в перемещениях между аэродромами в Югославии, Румынии и Болгарии. Основной задачей Группы в ближайшие недели станет помощь в защите жизненно важных румынских нефтяных месторождений вокруг Плоешти, которые оказалось в пределах действия 15-й воздушной армии и советских ВВС, быстро продвигающихся с востока.

Со времени исторического рейда B-24 ВВС США, состоявшегося 1 августа 1943 года с аэродромов Ливии, район Плоешти получал мало внимания. Все изменилось в апреле 1944 года, когда 15-я воздушная армия начала стабильное наступление (хотя и направленное изначально не на месторождения и перерабатывающие заводы, а на местные железнодорожные узлы, с целью срыва поставок топлива для фронтов Оси). В первой такой атаке, 5 апреля, Густавы из II./JG51 заявили шесть B-24 без потерь.

После кратковременного убытия в конце мая, для поддержки операции Rösselsprung («ход конём») — попытке немецких парашютистов захватить югославского маршала Тито в его партизанском штабе, высоко в горах Боснии — II./JG51 вернулась на защиту Плоешти. Ей было зачислено шесть В-17, сбитых во время рейда сил США 23 июня, и пять B-24 в следующей атаке сутками позже. Но наиболее удачным днем, проведенным на защите румынской нефти, стало 15 июля, когда пилотам удалось заявить семь B-24 — снова без потерь — из соединения в более чем 600 «тяжеловесов» посланных против НПЗ Плоешти.

К этому времени 5./JG51 была отделена от остальной части Группы и переведена в Эгейское море. Базируясь сначала в Каламаки, в Греции, а затем на острове Крит (с небольшой Kommando, также развернутой на Родосе), работа эскадрильи заключалась в том, чтобы обеспечить прикрытие истребителями кораблей и транспортных самолетов, снабжающих немецкие гарнизоны на отдаленных островах Эгейского моря. Как стала растянутой II./JG51 и какими разнообразными стали её обязанности можно судить по тому, что 20 июля, в день, когда лейтенант Гетц Бергманн (Götz Bergmann) лидер Родосского Kommando, разбился во время взлета, пилотом Gruppenstab был сбит Мустанг во время сопровождения штурмовика атакующего партизан в Черногории.

В следующем месяце произошли некоторые существенные изменения. Верховное командование Люфтваффе постановило, что все истребительные группы должны быть увеличены с трех эскадрильного состава до четырёх эскадрильного. Соответственно 15 августа в II./JG51 была проведена реорганизация: 4./JG51 стала 7./JG51, в состав Группы была добавлена новая 8./JG51.

Спустя девять дней, весь юго-восточный театр вошел в состояние хаоса после капитуляции Румынии и последующего объявления ею войны против Германии. После неудачной попытки перейти в состоянии нейтралитета, Болгария последовала её примеру 8 сентября.

Базируясь рядом с болгарской столицей Софией в день капитуляции румынски войск, большая часть Густавов Группы были немедленно направлены к Плоешти, для обеспечения нефтедобычи. Но когда Румыния 25 августа активно приняла сторону противника, немецкое положение стало несостоятельным и Группа удалилась на север, в Венгрию, потеряв одного пилота из 7./JG51, возможно от румынского зенитного огня.

Из Ниша, в Югославии, 6./JG51 совершила несколько последних вылетов против своих бывших союзников, обстреливая румынские аэродромы и — по мнению некоторых источников — вступая в бой с румынскими Bf.109. Затем эскадрилья также временно была переброшена в Грецию, на этот раз, для обеспечения прикрытия вывода немецких войск.

2 сентября II./JG51 оказалась в Budak к юго-западу от столицы Венгрии Будапешта. Группа на эту дату обладала восемью истребителями, только два из которых были исправны! После новых пополнений пилотами и машинами в течение месяца, она снова была в полном составе к октябрю. И хотя она до сих пор не воссоединилась с основной частью эскадры, от которой была отделена в ноябре 1942 года, Группа собиралась играть свою собственную небольшую роль в заключительном акте драмы на Восточном фронте.

Поражение на востоке 1943—1945 годы[править | править вики-текст]

Отказ от Цитадели и отход с Курской дуги привели в движение общее немецкое отступление, которое должно было стать горьким, длительным и, в конечном счете, безрезультатным. Для Групп JG51 оставшихся на восточном фронте это означало возврат по своим следам вдоль линии Москва — Минск — граница и далее по всей Польше через Варшаву в Германию, вплоть до предместий Берлина.

Непосредственно после Цитадели в эскадре все ещё было около 60 боеспособных машин. 27 июля 1943 года было объявлено, что эскадра одержала свою 6000-ю победу. Но на завершающем этапе конфликта на востоке, в первую очередь развивалась война на истощение. И в конечном итоге остался только один победитель — Советский Союз.

Немецкая промышленность напрягалась, пытаясь соответствовать масштабу своего противника, но первые трещины в её механизме уже начали проявляться. Производство Fw.190 уже не могло удовлетворить насущные потребности обоих его амплуа — истребительное и штурмовое, так что в конце июля 1943 года, IV./JG51, которой сейчас командовал бывший командир 9./JG54 гауптман Ганс-Эккехард Боб — было приказано отказаться от своих Фокке-Вульфов и пересесть обратно на Bf.109G-6.

Учебные заведения люфтваффе также действовали на износ, и они тоже столкнулись с проблемами. Хотя они могли ещё возмещать большие численные потери, вновь отправляемым на фронт пилотам естественно не хватало опыта имеющегося у тех, кого они заменяли. Новички, таким образом, намного более вероятно, становились жертвами растущего числом и качеством противника. И когда они погибали, те, которые в свою очередь заменяли их — сами были продуктом более примитивных программ подготовки (школы стали первыми, кто прочувствовал на себе последствия надвигающегося топливного кризиса) и были ещё более уязвимы. Эти, теперь забытые имена, доминировали в списках потерь JG51 на заключительной стадии войны. В эскадре будет около 300 пилотов, погибших или пропавших без вести в период после Цитадели. Но также имелся стабильный ручеек потерь среди долго служивших ветеранов, командиров звеньев и эскадрилий, а также ведущих «экспертов» с высокими счетами.

