Множество (политическая философия)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Множество  — понятие в политической философии [1], в настоящее время связываемое прежде всего с работами Антонио Негри и Майкла Хардта, а также Паоло Вирно[2]:409.

Множество – это политический субъект, группа людей, которых нельзя отнести к какой-либо категории, за исключением факта их совместного существования. Множество возникает настоящее время в глобальном масштабе в связи с распадом старых принципов идентичности национального государства. Множество есть совокупность неоднородных сингулярностей, которые действуют не через национальные государственные институты, а через стихийные разнообразные процессы сетевой власти[2]:409.

История понятия[править | править вики-текст]

Термин упоминается еще у Аристотеля, однако в смысле, близком к современному, понятие разработано Спинозой, у которого его заимствовал Антонио Негри[3].

Спиноза в «Богословско-политическом трактате» (1677) определяет множество как многообразие cингулярностей и наделяет его материалистическим и имманентным измерением, то есть по сути делает множество имманентным самому себе, что подразумевает невозможность определять его существование каким-либо внешним источником власти.

Спинозовский концепт был направлен против протестантских теорий государства и демократии того времени, прежде всего против гоббсовской концепции народа и суверена. Множество как совокупность сингулярностей находится в центре публичного измерения общих дел и, образуя разнообразные связи и отношения, является основой для гражданских свобод. Томас Гоббс же, напротив, рассматривает множество как главную угрозу для государственного суверенитета и, соответственно, для существования народа и государства[1].

В современной философии[править | править вики-текст]

Антонио Негри впервые обратился к понятию множества в своей книге о Спинозе (1981), однако широкую известность концепт приобрел в 2000-е годы, с выходом книг «Империя» и «Множество» (в соавторстве с Майклом Хардтом), а также работы Паоло Вирно «Грамматика множества». Негри и Хардт, пытаясь уйти от дихотомии общество—индивид и от понятий «народ» и «массы»[4]:XV—XVI, предложили понятие множества.

Множество, народ и масса[править | править вики-текст]

Понятие множества как политического субъекта противостоит понятию народагоббсовской традиции)[5]. В отличие от народа, понимаемого как нечто цельное и обладающее определенной идентичностью и единством, множество многолико и обладает бесчисленным количеством различий. Множество состоит из разных культур, рас, этносов, сексуальных ориентаций, различных форм труда, разных ценностей, мировоззрений, устремлений и образов жизни[6]. Множество также не есть масса, поскольку масса есть нечто неразличимое, однородное и единообразное, а в множестве различия сохраняются. Именно наличие радикальных различий, которые нельзя свести к какой-либо идентичности есть фундаментальное свойство множества[4]:XVII. Множество есть активный социальный и политический субъект, чья деятельность основана не на идентичности или единстве, а на наличии общего. Множество обладает имманентной демократичностью, которая должна стать радикальным выражением свободы и равенства без всяких ограничений[4]:XXI

Множество и империя[править | править вики-текст]

Возникновение множества как явления тесно связано с реалиями современного мира, устройство которого трактуется как «Империя» (в противоположность империализму) и представляет собой глобальный порядок сложной сетевой иерархии. Данный порядок в виде «универсальной республики» (Империи) обладает имперским суверенитетом, который выражается в принципиальной открытости своего пространства[7]:739. Такое свойство подразумевает бесконечный процесс включения в себя новых элементов и их трансформации с утратой имманентных им свойств. В Империи отсутствует единый властный центр, однако вся ее сеть по сути пронизана властью.

В таких условиях стирается граница между политикой и экономикой (автономного политического поля больше не существует), сетевая структура по сути становится структурой «общества контроля» (в терминологии Фуко), а сама Империя становится высшей формой биовласти, то есть типа власти, который пронизывает всю социальную жизнь[7]:742. Империя не есть положительная реальность, она глубоко негативна, поскольку основана на насилии, поэтому возвышение империи есть одновременно ее падение. Империя имманентна самой себе, и не существует ничего вне ее границ.

Империя доминирует над национальными государствами и использует их в качестве инструментов для управления транснациональными потоками капитала, товаров и рабочей силы, которые определяют ее гегемонию, однако именно внутри нее появляется политический субъект, который ей противостоит – множество[2]:420.

Множество имманентно Империи, а Империя имманентна множеству и основана на том же принципе имманентности и различия, что означает неспособность Империи по своей природе помешать автономному и самодостаточному множеству стать политическим субъектом[8].

Свойства множества[править | править вики-текст]

Предпосылками для появления множества являются изменение в сущности традиционного труда. Труд становится нематериальным в смысле конечного продукта, который носит в большей степени интеллектуальный, эмоциональный или коммуникативный характер, как и процессы производства, которые также превращаются интеллектуальный, эмоциональный или коммуникативный процессы[2]:305. Интеллектуальный труд в совокупности с децентрацией производства и появлением высокоскоростных интернет-коммуникаций обеспечивают организационные предпосылки для появления множества[2]:305.

Множество основано на общности, а первичным условием общности является язык[8]. Язык есть не просто форма выражения, а опыт, форма бытия общности. Язык обеспечивает производство потребностей (аффектов, мыслей, желаний и действий) и само существование множества.

