Альтамонт (фестиваль)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Альтамонтский фестиваль
Altamont Speedway Free Festival
Дата(ы)

6 декабря 1969

Место(а) проведения

Альтамонтский гоночный парк, Калифорния, США

Года

1969

Жанр(ы)

рок, фолк, блюз-рок, фолк-рок, джаз-фьюжн, латин-рок, психоделический рок

Альтамонтский фестиваль (англ. Altamont Speedway Free Festival) — рок-фестиваль, который прошёл 6 декабря 1969 года в Альтамонтском гоночном парке, расположенном между городами Трейси и Ливермор, Калифорния. Фестиваль посетило около 300 тысяч людей, а на его сцене выступили такие исполнители, как Айк и Тина Тёрнеры, Santana, The Flying Burrito Brothers, Jefferson Airplane, Crosby, Stills, Nash & Young и хедлайнеры The Rolling Stones[1]. Кинематографисты Альберт и Дэвид Мэйслзы засняли фестиваль, отрывки которого позже были включены в документальный фильм «Дай мне кров».

Ещё до начала некоторые окрестили событие «западным Вудстоком»[2], но отличительной чертой Альтамонта стало обилие наркотиков и насилия, включая убийство 18-летнего Мередита Хантера, а также три случайные смерти: два человека были сбиты машинами, которые скрылись после инцидентов, а один утонул в оросительном канале. Группа Grateful Dead, изначально тоже планировавшая выступить, вовсе отказалась играть в связи с ростом насилия[3]. Журнал Rolling Stone позже написал: «Всё вышло так плохо, что Grateful Dead, главные организаторы и инициаторы фестиваля, даже не стали играть […] Самый худший день в истории рок-н-ролла — 6 декабря — день, когда всё „в идеале“ пошло по наклонной»[4]. Кроме серьёзного материального ущерба, многие посетители получили ранения, а множество автомобилей было украдено и затем брошено[5][6].

Предыстория[править | править код]

Jefferson Airplane и Grateful Dead[править | править код]

Согласно Спенсеру Драйдену, который был одним из организаторов фестиваля и, кроме этого, являлся ударником Jefferson Airplane, идея «западного Вудстока» возникла во время обсуждения с Йормой Кауконени, одним из гитаристов Jefferson Airplane, насчёт бесплатного концерта совместно с Grateful Dead в сан-франциском парке «Золотые ворота», где также могли выступить The Rolling Stones, который «наряду с The Beatles были самой большой рок-н-ролльной группой в мире, и мы хотели чтобы они почувствовали то, что мы чувствовали в Сан-Франциско». После принятия идеи, планировкой события занялись The Grateful Dead. К 4 декабря, однако, согласно Полу Кантнеру, в связи с конфликтом полиции и хиппи на Хейт-Эшбери идея провести фестиваль в «Золотых воротах» провалилась. Предложение о проведении фестиваля в гоночном парке «Sears Point» также не увенчалось успехом, так как его владельцы потребовали от The Rolling Stones сто тысяч долларов в качестве эскроу. В последний момент, Дик Картер предложил свой гоночный парк «Альтамонт».

«Атмосфера была плохой. Что-то было очень своеобразное, не особенно плохо, просто по-настоящему своеобразно. Это был смутный, неприятный и неуверенный день. Я ожидала любящую атмосферу Вудстока, но ничего подобного не почувствовала. Это была абсолютно другая вещь»[7], — Грэйс Слик, вокалистка Jefferson Airplane.

The Rolling Stones и Grateful Dead[править | править код]

Во время американского тура The Rolling Stones 1969 года многие (включая журналистов) выразили критику по поводу слишком высоких цен на билеты. В ответ группа решила окончить свой тур бесплатным концертом в Сан-Франциско.