Три такие потери были понесены в течение нескольких недель после отступления от Курска. 26 июля имевший 86 побед обер-фельдфебель Йозеф «Пепи» Йенневейн из 2./JG51 пропал без вести после того, как был сбит в тылу врага к востоку от Орла. Четыре дня спустя, лейтенант Отто Танге из штабной эскадрильи, получил прямое попадание зенитного снаряда и его «Черная 4» разбилась, упав и сгорев, в русской деревне. А 7 августа лейтенант Генрих Хофемейер из 3./JG51 также был сбит советской зенитной артиллерией. Как и Танге, Хофемейер был награждён Рыцарским крестом ещё весной 1942 года. С тех пор число их побед возросло до 68 и 96 соответственно.

К началу августа эскадра были изгнана со своих баз у Орла и переведена на северо-запад под Брянск. Позже, в этом месяце произойдет разделение путей Групп эскадры, которые стали использоваться в качестве пожарных команд, перебрасываемых из одной точки в другую, в зависимости от советского давления, установившегося вдоль всего фронта от Балтики до Чёрного моря. Ибо сейчас, за исключением JG5 в Арктике, перед русскими были только три истребительные эскадры — JG54 на северном секторе, JG52 на южном и JG51 в центре. Ни одна из эскадр не была достаточно сильной, чтобы противостоять тотальному наступлению противника в своем собственном конкретном секторе. Помощь необходимо было перебрасывать из соседних районов.

В течение второй недели августа 1943 года, например, в то время как III./JG51 осталась, чтобы защитить сектор вокруг Смоленска, I./ и IV./JG51 спешно послали на юг, на аэродромы под Полтавой, на Украине, где Красная Армия собиралась вернуть важный город Харьков. Обе Группы стали активно участвовать в воздушных операциях воздух вокруг этого крупного транспортного и промышленного центра, который был ключом ко всему южному сектору (город уже менял владельцев три раза).

В конце месяца, оставив Bf.109 из IV./JG51 поддерживать JG52 на юге, I./JG51 майора Эриха Лейе была отозвана в Смоленскую область, где вспыхнули свежие бои. Об интенсивности воздушной войны на центральном и южном секторах в течение этого периода можно судить из того, что эскадра одержала свою 7000-ю победу 15 сентября. Но Красную Армию уже было не остановить. Харьков окончательно отбили 23 августа, Полтава была освобождена ровно через месяц, а 25 сентября советские войска освободили и Смоленск. И так будет продолжаться.

18 октября Hs.129 из Pz.J.St./JG51, которые действовали в основном на южном секторе, покинули эскадру, чтобы стать частью новой, полностью оснащенной Хеншелями, штурмовой Группой. С этого времени и до её расформирования в апреле 1945 года, эскадрилья будет действовать под наименованием 14.(Pz)/SG9.

Октябрь также стал месяцем награждения Рыцарским крестом — первым, присужденным за более чем полгода. Гюнтер Шак присоединился к JG51 ефрейтором ещё весной 1941 года. Ему понадобилось 2 года, чтобы одержать свои первые 50 побед на Восточном фронте, но после ожесточенных боев, только в августе ему было зачислено 40 побед. А 29 октября, теперь уже лейтенант Гюнтер Шак, получил наконец Рыцарский Крест за беспрецедентные 116 уничтоженных самолетов противника.

Между тем, импульс советского наступления на юге не ослабевал. 6 ноября Красная Армия отбила Киев, столицу Украинской ССР. Это не оставило никаких естественных препятствий или крупных городских агломераций между линией фронта и старой польской границей, составлявшие только около 180 километров. После недолгой командировки на центральный сектор, Густавы из IV./JG51 вернулись обратно на юг, только увязнув в общем отступлении. Когда советские войска в декабре вырвались с Киевского плацдарма, Группе удалось сбежать со своей базы под Житомиром в самый последний момент. 11./JG51 гауптмана Адольфа Борхерса взлетела, когда первые советские танковые снаряды взрывались на взлетно-посадочной полосе.

Последние два месяца 1943 года принесли волну Рыцарских Крестов. 12 ноября обер-лейтенант Карл-Гейнц Вебер, командир 7./JG51, получил свой ровно за 100 побед. В тот же день обер-фельдфебель Хуберт Штрассл был удостоен им посмертно за невероятные успехи на начальном этапе Цитадели. Ещё два награждения были сделаны 22 ноября — командир 1./JG51 обер-лейтенант Иоахим Брендел был номинирован по достижении 95 побед (хотя к моменту награждения, он уже достиг своей сотой победы), а командир 11./JG51 обер-лейтенант Адольф Борхерс получил награду за 78 побед.

Один из трех наград декабря также была присвоена посмертно. Она досталась лейтенанту Йозефу Йенневейну. Обер-фельдфебель Курт Танцер получил Крест в тот же день, 5 декабря. Она было вручена за счёт «только» в 35 побед, но, будучи членом штабной эскадрильи, Танцер совершил многочисленные штурмовые вылеты. Последний Рыцарский Крест года был присвоен обер-лейтенанту Максимилиану Майерлу за 66 побед достигнутых за время службы с эскадрой, последние одержанные в качестве командира 9./JG51 (будучи специалистом Jabo, Майерл, передал командование 9./JG51 лейтенанту Гюнтеру Шаку всего за шесть дней до его награждения, объявленного 14 декабря и покинул эскадру, перейдя на инструкторскую должность).

