Дракон (греческий законодатель)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Дра́конт или Дра́кон (греч. Δράκων [ˈdra.kɔːn]) — афинянин, один из древнейших законодателей Греции. Составил для Афинской республики в 621 г. до н. э. первые писанные законы, далеко не всецело отмененные Солоном. Свод законов, введенный им, был так суров, что возникло крылатое выражение драконовские меры, относящееся к чрезвычайно строгим наказаниям.

Законодательство[править | править исходный текст]

Законы об убийстве, отмеченные именем Драконта, сохраняли силу с некоторыми, вероятно, изменениями долгое время и после Солона, а после олигархического переворота 411 г. до н. э. драконовские положения уголовного права были снова начертаны на каменных скрижалях и выставлены на городской площади ко всеобщему руководству; они были в силе ещё в IV в., как видно из многократных на них ссылок Демосфена. По-видимому, Драконт внёс в афинское право различие между убийством умышленным и ненамеренным; определил условия, при которых ненамеренное убийство признавалось не наказуемым, и допускало примирение родственников убитого с убийцей. Законодательство Драконта было направлено к охране имущественных интересов господствующего меньшинства, к которому принадлежал сам Драконт. Кража полевых плодов наказывалась смертью, как святотатство, кощунство или предумышленное убийство. Вообще смертная казнь занимала преобладающее место в ряду наказаний, определяемых законами Драконта, благодаря чему суровость их вошла в поговорку ещё в древности.

Политическая деятельность[править | править исходный текст]

В новооткрытом (1891) сочинении Аристотеля об афинской политии Драконт предстает политическим реформатором, признавшим политическую полноправность за всеми афинянами, способными служить на собственном иждивении в тяжело вооружённых войсках. В политию Драконта входили народное собрание из 401 человека, ареопаг, архонты, стратеги, пританы и прочие должностные лица, назначаемые жребием; граждане делились на классы по имуществу и по праву избираемости на должности. Относящаяся к этому предмету глава Политии сохранилась в рукописи с пробелами; при этом её автор не располагал документальными сведениями о столь далёкой древности. Кроме того, никакой другой писатель не упоминает о драконовской конституции — показания Политии находятся, по-видимому, в противоречии с замечанием самого Аристотеля в другом его сочинении («Политике»), что законы Драконта превзошли существующее государственное устройство.

Драконтовская республика[править | править исходный текст]

Вероятнее всего, политический строй Афин, соединяемый с именем Драконта, — не более как сохранённая им форма правления, раньше выработанная жизнью. Наделяя всё афинское гражданство без различия состояния и происхождения политическими верховенством, Солон только увенчал здание, многие части которого изготовлены были уже задолго до него. Ко времени Драконта наступил переход натурального хозяйства к денежному, образовался класс граждан не знатных, но зажиточных, отвоевавших себе у родовой знати активное участие в управлении. Драконтовская республика была последней, плохо удавшейся попыткой удержать в стороне от власти и в экономической зависимости от меньшинства многолюднейший и беднейший класс малоземельных и безземельных афинян. Должностным лицом Драконт не был, как, напр., Солон — архонтом; записаны были только законы Драконта, а не основания того политического устройства, которое приурочивалось к его имени.

Интересные факты[править | править исходный текст]

  • По мнению Б. Н. Тимофеева-Еропкина, устоявшаяся фраза «драконовские меры» неправильна с точки зрения норм русского словообразования — правильным является «драконовы меры»[1].
  • В древней Греции было такое выражение: «Драконовы законы писаны не чернилами, а кровью»

Источники[править | править исходный текст]

  • Cauer, «Ueber d. Gesetzgebung D.» (1890, «Verhandl. d. 40 Philolog. Versaml, zu Görlitz»);
  • Busolt, «Zur Gesetzgebung D.» («Philolog. N. Fr.» IV, 3);
  • Th. Reinach, «La constitution de D. et la const. de l’an 411 d’après Aristote» («Revue des études gr.», IV, 13);
  • Fränkel, «Zur D.Verfassung» («Rh. Mus., N. F.», т. 47);
  • П. Виноградов, «Первые главы афинской политии Аристотеля» («Филологическое Обозрение»).

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Б. Н. Тимофеев-Еропкин. Правильно ли мы говорим? Л.: Лениздат, 1963


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).