Изначально концерт должен был пройти на тренировочном поле в Сан-Хосе, так как незадолго до Альтамонта там прошёл бесплатный трёхдневный фестиваль, который посетило 80 тысяч людей и где выступило 52 группы. Однако городской совет отказал в проведении ещё одного большого концерта, поэтому местом проведения стал парк «Золотые ворота» в Сан-Франциско, но из-за запланированной на 6-7 декабря футбольной игры Сан-Франциско Форти Найнерс на стадионе Кезар, который был расположенный в «Золотых воротах», место события было перемещено в гоночный парк «Sears Point». Здесь возникла очередная проблема: владельцы парка запросили от The Rolling Stones аванс наличными в размере трёхсот тысяч долларов и права на кинопрокат. В конце концов было решено провести концерт в гоночном парке «Альтамонт». Вместе с этим возникло много проблем, включая отсутствие удобств, таких как переносные туалеты и медицинские палатки. Также возникла проблема с проектированием сцены; вместо расположения на вершине склона, что подходило для географии «Sears Point», сцена в Альтамонте находилась в нижней части склона, и из-за быстрой смены места сцена не могла быть переделанной. Чип Монк, стейдж-менеджер The Rolling Stones во время тура 1969 года, объяснил: «Сцена была высотой в один метр, и [в „Sears Point“] это было на вершине холма, так, чтобы не произошло давки. Мы не работали со строительными лесами, мы работали по старинке с параллелями. Конечно мы могли бы разместить ещё одну сцену [выше], но никто не сделал этого»[8]. Поэтому в связи с тем, что сцена была слишком низкой, участников мотоклуба «Ангелы ада», главой которого был Ральф «Сонни» Баргер, попросили окружить сцену для обеспечения безопасности[9].

Охрана[править | править код]

По некоторым утверждениям, «Ангелы ада» были наняты в качестве охраны менеджментом The Rolling Stones по рекомендации The Grateful Dead (который в прошлом использовали «Ангелов» в качестве охраны на своих выступлениях)[10][11], за 500 долларов. Однако эту историю опровергли непосредственно вовлечённые стороны.

Ухудшение[править | править код]

После того, как толпа (вероятно случайно) опрокинула мотоцикл одного из «охранников», агрессия «Ангелов» лишь увеличилась, включая против исполнителей. Так, Марти Балина из Jefferson Airplane ударил по голове один из «Ангелов» до бессознательного состояния во время выступления группы. Grateful Dead планировали выступить между Crosby, Stills, Nash & Young и The Rolling Stones, однако после того как ударник группы Santana Майкл Шрив рассказал им об инциденте с Балином, Grateful Dead отказались выступать и покинули Альтамонт, сославшись на ухудшения ситуации с безопасностью.

The Rolling Stones ожидали захода солнца для выступления. Журналист Стэнли Бут заявил, что задержка частично была вызвана тем, что Билл Уаймэн пропустил вертолёт чтобы добраться до места[12]. Когда группа начала своё выступление, около 4000-5000 людей были прижаты к самому краю сцены, и многие пытались залезть на неё[13].

Реакция[править | править код]

Альтамонтский фестиваль часто противоставляется фестивалю Вудсток, который состоялся меньше четырёх месяцев ранее. Тогда как Вудсток представлял «мир и любовь», Альтамонт стал символом конца эры хиппи и, фактически, послужил заключением американской молодёжи конца 60-х. 21 января 1970 года, музыкальный журнал Rolling Stone опубликовал 14-страничную статью от 11 авторов озаглавленную «Катастрофа The Rolling Stones в Альтамонте: Пусть течёт кровь», заявив: «Альтамонт был продуктом дьявольского эгоизма, надувательства, неумелости, денежной манипуляции, и, что является основным, фундаментального отсутствия чувства заботы у человечества». В статье были рассмотрены многие вопросы касающиеся организации события и, кроме этого, статья очень критиковала организаторов и The Rolling Stones; один из авторов написал: «Как же это было бы волнующе для Ангела — выбить Мику Джаггеру зубы»[14]. В 1972 году, музыкальный критик Роберт Кристгау написал: «Писатели фокусируют взгляд на Альтамонте не потому что это привело к концу эпохи, а потому что он дал столь сложную метафору для того как эпоха закончилась»[15]. Журнал Esquire написал: «День, когда The Rolling Stones выступили там, название [Альтамонт] оставили неизгладимый след в душе миллионов людей, который любят поп-музыку и так же ненавидят её. Если название Вудсток стало обозначением процветания одной фазы молодёжной культуры, то Альтамонт стал обозначением её конец»[16].