Начало 1944 года застало I./ и III./JG51 в Бобруйске и Полоцке соответственно, в то время как IV./JG51 оставалась на южном фланге в составе Luftflotte 4. Бобруйск также являлся базой для испанской 4a Escuadrilla Azul, и именно здесь, в последний раз к эскадре присоединился испанский контингент — заменившая её 5а Escuadrilla, прибывшая к концу января. С момента своего прибытия в Россию в день начала Цитадели, 4а Escuadrilla заявила 73 уничтоженных вражеских самолета ценой семи пилотов погибшими и тремя ранеными. Её тур официально закончился 23 февраля. К этому времени, однако, испанское правительство уже просило, и получило разрешение Гитлера снять все свои силы с Восточного фронта. 5а Escuadrilla Azul поэтому направили в Испанию в марте. Она совершила всего 86 самолето-вылетов, которые не привели к победам, но при этом один пилот был сбит в бою.

Ситуация на центральном секторе временно стабилизировалась («увязли», пожалуй более точное описание), что дало возможность завершить перевооружение JG51 обратно на Bf.109. I./JG51 прибыла в Демблин-Ирена, в Польше, сменить свои Fw.190 на Густавы в феврале, III./JG51 перевооружалась в марте. Только штабная эскадрилья сохранила свои Фокке-Вульфы.

Тяжелое бремя выпавшее на IV./JG51 на южном секторе было отражено в числе выбывших. В период с августа 1943 года и до конца апреля 1944 года эскадра потеряла 72 летчика погибшими, пропавшими без вести или попавшими в плен, 31 из них пришлось на IV./JG51. Не все эти жертвы были неопытными новичками. Эскадра по-прежнему показывала тревожную тенденцию убыли среди её лучших пилотов. Из восьми Рыцарских крестов выданных JG51 в первые четыре месяца 1944 года, ровно половина была присуждена посмертно.

Апрель также принес первые Дубовые листья с лета 1942 года. После ранения в Тунисе и шести месяцев в госпитале, «Тони» Хафнер, наконец, вернулся в строй в конце августа 1943 года. Он не мог попасть в свою бывшую Группу, поскольку II./JG51 проходила подготовку по борьбе с бомбардировщиками в Рейхе, но был включен в состав III./JG51 на центральном участке Восточного фронта. Обер-фельдфебель Хафнер не утратил своих старых навыков и 15 октября смог достичь своей 100-й победы. 1 марта 1944 года он был произведен в офицеры, а 10 апреля лейтенант Антон Хафнер одержал свою 134 победу, которая принесла ему Дубовые листья на следующий день.

Также являясь членом III./JG51 на пятки Хафнеру наступал лейтенант Гюнтер Шак, только недавно награждённый Рыцарским крестом за 116 побед. С того момента он добавил на свой счет ещё 17. Его 133 победы принесли ему Дубовые листья 20 апреля. С такими «Экспертами» как эти, пожалуй не удивительно, что JG51 смогла 4 мая заявить свою 8000-ю победу с начала войны.

Весной 1944 года произошло несколько изменений в командном составе. 30 марта оберст-лейтенант Карл-Готфрид Нордманн, командовавший эскадрой дольше всех, был переведен на пост командующего Jafü Ostpreussen (командующий истребителями в Восточной Пруссии). Он был заменен 1 апреля майором Фрицем Лозигкейтом, до этого командовавшего III./JG51. Командиром III./JG51 вместо Лозигкейта стал гауптман Дитхельм фон Эйхель-Штрейбер, который являлся командиром штабной эскадрильи (она же ранее 6./JG51) с осени 1942 года.

А 8 мая убыл майор Ганс-Эккехард Боб, принявший на себя командование II./JG3, участвующей в обороне Рейха. Его заменой, в качестве командира IV./JG51, стал гауптман Гейнц Ланге, ещё один ветеран, ставший командиром 3./JG51 в уже далеком октябре 1942 года.

Ко второй половине мая IV./JG51 была отведена во Львов (Лемберг) на Западной Украине. На центральном участке I./JG51 вернулась в Оршу, в то время как Stabsstaffel и III./JG51 были переброшены на полевой аэродром возле Брест-Литовска, недалеко от польской границы. Затишье, которое образовалось на центральном участке, было зловещим. Красная Армия явно собирала свои силы для очередного крупного наступления. Гитлер уже конечно отказался от всех мыслей о четвёртом летнем наступлении на востоке. Его проблемы были теперь гораздо ближе к дому. Настолько, что в конце мая 1944 года, каждой истребительной Группе, ведущей борьбу на Восточном фронте, было приказано выделить по одной своей эскадрильи для передачи её на Родину и включения в оборону Рейха.

Тремя эскадрилиями JG51 выбраными для передачи в Рейх были 2./, 7./ и 12./. Они стали 16./JG3, 8./JG1 и 4./JG302 соответственно. Таким образом, они уже не приняли никакого дальнейшего участие в истории эскадры. В течение первых нескольких недель нахождения в составе своих новых Групп, по крайней мере две из эскадрилий, будучи быстро перевооруженными обратно на Fw.190, продолжали действовать под своими оригинальными обозначениями.

Таким образом 7./JG51 с поспешностью присоеденилась к II./JG1 в Нормандии 7 июня. Они заявили 13 истребителей союзников сбитых над плацдармом высадки в течение последовавшего месяца, что стоило им 12 пилотов погибшими.

Несмотря на то, что 2./JG51 Хорста Хаасе перебросили в глубокий тыл в обороне Рейха, в качестве части IV.(Sturm)/JG3, она стала гораздо более успешной. Прежде чем окончательно войти 10 августа в состав новой Группы, её пилотам было зачислено уничтоженными не менее 44 тяжелых бомбардировщиков, при потере десяти убитыми и четверо ранеными.

Только 12./JG51 обер-лейтенанта Фердинанда Края (Ferdinand Kray) сохранила свои Bf.109 и была переименована сразу после входа в состав I./JG302 (оригинальная 4./JG302 к тому моменту уже стала частью JG300). Её первоначальной ролью стало прикрытие других эскадрилий своей новой Группы при защите воздушного пространства Австрии.

