Аканье

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Фонетическая транскрипция русского слова
Русская
литературная и диалектная
фонетика
Вокализм
Консонантизм

Портал:Русский язык
п·о·р
Изоглоссы южного наречия

А́канье — неразличение гласных /о/ и /а/ в безударных слогах. Свойственно южнорусским, части среднерусских и всем белорусским диалектам; является нормой в русском и белорусском литературных языках (в белорусском языке аканье отражается и на письме); ненормативно в северных диалектах украинского языка[1]. Аканье противопоставлено о́канью — различению /о/ и /а/ во всех позициях; оканье свойственно говорам севернорусского наречия. В болгарском языке акающими являются родопские говоры (смолянские и златоградские), причём в говорах сёл Тихомир и Триград аканье проявляется во всех безударных слогах, а не только в предударных[2]. Аканье существует также в некоторых диалектах словенского языка[3].

Происхождение[править | править вики-текст]

Обычно принято считать, что аканье возникло относительно поздно, не ранее XIV века. Древнейшие случаи смешения букв о и а на письме в безударных слогах относятся к этому времени и зафиксированы в памятниках московского происхождения.

Существует мнение (восходящее к Алексею Шахматову) о более раннем появлении аканья. Согласно этой точке зрения, аканье возникает ещё в некоторых говорах праславянского языка вследствие утраты долготных противопоставлений в системе вокализма. Причина позднего отражения аканья на письме в этом случае объясняется отсутствием древних памятников, написанных на территории распространения этого явления.

Типы аканья[править | править вики-текст]

В русском языке аканье понимается как в широком смысле — неразличение гласных фонем неверхнего подъёма в безударных слогах, так и в узком смысле — неразличение гласных /о/ и /а/ в безударном положении после твёрдых согласных при совпадении их в части позиций в звуке [а][4][5].

После твёрдых согласных[править | править вики-текст]

В позиции после твёрдых согласных различают следующие типы аканья:

  • Сильное (недисимилятивное)
  • Диссимилятивное
  • Ассимилятивно-диссимилятивное

При сильном аканье качество предударного гласного не зависит от качества ударного. Гласные /о/ и /а/ совпадают в первом предударном слоге после парных твёрдых согласных в гласном [а] (точнее в звуке [ạ], несколько более закрытом, чем ударный [а], он также может обозначаться как ъ] или ə]) вне зависимости от гласного под ударением: в[а]дá, в[а]ды́, в[а]ди́чка, под в[а]до́й, по в[а]де́[4][5].
При диссимилятивном аканье качество предударного гласного зависит от качества ударного. Гласные /о/ и /а/ совпадают в первом предударном слоге после парных твёрдых согласных в разных гласных ([а] или [ъ], иначе [ə]) в зависимости от того, какой гласный находится под ударением. В говорах с диссимилятивным аканьем перед ударным гласным нижнего подъёма [а] всегда произносится гласный среднего подъёма [ъ] — принцип диссимиляции состоит в том, что перед ударным гласным нижнего подъёма не может находиться гласный того же подъёма; перед ударными гласными верхнего подъёма [и], [ы], [у] всегда произносится [a]: в[а]ды́, в[а]ди́чка, под в[а]до́й, по в[а]де́, но в[ъ]дá[6][7].
По произношению [а] или [ъ] в предударном слоге в зависимости от ударного гласного, выступающего на месте фонем средне-верхнего подъёма /ê/ и /ô/ и среднего подъёма /е/ и /о/ различают несколько типов диссимилятивного аканья[8]:

  • Жиздринское (белорусское) аканье характеризуется произношением гласного [а] перед всеми гласными средне-верхнего и среднего подъёмов: к с[а]вế, к тр[а]вế, с[а]вốй, тр[а]вốй, л[а]мте́й, л[а]пте́й, н[а]со́к, пл[а]то́к;
  • Архаическое (обоянское) аканье отличается от жиздринского произношением [а] только перед гласными средне-верхнего подъёма. Перед ударными гласными среднего подъёма в данном типе аканья произносится [ъ]: к с[а]вế, к тр[а]вế, с[а]вốй, тр[а]вốй, но л[ъ]мте́й, л[ъ]пте́й, н[ъ]со́к, пл[ъ]то́к;
  • Прохоровское (донское) аканье характеризуется произношением гласного [ъ] перед всеми гласными средне-верхнего и среднего подъёмов: к с[ъ]вế, к тр[ъ]вế, с[ъ]вốй, тр[ъ]вốй, л[ъ]мте́й, л[ъ]пте́й, н[ъ]со́к, пл[ъ]то́к.