С появлением множества высвобождается позитивная человеческая энергия, которая в трактовке Негри соответствует древнеримскому понятию «posse» (власть как действие), а также ряду терминов философов эпохи Возрождения ( эксперимент у Бэкона, любовь у Кампанеллы, «potentia» у Спинозы)[9]:375. Posse — это способности ума и тела, а в современном мире это деятельность множества во имя свободы через изменение имперской конститутивной власти. При этом противопоставляется друг другу два типа власти: конститутивная (институциональная) и конституирующая - реализация спинозовской «мощи» («potentia»)[2]:105. Конституирующая власть и есть власть множества. Речь идет не об участии множества в борьбе за власть, а о борьбе за инновационные формы жизни, за разнообразие опыта[8]. Множество подразумевает отказ от подчинения; Негри использует термин «исход» в смысле пассивного сопротивления. Политическая деятельность множества в перспективе способна изменить традиционные механизмы власти и контроля и привести к обществу настоящей демократии и свободы.

Развитие понятия у Паоло Вирно[править | править вики-текст]

Паоло Вирно в работе «Грамматика множества» (2001) развивает понятие множества. Вирно реконструирует его генеалогию, отмечая конкуренцию в XVII веке «народа» («populus») Гоббса и «множества» («multitude») Спинозы. Существовавшие в дальнейшем в политической мысли оппозиции публичное / частное, индивидуальное / коллективное были следами дебатов XVII века. Современное проявление множества как формы жизни выражается в «отсутствии корней», мобильности, неопределенности, тревоги и поиска безопасности. При этом Вирно переосмысляет хайдеггеровские понятия страха и тревоги применительно к современности: эти аффекты становятся постоянными атрибутами социальной жизни[10]:161—163.

Вирно использует понятие «общего интеллекта» («General Intellect» у Маркса) для анализа рациональности множества. Общий интеллект создает особый вид негосударственного публичного пространства и есть по сути есть «живой труд», который включает интеллект, язык и коммуникацию. Важность данных элементов в современной жизни приводит к созданию нового типа труда: Вирно вводит понятие виртуозности [11], что означает, в том числе, смешение границ между такими явлениями, как производство, творчество и политика. Выработка новых моделей коммуникации осуществляется множеством с помощью феномена обычной «болтовни», а адаптация к изменениям условия труда происходит через «любопытство» (оба термина заимствуются у Хайдеггера)[10]:170.

Влияние[править | править вики-текст]

С 2000 года во Франции выходит альтерглобалистский журнал левой критики «Multitudes». Его основатель экономист Ян Мулье-Бутан развивает концепт множества Антонио Негри в рамках теории когнитивного капитализма (экономики знания). В 2012 году вышла книга «Экономика множества» Николаса Колэна и Анри Вердье, рассматривающая проблемы интеллектуального труда и современной электронной экономики сквозь призму концепции множества[12].

Литература[править | править вики-текст]

  • Хардт М., Негри A. Империя / Пер. с англ., под ред. Г. В. Каменской, М. С. Фетисова. — М.: Праксис, 2004. — 440 с. ISBN 5-901574-40-0
  • Хардт М., Негри А. Множество: война и демократия в эпоху империи / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Культурная Революция, 2006. — 559 с. ISBN 5-902764-09-2
  • Вирно П. Грамматика множества: к анализу форм современной жизни / пер. с ит. А. Петровой под ред. А. Пензина. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2013. — 176 с. ISBN 978-5-91103-143-5

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Encyclopedia universalis
  2. 1 2 3 4 5 6 The Edinburgh Dictionary of Continental Philosophy / John Protevi (ed.) — Edinburgh: Edinburgh University Press, 2005. ISBN 0-7486-1715-9, ISBN 0-7486-1716-7
  3. "Who's afraid of the Multitude? Between the Individual and the State," Montag, Warren. Who's afraid of the Multitude? Between the Individual and the State // The South Atlantic Quarterly, Fall 2005, 104(4). — P. 655—673.
  4. 1 2 3 Иноземцев В.Л. Глашатаи нового мира / Хардт М., Негри А. Множество: война и демократия в эпоху империи / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Культурная Революция, 2006. — 559 с. ISBN 5-902764-09-2
  5. Вирно П. Грамматика множества: к анализу форм современной жизни / пер. с ит. А. Петровой под ред. А. Пензина. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2013. — C.9—10. ISBN 978-5-91103-143-5
  6. Хардт М., Негри А. Множество: война и демократия в эпоху империи / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Культурная Революция, 2006. — C. 4—5. ISBN 5-902764-09-2
  7. 1 2 Филиппов А. Ф. Новое об Империи / Социологическая теория: История, современность, перспективы. Альманах журнала «Социологическое обозрение». — СПб.: Владимир Даль, 2008. — С.738—754. ISBN 978-5-93615-082-1
  8. 1 2 3 Пензин А.«Революционное чудовище»: понятие множества в философии Антонио Негри
  9. Хардт М., Негри A. Империя / Пер. с англ., под ред. Г. В. Каменской, М. С. Фетисова. — М.: Праксис, 2004. — 440 с. ISBN 5-901574-40-0
  10. 1 2 Пензин А. M for Multitude / Вирно П. Грамматика множества: к анализу форм современной жизни / пер. с ит. А. Петровой под ред. А. Пензина. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2013. — 176 с. ISBN 978-5-91103-143-5
  11. Пензин А. Паоло Вирно: «Грамматика множества» как антропология капитала
  12. "The Economics of the Multitude"

Ссылки[править | править вики-текст]