Но и это было ещё не все. В начале июня очередной приказ обошел все эскадрильи действующие на Восточном фронте, требуя, чтобы каждая передала двух своих наиболее опытных пилотов (предпочтительно командиров звеньев!), для последующего распределения по всем частям задействованных в обороне Рейха. Таким образом, по существу, силы JG51 были исчерпаны. А сама эскадра неожиданно столкнулась с появлением совершенно нового врага в воздушном пространстве СССР. 2 июня соединение B-17 из состава 15-й воздушной армии США, с сильным эскортом истребителей, бомбило железнодорожные станции в Венгрии. Однако, вместо возвращения в Италию, американцы полетели дальше и приземлились на аэродромах вокруг Полтавы. Это была первая операция ВВС США «Неистовый» — челночные перелеты в СССР.

Правильно опасаясь угрозы четырёхмоторных бомбардировщиков, JG51 начала практиковать подготовку по атаке нового противника, используя в качестве «стенда» He.177, имитирующих роль врага. Её усилия окупились, потому что 21 июня вылетев с баз в Великобритании соединение B-17 8-й воздушной армии США бомбило нефтяные цели к югу от Берлина, после этого продолжив полет на восток в сторону Полтавского комплекса. В это время I./ и III./JG51 продолжали выполнять практический вылет и их топливные баки были почти пусты, когда наземный комплекс управления сообщил о подходе авиационного соединения США. Приказав штабной эскадрилии взлететь и присоединиться к ним, майор Лозигкейт повел своих бойцов в лобовую атаку на B-17. Только один бомбардировщик был сбит — командиром 3./JG51 лейтенантом Вальтером Вевером — до того, как по словам Коммодора, «начался дождь из Мустангов»!

I./JG51 оказалась разбросанной, но майору Лозигкейту удалось провести вместе с III./JG51 атаку на Р-51. Два американских истребителя были сбиты, один совершил аварийную посадку прямо на краю базы III./JG51 в Бобруйске. В нём была найдена карта подробно маршрута, которым предписывалось следовать в СССР, и отмечены точные местоположения аэродромов под Полтавой. Командир Группы фон Эйхель-Штрейбер сразу отправил карту в штаб Luftflotte 6 в Прилуках. После того как информация была подтверждена при помощи разведки He.177, был организован авиационный налет. В ночь на 21/22 июня соединение из He.111 и Ju.88 атаковали Полтавский авиаузел, уничтожив 44 B-17 на земле и повредив ещё 26.

Но люфтваффе не дали возможность отпраздновать этот редкий успех. В 05:00 часов на следующее утро советская артиллерия начала греметь по всему центральному сектору. Приуроченное к третьей годовщине Барбароссы, и под кодовым названием «Операция Багратион», Красная Армия начала большое летнее наступление. За 12 дней группа армий Центр потеряла 25 дивизий. Фронт был прорван, немцы отброшены из Беллорусии обратно в Польшу. Была потеряна почти треть миллиона войск. Это стало началом конца для многих частей, в том числе и для JG51.

Части майора Лозигкейта оказались в самом эпицентре бури. Их три базы Орша (Stabsstaffel и I./JG51), Бобруйск (III./JG51) и Могилев (IV./JG51) лежали по дуге фронта. Они оказались между крыльями гигантских клещей, которые быстро наступающая Красная Армия замкнула на своей первой крупной цели — Минске — столице Белорусской ССР. Пилоты эскадры яростно сражались. 23 июня они заявили 43 вражеские машины без потерь, 23 из которых были зачислены на счет Фокке-Вульфов из Stabsstaffel. Но такие цифры были каплей в море против соперника, который, по оценкам, бросил около 4500 самолетов против частей центрального сектора.

28 июня лейтенант Антон Хафнер, ставший командиром 8./JG51, одержал свою 150-ю победу. Но его машина также была поврежден и он соверши аварийную посадку в тылу врага. Несмотря на ранения, он сумел пешком перейти линию фронта и выйти к своим частям.

Минск был освобожден советскими войсками 3 июля. Вынужденная отступать, эскадра начала нести чувствительные потери. Два командира эскадрилий пали жертвами зенитного огня. Командир 3./JG51 лейтенант Вальтер Вевер был ранен 10 июля. Четыре дня спустя Фокке-Вульф из Stabsstaffel гауптмана Эдвина Тиля получил прямое попадание в правое крыло на высоте всего 200 метров. Машина сразу же перевернулась через левое крыло и упала прямо в лес.

В мае и июне состоялось по награждению Рыцарским крестом — один уже посмертный, другой же пилот числился пропавшим без вести. Единственным награждённым в июле стал фаненюнкер-обер-фельдфебель Бернхард Фехтель из IV./JG51, получивший награду за 93 победы. К концу месяца потери эскадры с момента начала Багратиона составили 15 погибших или пропавших без вести и ещё десять получили ранения. Но из-за многочисленных перебазирований и последующих трудностей с обслуживанием, материальные потери за тот же период оказались даже выше. С численности в 122 машины 26 июня, три Группы теперь могли собрать на всех только 19 исправных истребителей!

Интенсивное давление несколько ослабло в августе, поскольку Красная Армия начала опережать свои линии снабжения. Именно в это время пришел приказ о переводе каждой истребительной Группы с трех эскадрильного на четырёх эскадрильный состав. В отличие от II./JG51, действующей в настоящее время на юго-востоке Европы, все три Группы действующие на восточном фронте не выполнили его (не понятно, были ли они временно освобождены от него, или просто не в состоянии были выполнить). На самом деле после перевода в мае этого года по эскадрильи в оборону Рейха, каждая из Групп Лозигкейта состояла все ещё только из двух эскадрилий! Но возможно для целей выполнения приказа в будущем, провели частичное переименование эскадрилий. I./JG51 сохранила имена своих 1./ и 3./JG51 как и прежде, но III./JG51 стала состоять из 9./ и 10./ (бывшая 8./JG51), а в IV./JG51 10./ и 11./ были переименованы в 13./ и 14./JG51 соответственно. К середине августа силы эскадры были разделены. В то время как Штаб майора Лозигкейта и III./JG51 были переведены в Тильзит, в Восточную Пруссию, недалеко от литовской границы, I./ и IV./JG51 осели около Модлина, к северу от столицы Польши, Варшавы. Именно из Модлина IV./JG51 совершала эскортирование вылетов Штук подавлявших восстание польской подпольной армии в Варшаве во второй половине августа и в сентябре.