Кроме [ъ] перед ударными гласными в некоторых говорах могут употребляться [э], [ы] или лабиализованные о], [о] и [у]: в[э]дá, в[ы]дá, в[ъо]дá, в[у]дá, в[о]дá.

В говорах с диссимилятивно-ассимилятивным аканьем перед ударными гласными верхнего и средне-верхнего подъёмов произносится [а] — диссимиляция; перед ударными гласными среднего и нижнего подъёмов произносятся безударные гласные тех же подъёмов: [ъ] перед [е́] и [о́], [а] перед [á] — ассимиляция[9].

Гласный под ударением Типы аканья
Гласный первого предударного слога
Сильное Диссимилятивное Ассимилятивно-
-диссимилятивное
Жиздринское Архаическое Прохоровское
/и/, /у/ [а] [а] [а] [а] [а]
/ê/, /ô/ [а] [а] [а] [ъ] [а]
/е/, /о/ [а] [а] [ъ] [ъ] [ъ]
/а/ [а] [ъ] [ъ] [ъ] [а]

Сильное аканье характеризует русский и белорусский литературные языки, на территории русских говоров раннего формирования сильное аканье распространено в акающих среднерусских говорах (включая говоры чухломского острова), в рязанских, тульских и елецких говорах южнорусского наречия, на территории распространения белорусских диалектов сильное аканье охватывает ареал юго-западного диалекта. Диссимилятивное аканье жиздринского типа характерно для русских говоров юго-западной диалектной зоны (западных, верхне-днепровских, верхне-деснинских, большей части курско-орловских и некоторых других южнорусских говоров)[10] и соседних с ними белорусских говоров северо-восточного диалекта. Диссимилятивное аканье архаического типа встречается очень редко — в рассеянном распространении оно известно в оскольских и юго-западных рязанских говорах[11][12]. Диссимилятивное аканье прохоровского типа отмечается наряду с диссимилятивным аканьем жиздринского типа и сильным аканьем в говорах Донской группы[13].

После мягких согласных[править | править вики-текст]

Аканье в широком смысле включает также неразличение безударных гласных после мягких согласных: /о/, /е/ (/ê/) и /а/ в этой позиции совпадают в одном звуке. Качество данного звука различается от типа предударного вокализма после мягких согласных — в говорах с иканьем все безударные гласные неверхнего подъёма совпадают только в [и]; в говорах с еканьем — в [е] (наряду с [и] в умеренном еканье); в говорах с яканьем — всегда в [а] (сильное яканье) или в [а] в части позиций наряду с [и] в зависимости от качества следующего за предударным гласным согласного или от качества ударного гласного (различные виды умеренного и диссимилятивного яканья)[14][15].

Явления, сходные с аканьем[править | править вики-текст]

К аканью не относятся следующие внешне схожие с ним явления:

  • рефлексы праславянских *or-, *ol- как ра-, ла- вместо собственно древнерусских ро-, ло-: расти, рабъ, работа, раждати, ладия, лакати, приставка раз-/рас- — это южнославянский рефлекс, свойственный для церковнославянского языка и во многих случаях перешедший в литературную норму русского языка;
  • украинские слова гарячий, багатий — это ассимиляция предударного гласного ударному;
  • исконные формы несовершенного вида раняти, вопрашати, помагати, покарятися и др. — это чередование гласного в корне, впоследствии исчезнувшее под влиянием аналогии;
  • нерегулярные изменения некоторых слов под влиянием приставок: начлегъ вместо ночлегъ, довати вместо давати, забота вместо зобота (последнее закрепилось в литературном языке);
  • отмеченное в некоторых памятниках XIV—XV вв. изменение о- на а- в начале слова или корня после ъ, что является особым фонетическим развитием: въ апустевшии земли, сарати 'спахать' (из съ+орати);
  • некоторые отмеченные в древненовгородском диалекте изменения о- в а- в окончаниях, что является морфологическим, а не фонетическим явлением: детьскаму, чернога (во втором случае ср. аналогичные изменения в сербском языке).