Кит Ричардс, участник The Rolling Stones, так описал воспоминания о фестивале:

«Альтамонт оказался странным местом, особенно на фоне расслабухи, в который мы пребывали после гастролей и сидения в студии. Конечно, дадим бесплатный концерт, почему бы и нет? Большое всем спасибо за такую возможность. Потом ещё привлекли к этому делу Grateful Dead — пригласили их, потому что они занимались таким вещами постоянно. Мы просто подстроились к их расписанию и сказали: как считаете, реально устроить совместное шоу в ближайшие две-три недели? Штука в том, что Альтамонт состоялся бы совсем не в Альтамонте, если бы не полнейший идиотизм тупоголового и упёртого городского совета Сан-Франциско. Мы собирались устроить в их местном варианте Центрального парка. Они уже поставили сцену, а потом вдруг отозвали лицензии и разрешения и всё на фиг разобрали. И тогда говорят: да ладно, можете играть вот в этом месте. А мы где-то в Алабаме, сидим пишемся, так что отвечаем, что, мол, ну хорошо, чуваки, решение за вами, а мы просто приедем и сыграем.

В общем, в конце концов оказалось, что единственное оставшееся место — это гоночный стадион в Альтамонте, который даже не в жопе, а сильно-сильно дальше. Никакой службы безопасности, кроме „Ангелов ада“, если, конечно, считать, что с ними безопасней. Но на дворе стоял 1969-й, время некоторого разгула анархии. Полицейских рассредоточили совсем уж далеко. Я, кажется, заметил троих — на полмиллиона человек. Не сомневаюсь, что их было больше, но их присутствие было минимальным.

По сути дела, за два дня там выросла одна огромная коммуна. Нечто средневековое и на вид, и по ощущению: парни в клёшах, завывающей: „Гашиш, пейотль“. Всё это можно видеть в „Дай мне кров“. Кульминация идеи хипповской коммуны и того, что может случиться, когда её заносит не туда. Я только поражался, что дела не обернулись ещё хуже, чем могли.

Мередита Хантера убили. Ещё трое погибли по случайности. Для шоу таких масштабов иногда счёт трупам доходит до четырёх-пяти задохнувшихся или задавленных. Вспомните про The Who, которые играли совершенно нормальный концерт, а погибло одиннадцать человек. Но в Альтамонте вылезла тёмная сторона человеческой натуры — что может произойти в сердце тьмы, откат до пещерного уровня в считанные часы, спасибо Сонни Барджесу и его присным „Ангелам“. А также креплённому красненькому. Все эти Thunderbird и Ripple, самые мерзотные сорта бормотухи на свете, плюс некачественная кислота. Для меня это был конец великой мечты. Ведь „власть цветов“ существовала — не то чтобы мы много в чём её замечали, но движение и настроение определённо присутствовали. И я не сомневаюсь, что жить в Хейт Ашбери с 1966-го по 1970-й и даже потом было довольно круто. Но Америка была местом крайностей, её шатало от квакеров до свободной любви — не успеешь и глазом моргнуть, да и сейчас ничего не поменялось. И в тот момент настроение царило антивоенное, в сущности, „оставьте нас в покое, нам бы только кайфануть“.

Стэнли Бут и Мик вернулись в гостиницу после того, как мы съездили в Альтамонт осмотреться на местности, а я остался. Не мог я просто забуриться в Sheraton и вернуться сюда на следующее утро. Я здесь до конца — так я чувствовал. Сколько часов осталось, чтобы уловить, что здесь происходит? Было интересно. Ты чуял носом, что произойти может что угодно, учитывая калифорнийский климат, днём было довольно мило. Но, как только зашло солнце, сразу же здорово похолодало. И тогда вокруг зашевелился дантовский ад. Какие-то люди, хиппи, отчаянно старались держаться по-доброму. В этом было едва ли не отчаяние — в этой любви, в подбадриваниях, в стараниях удержаться на плаву, сделать, чтобы было всё по кайфу.

И „Ангелы“ здесь, конечно, только ещё сильнее подгадили. У них были свои планы на вечер, которые, в сущности, сводились к тому, чтобы уделаться насколько хватит сил. Какая уж там организованная служба безопасности. Посмотришь на кое-кого из них — глаза закатываются, губы зажёваны. А ещё эта специальная провокация с парковкой их рогатых коней прямо у сцены. Наверное, предполагая, что тронуть „ангеловский“ байк — это конец всему. Абсолютно неприкасаемо. Они выставили барьер из своих „харлеев“ и дразнили народ, чтоб те только попробовали их тронуть. А с наваливающейся вперёд толпой это было неизбежно. Если посмотреть „Дай мне кров“, там есть одно „ангельское“ личико, которое говорит за всех. Чувак, в общем, просто пузыриться от ненависти — такой весь в наколках, в косухе и с хвостом, ждёт не дождётся, чтобы кто-нибудь задел его байк и дал ему повод устроить махач. Они неплохо снарядились — обрезанными киями, и ещё, конечно, все носили ножи, хотя у меня тоже был нож с собой. Другой вопрос, когда его вытаскивать и пускать в дело. Это уж самая крайняя мера.