18 сентября и I./ и IV./JG51 были отправлены против тяжелых бомбардировщиков США, по сообщениям, приближающихся с северо-запада. Восьмая армия США проводила очередной вылет с использованием баз Советского Союза, но на этот раз B-17 несли не бомбы, а вооружение и припасы для поляков, бьющихся в Варшаве. Обе Группы попытались выйти в лобовую атаку на летающие крепости, но их 28 Bf.109 были разбросаны 140-самолетным сопровождением из Мустангов. Только один B-17 был сбит, став 123-й победой командира 3./JG51 обер-лейтенанта Гюнтера Йостена (100-й победой Йостена стал Ил-2, заявленный 20 июля).

Между тем, в Восточной Пруссии III./JG51, которой с 1 сентября командовал гауптман Йоахим Брендель — разрывалась между прикрытием вывода немецких войск из прибалтийских государств и защитой прибрежных конвоев от советских авиационных атак. 22 сентября её пилоты полностью уничтожили эскадрилью из шести торпедоносцев A-20 Бостон у берегов Курляндии до того, как истребители противника смогли вмешаться. Но в это время в Восточной Пруссии, эскадра понесла свою тяжелейшую потерю. 17 октября в бою на малой высоте с группой советских Як-9 восточнее Инстербурга, обер-лейтенант Антон Хафнер на своей «Черная 1» задел дерево и разбился. С 204 победами на своем счету — он одержал 200-ю победу двумя днями ранее — командир 10./JG51 «Тони» Хафнер стал, и остался, наиболее результативным пилотом JG51.

Октябрь застал эскадру на всех трех основных районах действий восточного фронта. На севере I./JG51 присоединилась к Stabsstaffel и III./JG51 в Прибалтийском прибрежном регионе. В центре, IV./JG51 базировалась на Модлин, недалеко от польской столицы, где за месяц заявила 102 победы ценой всего четырёх погибших и двоих раненых. А на южном фланге, базируясь на Felsöabrany, в Венгрии, II./JG51, официально являясь частью Luftflotte 4, продолжала вести свою войну на два фронта против русских на востоке и 15-й воздушной армии США действующей из Италии. Её командир, майор Карл Раммельт, получил в октябре единственный врученный Рыцарский Крест.

Наступление в ноябре особенно плохой погоды на большей части восточного фронта, предоставило эскадре желанную передышку, а также дало возможность ускорить перевооружение с Bf 109G-6 на G-14. Формирование в Польше 1 ноября 15./JG51, позволило довести состав IV./JG51 до трех эскадрильного. Эта Группа также получила три из четырёх последних врученных в этом году Рыцарских крестов. Командир Группы гауптман Гейнц Ланге и обер-фельдфебель Гейнц Марквардт получили их 18 ноября за 70 и 89 побед соответственно. Командир 13./JG51 лейтенант Петр Кальден был удостоен его 6 декабря за 64 победы. Четвёртый крест выдали посмертно обер-фельдфебелю Фрицу Люддекке из Stabsstaffel, чей Fw.190A-8, получил попадания от зенитного огня над Восточной Пруссии 10 августа и взорвался над самой землей, при попытке совершить посадку на брюхо.

Ноябрьскими жертвами стали только два лейтенанта из 6./JG51, сбитые 6 ноября во время воздушного боя с P-51 у озера Балатон, в Венгрии. Ровно месяц спустя II./JG51 потеряла ещё четырёх пилотов в бою против соединения B-24, шедшего в сопровождении P-38 и атаковавшее железнодорожные станции вблизи границы Венгрии с Австрией. А 23 декабря сам командир Группы майор Карл Раммельт был тяжело ранен в бою северо-западнее Будапешта.

Раммельта во главе Группы сменил обер-лейтенант Отто Шульц, командир 6./JG51. Это оказалось не единственным изменение в командном составе эскадры в последние дни 1944 года. 28 декабря командир I./JG51 майор Эрих Лейе был назначен командиром JG77. Вместо него был назначен единственный действующий в эскадре кавалер Дубовых листьев, командир 9./JG51 гауптман Гюнтер Шак.

13 января Красная Армия начала широкомасштабное зимнее наступление, проложив себе путь до берега реки Одер, всего в 80 километрах от центра Берлина. На таком катастрофическом фоне, формирование 15 января двух новых эскадрилий — 2./ и 11./JG51 — выглядело почти неуместным. Но они все же довели состав I./ и III./JG51 до трехэскадрильного.

Ко второй половине января вся эскадра, за исключением II./JG51 была развернута на Балтийском побережье. Stab, I./ и IV./JG51 (последняя вырвалась из Модлина под обстрелом советской артиллерии) базировались в Данциге, III./JG51, командир которой гауптман Йоахим Брендель, только что был удостоен Дубовых листьев за свои 156 побед, далее на восток, около Кенигсберга. Здесь они останутся почти до самого конца.

Сначала их вылеты включали эскортирование штурмовиков и попытки прикрытия эвакуации оставшихся ценностей и беженцев, бегущих на запад по суше и морю. Но растущие потери (около 40 пилотов погибло или выбыло за период с середины января до середины марта), в сочетании с увеличением топливного кризиса, снизило их боевую активность до отдельных вылетов истребителей в целях разведки.