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Назарова, 1977, с. 211
  2. Георгиев, 1963
  3. Риглер, 1964, с. 36-45
  4. 1 2 Русская диалектология, 2005, с. 37.
  5. 1 2 Шаульский Е. В., Князев С. В., 2005, с. 8.
  6. Русская диалектология, 2005, с. 37—39.
  7. Шаульский Е. В., Князев С. В., 2005, с. 9.
  8. Русская диалектология, 2005, с. 39.
  9. Русская диалектология, 2005, с. 40.
  10. Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. — 2-е изд. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — С. 96—102. — ISBN 5-354-00917-0.
  11. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Карта. Различение или совпадение гласных на месте /о/ и /а/ в первом предударном слоге после твёрдых согласных. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. (Проверено 6 февраля 2013)
  12. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Легенда карты. Различение или совпадение гласных на месте о и а в первом предударном слоге после твёрдых согласных. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  13. Касаткин Л. Л. Донские казачьи говоры // Слово в тексте и в словаре: Сборник статей к семидесятилетию академика Ю. Д. Апресяна. — М., 2000. — С. 583. (Проверено 6 февраля 2013)
  14. Русская диалектология, 2005, с. 42—43.
  15. Шаульский Е. В., Князев С. В., 2005, с. 9—10.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Букринская И. А., Кармакова О. Е. и др. Карта 12. Различие или совпадение о и а в предударных слогах после твердых согласных (оканье и аканье) // Язык русской деревни. Школьный диалектологический атлас. — М.: БСМП «Элекс-Альфа», 2003.
  2. Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Гецова О. Г. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 288 с. — ISBN 5-7695-2007-8.
  3. Георгиев В. И. Русское аканье и его отношение к системе фонем праславянского языка // Вопросы языкознания. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. — № 2. — С. 20-30.
  4. Князев С. В. К вопросу о механизме возникновения аканья // Вопросы языкознания. — М., 2000. — № 1. — С. 75-101.
  5. Князев С. В. К истории формирования некоторых типов аканья и яканья в русском языке // Вопросы русского языкознания. — М.: МГУ, 2001. — В. XI.
  6. Шаульский Е. В., Князев С. В. Русская диалектология. Фонетика. — М.: Моск. гос. ун-т им М. В. Ломоносова, 2005. — 20 с.
  7. Князев С. В., Шаульский Е. В. Генезис диссимилятивного аканья (в связи с проблемой фонологизации фонетических явлений) // Русский язык в научном освещении. — 2007. — № 1(13).
  8. Князев С. В. Глава III // Структура фонетического слова в русском языке: синхрония и диахрония. — М.: Изд-во Макс-Пресс, 2006. — С. 143-183. — 226 с. — 500 экз.
  9. Лыткин B. И. Еще к вопросу о происхождении русского аканья // Вопросы языкозанания. — М.: Изд-во АН СССР, 1965. — № 4. — С. 44-53.
  10. Назарова Т. В. Аканье в украинских говорах // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1975. — М.: Наука, 1977. — С. 211-260.
  11. Риглер Я. К проблеме аканья // Вопросы языкознания. — М.: Изд-во АН СССР, 1964. — № 5. — С. 36-45.
  12. Диалектологический атлас русского языка: Центр Европейской части СССР. Вып. 1 / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей. — М., 1986.
  13. Диалектологический атлас русского языка: Центр Европейской части СССР. Вып. 2. — М., 1989.