Ахмед бен Яхья Хамидаддин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Ахмед ибн Яхья Хамидаддин»)
Перейти к: навигация, поиск
Ахмед ибн Яхья Хамидаддин
أحمد يحيى حميد الدين
Ахмед ибн Яхья Хамидаддин
Флаг
2-й Король Северного Йемена
14 марта 1948 года — 18 сентября 1962 года
Предшественник: Яхья бен Мухаммед Хамид-ад-Дин
Преемник: Мухаммед аль-Бадр
 
Вероисповедание: ислам зейдитского толка
Рождение: 18 июня 1891({{padleft:1891|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:18|2|0}})
вилайят Йемен, Османская империя
Смерть: 18 сентября 1962({{padleft:1962|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:18|2|0}}) (71 год)
Таиз, Йеменское Мутаваккилийское Королевство
Отец: Яхья ибн Мухаммед

Ахмед бен Яхья Хамидаддин (араб. أحمد يحيى حميد الدين‎‎ — Ahmad bin Yahya Hamidaddin; 18 июня 1891(18910618) — 18 сентября 1962, Таиз) — король Северного Йемена (14 марта 1948 — 18 сентября 1962). Сын короля Яхьи бен Мухаммеда, из династии Хамидаддинов.

Имам Ахмед правил деспотическими методами, подавляя в стране всякие проявления демократического движения. Его основное внимание было уделено модернизации королевских вооруженных сил.

Наследный принц[править | править вики-текст]

Ахмед, официально провозглашенный в 1937 году наследным принцем, в молодости принимал активное участие во всех военных предприятиях своего отца короля Яхьи бен Мухаммеда. Но в начале 1940-х годов между отцом и сыном возникли трения. Тогда принц Ахмед установил тайные связи с деятелями йеменской оппозиции, недовольными консервативными и архаическими порядками, царившими в королевстве. Принц Ахмед обещал после прихода к власти провести ряд политических и социальных реформ. Однако дальше осторожных посулов дело у него не пошло.

Борьба за власть после убийства короля Яхьи бен Мухаммеда (1948)[править | править вики-текст]

В феврале 1948 года группа заговорщиков во главе с шейхом аль-Кардаи убила в Эль-Хазиязе короля и имама Яхью бен Мухаммеда. Убийство послужило сигналом к восстанию курсантов военной школы, помешавших официальному престолонаследнику, сыну Яхьи — эмиру Ахмеду, занять престол. Столица была захвачена восставшими, а совет старейшин Саны провозгласил королём Йемена Абдаллу ал-Вазира — представителя знатного и богатого рода ал-Вазиров, издавна соперничавшего с семьей Хамидаддинов. Одним из первых шагов нового короля Абдаллы было тайное предписание своим сторонникам в Таизе умертвить эмира Ахмеда. Но последнему с небольшим числом солдат и захваченной государственной казной удалось благополучно бежать из Таиза и через Тихаму добраться до Хадджи. Здесь он призвал племена северного Джебеля начать «священную войну» против узурпатора и «безбожных бунтовщиков», захвативших Сану. Всё зейдитское население немедленно приняло его сторону. Крупнейшие арабские монархи — саудовский король Абд аль-Азиз ибн Сауд, египетский король Фарук I и иорданский монарх Абдалла I — оказали принцу Ахмеду военную и финансовую помощь. Уже вскоре вооружённые формирования заговорщиков были разгромлены в Каукабане и Амране. Вслед за тем принц Ахмед подступил к Сане и 14 марта занял столицу. На следующий день он был провозглашён королём (Йеменское государство после этого стало именоваться Мутаваккилийским королевством. При новом короле вся политическая, общественная и культурная жизнь страны переместилась в Таиз, хотя Сана продолжала считаться столицей.) Большинство организаторов и сторонников переворота были брошены в тюрьмы или казнены (был казнён и Абдалла ал-Вазир, а все его огромные имения конфискованы).

Серия реформ и попытка военного переворота в 1955 году[править | править вики-текст]

После разгрома заговорщиков в стране вновь установился автократический режим династии Хамидаддинов, опиравшийся на вождей зейдитских племён севера и востока страны. Однако король Ахмед должен был провести некоторые реформы. Так, впервые в истории независимого Йемена, был учреждён исполнительный орган власти — Совет министров, осуществлявший свои функции под контролем короля (он целиком состоял из родственников и приближённых семьи Хамидаддинов.) Были созданы более благоприятные условия для предпринимательской деятельности. В Сане и Таизе открылось несколько светских школ. С начала 1950-х годов была организована отправка йеменской молодёжи за границу для учёбы. Но все эти мероприятия, конечно, не могли удовлетворить оппозицию. Уже в начале 1950-х годов она оправилась от репрессий 1948 года. Одна за другой в Йемене возникают тайные организации. Много сторонников реформаторы имели среди офицеров, особенно в таизском гарнизоне. Во главе этой группы недовольных стоял подполковник Ахмад ас-Суляи.