Несмотря на критическую ситуацию, в Группах ещё происходила замена самолетов. В феврале несколько новых Bf.109G-10 и K-4 были доставлены в III./ и IV./JG51 соответственно. Присваивались и награды. 18 февраля лейтенант Вильгельм Хюбнер и Stabsstaffel, помимо прочего совершивший 172 Jabo вылета, был награждён Рыцарским крестом, а ровно месяц спустя последние Дубовые листья эскадры получил обер-лейтенант Гюнтер Йостен, за свои 161 победу.

К этому времени Красная Армия достигла Померании, и полностью окружила немецкие войска вокруг Данцига и Кенигсберга. Остатки I./ и IV./JG51 получили приказ эвакуироваться с аэродрома Danzig-Langfuhr, к которому приближались вражеские войска. I./JG51 было приказано двигаться на восток по дороге, буксируя свои самолеты, чтобы присоединиться к III./JG51 в мешке Кенигсберга. IV./JG51 ушла на запад на корабле в Гарц, на острове Узедом, где была переоснащена Fw.190A-8 и А-9, а также несколькими «Длинноносыми» D-9.

Между тем, на юге, II./JG51 медленно отступала в Венгрии. После поддержки непродуманной контратаки у озера Балатон, проведенной по приказу фюрера в безуспешной попытке остановить наступление Красной Армии на Вену, II./JG51 к концу марта отступила на австрийскую землю. Её последней операцией во время войны, стал перелет из Fels в Ваграм 9 апреля, для сопровождения Hs.129 в вылете на уничтожение нефтехранилищ недалеко от Вены, с целью предотвращения их попадания в руки врага. Два пилота не вернулось из вылета. Три дня спустя Группа была расформирована.

В тот же день, 12 апреля, пал Кенигсберг. На площадках на некотором расстоянии от города к этому моменту оставалось было только 3 боеспособных Bf.109 из состава I./ и III./JG51. Конец был не далек. 23 апреля I./JG51 была расформирована, передав большинство своих пилотов в состав III./JG51, которая была усилена добавлением нового 12./JG51 на следующий день. Но это лишь отсрочило неизбежное. Хотя ещё состоялась поставка Bf.109G-10, многие из них были быстро уничтожены на земле советскими штурмовиками. Когда же 5 мая было принято решение об эвакуации, только 15 самолетов могли взлететь. При недостатке топлива, для достижения подконтрольной немецкой территории, им было приказано лететь на датский остров Борнхольм. Девять из них смогли сделать это.

Все что осталось, это только Фокке-Вульфы из IV./JG51. В начале апреля командир Группы майор Гейнц Ланге был назначен шестым и последним командиром JG51, после назначения Фрица Лозигкейта командиром JG77 (ее предыдущий командир — оберст-лейтенант Эрих Лейе, бывший командир I./JG51, погиб 7 марта в бою с Як-9). Группу возглавил обер-лейтенант Гюнтер Йостен. Действуя с баз в восточной части Берлина, её главной задачей стало сопровождение немногих оставшихся бомбардировщиков и штурмовиков люфтваффе атакующих войска Красной Армии вдоль реки Одер, которые готовились к финальному наступлению на столицу Германии. Она также прикрывала Ju.88-Mistel, пытающиеся уничтожить мосты на Одере. Но когда было сделано обращение для вызова добровольцев, предлагая осуществить самоубийственные вылеты по доставке груженных взрывчаткой неуправляемых Ju.88 к мостам, ни один из пилотов Группы не вызвался.

В конце апреля, после расформирования Штаба эскадры, майор Ланге вернулся и снова принял командование Группой. К этому времени в составе IV./JG51 был один кавалер Дубовых листьев и шесть Рыцарского Креста. Имея такое количество талантов, некоторые из которых пилотировали один из лучших поршневых истребителей в мире — Fw.190D-9, Группа продолжала одерживать победы почти до самого конца. За три недели над Берлином её пилоты заявили не менее чем 115 вражеских самолетов уничтоженными, при потери пяти собственных.

Но наличие опыта уже не могло влиять на текущие события. Предлагалось даже задействовать Группу с самого сердца Берлина, используя участок главной магистрали столицы, оси Восток — Запад, в качестве взлетно-посадочной полосы. Но этого не случилось, поскольку Гитлер запретил рубить деревья, которые росли по обе стороны вдоль проспекта! А 2 мая — в день капитуляции Берлина, IV./JG51 было приказано лететь в Фленсбург, в Шлезвиг-Гольштейне, ожидать прибытие британских войск. Фленсбург стал сборным пунктом для большого числа сдавшихся самолетов, и члены Группы были привлечены к работе RAF по приведению в непригодность самолетов к полету. «Мы были» — прокомментировал один из пилотов, «своего рода командой разоружения».

Таков был бесславный конец когда-то самой успешной эскадры люфтваффе.

Состав эскадры[править | править вики-текст]

Geschwaderkommodoren (командиры эскадры)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
оберст Тео Остеркамп 25 ноября 1939 — 23 июля 1940 года
оберст-лейтенант Вернер Мельдерс 27 июля 1940 — 19 июля 1941 года
и. о. оберст Тео Остеркамп 28 июля — 7 августа 1940 года
оберст-лейтенант Фридрих Бек 19 июля 1941 — 10 апреля 1942 года переведен в штаб RLM
и. о. майор Гюнтер Лютцов сентябрь — 8 ноября 1941 года
оберст-лейтенант Карл Готтфрид Нордманн 10 апреля 1942 — 30 марта 1944 года назначен ком. Jafü Ostpreussen (Jafü 6)
майор Фриц Лозигкейт 1 апреля 1944 — 31 марта 1945 года назначен командиром JG77
майор Гейнц Ланге 12 апреля — 8 мая 1945 года

