Псковская православная миссия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Псковско-рижская газета «За родину» с фотографиями митрополита Сергия (Воскресенского) под заголовком статьи: «От имени русской православной церкви: Господи, ниспошли Адольфу Гитлеру силу для окончательной победы»[1].

Псковская православная миссия — пастырско-миссионерское учреждение, ставившее задачу возрождения православной церковной жизни на северо-западе оккупированной Вермахтом территории РСФСР; создано в августе 1941 года при содействии германской администрации митрополитом Виленским и Литовским Сергием (Воскресенским), который, сохраняя номинальное пребывание в юрисдикции Московского патриархата, осуждал сотрудничество последнего с советским режимом в борьбе против Германии, с самого начала немецкой оккупации занял антикоммунистическую позицию и принял курс на сотрудничество с оккупационными властями.[2]

Действовала (1941—1944) на оккупированной части епархий РПЦ: Ленинградской (Санкт-Петербургской), Псковской и Новгородской. Ранее, в ходе Большого террора 1937—1938 годов духовенство на северо-западе России, как и повсюду в СССР, было почти поголовно репрессировано, и к лету 1941 года в указанных епархиях (не считая Ленинграда с ближайшими окрестностями) действовало не более 10 храмов. За неполных два с половиной года верующему населению с помощью миссии удалось возродить более 300 приходов[3].

Основу Псковской миссии составили русские священники из Рижской и Нарвской епархий[4][5][6]. 18 августа 1941 года в Псков прибыли первые 14 миссионеров-священников, среди которых были как выпускники православного Богословского института в Париже, так и деятели Русского Христианского Союза[7]. В новооткрытых храмах за богослужениями поминали митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), в чьей епархии служили миссионеры, подчёркивая, что миссия — часть Русской Церкви. Один из миссионеров, протопресвитер Алексий Ионов, благочинный Островского округа в 1941—43 годах, писал в своих воспоминаниях:

« Что немцы — зло, никто из нас не сомневался. Ни у кого из нас не было, конечно, никаких симпатий к завоевателям «жизненного пространства» нашей родины. Глубокое сострадание и сочувствие к бедствующему народу, нашим братьям по вере и по крови, — вот что наполняло наши сердца[8]. »

К служению в открытых с помощью миссии храмах вернулось несколько десятков священников, диаконов и псаломщиков, в предвоенные годы вынужденных перейти на гражданскую работу или находившихся за штатом. Рукоположения новых клириков для приходов в зоне действия миссии совершали митрополит Сергий (Воскресенский), архиепископ Павел (Дмитровский) и другие архиереи Прибалтийского экзархата.

С середины 1942 года миссия стала издавать ежемесячный журнал «Православный христианин. Издание православной миссии в освобожденных областях России». Ею же был издан «Православный календарь на 1943 год».

Значительным церковным событием того времени была передача Церкви Тихвинской иконы Божией Матери. Икона была спасена из горевшего храма в Тихвине при участии немецких солдат, вывезена в Псков и передана Церкви немцами.

Особое внимание священники-миссионеры уделяли духовной помощи военнопленным — в ряде лагерей удалось открыть храмы[6]. Также для военнопленных собирались пожертвования, одежда. Миссия заботилась и о сиротах. Стараниями прихожан был создан детский приют при храме св. Димитрия Солунского в Пскове для 137 мальчиков и девочек в возрасте от 6 до 15 лет. Ради возрождения религиозной жизни в регионе священство стало выступать в радиоэфире: еженедельные передачи шли из Пскова[7].

Приходская жизнь проходила под двойным контролем. С одной стороны, деяния миссионеров-священников курировали оккупационные власти, а с другой — советские партизаны. Отчёт начальника миссии протоиерея Кирилла Зайца немецкому руководству отмечал противоречивость имевшихся сведений: «По словам одних, партизаны считают священников врагами народа, с которыми стремятся расправиться. По словам других, партизаны стараются подчеркнуть терпимое, и даже благожелательное, отношение к Церкви и, в частности, к священникам». Немецкую администрацию интересовало особо, верит ли народ агитационным сообщениям об изменении церковной политики и как он на эти сообщения реагирует. Письменные сообщения стали поступать в Управление Миссии регулярно. Содержание их было разнообразным[7].

Крупные осложнения с оккупационными властями начались у Экзарха осенью 1943 года: немцы настаивали на непризнании каноничности избрания Архиерейским собором в Москве в сентябре 1943 года Сергия (Страгородского) Патриархом. Оккупационные власти настаивали на проведении конференции с обязательной резолюцией против Патриарха. Но Экзарх в проекте резолюции не назвал даже имя Первосвятителя, не говоря уже об отмежевании от Московской Патриархии.[7]

Осенью 1943 года, в ожидании контрнаступления советских войск, германское командование осуществило массовую эвакуацию гражданского населения из прифронтовой зоны в Прибалтику. Экзарх митрополит Сергий распорядился о том, чтобы при вынужденной эвакуации приходы брали с собой святыни и самое ценное церковное имущество (соответствующий потребностям транспорт был предоставлен оккупантами) и распределил эвакуированное духовенство по приходским храмам Эстонии, Латвии и Литвы.

28 апреля 1944 года экзарх митрополит Сергий был убит. Машина, в которой он ехал по пути из Вильнюса в Ригу, была расстреляна на шоссе близ Ковно людьми в немецкой военной форме. С ним были убиты его шофёр и двое сопровождавших. Осенью 1944 года началось восстановление советской власти в Прибалтике. Все сотрудники миссии, кроме нескольких, уехавших на Запад, были арестованы органами НКВД. Им инкриминировалось сотрудничество с оккупационными властями. Процессы проходили в закрытом режиме, все подсудимые были отправлены в трудовые лагеря. Начальник миссии 75-летний протопресвитер Кирилл Зайц, член Поместного собора 1917—1918 годов, был приговорен к 20 годам ИТЛ. Большинство тех, кто дожил до освобождения, вернулись в родные места, где возобновили своё служение[6].

В 2010 году Владимиром Хотиненко был снят художественный фильм «Поп», рассказывающий историю священника Псковской миссии.

Последний из остававшихся в живых участников Псковской православной миссии, протоиерей Георгий Тайлов, скончался в Латвии 8 мая 2014 г., на 100 году жизни.

Смотри также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. «Пастыри и оккупанты, часть 2» «Радио Свобода» от 06.01.2012: «В сети можно увидеть вырезку из псковско-рижской газеты «За родину» декабря 42-го с фотографиями Сергия и с такой «шапкой»: «От имени Русской православной церкви. Господи, ниспошли Адольфу Гитлеру силу для окончательной победы».
  2. М. Шкаровский. Феномен Экзархата Московской Патриархии в Прибалтике
  3. Попов И.В., Шкаровский М.В. Приходы Псковской миссии //Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. Вып. 26-27. СПб., 2002. С. 53-62
  4. Константин Обозный. «Псковская православная миссия в 1941—1944 гг.»
  5. Сайт Московской патриархии: «В Латвии состоится премьера фильма, посвященного деятельности Псковской миссии»
  6. 1 2 3 Псковская Православная миссия. Справка Православной Энциклопедии
  7. 1 2 3 4 Васильева О. Ю. Свои или чужие: к вопросу о религиозной жизни на временно оккупированной территории // Православие.Ru
  8. Протопресвитер Алексий Ионов. «Записки миссионера» // «Православие и мир»

Ссылки[править | править вики-текст]