Когда совсем стемнело и мы вышли на сцену, атмосфера уже здорово сгустилась, стало очень мрачно и стрёмно. Это слова Стю: „Слышишь, как-то стало стрёмновато“. Я сказал: „Стю, будем пробиваться“. При такой большой толпе нам было видно только пространство прямо перед нами — с освещением, которое уже бьёт в глаза, потому что на сцене оно всегда так. Ты практически наполовину ослепший — не можешь ни видеть, ни нормально оценивать, что происходит. Просто надеешься, что всё обойдётся. [Группа] уже на сцене, чем я могу пригрозить? Мы уходим? Я сказал: „Успокойтесь или мы больше не играем“. Толку им была тащиться сюда всю дорогу, чтобы в результате ничего не увидеть? Но на тот момент пружина уже была заведена.

Пиздец наступил довольно скоро. В фильме можно увидеть, как Мередит Хантер размахивает пистолетом, можно увидеть удар ножом. На нём был бледно-салатный костюм и шляпа. Он тоже пузырился от ненависти — такой же ополоумевший, как все остальные. Размахивать пушкой перед „Ангелами“ было как, не знаю, поднести им на блюдечке то, чего они хотели! Это была отмашка. Сомневаюсь, что штука была заряжена, но он хотел выпендриться. Не то место и не то время.

Когда это случилось, никто не понял, что его закололи насмерть. Шоу продолжалось. Грэм там тоже был, он в тот день играл с Burritos. Мы всей толпой набились в этот перегруженный вертолёт — обычное возвращение, как с любого другого концерта. Слава богу, конечно, что мы оттуда выбрались, потому было реально стрёмно. Хотя мы привыкли к стрёмным побегам. В этот раз просто масштаб был больше, да ещё в новом для нас месте. Но не стремнее, чем выбираться из Empress Ballroom в Блэкпуле. Вообще-то говоря, если б не убийство, мы бы считали, что концерт каким-то невъебенным чудом прошёл ещё очень гладко. Кроме того, это был первый раз, когда „Brown Sugar“ исполнялся перед живой аудиторией, — крещение в аду среди буйной толпы калифорнийской ночью. Никто не знал, что случилось, до того как мы уже совсем поздно добрались до гостиницы или даже до следующего утра»[17].

Список исполнителей[править | править код]

Сет-лист неполный
Сет-лист неполный
Сет-лист неполный

Примечания[править | править код]

  1. Уаймэн, Билл. Rolling With the Stones. — DK Publishing, 2002. — с. 350—355
  2. Altamont Rock Festival: '60s Abruptly End
  3. Лайдон, Майкл. «An Evening with the Grateful Dead». — Rolling Stone, сентябрь 1970
  4. Rock & Roll’s Worst Day
  5. Viewing the Remains of a Mean Saturday Village Voice December 18, 1969
  6. "Altamont Rock Festival of 1969: The Aftermath
  7. Ровес, Барбара. Грэйс Слик: Биография, с. 155—157
  8. Кьюри, Дэвид. «Deadly Day for the Rolling Stones». The Canberra Times. 5 декабря 2009
  9. Gimme Shelter: The True Story
  10. The Rolling Stones | Rolling Stone Music
  11. Миллер, Джеймс. Flowers in the Dustbin: The Rise of Rock and Roll, 1947—1977. Simon & Schuster: 1999, с. 275-77
  12. Бут, Стенли. The True Adventures of the Rolling Stones. A Capella Books: 2000
  13. The Capital. 20 апреля 1970
  14. The Rolling Stones Disaster at Altamont: Let It Bleed
  15. The Rolling Stones: Can’t Get No Satisfaction
  16. Aquarius Wept
  17. Ричард, Кит. «Life» (2010)