Gruppenkommandeure I./JG51 (командиры группы I./JG51)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
майор Эрнст фон Берг 1 мая — 31 октября 1939 года назначен командиром III./JG26
гауптман Ганс-Генрих Бруштеллин 1 ноября 1939 — 17 октября 1940 года назначен командиром I./JG53
и. о. обер-лейтенант Рихард Леппла 17 августа — 23 сентября 1940 года являлся командиром 3./JG51
гауптманн Герман-Фридрих Йоппин 18 октября 1940 — 25 августа 1941 года погиб
гауптман Вильгельм Хахфельд 26 августа 1941 — 2 мая 1942 года назначен командиром III./ZG2
гауптман Йозеф Феце 3 — 31 мая 1942 года ранен
гауптман Гених Краффт 1 июня — 14 декабря 1942 года погиб
гауптман Рудольф Буш 15 декабря 1942 — 17 января 1943 года погиб
майор Эрих Лейе 18 января 1943 — 28 декабря 1944 года назначен командиром JG77
гауптман Гюнтер Шак 29 декабря 1944 — 23 апреля 1945 года

Gruppenkommandeure II./JG51 (командиры группы II./JG51)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
майор Эрнст-Гюнтер Бургаллер 1 ноября 1939 — 2 февраля 1940 года погиб при аварии
гауптман Гюнтер Маттес 3 февраля 1940 — 20 февраля 1941 года переведен в в военно-воздушную академию в Берлин-Гатов
гауптман Йозеф Феце 20 февраля — 11 июля 1941 года ранен
и. о. гауптман Хубертус фон Бонин 11 июля — 8 августа 1941 года ранен
и. о. обер-лейтенант Эрих Хохаген 9 августа — 4 сентября 1941 года ранен
гауптман Хартманн Грассер 4 сентября 1941 — 6 июня 1943 года переведен на службу в 4. Jagddivision, базирующуюся в Париже
майор Карл Раммельт 6 июня 1943 — 23 декабря 1944 года ранен
обер-лейтенант Отто Шультц 24 декабря 1944 — 12 апреля 1945 года

Gruppenkommandeure III./JG51 (командиры группы III./JG51)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
гауптман Ханнес Траутлофт 4 июля — 24 августа 1940 года назначен командиром JG54
гауптман Вальтер Оезау 25 августа — 10 ноября 1940 года назначен командиром III./JG3
гауптман Рихард Леппла 11 ноября 1940 — 2 августа 1942 года ранен
и. о. обер-лейтенант Герберт Венельт 3 августа — 24 сентября 1942 года
гауптман Карл-Гейнц Шнелл 24 сентября 1942 — 22 июня 1943 года назначен командиром учебно-боевой I./JG106
гауптман Фриц Лозигкейт 26 июня 1943 — 30 апреля 1944 года назначен командиром эскадры
гауптман Дитхельм фон Эйхель-Штрейбер 1 мая — 24 августа 1944 года назначен командиром I./JG27
гауптман Йоахим Брендель 1 сентября 1944 — 8 мая 1945 года

Gruppenkommandeure IV./JG51 (командиры группы IV./JG51)[править | править вики-текст]

командующий период примечания
гауптман Йоханес Яанке 21 ноября 1940 — 18 февраля 1941 года переведен в штаб Nachtjagddivision
обер-лейтенент Ганс-Карл Кейтель 20 — 26 февраля 1941 года пропал без вести (погиб)
майор Фридрих Бек 1 марта — 19 июля 1941 года назначен командиром эскадры
гауптман Карл Готтфрид Нордманн 20 июля 1941 — 9 апреля 1942 года назначен командиром эскадры
гауптман Ганс Кнаут 10 апреля 1942 — 28 февраля 1943 года
майор Рудольф Рёш 1 марта — 11 июля 1943 года погиб
майор Ганс-Эккехард Боб 1 августа 1943 — 8 мая 1944 года назначен командиром II./JG3
майор Гейнц Ланге 9 мая 1944 — 11 апреля 1945 года назначен командиром эскадры
обер-лейтенант Гюнтер Йостен 12 — 28 апреля 1945 года
майор Гейнц Ланге 29 апреля — 8 мая 1945 года

Кавалеры Рыцарского креста награждённые в JG 51[править | править вики-текст]