В 1955 году, после победы египетской революции, он вынашивал идею военного переворота. В марте, узнав, что король отдал приказ о его аресте, ас-Суляи поднял мятеж, окружил дворец Ахмеда, захватил радиоцентр и телеграф. Мятежники потребовали, чтобы король отрёкся от престола в пользу своего младшего брата эмира Абдаллаха. Ахмед подписал акт об отречении, но отказался выехать за границу и остался в своем дворце в Таизе. К счастью для короля, энергичные действия принца Мухаммада аль-Бадра положили конец мятежу. В момент выступления ас-Суляи Мухаммад находился в Ходейде (он был губернатором провинции). Заговорщики рассчитывали, что принц перейдёт на их сторону и признает королём своего дядю Абдаллаха. Однако принц Мухаммад отправился в Хадджу, где хранились оружие и деньги Хамидаддинов. Там, собрав ополчение племён хашед и бакиль и встав во главе их, принц Мухаммад двинулся на Таиз, к которому уже подступили оставшиеся верными королю Ахмеду племена ар-рахида. 5 апреля 1955 года город был взят без боя, а мятежники арестованы. На другой день их казнили. Затем смертный приговор вынесли мятежным братьям Ахмеда — принцу Абдаллаху и принцу Аббасу. За заслуги, «оказанные династии», аль-Бадр был провозглашён наследным принцем.

Внешняя политика имама Ахмеда[править | править вики-текст]

В международной политике имам Ахмед поддерживал хорошие связи с коммунистическими режимами, в первую очередь с такими странами, как СССР и Китай.

31 октября 1955 года в Каире состоялось подписание Договора о дружбе, возобновившего Договор 1928 года и установившего между СССР и Йеменом дипломатические отношения (обмен ратификационными грамотами произведен 30 марта 1956 года в Каире), а 23 апреля 1956 года стороны договорились об открытии в своих странах дипломатических миссий (в 1956-1958 годах миссия СССР располагалась в Каире, откуда была перенесена в Таиз).

8 марта 1956 года в Каире между СССР и Йеменским Мутаваккилийским Королевством состоялось подписание Соглашения о торговле и платежах.

21 июня11 июля 1956 года наследный принц Йемена Мухаммед аль-Бадр посетил СССР с дружественным визитом, в ходе которого состоялось подписание Соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве между СССР и Йеменом, предусматривающее оказание помощи Йемену в строительстве ряда объектов и подготовке национальных кадров.

24 июня 1962 года в Сане в бывшей резиденции принца Касима разместилось Посольство СССР (перенесено из Таиза).

В конце 1950-х годов имам присоединился к союзу Египта и Сирии. Однако союз продлился недолго, 25 декабря 1961 года ОАР разорвала дипломатические отношения с Йеменом. Египет начал поддерживать республиканское движение против имама. Имам Ахмед продолжал политику своего отца, короля Яхьи, по созданию «Большого Йемена», стремясь присоединить к Северному Йемену британский протекторат Аден.

Последние годы правления имама Ахмеда. Принц Мухаммед аль-Бадр[править | править вики-текст]

В новом правительстве, которое формально возглавил сам король, Мухаммед аль-Бадр был назначен его заместителем, министром иностранных дел и главнокомандующим вооружёнными силами. Поскольку больной король Ахмед практически не занимался государственными делами, политическая власть, по существу, перешла в руки принца. Мухаммад аль-Бадр заявил о своём намерении провести в стране ряд реформ, которые способствовали бы выходу Йемена из состояния средневековой отсталости. При его поддержке в конце 1950-х годов в стране стали создаваться акционерные компании и началось строительство небольших промышленных предприятий. В Ходейде построили современный глубоководный морской порт. Местные и иностранные компании приступили к строительству электростанций, шоссейных дорог и водопроводов. В крупных городах открывались новые светские школы, больницы и поликлиники. В Таизе начали издаваться газеты.

В 1959 году принц Мухаммад аль-Бадр выступил с новыми планами широких реформ, которые предусматривали преобразования в административной и законодательной областях, введение бесплатной медицинской помощи и пресечение коррупции. Однако осуществить их не удалось — в августе 1959 года король Ахмед отстранил сына от управления страной. Вскоре начались новые выступления оппозиции. Недовольство охватило даже зейдитские племена хашед и бакиль, которые всегда считались главной опорой трона. То и дело вспыхивали восстания, которые король Ахмед подавлял со свойственной ему жестокостью. Противники не складывали оружия. На короля было устроено несколько покушений. В марте 1961 года имам Ахмед был серьёзно ранен во время посещения больницы в Ходейде, а на следующий год 18 сентября, после продолжительной болезни он скончался.

