Большие французские хроники

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Возвращение Изабеллы, королевы Англии, на родину — во Францию. Миниатюра «Хроник» работы Жана Фуке

«Большие французские хроники» (фр. Grandes Chroniques de France) или «Хроники Сен-Дени» — летописный свод истории французской монархии начиная со времен её возникновения. Создавались в период нач. XI — к. XV вв., важный источник, содержащий сведения о политической истории Франции. «Хроники» охватывают времена Меровингов, Каролингов и Капетингов, начинаясь с легендарных времен — истории троянцев, считавшихся прародителями французов.

Текст[править | править исходный текст]

Создание[править | править исходный текст]

Работа по составлению летописного свода шла на латинском языке с конца XII в. на основе анналов аббатств Флёри (до середины XI в.) и Сен-Дени (с начала XI в.). В конце XIII в. свод был доведён до 1285 г.

Приведение записей аббатства Сен-Дени в порядок связывают с именем великого аббата Сугерия (основоположника готической архитектуры и советника короля). Сугерию принадлежит идея плана создания исторических работ на латинском языке, начиная с его собственной Vita Ludovici Grossi (жизнеописание Людовика VI) — работы, которая позднее стала основой для «Хроник». До него исторические работы, выполненные в Сен-Дени, были разрозненными записями различных авторов, собранными без особого порядка анонимными монахами [1]. В 1250 г. по приказу Людовика Святого Примат, монах монастыря Сен-Дени (Primat de Saint-Denis) начал переводить латинский кодекс на французский язык. В 1274 г. работа монаха была закончена и преподнесена новому королю — Филиппу Смелому. По сравнению с исходным текстом Примат внёс в свой труд некоторые изменения и дополнения, а также продолжил повествование, доведя его до своего времени (оригинальный экземпляр его работы в наши дни можно видеть в библиотеке Святой Женевьевы в Париже)[2][3]. Текст носил название «Roman des Rois». В начале XIV в. за этим французским переводом закрепилось название «Больших французских хроник». В дальнейшем он дополнялся сен-денийским монахом Гильомом из Нанжи и другими. До 1340 г. обе редакции велись параллельно.

Историки отмечают значение монахов Сен-Дени: «В написании истории французской монархии монахи Сен-Дени сыграли беспрецедентную роль, вершиной которой стали Grandes Chroniques de France. Именно в Сен-Дени была заложена традиция систематического написания истории Франции с главным акцентом на деяния и роль царствующего монарха, непрерывно продолжавшаяся с XII по XV столетие, не имеющая аналогов не только во Франции, но и во всей средневековой Европе.Монахи Сен-Дени стали фактически первыми национальными историками Франции» [4].,[1].

В 13501380 гг. «Большие французские хроники» писались уже не монахом, а придворным — канцлером и советником короля Карла V Пьером д’Оржемоном под руководством самого монарха. По общепринятому мнению, его перу принадлежит история Иоанна II и Карла V.

В 1476 году «Большие французские хроники» появились в печатном варианте и стали первой печатной книгой во Франции. К этому времени они были доведены до начала правления царствовавшего в тот момент Людовика XI. Последней частью хроник стала «История Карла VII», написанная Жаном Шартье, который и опубликовал весь текст целиком.

Помимо этого текста, редакция «Хроник» включает историю Людовика Святого, написанную Гильомом де Нанжи; историю Карла VI, созданную Жувенилем (Jouvenel) и Берри (Berry)[5]. Примат использовал для своего текста хронику монаха Ригора (Rigord) Gesta Philippi Augusti (Хронику Филиппа Августа), написанную в 11861208 гг. и продолженною Гийомом ле Бретоном (Guillaume le Breton).

Коронация Карла VI.
Миниатюра из экземпляра Карла VI

Характеристика[править | править исходный текст]

Начало создания текста приходится на годы правления Людовика Святого, который пожелал сохранить историю франков начиная от прихода троянцев до его собственного времени; точка зрения, излагаемая в тексте, была официальной и тщательным образом контролировалась. «Большие французские хроники» остались официальным сводом и в последующие годы. «Личность короля Франции выходит в них на передний план, а его действия переданы достаточно детально; что это больше не только история аббатства или феодального княжества, в котором королевство появляется лишь между прочим; что действительно впервые пишется история всего королевства»[2]. Хроники составлены с позиций абсолютной защиты интересов королевской власти. Они пользовались популярностью и сыграли большую роль в формировании культурной общности французского народа[6]. Эта официальная история создавала предвзятый образ прошлого Франции: акцентировала положительные качества монархов, пространно рассказывала об их победах, и практически избегала упоминаний о поражениях и внутренних распрях — но при этом она значительно способствовала рождению национального самосознания. Биографии королей, написанные монахами, порой создают впечатление агиографии, настолько в превосходных красках очерчена там личность монархов.