дата звание имя часть кол-во примечания
20 августа 1940 гауптман Вальтер Оезау 7./JG51 РК 20
20 августа 1940 гауптман Хорст Титцен 5./JG51 РК 20 посмертно
16 сентября 1940 обер-лейтенант Герман-Фридрих Йоппин 1./JG51 РК 21
21 сентября 1940 майор Вернер Мельдерс JG51 ДРК 40
19 октября 1940 обер-лейтенант Йозеф Приллер 1./JG51 РК 20
23 апреля 1941 гауптман Герман-Фридрих Йоппин I./JG51 ДРК 40
22 июня 1941 оберст-лейтенант Вернер Мельдерс JG51 МРК 72
2 июля 1941 лейтенант Гейнц Бэр 1./JG51 РК 27
2 июля 1941 гауптман Йозеф Фёце II./JG51 РК 22
16 июля 1941 обер-лейтенант Вернер Мельдерс JG51 БРК 101
16 июля 1941 обер-лейтенант Герман Штайгер 7./JG51 РК 25
27 июля 1941 обер-лейтенант Ганс Колбов 5./JG51 РК 27 посмертно
27 июля 1941 гауптман Рихард Лепла III./JG51 РК 27
1 августа 1941 обер-лейтенант Карл Готтфрид Нордманн IV./JG51 РК 31
1 августа 1941 обер-лейтенант Карл-Гейнц Шнелл 9./JG51 РК 29
12 августа 1941 лейтенант Эрвин Флейг 1./JG51 РК 26
12 августа 1941 обер-фельдфебель Генрих Хоффманн 12./JG51 РК 40
14 августа 1941 обер-лейтенант Гейнц Бэр 12./JG51 ДРК 60
30 августа 1941 лейтенант Герберт Хюппертц 12./JG51 РК 34
4 сентября 1941 обер-лейтенант Хартманн Грассер 5./JG511 РК 29
16 сентября 1941 обер-лейтенант Карл Готфрид Нордманн IV./JG51 ДРК 59
18 сентября 1941 майор Фридрих Бек JG51 РК 27
5 октября 1941 обер-лейтенант Эрих Хохаген II./JG51 РК 30
6 октября 1941 унтер-офицер Франц-Йозеф Биренброк IV./JG51 РК 42
6 октября 1941 лейтенант Георг Зеелманн 11./JG51 РК 37
19 октября 1941 обер-фельдфебель Генрих Хоффманн 12./JG51 ДРК 63 посмертно
17 ноября 1941 обер-фельдфебель Эдмунд Вагнер 9./JG51 РК 55 посмертно
24 января 1942 лейтенант Бернд Галлович 12./JG51 РК 42
16 февраля 1942 обер-лейтенант Гейнц Бэр 12./JG51 МРК 90
18 марта 1942 обер-лейтенант Генрих Крафт 3./JG51 РК 46
18 марта 1942 лейтенант Ганс Штрелов 5./JG51 РК 52
19 марта 1942 обер-фельдфебель Вильгельм Минк 5./JG51 РК 40
19 марта 1942 обер-фельдфебель Отто Танге 4./JG51 РК 41
24 марта 1942 лейтенант Ганс Штрелов 5./JG51 ДРК 66
5 апреля 1942 обер-фельдфебель Генрих Хёфемейер 1./JG51 РК 41
3 августа 1942 обер-фельдфебель Франц-Йозеф Биренброк 10./JG51 ДРК 102
21 августа 1942 обер-лейтенант Эрнст Вейсман 12./JG51 РК 69 посмертно
23 августа 1942 фельдфебель Антон Хафнер 6./JG51 РК 60
4 сентября 1942 обер-фельдфебель Генрих Клёппер 11./JG51 РК 65
9 сентября 1942 гауптман Иоахим Мюнхеберг JG51 МРК 103
3 ноября 1942 унтер-офицер Курт Кнаппе 5./JG51 РК 51
24 января 1943 обер-фельдфебель Герберт Фрибель 12./JG51 РК 51
14 марта 1943 обер-лейтенант Гюнтер Рюбель 5./JG51 РК 43
14 марта 1943 обер-фельдфебель Отто Шультц 4./JG51 РК 51
24 марта 1943 обер-лейтенант Вольфганг Бёвинг-Тройдинг 10./JG51 РК 46 посмертно
16 апреля 1943 обер-лейтенант Эдвин Тиль 2./JG51 РК 51
29 октября 1943 лейтенант Гюнтер Шак 8./JG51 РК 116
12 ноября 1943 обер-фельдфебель Хуберт Штрассл 8./JG51 РК 67 посмертно
12 ноября 1943 обер-лейтенант Карл-Гейнц Вебер 7./JG51 РК 100
22 ноября 1943 гауптман Адольф Борхерс 11./JG51 РК 78
22 ноября 1943 обер-лейтенант Йоахим Брендель 1./JG51 РК 95
5 декабря 1943 лейтенант Йозеф Йеневейн 2./JG51 РК 86 посмертно
5 декабря 1943 обер-фельдфебель Курт Танцер JG51 РК 41
5 февраля 1944 обер-фельдфебель Гюнтер Йостен 3./JG51 РК 84
29 февраля 1944 обер-фельдфебель Гейнц Лебер 2./JG51 РК 54 посмертно
29 февраля 1944 обер-фельдфебель Оскар Ромм 1./JG51 РК 76
26 марта 1944 лейтенант Рудольф Вагнер 12./JG51 РК 81 посмертно
5 апреля 1944 гауптман Дитхельм фон Эйхель-Штрейбер JG51 РК 71
5 апреля 1944 гауптман Герберт Пушманн 6./JG51 РК 54 посмертно
6 апреля 1944 обер-лейтенант Герман Люке 9./JG51 РК 81
8 апреля 1944 лейтенант Антон Линднер JG51 РК 62
11 апреля 1944 лейтенант Антон Хафнер JG51 ДРК 134
20 апреля 1944 лейтенант Гюнтер Шак 9./JG51 ДРК 133
4 мая 1944 обер-фельдфебель Отто Вюрфель 9./JG51 РК 79
9 июня 1944 лейтенант Отто Гайзер 10./JG51 РК 74 посмертно
27 июля 1944 обер-фельдфебель Бернхард Фехтель 11./JG51 РК 93
24 октября 1944 гауптман Карл Раммельт II./JG51 РК 40
18 ноября 1944 гауптман Гейнц Ланге IV./JG51 РК 70
18 ноября 1944 обер-фельдфебель Фриц Люддекке JG51 РК 50 посмертно
18 ноября 1944 обер-фельдфебель Гейнц Марквардт 13./JG51 РК 89
6 декабря 1944 лейтенант Петер Кальден 13./JG51 РК 64
14 января 1945 гауптман Йоахим Брендель III./JG51 ДРК 156
28 февраля 1945 лейтенант Вильгельм Хюбнер JG51 РК  ?
28 марта 1945 обер-лейтенант Гюнтер Йостен 3./JG51 ДРК 161
31 марта 1945 обер-фельдфебель Гельмут Шёнфельдер JG51 РК  ?
7 апреля 1945 лейтенант Курт Домбахер 12./JG51 РК  ?
9 апреля 1945 обер-фельдфебель Альфред Раух JG51 РК 53

Легенда:

  • дата — дата награждения
  • звание — звание награждаемого
  • имя — имя награждаемого
  • часть — подразделение, где служил
  • кол-во — количество побед на момент награждения
  • РК — рыцарский крест
  • ДРК — рыцарский крест с дубовыми листьями
  • МРК — рыцарский крест с дубовыми листьями и мечами
  • БРК — рыцарский крест с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами

Литература[править | править вики-текст]

  • John Weal. = Jagdgeschwader 51 ‘Mölders’ / Tony Holmes. — Oxford: Osprey Publishing, 2006. — P. 130. — (Aviation Elite Units). — ISBN 978 1 84603 045 1.

Ссылки[править | править вики-текст]