Король Ахмед глазами современников[править | править вики-текст]

Советский дипломат и разведчик В. А. Кирпиченко, представленный королю 14 января 1958 года в Таизе, так вспоминал в своих мемуарах правителя Йемена:

Он сидел на высоком позолоченном троне. Вместо короны на голове возвышалась феска — тарбуш, — тоже позолоченная. Одет имам был в белый бурнус, с традиционным кинжалом — джамбией — на широком позолоченном поясе. Скорее всего, и украшения на поясе, и ножны кинжала были из чистого золота… Все эти атрибуты царского величия были йеменского происхождения, и лишь тапочки без задников, надетые на босые ноги имама, были произведены фирмой «Батя», и именно они напоминали о том, что где-то далеко-далеко существует другой, цивилизованный мир. Глаза имама были сильно навыкате (базедова болезнь), челюсть отвисла (что-то нервное), и понять его речь было просто невозможно.
<…> В дальнейшем имама консультировали и лечили многочисленные светила советской медицины. Имам очень не любил глотать резиновую кишку и подвергать себя другим унизительным процедурам, тем более что они не приносили ему немедленного исцеления от многочисленных недугов. Верил он только профессору Шмидту[1], директору Института неврологии Академии медицинских наук СССР. Лечение Шмидта состояло в том, что он легко и нежно ощупывал тело имама Ахмеда и деликатно постукивал маленьким молоточком по царственным коленкам. Эта последняя процедура имаму особенно нравилась. Про Шмидта он говорил с восхищением: «Этот очень хорошо лечит» и подарил ему арабского скакуна

[2]

Как выяснилось впоследствии, имам говорил на каком-то своём диалекте и к тому же имел многочисленные дефекты речи. Из этой ситуации мы вышли таким образом: один из йеменских чиновников переводил нечленораздельные звуки имама на понятный арабский язык, а мы уже вдвоём успешно справлялись с переводом. Среди серьёзных вещей, сказанных имамом, были пожелания, чтобы Советский Союз помог Йемену в поисках на его территории нефти с последующей её добычей на выгодных для нас условиях. Примерно два десятилетия прошло, прежде чем нашли в Йемене нефть, и нашли её, к сожалению, не мы.

[3]

Е. М. Примаков, в качестве корреспондента газеты «Правда» посетивший дворец имама вскоре после его смерти, так описывал комнату имама:

Ахмад, по-видимому, очень любил часы — ими были увешаны все стены. Но бой часов не доносил до него отзвуки времени. Под стенными часами рядом с кроватью имама лежала кожаная плётка, которой он стегал своих слуг и наложниц. На бюро под стеклом фотография, на которой имам у красочной арки городских ворот Саны, испещрённых изречениями из Корана, наблюдал за публичной казнью — палач приводил в исполнение приговор суда, определившего, сколькими ударами сабли должна быть отделена от тела голова несчастного. Тут же кандалы. На мой недоумённый вопрос сопровождавший меня йеменец ответил, что они использовались по приказу имама, стража заточала в них любого, кто мог вызвать гнев правителя. А на другой стороне — фотография Юрия Гагарина… На небольшом письменном столе два спортивных стартовых пистолета. Имам стрелял в себя из этих пистолетов в присутствии стражи, чтобы доказать: его не берут никакие пули. Посреди комнаты на треножнике портативный экран, а перед ним небольшой проектор. Каждый день для имама крутили кино, но этот зал был единственным «кинотеатром» на весь Йемен. Имам категорически запрещал своим подчинённым смотреть кинофильмы. Наконец, ещё один «экспонат». На тумбочке у кровати — коробочка с сильно действующим ядом, на всякий случай.

[4]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1.  Е. В. Шмидт. Cайт «Герои Страны».
  2. Кирпиченко В. А. Разведка: лица и личности. — М.: Гея, 1998. — ISBN 5-85589-053-8 — С. 65.
  3. Кирпиченко В. А. Разведка: лица и личности. — М.: Гея, 1998. — С. 66.
  4. Примаков Е. М. Ближний Восток: на сцене и за кулисами. — М.: Российская газета, 2006. — ISBN 5-94829-024-7 — С. 103—104.

Литература[править | править вики-текст]

  • Paul Dresch. A History of Modern Yemen. Cambridge, U.K., and New York: Cambridge University Press, 2000.