Хотя «Хроники» тенденциозны и огулом обвиняют все враждебные правительству общественные элементы, давая освещение всех событий с чисто правительственной точки зрения, их достоинством является то, что их составитель (по крайней мере, периода Карла V) черпал свои сведения из официальных данных и многое видел сам. Поэтому он очень точен в сообщении фактов и в изложении хронологической последовательности событий. События эти излагаются сжато: автор не интересуется тем, чем особенно увлекаются Фруассар и другие летописцы — описанием сражений, боевых подвигов и т. п., текст характеризуется сухой и краткой манерой изложения.

Как отмечают французские исследователи, поскольку «Хроники» постоянно дополнялись, читатели каждого поколения могли найти в них всю историю своей страны до текущего времени. Вдобавок, книга была написана на общедоступном, французском языке.

И вот граф де Фуа, сеньер де Hangest и некоторые другие числом до 25 вооруженных людей или около, выступивших из Рынка, двинулись на Пьера Жиля и его полчище и завязали с ними битву. Убит был тут стрелою в глаз один рыцарь из Рынка, монсеньер Луи де Шамбли. В конце концов люди из Рынка одержали победу, а люди из Парижа, из Силли и множество горожан Mo, соединившихся с ними, были разбиты. И в возмездие люди из Рынка пустили в названный город огонь и несколько домов сожгли. Потом были получены сведения, что многие горожане вооружаются против них и замышляют измену; поэтому люди Рынка разгромили и сожгли часть этого города. Впрочем большая церковь и дома каноников сожжены не были... королевский же замок сожгли. И продолжался в городе и замке пожар более двух недель. И захватили люда Рынка Жана Soulas, тогдашнего мэра города Mo, а также многих других мужчин и женщин и подвергли их тюремному заключению в Рынке. А потом мэра казнили, как этого и требовала справедливость.
«Большие французские хроники» о Жакерии[7]

Сохранилось очень большое количество экземпляров, обязанное своим возникновением успеху книги, особенно заметному с начала правления Карла V. Парижские мастерские изготавливали десятки рукописей «Хроник». Объёмные и обильно иллюстрированные манускрипты, эти дорогостоящие экземпляры были предназначены, главным образом, для государей и их непосредственного окружения. После окончания Столетней войны (1453), наблюдается новый всплеск интереса к «Хроникам» (30 рукописей за 20 лет)[5]. После 1476 книга стала уже выходить с типографских станков. С этого периода «Хроники» уже печатаются на бумаге и имеют мало иллюстраций.

Популярность «Хроник» начинает падать с конца XV-го века, поскольку читающая эрудированная публика позднего Средневековья начинает уставать от этого образца идеально выдержанной промонархической истории, например, ни одного экземпляра книги не фигурирует в библиотеках докторов парижского университета.

Русский текст[править | править исходный текст]

Полного перевода «Хроник» на русский язык нет. Доступно несколько фрагментов. Также опубликован перевод истории Людовика Толстого, принадлежащий перу аббата Сугерия.

Иллюминированные экземпляры[править | править исходный текст]

Сохранилось приблизительно 130 копий «Хроник» (согласно данным Национальной библиотеки Франции — около 700)[5], которые сильно варьируются по своему богатству, количеству и стилю миниатюр.

Наиболее известными рукописными копиями являются:

  • Экземпляр BNF Richelieu Manuscrits Français 73
  • Экземпляр Карла VI (BnF, Ms. Fr. 2813) (закончен в 1379). Большинство миниатюр заключено в четырехлопастную рамку с трехцветным бордюром и выполнены т. н. «мастером рощиц».[8]
  • Экземпляр Филиппа Доброго, герцога Бургундского, иллюстрированный Мармионом (1457 г., Российская национальная библиотека, СПб). Рукопись исчезла из собрания бургундских герцогов к середине XVIII в. во время Семилетней войны, была похищена Куршателем д’Эно, который в 1748 г. был комиссаром французского правительства в Брюсселе. Наследники, чтобы продать рукопись, заменили переплет, изъяли первый и последний листы, где были отметки о принадлежности рукописи к бургундскому собранию. В 1807 г. рукопись была приобретена французским книготорговцем Дебюром, у которого ее купил граф Ф. Потоцкий; в 1838 г. была продана последним Николаю I и вошла в эрмитажное собрание. Поступила в Российскую национальную библиотеку в 1861 г.[9]
  • Экземпляр, иллюстрированный миниатюрами Жана Фуке (1455—1460 гг., BnF, Ms. Fr. 6465). Заказчик неизвестен, предположительно Карл VII.

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Les Grandes chroniques de France, t. 1—10, P., 1920—[54].
  • Чернова Г. А., Миниатюры «Больших французских хроник», М., 1960.

См. также[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]

Галереи:
Прочее: